WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Как познаётся Бог. Книга 2. Автобиографии учеников Бога ...»

-- [ Страница 3 ] --

— Я предлагаю новый этап работы — этап, который повлечёт за собой уход с земного плана. Если ты ощущаешь себя не готовой к такому повороту событий — то сваливай прямо сейчас, пока не позд­но!...

… Да, к такому повороту событий я не была готова… Я ощутила это настолько остро, что не мог­ла думать больше ни о чём другом, кроме как о скорой смерти тела. Одно дело — учиться растождествлению с телом в медитации: “Представим, что тело уже умерло… Его у меня больше нет… Тело было лишь оболочкой… А я — огромное духовное серд­це, сознание, свободное от материи, существу­ю­щее не­зависимо от тела… Я теперь вполне могу обходиться без тела…”. В медитации — да, сколько угод­но! А тут — реальность?!…

Хоть Хуан-Ди ни словом не обмолвился о сроках — но я поверила на сто процентов в то, что смерть тела настанет, если не в эту ночь, то завтра. И не медитативная, а вполне реальная!

А Хуан-Ди ещё “подливал масла в огонь”, оживив в моей памяти рассказы Владимира о том, что раньше в праздничные дни по деревенским дорогам вообще было не проехать на автомобиле: драки, поножовщина, валяющиеся посреди дороги пья­­ные местные жители… Это добавило остроты ощу­щений…

Вдруг меня пронзило: ведь сегодня — как раз 1 мая!…

Я двигалась по ночной дороге и ожидала уже не дематериализации тела, а гораздо более примитивной кончины — прямо сейчас. Мысленным взором я уже видела того местного пьяницу, который сейчас выскочит из-за кустов и перережет мне горло…

Я не могла медитировать, не могла ухватиться даже на минуту за то блаженство, в котором, казалось бы, уже умела жить постоянно. На всякий случай, я старалась держаться поближе к Владимиру…

Мысли, казалось, раздирали меня на части. На меня свалился целый ворох из “я же ещё не ус­пе­ла того и этого!” По щекам лились слёзы.

Я понимала, что, как бы сейчас мне ни было плохо, — я ни за что не “свалю”: я уже не могу жить прежней жизнью — жизнью без Бога! Но, когда мне реально рисовалась картина собственной смерти, то у меня тоже начинались судороги — потому что… я ещё не хочу умирать! Мне ещё так много чему надо научиться, я ведь только ещё вступила на Путь! У меня есть дочка, которую хочется вырастить, картины, которые хочется написать, ме­ч­та вер­нуться к работе в кино…

Я корчилась от боли до тех пор, пока не поняла, что пытаюсь идти по двум дорогам сразу: дороге обычного человека — и дороге духовного воина. И, если раньше мне это удавалось, то теперь я до­шла до той “отметки”, в которой эти дороги расходятся принципиально и навсегда! И мне не удастся больше идти по обеим одновременно. Я должна раз и на­всегда выбрать из них одну!

И я её выбрала.

… Развоплотил ли меня тогда Бог? — Конечно же, нет! Это было всего лишь испытание на прочность. Он проверял: хватит ли у меня силы устремлённости и мужества, чтобы не свернуть с полпути.

Ведь дальнейший Путь в глубины Себя Он может предложить только тому, в чьей преданности аб­солютно уверен.

… Хуан-Ди потом подвёл для меня итог той ночи:

— Ты сделала правильный выбор. Но закрыть дверь в мир иллюзий — это только начало Пути. Нужно ещё открыть врата в Мир Творца. И даже не только открыть врата и войти — но и поселиться Там.

Помни, что твоя цель — не забраться в наг­валь[19], сделаться магом, обрести свободу от материи. Цель — обрести истинную Свободу — Свободу с большой буквы. За границей материального мира можно встретить множество троп, но приводит к Сво­боде лишь одна — тропа сердца: только любовь спо­собна осветить Путь!

… А дальше снова шли месяцы и годы непрерывной работы. Но время стало измеряться теперь не событиями мирской жизни, а лишь новыми ступенями духовного восхождения…

Любовь к природе

Красота Земли… Сказать, что я не замечала её раньше — было бы неверно. Замечала и любовалась ею! Любовалась и отражением Солнца в весен­них лужах. Восторгала меня и прозрачная синева неба, и золотой шуршащий ковёр под ногами в осен­нюю пору. Глаз всегда примечал нечто удивительное и красивое — и пытался это запечатлеть.

Но я не умела растворяться в этой красоте, сонастраиваясь с ней. Я наблюдала её со стороны, чисто аджнически. При взгляде из головы можно ви­деть красоту, можно ею зрительно наслаждаться, — но при этом мы всё равно остаёмся отдельными от неё. Тогда как духовную ценность представляет именно слияние с ней.

Раньше, до своего ученичества, я считала, что у меня хороший художественный вкус: я ценила эстетику и, казалось, знала в ней толк.

Но более серьёзно порассуждать на эту тему мне пришлось после одной нашей лесной поездки.

… Остановились мы на берегу лесной речки. Было самое начало весны, всё залито солнеч­ным све­том.

