WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

« Как познаётся Бог. Книга 2. Автобиографии учеников Бога ...»

-- [ Страница 2 ] --

Она пришла в мою комнату. Я имела очень малый опыт общения с небожественными душами — и далеко не сразу заметила её. Она пыталась обратить на себя внимание. Мне было от этого плохо, душ­но, я не понимала, что происходит. И лишь не скоро заметила её.

Я тогда очень остро ощутила боль этой обману­той души… Чтобы успокоить её хоть как-то, я про­сила её присесть на стул, который стоял в комнате. Она повисла над ним в воздухе в сидящей позе…

Я пыталась помочь ей, чем могла… Предложи­ла ей вспомнить самые нежные эмоции любви, которые она испытывала в своей жизни, покой и прозрачную тишину той осени после исцеления, когда она впервые за всю свою жизнь слышала, как в тишине падают на землю листья… Она обрела покой…, но любви, которая не стала состоянием души при жизни тела, после смерти уже нельзя научить…

А ведь насколько больше смогла бы она успеть, искренне и глубоко верующая, если бы…

Я невероятно остро поняла тогда, каким тормо­зом может быть отсутствие истинных знаний о Бо­ге, о смысле наших жизней! И как важно, чтобы эти знания стали доступны всем людям!…

Прерванная песня… и покаяние

Единственным способом очищения души от по­роков является покаяние.

Как каяться? Об этом написано много и подро­бно [1,5,7], я же расскажу о том же на своём примере.

Владимир недавно нам рассказал, как когда-то, когда он сам ещё только учился взаимодействию с Богом в православной традиции, произошёл такой слу­чай. Он посоветовал своему молодому православному товарищу пройти покаяние в церкви. Тот возвращается — сияющий! Владимир спрашивает его:

Ну как, покаялся?

Покаялся!!!

А в чём каялся?

… Не знаю…

Как же ты тогда каялся?

А вот так: “Грешен, Господи! Грешен, Господи! Грешен, Господи!”…

… Вначале каяться я тоже умела лишь чуть луч­ше, чем тот мальчик. Не раз я занималась перепросмотром всей своей жизни и старалась, извлекая из памяти ситуации ошибок, повлёкшие за собою боль, страдания других существ, просить у них прощения… И, казалось, вспомнила уже всё…

Но нужно понимать, что работа по очищению и преображению себя не может быть сделана лишь од­нажды и навсегда…

И иногда Бог вновь и вновь подводит к вспоминанию того, что ещё не было осознанно и смыто покаянной работой.

… Например, мы собираем цветы черёмухи для мёда. С нами — Божественный Лао. А мне — так плохо, хоть умирай, почти теряю сознание… Пытаюсь понять: в чём причина?

Лао, что не так?

Смотри: ты срываешь цветы, которые Я учил тебя держать на ладонях Любви, на ладонях рук духовного сердца! Ты их срываешь механически: раз для еды — значит имеешь право… Но это — ведь не совсем так!

Пойми: они дарят тебе свои жизни, свой аромат, свою любовь — и ты не имеешь права принимать эти дары без благодарности к ним!…

И ещё вспомни всех тех Моих детей в растительных телах, жизни которых ты отняла напрасно…

… И я вспоминала букеты полевых цветов, собранные в детстве, венки из одуванчиков… Вспоминала кувшинки северных родственников индийских лотосов: выдернув их из воды, мы делали из них бусы, изломав стебель, на котором теперь без­жизненно бол­тались умирающие прекрасные вен­­чики…

Я каялась и просила прощенья — и училась никогда не забывать эти уроки Лао…

… А вот совсем недавно, когда энергетическая чистота и прозрачность в теле стали уже привычным состоянием, я обнаружила вдруг небольшое за­темнение, которое не устранялось никакими метода­ми. Я довольно долго пыталась разобраться са­ма, но не получалось…

Мы приехали к Ббаджи[12]. Он отвечал на раз­личные вопросы и предлагал продолжать их задавать.

Я решилась — и спросила о той ситуации.

Владимир передал ответ Бабаджи:

Это имеет кармическую причину. Требуется покаяние. Это — из твоего “туристского” прошлого.

… “Туристское прошлое”… С походами в детстве и юности у меня были связаны только самые светлые воспоминания. К походной жизни меня при­учил мой папа ещё с раннего детства. Летом — байдарки или велосипеды, зимой лыжи. Папа в таких походах всегда преображался, становился со­вер­шен­но иным человеком… Теперь я понимаю механизм: на природе он погружался в анахату и жил духовным сердцем, превращая все наши путешествия в счастье общения с природой.

Я долго никак не могла вспомнить ничего дурного, совершённого мною тогда. Походы… Просторы Вуоксы, дивная красота, где лишь одну треть прос­транства составляет суша: поднимающиеся из озёрной глади гранитные острова, поросшие сос­но­вым лесом, мхами и лишайниками, а всё остальное вода, прозрачная поверхность воды…

Лод­ки сколь­зят по глади, мы при­стаём, выбираемся на ос­т­ров… А там — в маленьких гранитных впадин­ках — заросли подберёзовиков и подосиновиков, черники и брусники. А поднимающиеся над водой гранитные скалы зовут забраться на самый верх — и увидеть с высоты озёрный край удивительной красоты… Рассветы, закаты …

Мой папа был во многом образцом для подражания: никогда не срубались для костра живые деревья, никогда сломанные лапы живых ёлочек не служили подстилкой для палаток, папа никогда не мог сам ловить рыбу: он именно физически ощущал боль червяка, которого нужно насаживать на крючок… Об этике питания ни он, ни я, ни мама тогда не догадывалась…, и, конечно, мы ели и колбасу, и мясные и рыбные консервы…

… Мне никак не удавалось нащупать ту конк­рет­ную причину, о которой говорил Бабаджи. Я сно­ва стала просить Его помочь…

И тогда вспомнился один поход, который настолько отличался от всех остальных, что оказался почти стёртым, запрятанным в глубинах памяти…

Тогда всё было не так. Мне было лет восемь — десять. Походом руководил не папа, а его приятель охотник и рыболов с большим стажем.

Он вовсе не был человеком зла. И именно он ведь в своё время научил папу походной жизни на воде.

… Мы плыли по речке с низкими, болотистыми, поросшими кустарником берегами. Каждую ночь поперёк реки ставилась сеть — и огромные рыбы оказывались жертвами… А потом мы их ели…

А однажды он с радостью и гордостью принёс нам свой трофей убитого вальдшнепа…

Вот!… Теперь я поняла, что докопалась…

Я вновь видела мёртвое тельце птицы — с остекленевшим взглядом больших круглых глаз, мягкими коричневыми пёрышками и удивительным длин­ным клювом. Тогда я впервые могла осо­знать, что ведь его убили! И что даже реальной едой для девяти человек не мог стать этот маленький трофей охотничьего тщеславия…

Я уже не могу вспомнить: ела я, или не ела тогда… Но! Тогда я спряталась от осознания, закрыв от ужаса глаза души… А возможность понять была так близка... Мог быть совершён первый осознанный выбор души… Я струсила тогда — и продолжала жить как все: с глазами, закрытыми от совести…

… Тогда я ничего ещё не знала про вальдшнепов, даже не видела их… Я ведь всегда спала, когда низко-низко над рекой, над кустарниками пролетали, опустив вниз свои длинные “носы”, эти удивительные птицы, когда наполняли они вечерние и ут­ренние зори “хор­кань­ем” и “цвирканьем” их таин­ственной, неподражаемой песней.

Теперь, спустя много лет, я узнала о жизни валь­дшнепов, слышала их песни, даже снимала на киноплёнку их удивительный полёт…

Теперь я очень хорошо понимала величину сво­ей вины! Я просила прощения у того вальдшнепа, который, повинуясь Божественному зову весны и люб­ви, пел свою песню…, но прогремел выстрел челове­ка-хищника, оборвавший его жизнь… и ту его пес­ню…

… В последние годы, участвуя в работе с Владимиром, я не раз видела их близко-близко… Иногда бывало, что, ощутив поле моей любви, вальдшнеп на несколько секунд зависал в воздухе в метре от моего лица. Он с удивлением смотрел на меня: неужели это и есть та, которая излучает такую любовь?… А я в ответ могла лишь посылать ему новые порции любви: ведь в опустившихся сумерках видеокамера уже не могла снимать…

Звучали над землёй прекрасные песни вальдшнепов, кроншнепов, бекасов… А где-то вдалеке вновь звучали выстрелы… Охотничья “доблесть” продолжала обрывать птичьи жизни…

Кино

Кино в моей жизни сыграло очень большую роль.

Моя бабушка (вторая, не та, о которой я уже рассказывала), работала на “Ленфильме” художником с момента его основания. И для меня не стоял вопрос о выборе профессии.

Через кино я научилась очень многому. Ведь каждый новый фильм это новая съёмочная группа, новый мир образов, новая экспедиция, новые города, люди… А каждый человек, будь он знамени­тый актёр или участник массовых сцен, заходя в костюмерную, снимает с себя вместе с одеждой и часть своего имид­жа — и становится лучше видна его суть.

Я работала со многими “звёздами” российского и зарубежного кино и имела возможность наблюдать со стороны вершины их славы. Также я могла видеть и то, что не от славы и богатства, на достижение которых многие готовы потратить всю жизнь, зависят счастье или несчастье. Но всё определяется нравственными устоями и душевными качествами человека.

Я работала на совместных проектах с французами и англичанами, японцами и американцами — и знала, что люди на Земле отличаются друг от друга, прежде всего, совсем не языком и национальнос­тью. И я радовалась, встречая в одних желание и умение творчески работать, заботу об окружающих и т.п., — и с грустью наблюдала высокомерие и эгоизм других… И это тоже не зависело от ореола славы, материального положения и национальности...

Наверное, ни одна другая работа не позволила бы мне столь близко познать такое разнообразие че­ловеческих душ и жизненных ситуаций.

… А ещё здесь, в кинопроизводстве, Бог дал воз­можность реализоваться моим глупым детским мечтам… Например, я примеряла перед зеркалом рос­кошные наряды различных времён и народов (чтобы проверить, как они сшиты), ездила в шикарной карете (по съёмочной площадке), спала во дворцах (в краткие промежутки между съёмками — на полу, на куче костюмов), плавала на “древнем” паруснике по морю и так далее.

Именно здесь произошла и моя первая встреча с Владимиром Антоновым, так круто изменившая мою жизнь.

* * *

… Однажды, в тот день, когда Владимир объяснял нам с Марией работу с кундалини, он, как бы между прочим, спросил: не хотела ли бы я бросить снимать бесполезную для человечества ерунду — и начать делать духовные фильмы.

Я, конечно, хотела. Мы с Марией уже даже начинали думать: где бы взять режиссёра, оператора, деньги на проект.

Мы даже попытались придумать сценарий, Ма­рия попросила Бога его надиктовать, взяла ручку… И вот, что из этого получилось:

Предначертанья не понять,

Пока сердца слепы и глухи,

Сумей мозаику собрать:

Разбита истина на слухи.

В мир приходя, не забывай:

Весь мир Творенья — иллюзорен!

В мир приходя, не отрывай

От Беспредельности свой корень!…

Слепящей белизной Огня

Сожги оков телесных бремя,

Из “зазеркалья” взор струя,

Пространство ты пронзишь и время!

Взгляни вперёд, и вглубь, и вширь:

Ведь нет границ у “зазеркалья”!

Смотреть лишь на телесный мир

Нет никакого основанья!

Реальность там, где есть лишь Он,

И нет Любви Его предела!

Пойми: мы сущи только в Нём

Хоть с телом мы, а хоть без тела! [13]

Нам вначале показалось, что это — рекомендация “завязать” с кино вовсе. И мы с Марией рину­лись изо всех сил реализовывать этот новый “сце­нарий”. Но у Бога были другие планы. Нам всего лишь предлагалось Его, Бога, всегда иметь в жизни на первом плане. А кино — пусть оно станет одним из механизмов служения Ему!

… Когда пришла идея отснять места силы и ме­дитации, я даже не предполагала, насколько это бу­дет грандиозно!...

И вот, куплены камера, штатив, микрофон, кас­сеты с плёнкой… И — первые съёмки…

В привычном мне по прошлому опыту профес­сиональном кино двухчасовой фильм снимают при­мер­но год, потом примерно год занимает монтаж… И при этом все получают зарплату…

Мы же за полгода сняли и смонтировали три четырёхчасовые серии фильма “Места силы”…

Мария и я были вовлечены в это больше всех. Мы монтировали почти сутками: ведь Бог не отменял нам тех темпов жизни, которые задал с самого начала, и они только ускорялись. Причём у нас тог­да ещё не было компьютера, и, если в начале четы­рёхчасовой ленты Владимиру не нравился всего лишь один кадр, то мы перемонтировали всю плёнку сно­ва, с самого начала, потому что не было возможнос­тей иначе внести изменения…

И всё же — получалось здорово! Видеосъёмка удивительно хорошо передаёт медитативные состо­­­яния и состояния мест силы. Красота же отснятых картин природы ещё больше усиливала эффект.

А Бог продолжал учить нас взаимодействовать с Ним в делах служения Ему — даже при монтаже фильмов! Например, когда мы сами пытались подобрать к фильму музыку, раз за разом всё было неудачно… Но потом приходил, например, Лао — и “случайно” включившаяся музыка вдруг точно ложи­лась на изображение, совпадая даже по продолжи­тельности до секунды…

… Сатья Саи Баб пред­лагал такое сравне­ние: Бог — как Всевластный Режиссёр в разыгры­ва­емой Им на Земле поста­нов­ке…[16]

И мы учились быть ассистентами этого Великого Режиссёра.

Немного о методологии

Я уже упоминала о том, что Владимиром Антоновым было создано новое направление современ­­ной науки: ме­тодология духовного совершенство­вания. В неё входят, в частности, те самые чётко обозначенные сту­пени Прямого Пути для развития себя как сознания, познания Творца и Слияния с Ним.

Мне хотелось бы сказать об этой уникальной ситуации немного подробнее.

… Каким потрясением кажется каждая следу­ю­­щая познаваемая ступень! Каждый раз думаешь: “Раз­ве возможно что-то ещё большее?!” Любое из таких освоенных состояний кажется окончательным Просветлением!

Например, первые Нирванические состояния в Святом Духе — как легко было бы сказать: “Я достигла всего!” И ведь со многими искателями такое и происходит: один раз испытав подобное, они уже объ­являют себя “Просветлёнными”…

Впрочем, ведь и многим людям, не занимавшимся никакими духовными практиками, удавалось испытывать возвышенные, наполненные любовью состояния хоть раз в жизни… Но вот как научиться в них жить постоянно?… Ведь только при этом условии они будут иметь непреходящую ценность!…

И как научиться удерживаться на достигнутом уровне, даже если те состояния были не “случай­нос­тями”, а плодами реальных больших ду­ховных усилий?

В том-то и дело, что, в том числе, и в таких ситуациях нужны страницы учебника по методологии!

Причём разработки Владимира Антонова — это именно научные знания, многократно проверенные на опыте не только одного человека, но очень многих духовных подвижников. И ведь они с безупречной логичностью включаются в общую кар­тину при­роды Мироздания, Эволюции Вселенского Со­зна­ния!

… На духовном Пути можно научиться осознан­но переходить концентрацией себя как сознания в чакру анахату — и жить в состояниях любви, гармонии, покоя. Это есть то, что доступно каждому че­ловеку! Данное умение может быть освоено всего за нес­коль­ко занятий, или даже просто по книгам Владимира Антонова!

Следующие ступени тоже могут быть познаны с помощью простых и ясных методик на специальных местах силы. Но только они являются уже эзотерическими, то есть, тайными: Бог преподаёт их только особо достойным подвижникам.

Между начальными ступенями Пути: принятием бытия Бога в своё мировоззрение, первыми уси­лиями по этическому преображению себя и пси­хической саморегуляции — и до Слияния с Творцом — лежат ступени, в том числе, утончения и количественного роста сознания.

Причём методологическая “лестницa” духовно­­­го восхождения подобна карте, на которой проло­жен весь маршрут, обозначены пункты следования и ко­нечная Цель. Но каждый — идёт сам. Мастер лишь проложил дорогу. И только в некоторых слу­чаях он лично помогает идти избранным.

И эти чётко обозначенные на общей схеме эта­пы позволяют нам, в том числе, в тех случаях, ког­да мы падаем, ушибаемся, теряем какие-то медитатив­ные наработки, — начать всё с начала… и очень быс­тро реально восстановить временно утраченное теперь уже проч­но и устойчиво, навсегда.

И именно видение всей структуры Пути и понимание законов движения позволяют быстро под­ниматься на каждую следующую высоту, постепен­но постигая Божественную Тонкость, Любовь, Мудрость и Силу.

Разработанные Владимиром Антоновым мето­дики и соответствующий им подбор мест силы — дают возможность с невероятной быстротой осва­и­вать Путь. Однажды Бог сказал мне об этом так:

— Он сделал то, что даже Мне Богу — сделать одному непосильно! Но только человек и Бог в великом взаимном Притяжении и Взаимодействии могут проложить Прямой Путь Путь, позволяющий человеку стать Богом!

* * *

И ещё мне хотелось бы сказать несколько слов об одной из составляющих духовной работы: о пла­нировании.

— Невозможно жить без плана! не раз пов­торял нам Владимир. — Нужно постоянно составлять для себя планы: и стратегические — на долгое время, и текущие на ближайшие дни.

Без стратегического плана мы движемся намно­го медленнее, действуем намного менее эффектив­но.

Если же мы формулируем для себя именно на бумаге свои цели и задачи, а затем, по прошествии времени, делаем отчёт перед собой же: что получи­лось, что не получилось, — то наше продвижение ускоряется. Так происходит, в том числе, потому, что Бог всегда с радостью подключается к таким пла­нированию и отчётности, помогает увидеть недоработки, найти верные решения.

Такой способ действования также оп­тими­зи­ру­­ет не только собственное продвижение, но и слу­жение Богу посредством помощи другим воплощён­ным людям.

… Помню, как я иногда перечитывая свои планы и, оглядываясь на проделанное, осознавала и удив­лялась, в какой высокой мере Бог помогает ре­а­лизации таких планов! Например, идеи по служению, казавшиеся почти несбыточными, вдруг “об­ре­тали плоть”, становясь книгами, фильмами, сделан­­ными нашими руками, а с нашими материалами теперь знакомится через интернет множество людей, живущих на всех континентах Земли, за исклю­чением разве что Антарктиды…

Столь же важны и планы текущие, на каждый день. Они тоже удивительно эффективно позволяют делать необходимые дела — быстро, не держа список несделанного “в голове”: “вот это не забыть купить, вот туда-то зайти, тому-то позвонить и сказать то-то и т.д.”.

Бог говорил мне об этом, например, так:

— В головных чакрах может быть достигнута энергетическая чистота только в том случае, если все дела в тонале — в порядке. В том числе, планы должны быть зафиксированными на бумаге — и тогда груз незавершённых дел не “раздражает” ум. Только при этом условии может наступать ощущение свободы от мира материи! И тогда — ты готова для погружения в Меня!

Ведь невозможно всё решить только с помощью медитаций! Это подобно тому, как медитатив­ными чистками не смыть грязь с испачканных материальной грязью рук! Но нужно просто вымыть ру­ки с мылом.

Так и весь твой “остров тональ”, то есть, связанный с телом окружающий материальный мир, дол­жен сводиться к минимуму и вычищаться, вымываться. Только тогда с него будет легко сосколь­знуть в Бес­конечность Океана Меня!

Напутствия от Бога

Сатья Саи Баб, Сулия, Кайр,
Апостол Андрей:

— Тебе достаточно для твоего счастья — только Меня?

Когда влюблённые касаются нежно тел друг друга кончиками пальцев, то в прикосновении исчезают двое и остаётся только НЕЖНОСТЬ — одна на двоих…

Когда влюблённые соединяют уста, то больше не существует губ, есть только ПОЦЕЛУЙ — один на двоих…

Когда влюблённые смотрят глаза-в-глаза, то соединяются души в потоке, который есть только ЛЮБОВЬ — одна на двоих…

* * *

— Как обретается Мудрость? — Через покой ума, погружённого в твоё духовное сердце, заполненное Творцом.