И вот я вижу: по реке, чуть покачиваясь в тече­нии, плывёт красивейший красный тюльпан. Тут же во мне заговорило прошлое моё эстетство, и я невольно залюбовалась этой картиной: алый цветок плывет по прозрачной реке, а вокруг — укрытые ослепительным снегом берега. Из созерцания этой “пре­красной” картины вывел меня комментарий Вла­димира:

— Вон плывёт красивый труп…

… Был для меня и ещё один серьёзный урок.

Всякий раз, когда мы бывали в лесу, Владимир знакомил нас с птицами: какая как поёт по весне, какую как зовут. Мне казалось тогда, что этот аспект нашей работы — интересен, конечно же, но не так уж и важен. И я не сомневалась, что, всё равно, никогда не смогу отличить зяблика от зарянки или от дрозда.

И вот, стоит по весне птичий гомон, а Владимир спрашивает:

— Ну, а это какая птичка поёт?

Конечно, никто не помнил. Мы только пожимали плечами или пытались угадывать.

Следующую весну я ждала уже с некоторым содроганием: “Ой, скоро птички как прилетят, как все запоют!…”

И, действительно, вскоре они прилетели и запели. Владимир вначале посмеивался над нашим не­вежеством, ставил “двойки в карму”, вопрошал:

— Ну какой же из вас Бог получится, когда вы птичек выучить не можете? Ведь Бог каждую Cвою тварь знает!

А я всё никак не могла понять: почему же это так важно?

И вот, однажды, когда я в очередной раз обозвала дрозда-белобровика зарянкой, Владимир сказал мне:

— Не знаю, смогу ли я общаться с тобой дальше… Ведь все эти птички — мои друзья! Все годы, что я ходил по этим лесным дорогам, они были со мной! Я на самом деле не знаю, как мне общаться с тобой, если ты не любишь и не принимаешь моих друзей!…

Это обрушилось на меня очередным “шква­лом”, я плакала, не понимая, в чём же я провинилась? Ведь я люблю всех птичек! Ну что ж поделать, если мне никак не выучить их голоса?!

Я очень переживала тогда и дала себе слово, что впредь буду относиться к этому серьёзнее; в лесу я изо всех сил “навостряла уши”, дома слушала птичьи голоса, записанные на магнитофон…

Не помню, сколько прошло времени с тех пор, но однажды, идя по лесной дороге, я услышала, как где-то вдалеке тихо запел чёрный дрозд. Невозмо­жно передать, какая меня переполнила радость от этой песни! Я впервые в жизни сама услышала и узнала его голос, и он принадлежал не просто какой-то абстрактной птичке, а именно чёрному дрозду! Потом я услышала и без колебаний узнала песенку зяблика. А где-то рядом радостно по-ве­сен­нему “засиничила” синичка. Весна расцветала, птиц становилось всё больше, и до меня, наконец, дошло, как важно любить всех своих друзей и знать их по именам! Птичий щебет перестал быть просто при­ят­ным фоном для нашей работы, птицы “ожи­ли” по-настоящему, стали милыми и добрыми дру­зь­ями — когда я научилась их узнавать.

Так постепенно, шаг за шагом, я понимала, что такое — настоящая любовь к природе. Она может исходить только из сердца. Когда мы преображаемся в духовные сердца — руки души стремятся обнимать и ласкать всё живое! Мы тогда превращаемся в любовь, изливающуюся наружу, стремящу­ю­ся окутать всё собою, слиться с чистотой и тонкостью окружающей гар­монии! Только тогда понимаешь, что всё вокруг — живое! Каждая птичка, травинка, цвето­чек, дерев­це — это живые души, которые откликаются на твою любовь!

Только зная и любя именно так, мы можем дви­гаться дальше. Невозможно влиться в Бога, соединиться сердцами с Ним, если мы не научились любить всех Его детей, всё Его Творение!

Только научившись любить Творение, можно научиться любить и Творца, — учил нас Вла­димир.

* * *

И ещё мне хочется сказать несколько слов о самой природе любви.

Что такое любовь? И в детстве, и в молодости меня окружало много людей, которые говорили, что любят меня.

Но я замечала, что любовь одних — дарила ра­дость: например, одна из моих бабушек полностью состояла из своей ласковой заботы обо всех нас.

“Любовь” же иных — угнетала, душила, предъ­являла бесконечные требования…

У меня были, конечно, свои соображения на эту тему, но лаконичностью и чёткостью формулировок меня потряс однажды Вла­димир:

— Подавляющее большинство людей под любовью понимает собственное хотение. Любить для них — это значит хотеть чего-то или кого-то. Это даже вошло в литературу, именуемую “классикой”. Именно в таком виде “любовь” преподавалась де­тям в школах!

Но это же — абсурд! Любовь к себе — это есть именно антилюбовь!

Вектор настоящей любви может быть направлен именно и только от себя, а не к себе!

Любовь — это дарение себя, самопожертвование, а не требование чего-то от других для себя!

… Но именно той потребительской антилюбовью многие пытаются “любить” не только друг дру­га, но и живую природу и её конкретных представителей...

О медитативной работе

Что такое медитация? Многие уверены, что ме­дитировать — это значит сидеть в полном молчании со скрещенными ногами и глазами, скошенными к переносице…

Задолго до встречи с Владимиром именно так пробовала “медитировать” и я… Я так сидела… Но что дальше? Просто сидеть и ждать? А сколько ждать и чего?…

Читая книги Кастанеды, мне тоже очень хотелось повторить всё то, о чём он рассказывал. Но как овладеть этим “вторым вниманием”[20] ? Кастанеда ведь ничего этого не объяснял. Везде было толь­ко одно: стукнул меня дон Хуан по спине, и тут такое началось… А мне-то как быть? Кто меня стукнет?

Я, конечно, пыталась останавливать внутренний диалог, но из этого тоже ничего хорошего не получалось: ведь я старалась, “сидя в голове”, остановить поток мыслей. Как же это было мучительно! Верхом моих достижений было тогда то, что ворох мыслей превращался в одну, без конца повторя­емую: “Не думать ни о чём!”, “Не думать ни о чём!”, “Не думать ни о чём!”…

Только когда я начала учиться у Владимира, он объяснил, каков механизм овладения “менталь­ной паузой”:

— Нужно всего лишь уйти сознанием из верхнего “пузыря восприятия” в нижний — и тогда внут­ренний диалог исчезает сам собой. “Из головы” мож­но только фантазировать, реально ничего не по­лу­чится.­ Внутренняя тишина, перемещение сознанием в многомерном пространстве, способность видеть то, что действительно важно на Пути к Твор­­цу и Самого Творца, — всё это осуществимо только из ниж­него “пузыря”.

… Помню, однажды, в самом начале нашего уче­ничества, Владимир знакомил нас с одним очень интересным местом силы. Оно находилось на мосту через небольшую речку. Переступаешь границу места силы — и сознание само вдруг проваливается вниз.

Владимир объяснял:

— Всё — очень просто! Не надо “выдираться” из тела. Нужно просто ощутить себя лежащими на спине на дне реки. Перемещение происходит мгновенно: ведь сознание перемещается со скоростью мысли.

Я начала вглядываться в прохладную стру­я­щуюся воду: речка — неглубокая, виден песочек на дне, водоросли покачивает течением. Затем я перетекла сознанием в нижний “пузырь” — и… поняла, что лежу на дне реки, спиной ощущаю мягкий песок, чистая весенняя вода струится во­круг и сквозь… Мне было так хорошо и спокойно, все проблемы и мысли унеслись куда-то далеко вмес­те с течением реки… И вдруг, как сквозь тол­щу воды, слышу голос Владимира:

— Смотри, чтоб твоё тело тоже не оказалось там! Ты ведь уже и забыла, что оно стоит на самом краю моста!

… Я была тогда сильно изумлена: ведь впервые в жизни мне удалось полностью перетечь в иной мир и погрузиться в него настолько, что физический план перестал для меня существовать! И это оказалось… столь просто!

… Владимир, конечно, всегда радовался нашим успехам! Но он учил нас не только конкретным медитациям. Всякий раз, давая новые задания, он не просто объяснял технику их выполнения, но и раскрывал стратегию. Мы должны были понимать, как каждое упражнение вписывается в общую схему Пути, осознавать, в том числе, интеллектуально, каж­дую пройденную ступень.

К примеру, давая нам то упражнение на мосту, Владимир очень доходчиво объяснял, почему так важ­но научиться уходить сознанием именно ниже тела:

— Во-первых, мы все совершенно естественным образом прежде учились воспринимать мир из головных чакр, то есть, из верхней части тела. Но для ус­пехов на духовном Пути мы должны пе­реселиться в сред­ний дань-тян — чакру анахату — которая находится в середине. А это — не всем да­ёт­ся просто и сразу. Поэтому правильным решением будет сначала освоить устойчивую концентрацию сознания как можно ниже, как бы на другом по­лю­се относительно своей головы. Тогда потом будет легко ос­воить концентрацию и посреди.

И ещё. Мы должны отбросить стереотип мыш­ления, который бытует почти во всех религиозных течениях: “Бог — наверху, ад — внизу”. Божественные Учителя часто проявляют Себя в виде огромных Огненных Махадублей, и люди видели Их Лики высоко в небе. Отсюда и возникла идея, что Бог живёт — наверху (… относительно нашей круглой планеты?). А в реальности — всё не так: Бог есть везде, но искать подходы к Творцу надо не вверху относительно поверхности Земли, а именно в глубине собственных в достаточной мере развитых ду­­ховных сердец, намного глубже тела. Именно так мы находим наитончайшую пространственную мерность — Обитель Творца.

… А когда мы работали на просторах лугов, в огромных Махадублях наших Учителей, Владимир инструктировал:

— Выливаемся из анахаты назад — и пытаемся сразу же разлиться, раствориться в пространстве Света! Вовсе не нужно ощущать себя антропомор­фно, размером с физическое тело. То — опыт оккуль­тистов, их попытки выходить из физического тела в теле астральном. То — не перспективно. У нас — совсем иные задачи. И нам нужно стараться сразу же растворяться в Свете Божественного Сознания.

… Позже, когда уже мы сами учились выступать в роли преподавателей, Владимир объяснял нам, что от нас требуется не только знание методик и методологии духовного продвижения, но и понимание психологии учеников:

— Учась на Бога, мы должны стать психологами: ведь Бог — лучший Психолог.

… Когда мы делали самые первые шаги в преподавании, казалось, что самое главное — самой най­ти границу места силы, прочувствовать медитацию, а затем всё хорошо и правильно объяснить ученикам. Но Владимир тогда смеялся:

— Вы — как солисты в театре: выходите на сце­ну, чтобы пропеть свою арию. Нет! Надо — не так! Обязательно должна быть обратная связь с учениками! Вы должны видеть: получается ли у каждого из них! Если не получается, то нужно находить причину неудачи и помогать в её устранении.