В этом состоянии становится ясной каждая Его мысль. И каждая мысль здесь теперь — и моя. Но она — чиста от примеси человеческого эго.

Научись — при молчании ума — чистотой сердца духовного созерцать Меня! Научись жить в таком созерцании!

Так — Я становлюсь Основой всех твоих действий.

Так — обучаются состоянию, которое позволяет дей­ствовать, оставаясь в Слиянии со Мной.

Я понимаю, как сложна эта задача… Но ведь когда-то ты училась ходить, говорить… — то было детство человеческое. А сейчас — “детство” другой ступени бытия: учись думать, ходить, говорить — будучи Мною!

Не бойся падать: Я бесконечен в Глубине подо всем! Если уж ты “падаешь” — то “падай” в Мои Объятия — и вставай Мною!

Научись жить из Моего ПОКОЯ и Моей ЛЮБВИ! Учись действовать в Слиянии!

Поле Покоя ты должна нести также вокруг своего тела — поле нежности, любви, гармонии.

* * *

— Мне нужны костры Моих школ по всей Земле — костры, не задуваемые порывами ветров и не заливаемые дождями!

В бури и непогоды Я — через вас — хочу зажечь костры, к пламени которых пусть пойдут те, кто хотят и кого Я могу вывести из мрака, приблизить к Себе — уже сейчас!

А все остальные должны видеть, что эти костры горят, горят всегда, что ЛЮБОВЬ есть Путь, по которому Я приближаю к Себе.

Вам придётся отогревать людские сердца — прежде, чем каждое из них устремится к Свету и возгорится от Моего Огня. Это — ваше служение Мне!

* * *

— Вы научно-духовная Школа, и ваша за­да­ча — нести людям свет знаний о Боге, этические законы Бога! Истинная высшая нравственность, лю­бовь к Богу, научные знания о Боге, человеке, Эволюции вот то, что вы должны доносить до масс людей в первую очередь! Нужно менять мировоззрение на планете, восстанавливая утерянные зна­ния!

Древняя Школа Пифагора именно в этом может служить вам образцом. Законы жизни пред Богом в гармонии, любви и мудрости это основа. На этой основе должно идти воспитание духовных лидеров различных уровней и направлений, политиков, деятелей искусства, учёных, а также воспитание детей — чтобы строить для общества его будущее.

Что для этого можно делать именно сейчас?

Первое и наиглавнейшее для вас — самим окончательно закрепиться во Мне в состоянии Вол­ны, единосущ­ной Океану Изначального Со­зна­ния! Ни­какие земные дела этого не заменят! Настоящее служение в масштабах планеты осуществляется только из состояния окончательной срощенности со Мной!

Cлужение Аватара это работа, осуществля­е­мая из Океана Творца, причём не только с помощью тела. Это — работа всего комплекса, включа­ю­щего и тело, и Брахманические Махадубли, и воздействие непосредственно из Океана Творца. Она осуществляется из постоянного Единства с Изначальным Планом Бытия!

Смотрите на Сатья Саи: Он пишет книги и чита­ет лекции, Он пронизал планету лучами Вселенского Себя, Он сонастраивает с Собой тех, кто любят Его и готовы внимать Его наставлениям, Он дарит выс­шие методы совершенствования тем, кто го­то­вы к этому…

Воспоминания ученицы Ассириса

Когда-то я была учеником в одной из “лесных школ” Божественного Учителя Ассириса. То — прошлое моё воплощение. Бог показывал мне его только маленькими эпизодами, никогда не удовлетворяя полностью моё праздное любопытство. Лишь в редких случаях, когда Он считал это полезным, чуть-чуть приоткрывалась завеса над прошлым.

Вот то немногое, что из тех воспоминаний мне кажется сейчас интересным:

… Летнее утро… Мне — года 3 или 4. Себя я, понятно, не вижу, но ощущаю. Я смотрю из своего маленького тела…

Поляна залита солнечным светом. Вдалеке виден лес, касающийся безбрежной синевы неба верхушками деревьев.

Радость вдруг переполняет меня — и я бегу навстречу человеку, который кажется мне очень большим. Он излучает покой, силу, любовь, и я воспринимаю его как очень близкого, родного: может быть, отца или учителя… Состояния безграничной любви и доверия к нему во мне столь же естественны и всеобъемлющи, как красота и радость вокруг: поляна, усеянная цветами, лес, сиянье солнца…

Я подбегаю к этому человеку, переполненная радостной любовью, — он подхватывает моё маленькое тельце огромными сильными руками, подбрасывает вверх… И… — ощущение тела у меня теряется полностью… Я оказываюсь в пространстве Света, а всё остальное исчезает… Есть только бесконечное море Света… Исчезли и поляна, и лес, и я плыву в этом Свете…

Но большие и сильные руки ловят меня — и всё возвращается на место: и поляна, и лес, и цветы, и небо… И радость — невероятная! Сверкающая радость! Она переполняет — от этой игры-ласки!…

А руки вновь подбрасывают меня… Есть только Свет…, ещё…, ещё…, ещё…

* * *

Сейчас, пока я записывала эти строки, Ассирис вдруг, смеясь, стал объяснять, что это вовсе не было уроком в “лесной школе”. Но это была просто наша первая встреча. Так Он нашёл меня.

* * *

… Костёр, звёздное ночное небо… Выхваченный у ночи костром ореол света позволяет видеть белобородого старца в светлых одеждах, с удивительным покоем пребывающего в безмолвии. И я — подросток лет 12 — 14… Я сижу в “позе ученика”… Нет, это — сидит моё тело. А я — антропоморфное, свободное от тела сознание. Я учусь танцу — у огня…

Более всего меня теперешнюю удивляет отрешённость того танца, в нём нет именно человеческой эмоциональности, додуманности. Это — попытка передать состояние огня, как он есть, с присущим ему ритмом, гибкой подвижностью языков мягкого пламени.

Ощущение времени как бы замедлилось, кажется, что старец уже бесконечно долго смотрит на огонь…

И — абсолютно естественное понимание того, что я не есть тело, я — душа-сознание. Тела может и не быть, а я — есть.

* * *

… От празднования прихода весны у меня остались отрывочные картины, переплетающиеся с пронзительным ощущением счастья. Также — несколько песенных строк…

В праздновании участвовали жители поселения и ученики “лесной школы”.

Всё начиналось встречей восходящего солнца.

… В мягком предрассветном тумане — в удивительном единении — стоят мужчины и женщины, старики и дети. Покой и безмолвие… Ожидание таинства…

Из-за горизонта медленно поднимается солнечный диск. Люди поднимают вверх руки, приветствуя Солнце и Весну! Это также — праздник почитания Посланца “Солнца Бога” — Ассириса. И Ассирис Своим Божественным Светом окутывает всех…

… А потом — множество костров и хороводов. И руки сознаний, исходящие из духовных сердец, соединяют всех. Все в хороводе слились в единое сознание. Безмерное счастье — от слияния просветлённых душ…

В едином движении, как весенние ручейки, струятся хороводы. А огни костров горят — как символы Божественного Пламени!

Радость родится: солнце восходит!

Лада! Лада! Вместе ладони!

Сердце к сердцу — любовью стремится!

Сердце с сердцем стараются слиться!

У нас в хороводе — берёзки и ели,

Небо кружится, смеясь облачками!

Сердце поёт вместе с птичьею трелью!

Радость на крыльях летит над полями!

Солнце восходит — радость родится!

С нами кружатся деревья и птицы!

Песня весны нам звенит ручейками!

Солнце Сварога сияет над нами!

В ясном сияньи — сольёмся сердцами!

В Сердце Едином — Божественный Пламень!

Станем Любовью, творимой для Бога,

Перед прыжком в Бесконечность Сварога!

В “лесной школе” были разнопрофильные учителя. Но главным Учителем всегда оставался Бог, представленный конкретным Божественным Учителем — Ассирисом, Сыном (Посланцем) Сварога. Он давал уроки медитации, объясняя, показывая, погружая в Свою Глубину… Это было общением — с Учителем и Другом, с любящим Отцом.

* * *

… Смотрю на прозрачный Шар золотистого Света — так предстал предо мной в этот раз Ассирис. Он даёт очередной урок.

Я прикасаюсь к Божественному Сознанию руками сознания, и — несмотря на обычность урока — это прикосновение снова переполняет благоговением, любовью, нежностью.

Затем я прикасаюсь к Нему устами духовного сердца и — как сознание — растекаюсь… и собираюсь вновь в состоянии “не-я”. Меня больше нет, но есть всё вокруг прежнего моего “я”…

И я теперешняя — с удивлением узнаю приём “тотальной реципрокальности”, которому меня уже в нынешнем моём воплощении обучал Владимир Антонов…

В этом моём состоянии Ассирис опускает меня в Сознание Земли — и дальше, в глубины пространств, наполненных Живым Сознанием-Светом. При этом Он легко меняет масштабы. Я могу видеть всё и внутри, и снаружи. Ассирис произносит: “Тебя нет, есть только Я! Я — во всём! Ты — тоже есть Я. И нет сейчас ничего, что ты могла бы считать собой!”.

Затем происходит ещё один разворот сознания — и я оказываюсь на поверхности как бы огромного нежного Божественного “Солнца”, взглядом сознания вверх от его поверхности.

Я знаю, что мне надо стать всем Им. Но… ещё никак не удаётся охватить Его собою… Только чуть-чуть проваливаюсь вглубь — но и от этого неизъяснимое блаженство переполняет меня…

* * *

Теперь я явно старше, чем в прежних эпизодах. Свобода, которую я ощущаю, позволяет вовсе забыть, что где-то есть моё материальное тело: потому что я теперь — огромное прозрачное тело сознания…

Как легко и прекрасно движение!…

Я могу обнимать и луга, и лес и ощущать все существа, живущие в них, ласкать и гладить их бесконечными своими руками духовного сердца!…

А впереди, не из-за горизонта, а прямо из под поверхности Земли, встаёт “Солнце”-Ассирис. И я, как когда-то в том детстве, бегу навстречу, протягивая руки,… и вбегаю в Него — Живое “Солнце” — как во врата, которые Он открывает мне Своим Духовным Сердцем…

… Я не ощущаю сейчас, где граница того, что я знала тогда, что познала теперь… Для Бога ведь не существует тех резких границ, которые отделяют одни наши земные воплощения от других… С той ступеньки, на которой я тогда остановилась, продолжается Урок, который идёт и теперь… — урок Любви и познания Творца.

Беседа с Ассирисом

Ты хотел говорить со мною?

Не совсем так: скорее, ты этого хотела, а Я — всегда рад такой возможности! Мне всегда нужно, чтобы ты хотела говорить со Мной, взаимодейство­вать со Мной, любить Меня!

… Ты вновь и вновь возвращаешься к попыткам вспоминать твоё прошлое воплощение. В тебе ещё не угасло желание заманивать людей в Меня “вкусной приманкой” истории древней Руси… Но пой­ми же, что для тех, кто сейчас реально хотят познавать Меня, — намного ценнее опыт именно этой тво­ей жизни: реальный опыт Богопознания, который совершается прямо сейчас, из тех же условий, в которых живут твои современники!

Важно то, что сейчас, как и во все времена, есть Бог Бог Живой! — и Он познаваем! Вот именно это нужно узнать людям!

… Но, всё же, кое-что о Своих Школах на Руси Я расскажу, пользуясь случаем.

Как Солнце посылает свои лучи, так и Я всегда посылаю Своих Сынов и Дочерей на Землю. Древняя Русь была плодородной нивой именно благодаря сохранению нравственных Божественных законов законов любви. Мне долго удавалось сохранять знания о Высшем в Моих Школах. Души воплощались в те условия, где уже существовали зна­ния о Пути. Школы возглавлялись Божественными или почти Божественными Душами. Каждая такая Ду­ша, подобно древу, восходила над Землёй и поддерживала уже существовавший очаг духовности.

В Школы отбирались для обучения высшим эзо­терическим методам — только зрелые души. Кри­терием служила способность уже развитого со­зна­ния именно по-серьёзному мыслить. Развитое духовное сердце это считалось необходимым, но не достаточным условием.

Тогда на Руси доминировало натуральное хозяйство. И духовные Школы были почти лишены за­бот о пропитании, так как сельские общины поддерживали их материально. А люди тех общин получали от Школ помощь высшими умениями в предупреждении засух и неурожаев, в исцелении болез­ней, в обучении детей… Те общины, в которых были Школы, существовали с ними как единый организм, как единая семья.

… Те, Кто приходили из Меня, работали, прежде всего, с уже зрелыми душами, которым не нужно бы­ло развивать интеллект через наполнение ума ин­формацией… Механизм развития способности со­зна­ния мыслить был для них несколько иным. Это было похоже на то, что рассказывается о древнегречес­ких философах, которые через медитацию по­с­тигали ус­тройство многомерной вселенной, сфе­рич­ность фор­мы нашей планеты и т.п. Тебе ведь понятно, что существуют различные варианты исследова­ния лю­бой проблемы сознанием: начиная от информации, при­ходящей от собственного размышле­ния, — и заканчивая Откровениями и пря­мым исследова­нием своим развитым сознанием, например, слоёв многомерности. Твой разговор со Мной сейчас — тоже пример такого познания. Другим примером будет по­да­рен­ная Мною медитация.

Способность плодотворно мыслить развивается наилучшим образом на фоне созерцательного покоя. Многие дети именно росли в Школе. Через раз­мышления о природных явлениях, всевозможных жи­вых организмах — ребёнок учился мыслить; взрослые лишь направляли, подправляли эту работу соз­нания. Любой жучок, летящая птица, живая или сухая ветвь дерева могли стать учебным пособием для понимания жизни и смерти, скреплённости сознания с материальной оболочкой, различия и сходства форм жизни…

Это был первый этап обучения.

И затем было очень легко объяснить такой ду­ше, что Бог Живой! — присутствует везде и всег­да, прямо здесь и сейчас! И что каждый из нас несёт ответственность перед Ним за каждую свою мысль, за каждый поступок.

Дальше легко и быстро ученики переводились на восприятие многомерности пространства. К материальному плану было прикреплено очень мало индрий. Перенаправлять индрии души на познание нематериальных планов, на общение с Божественными Душами — Мне тогда было очень легко!

Именно общение души с Богом невоплощён­ным Божественным Сознанием — было основой обучения. Благодаря этому Я мог легко давать уроки каждому. От воплощённых учителей требовалось лишь подправ­лять процесс, пояснять основные при­ёмы, не более. Учителем был Бог! И погружение в Глубины Меня было столь же плавным, неспешным и естественным, как вся жизнь. Это было взрослением детей в Божественной семье. Причём никто не ставил задач ускорения этого взросления.

Помнишь, Я приводил такой образ: чтобы пере­сечь мощную реку вплавь или на лодке, нужны непре­рывные усилия, нужно грести: иначе не достиг­нешь другого берега, утонешь. Таков был ваш духовный Путь сейчас. Тогда же — мировоззрение и устройство общества позволяли существовать как бы широкому мосту. Когда есть мост, то можно идти, не спеша, над стремниной, не опасаться течения и порогов. Именно правильное устройство общества позволяет сделать Путь к Богу мостом, идя по которому можно безопасно пересечь бурную реку сансары…

Отец! Как благодарить Тебя за всё?!

Мне никогда не удавалось словами выразить благодарность Богу, всем нашим Божественным Учи­телям. Когда я пыталась это делать…, всегда происходило Растворение, Слияние, индивидуаль­ное “я” исчезало… — и, вместо того, чтобы мне говорить о Любви к Нему, Он говорил Сам о Своей Любви…

Таковы, в частности, все записанные мною сти­хотворения: это — Его слова, прошедшие через меня, когда Он и я одно…[14]

Как благодарить Тебя, Отец? Как благодарить Тебя за возможность познавать, сливаться, учить­ся быть Тобою?

Однажды мне на этот вопрос ответил Сатья Саи Баб. Он сказал:

Попробуй встать рядом! Дорастай до умения исходить из Моей Обители, дарить Мою Любовь — и просто встань рядом: рядом с Владимиром, рядом со Мною, со всеми Нами! И делай то, что делаем Мы! Это и будет лучшая благодарность! Это и будет Высшее Служение Мне!

Вместо Заключения
(глава, продиктованная Иисусом)

… Пришёл Иисус …

Ты хотела написать главу обо Мне?

Да, очень хотела!…

Хочешь, Я буду диктовать?

Да, не уходи, пожалуйста, не уходи, я сейчас ручку и бумагу возьму…

Я никогда не ухожу! Я вошёл в твою жизнь очень давно и никогда не уйду! Я помню очень хорошо все твои слова, обращённые ко Мне, и все твои обещания Мне.

Я вёл тебя уже очень давно. Я всегда был рядом. Ещё в те времена, когда ты не знала, что Я есть, ты уже ощущала первые Мои прикосновения. Это Я стоял рядом, когда Иешуа со страниц “Мас­те­ра и Маргариты” затронул твоё сердце…

Иисус, это был Ты…

Да, Я и тогда был с тобой.

Помнишь, когда ты читала Евангелия и думала, что пошла бы за Мною…, если бы то была правда?… Я и тогда был рядом, Я говорил тебе: это правда! Да, Я исцелял прикосновением, да, Я ходил по водам, да, Я воскрешал умерших… Я говорил тебе: всё это правда! И ты, ещё не зная Меня, начинала Мне верить…

А потом в церкви, помнишь?… Были только Я и ты — сколько бы людей ни было вокруг… Мои глаза смотрели прямо в твои глаза. Я смотрел в твоё сердце, в душу, где бы ни стояло твоё тело…

Я помню, Иисус…

А потом Я дал тебе в руки книгу Владимира Антонова “Исконное Учение Иисуса Христа”. Ты, наконец, взяла её в руки… Как Я радовался тогда!

Я помню то, как ты отваживалась на Путь ко Мне, Я помню все твои обещания. Я помню, как ты впервые видела Меня с ясностью глазами души на Моём месте силы — и Я благословлял твой Путь ко Мне.

Я ничего не забыл! Я помню, как ты, слившись сознанием с Моим Махадублем, протягивала вместе со Мною руки ко всем душам, которые Я держу на Своих Руках, и просила о разрешении помочь им хоть немного узнать о той возможности быть со Мною всегда, о которой знаешь теперь ты… И Я исполнил просьбу твою: Я говорил через тебя слова, обращённые ко всем людям Земли…

И это — только начало Служения, которое вам пред­стоит осуществить на Земле от Меня, для Меня: для того, чтобы Бог мог прикоснуться к каждому сердцу человеческому! Люди должны узнать о том, что Бог есть Любовь, что Он — познаваем, что Я — всегда рядом с каждым, кто идёт по этому Пути, что Я не оставляю без помощи никого, кто прилагает к тому все свои силы — и любовью устремляется ко Мне! Я веду его за руку в Обитель Отца!

Смотри: “сказка”, в которую ты когда-то боялась даже поверить, — стала реальностью твоей жиз­ни!

Я здесь сейчас для того, чтобы подтвердить: ты познала Меня!

Живи с Моим Сердцем в груди, свети из Солнца Бога[15] Великой Любовью Творца!

Помни: как Я жил — так Я учу жить и вас! А Я и Отец Одно!

Благословляю вас всех служить Отцу так, как это делаю Я, делаем все Мы! Ощути Великое Единство! Ощути Великую Силу Отца!

Есть удивительная Сила Любви Отца, которая способна преображать души людей!

Бог есть Любовь!

То, что Я совершил, каждый может совершить!

Ваш Иисус,

Которого люди называют Христом

МАРИЯ ШТИЛЬ

Поиск Свободы

Мне всегда было интересно, что находится там — по ту сторону от привычного материального мира.

… На закате бывает короткий, но очень интересный отрезок времени, когда Солнце вот-вот скро­ется за горизонтом, бросая последние лучи све­та на поверхность Земли. И эти лучи обладают такой силой, что, кажется, всё вокруг сейчас растворится в золоте заката, расплавится в нём… Всякий раз, наблюдая эту картину, я ждала, что в этом золотом сиянии сейчас раскроется дверь в иной мир — мир Безграничной Свободы — и я смогу проскользнуть в него...