Владимир сам всегда был примером для нас, как нужно вести за собой людей. Сколько бы раз мы ни ходили на одно и то же место силы, он никогда не повторялся. Он умудрялся каждому новому человеку преподносить медитацию именно в тех словах и терминах, которые были ему наиболее близки, для каждого он делал акцент на то, что было наиболее актуально для данного конкретного человека.

… А как оценивать успеваемость и перспектив­ность того или иного ученика? Оказалось, что не толь­ко по его медитативным способностям. Владимир учил нас, что главным критерием оценки является мотив того, что движет данным человеком. Или ему просто нравится компания, в которой он оказался, он “ловит кайф” от медитативных сос­то­я­ний, или ищет исцеления тела, или хочет “накачать” личную силу? Если человеком движут любые из таких мотивов, — значит дальше его вести нельзя!

Право приближаться к Творцу столь близко, как это позволяют методы, которыми мы располагаем, имеет только тот, кто устремлён именно к познанию Творца, кого движет любовь к Нему! Толь­ко тому, кто целью всей своей земной жизни поставил Слияние с Творцом, — Бог раскрывает Свои Объятья!

… Иногда к нам в прошлом присоединялись лю­ди, имеющие уже достаточно “кристаллизо­ван­ные” со­знания, с лёгкостью выполняющие сложные меди­та­ции… Но далеко не всегда они достигали ус­пеха. Если самого главного — влюблённости в Твор­ца — в них не оказывалось, то Бог очень скоро ставил точку в их дальнейшем продвижении.

— Только любовь! Только она всё решает! Че­ловека должны увлекать не приятное общение с нами и медитативные ощущения. Но он должен чётко видеть Цель и стремиться к Слиянию с Творцом! — объяснял Владимир.

И действительно: как можно выполнить, напри­мер, такие медитации, как “крест Будды”, “от­да­ва­ние” или “пробуждение” — без любви? Это невоз­можно! Ощущаем ли мы себя Рекой Святого Духа (Пранавой), проникаем ли в новые, неизведанные ещё слои многомерного пространства, наполненные Живым Светом Божественного Сознания, Его Нежностью, — мы можем пребывать Там, только будучи любовью!

Вот, что на эту тему однажды сказал мне Сатья Саи Баб:

— На фоне усталости — ты начинаешь выполнять медитацию, как серию заученных действий. Но ведь это — то же самое, что церковные ритуалы, которые ты считаешь пустыми и бесполезными. Сна­чала “два прихлопа, три притопа”, а потом ты удивляешься, почему нет ответного потока люб­ви. Но медитация — это не серия заученных действий, не физ­культура для сознаний! Медитация — это проявление любви ко Мне, это — отдавание себя, дарение себя Мне!

* * *

Ещё до начала своей работы с Владимиром я думала, что духовный Путь состоит как бы из серии “мгновенных просветлений”: получилось однажды полностью выйти из тела, глубоко погрузиться в ме­дитацию, принять Откровение — и эти достижения ос­таются с тобой на всю жизнь.

Но очень скоро пришлось понять, что всё обстоит совсем иначе: в духовном мире ничто, освоен­ное однажды, не принадлежит тебе вечно. Каждый новый рубеж приходится “брать штурмом” — и потом каждый день доказывать, что ты достойна той высоты, на которую сумела подняться. Каждую взя­тую ступень надо обжить, как собственный дом, сде­лать тем основанием, с которого можно продолжать восхождение. На этом Пути нет возможности долго отдыхать, нет времени и места для успокоения. Как только вырастаем мы — уже готова и следующая ступень, которую предстоит брать. А когда и она взята — Бог ставит ещё одну, от высоты которой снова начинает кружиться голова.

“Врастайте в Меня!”

Когда осознаешь, насколько насыщенной и яр­кой становится жизнь, когда Бог входит в неё, то воз­никает очень сильное желание наполнить той же радостью жизнь окружающих людей. И, точно так же, как когда-то я пыталась всех своих знакомых при­общить к книгам Карлоса Кастанеды, позже я на­чала одаривать всех книгами Владимира.

Так, подарив книгу одной из своих давнишних приятельниц, я ждала, что через несколько дней раздастся полный восторга телефонный звонок. Но вместо этого… услышала лениво-тягучее:

— Ну,… знаешь… Это… как-то уж слишком…

Что же именно оказалось для неё “слишком”? “Слишком” невыносимой оказалась та правда, что Путь к Совершенству требует от нас полной переплавки себя, пересмотра всех своих приоритетов, колоссальной работы по самокоррекции.

Куда проще — спечь кулич на Пасху, отстоять очередь, чтобы “батюшка” его “освятил”, да иногда побаловаться спиритизмом или астрологией… Это ведь не требует никаких особых усилий, но создаёт приятную иллюзию своей причастности к духов­ному миру…

Но никакие ритуалы и игры в эзотерику реально приблизить к Богу не могут! Приближает лишь всепоглощающая любовь к Нему!

— Врастайте в Меня! — сказал нам однажды ещё очень давно Бог.

И для того, чтобы осуществить такие свои стрем­ления, мы должны были сначала понять, какими Бог хочет видеть нас.

А Он хочет видеть нас подобными Себе!

Владимир неоднократно повторял, что тремя главными качествами Бога являются Любовь, Мудрость и Сила. А значит, и мы, стремясь к Слиянию с Ним, должны в себе эти качества развить до Божественного уровня. Ведь только подобное может слить­ся с подобным!

Можно сказать, что суть духовного Пути сос­то­ит в том, что индивидуальное “я”, очищенное от по­ро­ков, до­ведённое до совершенной чистоты и утончённости, развившее в себе мудрость, “cкри­с­тал­­ли­зо­ванное” до размеров, во многие миллионы раз пре­вышающих раз­ме­ры человеческих тел, — в конце Пути вливается в “Я” Творца, становясь неотъемлемой Его Частью.

Иными словами, низшее “я” человека должно замениться Высшим “Я” — в ходе долгой и упорной работы над собой.

Причём это никогда не происходит спон­тан­но, само собой. Ведь Царствие Небесное усилием берётся, как учил Иисус.[21]

… Наша работа всегда была комплексной. Но приоритет в ней отдавался именно взращиванию в себе любви. Любовь — это ключ ко всему: именно она отворяет Врата! А дальше, обретая мудрость и силу, она крепнет — и ей под силу становится самое невообразимое…

Вначале мы учимся любви, заботясь о дорогих нам людях, учимся любить всё живое и вообще всё, созданное Творцом. И, по мере того, как мы превра­щаем себя в любовь, Творец подпускает нас к Себе: ведь только любовь может слиться с Любовью.

Бог сказал мне однажды:

— Научись все индрии сознания погружать в Мои Глубины: именно так ты врастаешь в Меня!

Я-Любовь — принимаю в Себя только любовь!

А людей научись любить так, как люблю их Я, поддерживая на Ладонях Любви.

Тогда исчезнут неверные реакции на внешнюю событийность, исчезнут ложные привязанности, но родится истинная любовь ко всему!

… И действительно, врастая в Творца, подвиж­ник становится непривязанным к объектам мате­ри­ального мира, к конкретным людям, внешние события перестают увлекать его. И это вовсе не означает, что его жизнь становится холодной и пустой. На­обо­рот: его любовь ко всему и всем становится лишь глубже, наполняя жизнь счастьем духовного созидания и Блаженством общения и Слияния с Любимым!

… Параллельно с развитием любви должно ид­ти развитие интеллекта.

Ещё на этапе изучения концепции Школы через чтение книг — мы все должны были совершить “перепросмотр” всех аспектов своего существования.

В моей прежней жизни, как и в жизнях большинства людей, существовали определённые прин­ципы и правила, которыми я руководствовалась, никогда не задумываясь о том, истинны они или нет. Я исполняла их просто потому, что так принято.

Когда же я провела серьёзную работу по пересмотру всех своих действий, то увидела, сколь малый процент из них имеет объективную значимость и этически верен. Сколько же свободы и энергии влилось в мою жизнь, когда я выкинула из неё кучу старого и ненужного “хлама”! И это не было каким-то волевым решением: но просто “взрослея”, мы с лёгкостью и радостью освобождаемся от тех “дет­с­ких игрушек”, которые так увлекали нас раньше.

А потом, погружаясь всё дальше в Глубины Аб­солюта, мы учимся смотреть на события материаль­ного плана и давать им оценку именно из Него — глядя Его Глазами…

Обретение мудрости — очень постепенный про­цесс. Ведь нельзя просто отбросить собственный ещё недостаточно развитый интеллект и заме­нить его Интеллектом Бога! “Я помогаю вам на каждом шагу, но Я не буду делать эти шаги за вас”, — сказал нам однажды Бог.

… И, наконец, любовь должна стать не только мудрой, но и сильной. Ведь, чтобы пройти весь Путь до конца, нужна достаточная сила сознания и страстная устремлённость к Цели.

Владимир дарил нам массу методов, способ­ст­вующих “кристаллизации”, множество мест силы, работа на которых даёт прекрасные возможности для количественного роста сознаний.

Но при этом он всегда делал акцент на то, что растить мы должны именно “силу в тонкости”: ведь “накачка” грубой личной силы вёдет не к Творцу, а в противоположную сторону.

О Нагвалях

Однажды весной мы возвращались в город после дня медитативной работы. Всё вокруг утопало в золотом солнечном свете.

Вспомнилось “Путешествие в Икстлэн” [28], вспо­м­нился Хенаро… И тут же Его Сияющее Лицо заполнило всё пространство вокруг нас…

— Хенаро, расскажи о доне Хуане. Кем Он был для Тебя?

— Кем был Хуан для Меня? — Другом на Пути, верным Спутником!

Духовные воины не жмутся друг к дружке как слепые котята. Каждый прокладывает свою тропу са­мостоятельно — один-на-один с Силой[22]. Но знание того, что рядом идёт Друг, который так же, как и ты, прокладывает Свой Путь в Невообразимое, — добавляет силы и какой-то отчаянной радости!

Как счастлив должен быть каждый из вас, что он идёт не один! Встретить единомышленников — это большая удача. А встретить Нагваля — это Великий Дар Силы!

Что делают Нагвали для тех, за чьи судьбы при­­няли ответственность? Нагваль — всегда впе­реди! Он указывает Путь и помогает остальным пре­одолевать препятствия, заранее узнавая про все под­водные камни и мели.