Но Солнце исчезало за горизонтом, мир возв­ра­щал свою прежнюю плотность, а мои мечты так и оставались мечтами… Дверь в другие миры не открывалась, потому что искала я её не там: я искала её снаружи, а она открывается… внутри каждого из нас.

Я всегда верила в Высшую Силу, в Высший Разум. Понимая, что случайностей не бывает, я пыталась увидеть логическую цепочку причин и следствий — как в собственной жизни, так и в судьбах других людей. Но назвать эту Великую, руководящую нашими судьбами Силу — Богом я не могла, потому что слово Бог ассоциировалось у меня тогда только с православием, которого я не принимала. Я ощущала, что православие не открывает двери к Свободе, а, наоборот, ограничивает её. Самого же Бога православие рисует грозным и суровым Су­дьёй, который следит за исполнением каких-то аб­сурдных, ничем не объяснимых и никому не нужных правил. И вот такого “пра­вославного” Бога я не мог­ла принять.

Но, как оказалось, Богу абсолютно всё равно, c каким именем мы к Нему обращаемся. Ведь у Него — тысячи имён! И — тысячи языков и тысячи возможностей для того, чтобы проложить Себе тропу к серд­цу любого человека. Бог — не грозный Судья! Он — Любящий и Мудрый Учитель.

И Он словно предложил мне тогда: “Тебе не про­изнести слово “Бог”? Нет проблем! Вот тебе кни­га, где Меня называют именами “Сила”, “Дух”, “Орёл”… Выбирай — любое!…”

Это была книга Карлоса Кастанеды “Учение дона Хуана”.

И, конечно же, когда она впервые попала мне в руки, — я восприняла её как “подарок судьбы”. Это была книга, которую я ждала всю жизнь: книга о Свободе — той самой, о которой я так мечтала, в которую верила…

На протяжении нескольких лет, читая и перечитывая все книги Кастанеды, я лучилась от счас­тья, понимая, что нашла, наконец, смысл своей жиз­ни: “Я хочу посвятить её обретению той самой Свободы, которой достигли дон Хуан и духовные воины Его партии!”

Здравый смысл говорил, что это — невозможно. Ведь я же не поеду в Мексику! А даже если бы и поехала — тех людей мне никогда там не найти!

Но, несмотря на доводы разума, у меня сформировалось непреклонное намерение: присоединить­­ся к партии Нагваля…

Я предполагала, что путь ученичества, которым шёл Кастанеда, — единственно возможный, и ожидала, что мне придётся проходить его точно так же, во всех подробностях и в той же последовательности…

Впрочем, меня пугало то, что всем без исключения духовным воинам в какой-то момент их ученичества предстояла схватка с “олли” — схватка, в результате которой воин мог либо победить, либо умереть от страха… А поскольку всё написанное я воспринимала тогда почти буквально, то от этой мыс­ли становилось жутковато…

Но отступать я не собиралась! И, несмотря на то, что я драться вообще не умела, я “собралась c духом” и сказала себе: “Ладно, раз уж без этого нельзя — встречусь с этим олли и поколочу его!”

Сейчас мне забавно об этом вспоминать, но тогда… всё было так серьёзно!

Описывая свой мистический опыт, Кастанеда рассказывал, что как-то дон Хуан велел ему поймать двух ящериц, одной из них следовало зашить глаза, а другой — рот (остальных подробностей это­го кошмара я уже не помню). И это было единственным испытанием, от которого я отказалась в своем будущем предполагаемом ученичестве: “Уме­­реть от страха самой — это ещё ладно, но при­чинить cтра­дания ящеркам — ни за что!”

Ну и, конечно же, я каждую ночь безуспешно пыталась найти свои руки в “сновидении”, пыталась совершать “перепросмотр” прежней жизни, ос­танавливать “внутренний диалог”, ходя по улицам как сомнамбула…

Не сложно догадаться, что никаких положитель­ных результатов это не давало.

Дон Хуан

Я не понимала и половины из написанного Кас­танедой, но увидела ту Великую и Прекрасную Силу, Которая стояла за каждой строчкой тех книг. Я влюбилась в Неё!

И, наверное, дон Хуан услышал мой отчаянный вопль: “Возьмите меня с Собой! Примите меня в Ваш мир!” Только сейчас я понимаю, что это имен­но Он занимался тогда моим воспитанием, начал руководить мной, готовить к встрече с настоящей духовной работой — потому что такая, как была, я для этого вовсе не годилась. Я была восторженной…, но ленивой мечтательницей… А на этом нелёгком Пути может выстоять только воин.

И всякими хитрыми способами дон Хуан вынуждал меня к тому, что я постепенно начала менять себя.

Так например, Я составляла себе перечень пра­вил, которые должна была неукоснительно выполнять каждый день. Эти правила я не нарушала никогда! Это было чем-то вроде обета, даваемого пред лицом Си­лы.

Конечно, вначале мои отношения с Силой были очень похожи на торговые сделки: “ты мне — я тебе”. Ведь, для того, чтобы я “подписалась кровью” под очередным правилом, дону Хуану приходилось меня чем-то припугнуть или что-то мне посулить…

В общем, Он меня воспитывал методом “кнута и пряника” — по-другому такое ленивое “ком­нат­ное” существо, каким я являлась, — было не расше­велить.

Только теперь я понимаю, насколько велика готовность Бога протянуть “руку помощи” всякому, в ком возникает стремление встать на “тропу сердца”, к кому приходит понимание, что нужно менять себя! И, чтобы помочь нам в этом, — Он использует любые возможности и любые способы.

На две трети мои “правила” состояли из разной ерунды, но, тем не менее, они научили меня дис­циплине и исполнению своих решений во что бы то ни стало.

Одним из главных моих недостатков была страш­ная лень. Я даже гордилась тем, что я “сова”: “Ну как же! Я — художник-модельер, я вращаюсь в среде эстетов и интеллектуалов! И имею полное пра­во вести этакий лениво-богемный образ жизни!”

Одно из “лекарств”, которое прописал мне дон Хуан от этой “болезни”, состояло в том, что я обязалась вскакивать с кровати по первому звонку будильника, нестись в ванную и выливать там на себя ведро холодной воды. Первое время я потом каж­дый раз просыпалась с воплем: “Как же это меня угораздило?! Чтобы себе — да так больно?!”

Но, к счастью, выбора у меня уже не было.

Другим Его правилом для меня оказалось полное исключение из рациона алкоголя (даже в шоколадных конфетах!). Такая строгая мера казалась мне то­гда странной: ведь 2-3 бокала вина изредка в гостях никак нельзя было назвать алкогольной зависи­мостью.

Когда я вписала это правило в свой список, то с ужасом обнаружила, что через неделю — Новый Год!

— Боже!.. — стенала я, — Что я наделала?!… Как же я встречу Новый Год без шампанского?!

Но ничего… встретила — с бокалом йогурта. И, клянусь, это было потрясающе вкусно!

Еще одним важным пунктом оказалось искоре­нение раздражительности. Было несколько человек в моём окружении, которые с лёгкостью доводили ме­ня до “белого каления”. Правило же состо­я­ло в том, чтобы оставаться в полном покое, не реагировать на вздор и занудство… Я должна была учиться самоконтролю!

Удивительно быстро эта практика принесла свои плоды. Я была потрясена результатами! Как только я научилась контролировать себя — меня перестали пытаться “достать”. Им это стало просто неинтерес­но!

А мне этим же способом удалось урезонить своё “ощу­щение собственной важности”.

На все события в своей жизни я стала смотреть как на уроки, которые преподносит мне Сила, — это были уроки этики, любви, сострадания.

… Так прошло несколько лет. Конечно, я не ста­ла духовным воином за это время: я продолжала быть обычным человеком, пленником условнос­тей, стереотипов поведения.

Но, тем не менее, дон Хуан “расшевелил” меня тогда, “растолкал”, научил “переступать через се­бя”, и, благодаря этому, когда пришло время скинуть с себя часть “человеческой формы”, — я смог­ла это сделать.

Знакомство с книгами
Владимира Антонова

“Когда обычный человек готов — Сила предоставляет ему Учителя” [6,28] — под этой фразой я могла бы подписаться. Я была абсолютно уверена, что именно так всегда и происходит.

Один только вопрос смущал меня: я прочитала, что в “партию Нагваля” не принимают доброво­ль­цев. Напротив, ученики, на которых указывала Си­ла, заманивались в Школу с помощью всевозможных уловок.

“Как же мне быть? — размышляла я. — Я — доб­роволец, я знаю, что хочу в жизни только этого и ничего больше. Меня не надо затаскивать ни силой, ни хитростью, только дайте знак, куда идти, — и я полечу…”

… Но тогда я ещё не читала Коран и поэтому не знала, что “Бог — лучший из хитрецов”… И когда Он дал мне прямо в руки книгу моего будущего Нагваля, я была настолько обескуражена, что… чуть было от неё не отказалась.

А произошло это так:

Книги Кастанеды “окрылили” меня до такой сте­пени, что я бросилась с ними по всем своим знакомым, как с панацеей:

— Вот! Смотрите! Та Свобода, к которой мы все так стремимся, — действительно существует!

… Но по реакциям людей я понимала, что им эта Свобода… вовсе не нужна! Кто-то читал книгу как фантастический роман, а многим даже лень было её открывать…

Но я не теряла надежды.

И вот, однажды я оказалась в гостях у своей давнишней приятельницы — Анны. Мы с ней познакомились когда-то на киностудии. И хотя бок о бок мы проработали очень недолго, приятельские отно­шения сохранялись, и несколько раз в год мы встре­чались.

Конечно, я не упустила возможность предложить книги и ей. Анна — приняла и, более того, сказав, что у неё тоже есть для меня подарок, положила прямо передо мной небольшую книжечку под названием “Исконное Учение Иисуса Христа”. Автором значился Владимир Антонов.

Не буду скрывать, что на какое-то время меня взя­ла оторопь. Я знала, что Анна посещает церковь, и решила, что это — какая-нибудь православная литература или сказки про “доброго Боженьку” в стиле современных протестантских церквей. Но, к счастью, я была “хорошо воспитана” и знала, что от от­ветных подарков отказываться неприлично. Так что, книжку я взяла. “Тем более, что — тоненькая. Как-нибудь одолею…” — со вздохом решила я про себя.

Но, мало этого, Анна ещё добавила: “И ты пред­ставляешь?! Автор этой книги снимался у меня в последнем кино — в массовке!”

Так! Ещё один сюрприз! Автор ещё и в массовках снимается!... Я сразу вспомнила, что такое массовка… В памяти ожила толпа людей, которые по несколько часов скучают в студийном автобусе или слоняются с сигаретами по коридорам и долго-дол­го ждут, когда их пригласят на 3 минуты на съёмочную площадку. Да, с такой скуки-то можно и книгу написать…

Думаю, не раз за этот вечер дон Хуан “скла­ды­вал­ся пополам” от хохота, следя за ходом моих мыс­лей… Подарить книгу Мастера так виртуозно — это было в Его стиле!

… Книгу я не стала откладывать “в долгий ящик”. Я прочитала её очень быстро. Насколько же ошибочным и предвзятым было моё первое мнение! Не раз я мысленно извинялась перед автором…

Прочитав её, я впервые в жизни поняла, что та­кое — настоящее христианство! Не умея отделить Истину, лежащую в его основе, от искажений и поверхностных наслоений, которые накладывают на него почти все современные церкви, — я всю жизнь смотрела на христианство словно сквозь перепачканное стекло…

Вторую и третью книги Владимира Антонова — “Как позна­ёт­ся Бог” и "Бог говорит" — я ждала уже с нетерпением. Кроме автобиографии, я обнаружила в них важнейшие цитаты из всех основных религиозных Учений. Нужно про­читать эти книги, чтобы понять, насколько ценная для духовного искателя информация в ней содержится!

Прежде я интересовалась, конечно, различной эзотерической литературой: религиозной, по психоэнергетике, целительству, магии, астрологии… Но я не только не пыталась как-то дифференцировать эту информацию, упорядочить её, но даже не представляла, что это вообще возможно сделать. Передо мной как будто было много-много кусочков какой-то замысловатой мозаики. Но, посколь­ку, я не видела всей картины в её полноте, то и не представляла, что мне делать со всеми этими осколками знаний.

Я приняла эти книги как ещё один подарок от Бога! Автор собрал ту мозаику, которую я и не чаяла собрать, — и преподнёс её всем! Я впервые в жизни увидела, насколько она прекрасна и в то же время проста!

Книги дали ответы на все мои вопросы! Не успевала я мысленно задать какой-нибудь вопрос, как буквально через несколько страниц находила на не­го ответ. Мне очень понравилось, что книги не при­нуж­дали читателя к слепому принятию всего на веру, а, напротив, провоцировали на собственные раз­мышления, предлагали самостоятельно задумать­ся над многими аспектами жизни.

Начальный этап

Это был самый первый, начальный этап — этап чтения книг, изучения теории, принятия этической концепции Школы. Прочитав книгу “Как познаётся Бог” и полностью приняв всё, что в ней написано, — я начала немедленно пересматривать всю свою “сис­те­му ценностей”.

Одним из первых важнейших шагов был переход на безубойное питание. Что больше все­го меня потрясло тогда, — это то, что ведь я никогда в жизни не задумывалась на эту тему самостоятельно!

Помню, ещё в детстве мне читали рассказ кого-то из русских классиков о сентиментальной барышне, на глазах которой закололи поросёнка. Потрясён­ная, она упала в обморок, а вечером того же дня, с аппетитом кушала его мясо. Я тогда страшно её презирала и очень гордилась тем, что я — не такая. Какую же пощёчину получило мое эго, когда теперь при­шло понимание, что я была ничем не лучше неё!…

Ведь все мы, покупая мясные или рыбные про­дукты, даём свое негласное разрешение на убий­ство животных…

Почему, когда мы узнаем об убийстве человека, то в ужасе кричим: “Как можно посягать на чужую жизнь! Ведь это — святое!” Или, если кто-то убил собаку или кошку, мы снова негодуем: “Ах, он изверг, нелюдь!”

Почему же тогда мы все так легко принимаем убийства других животных? Я долго не могла понять: отчего это не ранит нас?

Пытаясь ответить самой себе на этот вопрос, я увидела, что только стереотип, шаблон мышления заслоняет весь ужас этой проблемы от сердца и разума. У большинства людей как будто на глаза надеты шоры. И надеты они уже с раннего детства, ког­да родители дают ребёнку первые представления о мире, говоря: “Дуб — дерево, трава — зелёная, мясо, рыба — еда”. И эта начальная информация становится аксиомой, не требующей доказательств. Эта информация превращается в некое прочное основание, на котором в дальнейшем человек строит свои отношения с миром.

Когда до меня, уже взрослой, дошло, наконец, ка­кое преступление перед животными я совершала всю жизнь, — я была потрясена до слёз! Ведь я не была бессердечным человеком! Как же я могла допустить, чтобы ради моих вкусовых прихотей они страдали?!

Я очень долго каялась, сжималось от слёз гор­ло…

В дальнейшем, объясняя другим людям, поче­му я отказалась от убойной пищи, я столкнулась с тотальным непониманием и неприятием этой этической концепции. Какого только абсурда не слыша­ла я! Например: “Животные же едят мясо! А чем лю­ди от животных отличаются? Ничем! Мы все — мле­копитающие!” Вот как! Оказалось, что не все люди да­же понимают значение слова “млеко­пита­ю­щие”[16].

… Одна моя знакомая любила повторять, что самое главное для неё в жизни — это любовь. Но, когда я предложила ей перейти на безубойное питание, она ответила:

— Да… животных жаль, конечно. Но ведь это так удобно — утром позавтракать сервелатиком[17] !

А другие просто начинали возмущённо орать:

— Да почему это ты не ешь мясо?! Ведь это — какое-то сектантство!

И возмущало их именно то, что отказ от убойной пищи произошёл по этическим соображениям! Если бы я так поступала по предписанию врача или просто по своей прихоти, никто бы слова не сказал. Взрыв возмущения вызывало именно то, что я так поступаю… не из эгоизма!

Для меня тогда было загадкой, почему у большинства людей антидуховный девиз “Надо любить себя!” встречается “на ура!”, а поступки, в основе которых лежит любовь к другим, вызывают “пра­вед­ный гнев” или… страшные подозрения…

Какое-то время я по привычке пыталась поддер­живать отношения с некоторыми из тех людей: ведь родственники всё-таки… Но вскоре поняла, что истинные родственники — это вовсе не те люди, которые имеют общих биологических предков или в силу других обсто­ятельств образуют семейный клан. О тех можно говорить лишь как о родственных телах. Настоящие же родственники — это родственные души: люди, имеющие единые стремле­ния в жиз­ни, руководствующиеся едиными духов­ными принципами!

Кстати, это — очень большая редкость, когда под крышей одного дома оказываются действитель­но родственные души. Мне в этом отношении чрезвычайно повезло: и моя дочь, и отец приняли в свои жизни основные этические принципы, описанные в книгах Владимира Антонова! И я отношусь к этому, как к ещё одному бесценному подарку Бога!

… Итак, я училась жить по-новому, училась жить в состоянии любви, пыталась выполнять те на­чаль­ные практические упражнения, которые были описа­ны в книге “Как познаётся Бог”.

Встреча

Я пребывала в состоянии благодарности к автору книги, но мне даже в голову не приходило, что я могу встретиться с ним… К счастью, здесь проя­вила инициативу Анна.

Как-то я зашла к ней, мы спокойно сидели на кухне, пили чай…

И тут внезапно она сообщает, что ей сегодня звонил Антонов, он приглашает нас обеих в гости. И встреча состоится не через год-два, а… послезавтра!

Я поперхнулась… Когда я увидела, с какой скоростью моя мечта “обрастает плотью”, — я испугалась! C одной стороны — это было исполнением моей мечты, это было то, чего я больше всего на свете хотела. А с другой — то, чего я больше всего боялась. Потому что всегда, когда я стояла перед какой-то новой, незнакомой мне дверью, мне легче было “удавиться на пороге”, чем сделать шаг и вой­ти.

Переступить этот “порог” помогло только абсолютное понимание того, что, если я сейчас отступлю, то другого такого шанса у меня не будет уже никогда! Я точно знала, что “Птица Свободы” не при­летает дважды…

… Итак, встреча была назначена. Мы с Анной “дро­жали как два осиновых листа”, но отступать было некуда.

… Больше всего меня удивило то, что при встрече он нас очень нежно обнял и поцеловал — так, словно давно знал и ждал… Он сразу попросил нас перейти “на ты”. Помню свое первое впечатление о нём: голубые глаза, пушистая белая борода, обрамляющая молодое загорелое лицо. Если признаться честно, до этой встречи я представляла его приблизительно “ровесником прошлого века”…

Мы сидели в комнате. Уже был сварен рис, на столе появились солёные грибы, майонез… Мне по­нравилось то, что во всех его действиях не было никакой суетности и спешки. Он находился в прост­ранстве покоя и сердечной любви, которое сам же и создавал. Все действия были настолько плавными и естественными, что, казалось, — всё происходит само собой.

Владимир рассказал нам о своей первой встре­че с Анной. Думаю, она и сама не знала, каким забавным способом он оказался год назад в её костюмерной. Оказалось, что около киоска, куда он обыч­но сдавал на продажу свои книги, его вдруг начала как-то странно “обхаживать” некая женщина… Она заходила то справа, то слева, смотрела в упор в лицо…

— Я смотрю и не понимаю, что ж ей надо-то от меня? Может, бывшая ученица? Или — сумасшедшая? — смеясь, рассказывал он. — Но тут она, наконец, представилась ассистентом по подбору актёров. Сказала, что ищет человека именно с таким лицом и такой бородой! Умоляла уговориться на эпизодическую роль в фильме. Ну, вижу, ей это так надо, что не смог отказать. Согласился. Поднялся с ней в костюмерную и там среди множества людей увидел Анну… Когда она поправляла костюм на ком-то из актёров — из её рук лился свет… Я сразу понял, зачем Бог меня сюда привел: ведь это — такая редкость: встретить человека с уже развитым духовным сердцем!