Нагваль первым оказывается по ту сторону от мира иллюзий и выдёргивает туда, сквозь пелену “Завесы”, остальных.

Из глубины Своего Знания он видит те души, которые подошли к “Завесе” вплотную — причём подошли не из простого любопытства.

Зная, что этот Путь — не для слабых душ, Он берёт на себя полную ответственность, ведя за собой лишь тех, кто не свихнутся, не расшибутся насмерть, не раскиснут в пути.

Он видит тех, в ком есть внутренний потенциал, и, если они захотят последовать за Ним, то Он дарит им уникальный шанс обрести Свободу!

Заключение

Вопль

В плоть тяжёлую замурована...

Крик о помощи тонет в груди...

Не взмахнуть даже сильными крыльями...

“Мой Спаситель! Освободи!”

Он приходит и смотрит ласково,

Говорит мне: “Ты — спасена!

Не тюрьма здесь, не клетка частая,

Посмотри: ни замка, ни ключа!

Ты — свободная птица, запомни!

Твой высок и прекрасен полёт!

Взмах крыла — и ты — на Свободе,

Вдалеке от любых невзгод!”

Засветились глаза надеждой:

Вмиг отсюда я улечу!

... Но я вязну в трясине, как прежде...

Даже шагу ступить не могу...

“Надо мной Ты смеёшься, Учитель!

Помоги: изболелась душа!

Как достичь мне Свободы Обитель?” —

“Она — ближе конца крыла...”

“Как Ты можешь?!...” — “Ты — вольная птица,

А сама себя держишь за хвост...

Кто не может в Свободу влюбиться —

До Свободы ещё не дорос!”

Оглушённая правды словами,

Наконец, я Его поняла:

Разрешение дать на Свободу

Я могу себе только сама.

(Ноябрь 1997)[23]

Это “стихотворение отчаяния” я записала ещё в самом начале моего участия в работе с Владимиром. И вот теперь — спустя всего несколько лет — Владимир вдруг мне о нём напомнил:

— Машенька, — сказал он, — помнишь, тебе Бог когда-то говорил о том, что Свободу можно искать и найти… “ближе конца крыла”? Обрати вни­ма­ние: ведь это теперь исполнилось в твоей жизни исчерпывающе! Обитель Творца теперь полностью заполняет твоё тело, тебе теперь не надо даже протягивать руки или крылья, чтобы входить в полное Слияние с Ним!

… Тело каждого из нас, людей, подобно крохот­ному островку в Бесконечном Океане Вселенс­кого Абсолюта. Но почти все мы живём, не замечая Величия Той Беспредельности, Которая окружает нас со всех сторон: слишком уж занимателен и ярок материальный мир, он полностью затягивает нас в себя — и мы растворяемся в работе, в семье, в развлечениях и привязанностях.

Так мы живём до тех пор, пока не достигаем определённой зрелости души. И тогда перед нами открывается Истина: есть человек и есть Творец, Слияние с Которым является величайшим смыслом жиз­ни каждой души.

С этого момента и начинается собственный духовный Путь каждого из нас. Мы постепенно пово­рачиваем глаза души в сторону Творца.

Затем — смываем пороки души, очищаем “ост­ровок” от бесполезного и ненужного хлама.

Потом мы растим себя — очищенных и отмытых.

И когда этот процесс оказывается в должной мере завершённым — появляется возможность соскользнуть со своего “островка” и начать погружать­ся всё глубже и глубже в Океан Божественной Любви и Беспредельной Свободы!

Вначале нам кажется, что Путь к Свободе — бес­конечен. Но когда, наконец, сливаешься с Ней — понимаешь, что Она… всегда была рядом с тобой... А граница, которая всю жизнь отделяла тебя от Неё, была “не толще листа тонкой бумаги”[24], “ближе конца крыла”...

ОЛЬГА СТЕПАНЕЦ

Жизнь до начала настоящей жизни

Для чего я живу? На что трачу жизнь? Как сделать жизнь насыщенной, полезной для себя и для других? Попробую рассказать о том, как я постепен­но нашла исчерпывающие ответы на эти вопросы…

… Росла я в деревне и всё время проводила на природе. Наблюдала за всем вокруг, знала, где и ка­кие цветы появляются первыми, какие травы и пло­ды можно есть. Я была очень подвижной, любила вез­де лазать, в том числе, по деревьям…

… Такие черты характера, как ответственность и организованность, у меня были всегда, сколько се­бя помню. Ещё была очень упрямой, всегда отстаивала свою точку зрения, но и в ошибках призна­ва­лась.

… Читала много — и взахлёб. Особенно любила фантастику: нравилось читать о светлом будущем, где все люди любят друг друга, живут в гармо­нии с окружающей природой.

… Мне всегда хотелось о ком-то заботиться.

… Росла в атеистической семье, не верила в бытие Бога.

… Окончила институт, вышла замуж, родила дво­­их детей. Познала любовь земную, но… она распространялась на всё! Я любила всё вокруг! Тогда я формулировала для себя, что смысл моей жиз­ни в любви!

… Я всегда остро переживала несправедливость. Даже стала депутатом городского Совета — чтобы за­щищать интересы простых людей.

… Семья, дети, интересная работа, стабильный заработок — что ещё нужно для счастья обычному человеку? Но постепенно в глубине души росло недовольство той жизнью, которой жила…

Начало

С возраста примерно 35 лет я начала интересоваться духовной литературой, в том числе, книгами Е.Блаватской. Они увлекли меня очень силь­но, заставили задуматься о человеке как существе многомерном.

Но что же делать дальше, с чего начать познание и преображение себя? Ответов в тех книгах не было.

Я стала мысленно обращаться к Богу, в существовании Которого сомнений у меня теперь уже боль­ше не было: просила помочь.

И помощь пришла!

Однажды дочь принесла от подруги книгу Вла­димира Антонова “Как познаётся Бог”. Книга произвела на меня очень большое впечатление. Я сразу отказалась от убойного питания и вскоре начала заниматься описанными там духовными упраж­нени­я­ми. Жизнь перестала быть бесцельной, обрела уверенный смысл, наполнилась любовью и радостью от исследования раскрывающейся перспективы.

… Вскоре нашлись и единомышленники. Лидер нашей группы Олег предлагал нам вначале самые простейшие приёмы, описанные Антоновым и доступ­ные для всех: сонаст­ройка с гармонией природы, психофизические уп­ражнения… Мы все убеж­­да­лись на собственном опыте, что эти упражнения дей­с­т­ви­тельно эффективны и дают реальные резу­ль­таты! Только повторять их надо каждый день — до тех пор, пока они не станут привычными.

Особенно приятно их было исполнять по утрам под тёплыми струйками “дождика” из-под душа. Так, только проснувшись, наполняешься любовью и можно начинать новый день!

Для себя я тогда твёрдо поняла, что, если не на­учиться в самом начале духовного Пути пребыва­нию в эмоциях нежной любви, не укрепиться в этом, — дальнейшее правильное развитие сознания невоз­можно.

Олег учил нас наблюдать за собой, преодолевать недостатки, быть сильными и стойкими, жить в анахате, постоянно устремляться мыслями к Богу.

… Наши занятия проходили, в основном, на при­роде. Попутно запоминали растения и птиц. Я с детства знала “в лицо” только с десяток птиц — а их оказалось такое множество в наших лесах!

Для меня было открытием, что в походных условиях совершенно спокойно можно и чистить зубы, вскипятив воды на костре, и мыть всё тело.

Однажды, когда мы собирались провести в ле­су два дня с ночёвкой в палатках, одна из женщин лет сорока, испугалась ехать с нами. Для неё оказались непреодолимым препятствием походные усло­вия жизни. Так Бог отводит людей, не способ­ных к преодолению собственных привычек.

… После личного знакомства с Владимиром Ан­то­новым и его сподвижниками — людьми, посвя­­тившими свои жизни целиком и полностью духовно­му совершенствованию и отдаванию знаний о Пу­ти к Богу другим людям, — у меня появилась возможность учиться на живых примерах духовного под­вижничества.

… Хорошо запомнилась первая встреча с Владимиром. Я волновалась, боялась сделать что-то не так… Но радостные объятья заставили забыть обо всех страхах!

Владимир обнял и поцеловал меня, как родной, давно знающий и любящий меня человек! В его объятьях чувствуешь, будто Бесконечность об­нима­ет тебя, словно нежный Океан Любви прини­мает в Свои ласковые воды — и ты растворяешься в этой Любви.

Я наблюдала за ним. Он всегда спокоен и умиротворён. Если он смотрит на тебя — то это сама Любовь смотрит! Он бывает строгим, когда гово­рит об ошибках, но на это невозможно обидеться, по­тому что это — всегда справедливо. Он — нежный и заботливый, всегда находит ласковые слова, когда обращается к тебе. Он никогда никого не теря­ет из вида, помнит о каждом всё важное. В лесу зимой он стряхивает снег с наших курток: чтоб не попал за шиворот, в квартире, в узких проходах, всег­да сторонится и останавливается, пропуская встреч­ных.

Одет он всегда просто, ничего лишнего. Вещи служат ему очень долго, ничто не выбрасывается, не износившись до предела, — пока, как он шутил по-медицински, не происходил их полный тканевой распад.

Мне, возможно, как и каждому из нас, всегда ка­залось, что именно мне он уделяет особое внима­ние, стараясь научить не просто ощущать Любовь, но и жить ею: проявлять её в мир, пропитать ею всё тело, всегда улыбаться из анахаты, жить радостно.

И если вдруг волна Любви внезапно захлёстывала меня — я сразу понимала, что это он смотрит и поддерживает меня.

… Было много разных случаев во время обучения, когда можно было посмеяться над собой.

Однажды ранней весной во время половодья нам нужно было перейти через разлившуюся речку. Вода была гораздо выше наших сапог. Что делать?

Но Владимир спокойно сказал:

— Что ж, снимаем сапоги, штаны — и идём.

У нас уже был опыт “моржевания”, но такое ре­шение мне cамой тогда в голову ни за что бы не пришло! А кого-то, возможно, оно и вовсе бы остано­вило…

Потом мы ещё не раз таким же образом перехо­дили затопленные водой места.