… Мы много говорили, Владимир задавал нам ка­кие-то вопросы, мы что-то лепетали в ответ. Помню, что мне в тот вечер очень сложно было расслабиться, и помню слова Владимира на прощанье:

— Те­бе надо больше улыбаться!

Владимир порекомендовал нам для начала про­читать ряд книг о Сатья Саи Баб, о Бабаджи, вы­полнять те упражнения, которые были описаны в книгах. Короче говоря, мы были отпущены на некоторое время для самостоятельной работы…

… После той встречи я поняла, что не умею жить в анахате, не умею улыбаться, не умею обнимать людей. Всему этому мне предстояло научиться, и я начала тренироваться каждый день. Не знаю, что и как у меня получалось тогда, но, в первую очередь, — это была борьба с собой.

Мы отпущены на
самостоятельную работу

Та зима выдалась очень холодной: дома неуютно, отогреть тело на какое-то время можно было только под горячим душем. Но каждое утро, перебарывая себя, невзирая на холод, темноту за окнами, мы с Анной вставали и начинали день с духовных упражнений: с “пробуждения”, “отдавания”, “кре­с­та Будды”[18]

Какое это было счастье, когда что-то начинало получаться реально! Ведь раньше я, как и большинство людей, воспринимала окружающий мир из головных чакр. А теперь, когда мне удавалось опус­титься в анахату, — я ощущала внутри и вокруг себя мир и покой! Это было так ново, так прекрасно! Мне хотелось поделиться этим счастьем со всеми…

Также “рабочей площадкой” для тренировок у меня была остановка автобуса, который довозил ме­ня до работы. Ездил он раз в сорок минут, да и то не всегда. И вот Бог начал показывать мне маленькие чудеса: как только я приходила на остановку и опус­калась в анахату — мне тут же “подавали” автобус. Уже неделю, как он не опаздывал, не уезжал раньше положенного, не ломался!

И вот, в очередное утро я опускаюсь в анахату, через минуту вижу автобус, который начинает мед­ленный плавный заход на остановку… Все ожидаю­щие его пассажиры делают уверенный бодрый шаг вперёд. …Но в это время мне в голову приходит мысль: “Ну чего я придумываю! Нет тут никаких чудес! Просто автобус ходит по расписанию. Вот и всё!” В ту же секунду автобус резко ускоряет движение и, не открыв дверей, проезжает мимо остановки... Остолбеневшие пассажиры не могли даже ругаться, они просто молча проводили его взглядами…

Я понимала, что теперь определённо опоздаю на работу, плюс буду мёрзнуть тут ещё минут сорок на остановке… Но меня “до краёв” затапливают смех и радость — оттого, что я узнала Руку, узнала “по­черк” Любимого!

… Одной из постоянных моих медитаций была медитация Сатья Саи со свечой (она описана, в частности, в книге Владимира Антонова “Сатья Саи — Христос наших дней”). Я ощущала в анахате тёплое и нежное пламя свечи, потом оно разрасталось, охватывая все большее пространство, — и рас­хо­ди­лось волнами любви и света дальше, даль­ше, даль­ше… Я вспоминала знакомых мне людей и пыталась наполнять этим светом и их. Возникали состо­яния единения, любви, мира, гармонии…

Первые занятия

Весной начались плановые занятия. Это был курс по раскрытию анахаты. Он включал в себя пси­хофизические упражнения, пранайамы, латихан, раз­лич­ные способы для очищения и утончения анахаты.

Я ощущала перемены в себе после каждого занятия: менялось моё восприятие окружающего ми­ра и менялась я сама. Уже ко второму занятию я на­училась улыбаться: освоила погружение внутрь соб­ственной анахаты — и этого оказалось достаточно, чтобы улыбка, если не внешняя, то внутренняя, не исчезала.

Помню, на одно из занятий кто-то принёс показать Владимиру водоросль, которая, якобы, обладала уникальными целебными свойствами и прекрасной энер­­­гетикой. Посмотрев на неё, он только поморщился. А потом, взглянув на меня, сказал:

— Как же ты изменилась! Ведь когда я в первый раз тебя увидел — ты была такая же “не­съе­добная”, как эта водоросль!

О-о-о! Это был самый потрясающий комплимент, который мне когда-либо делали! Я — лучше той водоросли! Под общий хохот он сгрёб меня в объятья и расцеловал. Я была на “седьмом небе” от счастья!

… Вскоре мы должны были ехать в лес на место силы. Владимир напомнил, что синтетическая одежда “эк­ра­ни­рует” и в ней невозможно хорошо ощу­щать энер­гетику пространства.

— Одеваемся тепло: свитера, ватники, на ноги — резиновые сапоги, — говорил он, казалось бы, самые обыденные вещи.

Но обыденные — не для меня. Я слушала всё это, и от каждого его слова у меня все сильнее “от­висала челюсть”. Ватник…, рюкзак…, резиновые са­поги…? Для меня — ещё только вчера “несъ­е­доб­ной водоросли” — это были предметы с другой пла­­неты! В моём гардеробе “светской дамы” даже джинсы не водились. А в лес… — уже завтра!

— А у меня нет ватника… — едва шевелящимися губами прошептала я.

Владимир, “глазом не моргнув”, вытащил из шка­фа латанный-перелатанный ватник и со словами “могу одолжить” — вручил его мне. Сапоги я купила за 15 минут до закрытия магазина, а рюкзак и брюки пообещала привезти Анна.

Первый выезд на место силы

Итак, наш первый выезд состоялся 8 марта. Не могу сказать, что этот праздник для меня когда-ни­будь что-то значил, но, тем не менее, это было знаменательно. По иронии судьбы, именно в этот день произошла встряска моей яркой женской “че­ло­­ве­ческой формы”. Этим была словно проведена черта, отделяющая прежнюю жизнь от новой.

Воспитанная в “лучших традициях” нашего об­щества, имея диплом дизайнера моды — я прежде даже выйти из дома не могла, если длина моего паль­то не гармонировала с высотой каблука, если перчатки были не в тон шарфика, если не накрашены губы и не напудрено лицо…

И вот, в выходной день в 7 утра я вышла из дома в ватнике!…, брезентовых штанах! (я всё утро безуспешно пыталась их разгладить утюгом)…, резиновых сапогах!…, с потёртым рюкзаком за плеча­ми! Я прокралась под окнами своего дома, стараясь, чтобы меня не заметили соседи…

У меня было ощущение, что на мне… — маскарадный костюм!

По дороге к автобусу не покидала мысль: “Толь­ко бы не встретить кого-нибудь из знакомых!” Впрочем, зря я так волновалась: ведь они бы меня просто не узнали.

Но, как только я дошла до остановки и встретила там всю компанию, — всё сразу же встало на свои места. Ведь они все были одеты так же… Я, срезонировав, “упала” в анахату, и все мои проблемы улетучились сами собой…

… Мне никогда не забыть этой нашей первой поездки! Это было любимое место Божественного Учителя Ассириса.

Мы никогда не видели Его Лицо, ибо Он всегда представал перед нами как огромный шар Света, как Божественная Анахата. Ассирис рассказывал нам че­рез Владимира, что Его знали и почитали ещё древ­ние ассирийцы, а очень давно у Него были Шко­лы и на территории древней, ещё дохристианской Руси.

Меня поразило, что место силы находится не где-то в непроходимых дебрях, а прямо посреди до­статочно широкой лесной дороги. По ней иногда про­ходят люди… Но все они, как прежде и я, сосредоточены только на собственных мыслях: бесконеч­но и напряжённо обдумывают что-то, вспоминая прош­лое или грезя о будущем… А Бог — живёт “здесь и сейчас”, и, чтобы ощутить Его,… надо просто “плыть” над поверхностью Земли как чистое и свободное со­знание…

Конечно, я в тот день не обрела ясновидения, не услышала никаких Откровений. Я просто “пых­тела” и старалась изо всех сил, чтобы хоть как-то ощутить границы места силы, чтобы хоть “кра­ем глаза” увидеть, почувствовать Ассириса.

… Поработав на месте силы, мы пообедали у костра, а потом медленно побрели по той дороге в сто­рону автобусной остановки.

Я шла и не понимала, что со мной творится. Никогда раньше я и представить себе не могла, что обычная лесная прогулка может доставить столько счастья! Я смотрела вокруг и не узнавала привычный мир! Всё было… другое: и лес — совершенно другой, и Солнце — другое, и Земля — другая: любящая, живая, прекрасная… Всё было — новое, незнакомое, окутанное необыкновенной притягательностью! Я и не знала, что можно просто так гулять по Земле: не спешить, не бежать, а просто идти — идти “по тропам своей любви”…

Я узнала именно в тот день, что такое есть внут­ренняя радость — радость, у которой нет никакой иной причины, кроме своей собственной люб­ви: люб­ви ко всему и всем! Сердце переполняло счастье оттого, что я люблю всех: этих людей, которые взяли меня с собой, этот снег, искрящийся в лучах Солнца, этот лес, уже начинающий звенеть весенней радостью птиц...

Эмоции, затопившие меня в лесу, не пропадали и дома. Я пришла домой, разговаривала с домаш­ними, ужинала, укладывала спать ребёнка, но всё это время ощущала, что я — настоящая — продолжаю плыть всё в том же пространстве радости и любви… Счастливая, я заснула.

Саттва

… Таких поездок было ещё много: новые места силы, новые медитации, незабываемые встречи с Божественными Учителями.

Не буду описывать подробно все наши поездки. Скажу только о самых ярких впечатлениях того времени. Я поняла, что обрела “потерянный рай”! Я как будто вернулась в свой родной мир, где можно быть только естественной и искренней, где любая внешняя “шелуха” выглядит, как карикатура! Я испы­тала такое облегчение, когда сбросила с себя “железную броню”, которую столько лет носила! Это было — как второе рождение…

… Когда я сейчас пытаюсь сонастроиться с тем временем, то воспринимаю себя… как новорож­дённого младенца, зажмурившегося от счастья. Бог как будто взял меня на руки и понёс, показывая мне мир новый и незнакомый, совершенно не похожий на тот, от которого я прежде привыкла оборо­няться.

Это был этап пробуждения, раскрытия себя на­­встречу Любви, принятия внутрь себя того прекрас­­ного, чистого, которого не замечала раньше.

Но это было только самое начало Пути — когда просто за то, что мы развернулись к Богу лицом, заметили Его, протянули к Нему руки, — Он проливал на нас водопады золотого дождя, заливал нас блаженным восторгом, как любящая мать осыпает своё дитя нескончаемыми поцелуями за пер­вую улыбку, за каждый неуверенный ещё шаг, за каждое слово, которое оно пытается пролепетать.

Это было время суперсаттвы, которая захлестнула меня полностью! Саттва — это тот прекрасный этап в эволюции всякого человека, с которого начинается Дорога к Богу. Только укрепившись в ней, мы можем двигаться дальше.

… Саттва! Она становится прекрасной и един­ственно возможной площадкой для следующих шагов на Пути к прямому познанию Творца. Но она же может стать и ловушкой. Она дарит необыкновенное счастье — и в то же время создаёт опасную успокоенность. В ней становится настолько хорошо, весело и радостно жить, особенно, если ты не одна, а в ком­пании таких же людей… — как будто кусочек рая упал на Землю и накрыл всё розовым ароматным покры­валом!... И, кажется, вот оно — вечное счастье, блаженство!…

Но Бог ждёт от нас неизмеримо большего. И, по мере взросления, из чудесных детей мы должны превратиться в Того, на Чьих Ладонях мы прежде нежились.

И очень скоро Бог напомнил мне, что, если уж я собралась идти по этому Пути до конца, то не имею никакого права “влипать” в саттву, но должна лишь использовать её как стартовую площадку для следующего этапа Пути. И, чтобы я поняла это, Богу пришлось сделать мне больно, провести через отчаяние, но за эти уроки я Ему благодарна, наверное, ещё больше, чем за те водопады блаженства, которые проливались на меня вначале…

… Увлекшись саттвой, я перестала работать в полную силу. Я стала чувствовать себя ребёнком на бесконечном празднике: сверкающий весенний лес, птичьи трели, радость, счастье, смех…

Владимир не раз повторял, что, если у нас воз­никает удовлетворённость собой, состояние успокоен­ности, — то это означает остановку в развитии. Не раз он напоминал нам, что саттва — это прекра­с­но, но мы не должны увлекаться ею! Она должна быть лишь фоном для нашей работы! Но я — как не слышала этих предупреждений! А если и слышала, то никак не примеряла их к себе…

Я… вдруг стала ощущать упадок сил, чувствовала, что едва справляюсь с новыми медитациями…

И когда я пожаловалась на это Владимиру, то услышала в ответ:

— Да, тебе надо сделать остановку. Я это говорю не в укор тебе. Но бльшее количество знаний ты сейчас не сможешь вместить. Твоя “ка­стрюля”, образно говоря, переполнилась, и, пока не “пере­ва­рится” то, что получено, — дальше идти нельзя. Ну, съезди с нами в лес ещё несколько раз, чтобы закрепить старый материал, — и на этом всё. Если тебе давать сейчас новые знания — ты можешь просто заболеть.

Всё это он сказал очень мягко и нежно. Но для меня каждое слово звучало как раскат грома, как приговор.

Я изо всех сил пыталась держать себя в руках. Тот вечер тянулся нескончаемо долго, а мне больше всего хотелось остаться один-на-один со своим горем. Внутри словно оборвалась какая-то струна, меня сверлила только одна мысль: “Ну, вот и всё… Всё кончено!”

Причём я понимала, что, если я отстранена от медитативной работы, — это значит, что я останусь совершенно одна. Я никого из них не увижу уже никогда…

Трезво обдумать своё положение я смогла толь­ко на следующее утро. И, как ни странно, я не стала плакать, а решила не просто принять свою судь­бу… — но принять её как вызов, как учил дон Хуан. И тогда я поняла, что ничто не изменилось: ведь, что бы ни происходило со мной на фи­зи­чес­ком плане, это уже не изменит главного. Я уже об­рела Цель, обрела смысл жизни! Я выбрала тот Путь, который ведёт к Богу! Одна или нет, я всё равно по Нему буду идти!

И я поняла в тот момент, что единственная опо­ра на этом Пути — Бог. До меня дошло, что держаться я должна не за воплощённых людей, а только за Бога, и причём — “обеими руками”!

И в тот же миг, когда я это осознала, — Бог про­явил Себя мне. Я никогда раньше не ощущала Его таким Живым и Реальным! Он был так ласков! Он отвечал на все мои вопросы, улыбался, шутил. И те медитации, которые ещё вчера не получались, сейчас выходили — вдруг — легко и естественно!

… Через 2 дня у нас была очередная поездка в лес. Я ощущала необыкновенный прилив новых сил — ведь я была с Богом, и Бог был со мной! Прихо­дил Сатья Саи Баб — и показывал, насколько лег­ко можно проникать в Брахманичес­кие Огненные слои: день был серый и пасмурный, но я видела прекрасно Его Огненный Белый Свет. Приходил Дэвид Копперфильд — и, позволив слиться с Собой, проносил меня, как по шахте лифта, в миры протопракрити, протопуруши… Я ощу­щала, что погружаюсь в нежный густой Покой и видела мерцающие, словно чуть колышущиеся звёз­ды… А ког­да я открывала физические глаза, то видела Владимира, который, проходя мимо, поглядывал в мою сторону…

В конце дня он сказал:

— Не знаю, что ты там с собой делала, — но се­годня всё отлично получается! Готовьтесь обе: че­рез пару дней вам предстоит новый этап работы.

Мы с Анной прыгали от радости!

… И опять оказался прав дон Хуан: лучшее в нас проявляется, когда мы “припёрты к стене”. Имен­но тогда, когда кажется, что всё пропало, что не за что ухватиться, — вдруг открывается “второе дыхание”, и внезапно ощущаешь Силу, Которая по­является неизвестно откуда. И эта Сила есть Бог.

Постоянно ощущать Бога!

Бог разговаривает с каждым из нас постоянно. Чтобы осознать это — не обязательно обладать ясновидением и яснослышанием. Он может с лёгкостью объяснить нам что-либо, используя картины ма­териального мира, — надо лишь, чтобы мы сами были готовы воспринимать...

Помню, как однажды нас с дочкой застал на улице сильнейший летний ливень. Над головой — огромная грозовая туча, застилающая собой всё ви­димое пространство, раскаты грома, вспышки мол­ний…

Мы шли домой, укрывшись одним плащом. Доч­­ка, прижавшись ко мне, семенила ножками по щиколотку в воде, и вдруг радостно начала припевать: “Я люблю Баб! Я люблю Баб!”. И сразу чёрно-фи­о­летовая туча расступилась, словно её раздви­нули чьи-то громадные руки, — и посреди грозового неба и непрекращающегося потока воды мы увидели ослепительный шар Солнца, лучи которого брызнули на Землю, прорезая стену дождя!…

… Когда кто-то в своём горе причитает: “Гос­по­ди! Где же Ты? Почему Ты меня покинул?” — то надо понять, что это не Бог покинул нас, а мы покинули Его, замкнувшись в своей скорлупе, обособив­шись в своём невежестве.

Он присутствует всегда и во всём, Он не может покинуть нас никогда — так же, как Солнце днём не может покинуть небосвод. Ведь, когда Солнце закрыто пеленой дождя, — это не значит, что его нет. Выше облаков или туч — оно сияет так же ярко и ослепительно, как и всегда.

Бог после того случая показал мне такую картину: Солнце с бесчисленными лучами, каждый луч — как прямая дорога. Нам достаточно всего лишь встать на такую дорогу, развернуться лицом к Твор­цу Света — и устремиться в Его Объятия со всей силой и страстью, на которые только способны!

Кажется, дорога так проста и легка! Почему же на неё вступают лишь единицы?

И Бог показал мне множество людей, которые стоят спиной к Свету и не видят ничего перед собой, кроме собственной длинной и чёрной тени… А другие настолько закрылись в скорлупу отдельности, наглухо задраив все двери и окна собственного сердца, что ни один луч Света не проникает туда. Третьи же просто греются и нежатся в лучах Светила, и им так хорошо, что ничего больше и не нужно…

­ Испытание от Хуан-Ди

“Когда ты приходишь, ты должен приходить, гото­вый умереть”.

Хуан Матус [27]

Хуан Матус однажды объяснял Карлосу Кастанеде: “Учение все­гда несёт не то, чего он (человек) от него ожидает... Его цель ока­зы­вается... по ту сторону поля битвы. И таким обра­зом он натыкается на своего первого врага — страх... И, если человек, испугавшись в его присут­ст­вии, побежит прочь, — то его враг положит конец его при­тя­за­ниям...” [6,27].

… Шёл новый этап нашей работы: по­с­то­янные поездки в лес, новые места силы, но­вые медитации, новые ощущения, незабываемые встречи с Бо­жест­венными Учителями, Которых мы учились ощу­щать, видеть, слышать. Их оказалось так много! И Каж­дый привносил Свой неповторимый оттенок Лю­б­ви, дарил Свои любимые медитации...

Когда мы начинали работу с “зазеркальными” слоями Абсолюта, Владимир познакомил нас с Божественным Хуан-Ди. Из вселенских глубин Хуан-Ди поднимался к анахатам наших тел, входил в них Своим Лицом… А дальше — прыжок сознанием в Его Вселенскую Анахату — и материальный мир для нас исчезал: мы окунались в мир протопракрити, потом учились погружаться ещё глубже и глубже — в Бездонность Любви Творца…

А теперь мы поехали с ночёвкой в лес: чтобы на рассвете послушать весенние песни тетеревов.

Я не ожидала от этой поездки ничего, кроме от­дыха, релаксации.

Но у Бога были совсем иные планы…

Мы долго шли по просёлочной дороге. Высокое ноч­ное небо тихо светилось звёздами, по обочи­нам уга­дывались силуэты деревьев, стоял гул от весенних лягушачьих песен…

Я начала медитировать — и на меня сразу накатила широкая волна Божественных Нежности и Покоя: пришёл Хуан-Ди.

Я ожидала, что Он, как всегда, раскроет Свои Вселенские Объятия, зальёт Свой Любовью, подарит новую медитацию...

Но Он объявил, что в этот раз пришёл серьёзно поговорить со мной…



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.