… Или как-то мы шли мимо места, про которое в видеофильме “Места силы. Три этапа центрирова­ния” говорилось, что здесь даже ранней весной рас­тут грибы. Была как раз весна, середина мая. Ещё кое-где в ямах лежал недотаявший снег. Это в средней полосе май — уже почти лето, а в северных широтах весна отстаёт на месяц. Я твёрдо решила, что ни за что не поверю в грибы в это время, если не увижу их своими глазами! И каково же было моё изумление, когда сама нашла на старом большом пне, поросшем зелёным мхом, молоденькую, све­жевылупившуюся семейку опят!

Бог, воистину, творит чудеса — чтобы сбивать че­ловеческие шаблоны восприятия мира!

Лао

… Мы шли к Лао[25]. Душа радовалась весенней свежести и чистоте леса, разливалась, обнимая и сос­ны, и молоденькие берёзки с нежной, едва распустившейся листвой… В сердце начинали звучать стихи Лао:

Мы идём

Мы идём…

Всё омыто дождём, чистотою блестит…

Лес, приветствуя нас, шелестит,

Раскрывая объятья свои: “Мы вас ждём!”

Мы идём… Запах свежей травы,

Нежной майской листвы

Наполняет пространство вокруг…

“Распахните сердца: Я — ваш Друг!

Я вам всем помогу

Влить в мелодию леса свои голоса,

Раствориться в гармонии леса,

Землю живой ощутить и любовью обнять!”

Мы идём…

Любим мы и готовы понять,

И принять, и держать

Всё живое, весь созданный мир

На ладонях своей бескорыстной любви!

Но то, что происходило дальше, на самом мес­те силы в ашраме Лао — было ещё чудес­ней! Лао показывал Свой монастырь, который те­перь су­ществует в “непроявленном” мире.

… Было озеро и лёгкий туман над его гладью… Из тумана всплывали смутные очертания беседок с изогнутыми крышами… Ручейки с водопадиками в кам­нях… Необыкновенные цветы с нежным арома­том и множество других растений… Заросли бамбука… Поля алых маков, тепло от них ощущалось даже на физическом плане… Необыкновенный рукотворный тропический сад в северных краях!

Снова в глубинах духовного сердца пелась пес­ня:


Сад в ашраме Лао

Нежный запах цветов…,

Теплота лепестков…

Дивный Сад Сад блаженной Любви!

Мягкой, лёгкой волной

Наполняет покой…

Дивный Сад Сад блаженной Любви!

Много ласковых рук

Создают, берегут

Дивный Сад Сад блаженной Любви!

Свет струиться везде:

И в тебе, и во мне…

Дивный Сад Сад блаженной Любви!

Как найти в Сад дорогу?

На ладонях у Бога

Дивный Сад Сад блаженной Любви!

Лишь душа расцветёт

Твой цветок прорастёт

В дивный Сад Сад блаженной Любви!

Так, Любовью сияя

И людей вдохновляя,

Пусть цветёт дивный Сад на Земле!

Уйти телами оттуда было просто невозможно! Но то блаженное состояние сознания в ашраме Лао запечатлелось навсегда и помогает в трудные ми­ну­ты.

— Учитесь любить, творить любовь, держать на ладонях любви всё живое: растения, животных, лю­дей так, как это делаю Я, объяснял тогда Своей Любовью Лао.

Сатья Саи Баб

Когда мы пришли на место силы Сатья Саи в первый раз, Его Махадубль в оранжевых одеждах поднимался выше молодых берёз и, казалось, даже на их белую берёсту и остатки ещё не растаявшего снега ложились тёплые оранжевые отсветы.

Баб заключил нас, прильнувших к Нему, в Свои Объятья — и мы растаяли, растворились в Его Любви… Не стало леса, не стало нас — а только Его Нежнейшая Любовь, и ничего кроме…

… На другом Его месте силы Его Махадубль под­нимался высоко над долиной маленькой речуш­ки и окрестными лугами. Мы остановились неподалёку с палатками на несколько дней. И, куда бы ни перемещались мы телами, я чувствовала, что Баб держит меня за руку, водит всюду, как малень­кого ребёнка. Он был абсолютно Живой и Близкий, Его Любовь я ощущала постоянно!

"Взявши за Руку Меня

Держите!

Я вас по жизни поведу

В Свою Обитель!"

— в стихах говорил Он нам.

Баб часто давал мне советы, учил слушать Его, записывать Его слова.

Однажды, когда мы пришли в очередной раз к Нему, я ощутила необходимость достать ручку и блокнот из кармана куртки. Но умом я стала сопротивляться: ведь нечего же записывать, никто ничего не говорит! Но то побуждение повторялось — и я, в конце концов, приготовила всё необходимое. И только тогда потекли Его слова:

— Ты должна стать чистым источником, проли­вающим Моё Знание людям, — тем людям, которые Меня ещё не знают и не слышат!

Собою проявляй Меня!

Чистота твоего восприятия Меня должна быть абсолютной, без всяких примесей “себя”!

Моя Любовь должна струиться из твоих глаз, из сердца, в словах и действиях, из всего твоего об­раза жизни на Земле!

Служение Мне через отдавание Моих Знаний лю­дям это то, что Я могу делать только через во­п­лощенные тела, в том числе, ваши.

Я есть Всё! Я Тот, Который творит в Себе и из Себя! Вселенная развивается, расширяясь вну­три Меня.

Я есть Любовь, исходящая к людям на Земле, проявляющаяся в форме Моих Огненных Махадублей, помогающих людям на их Пути ко Мне!

Ощути эту, не имеющую границ во времени и про­странстве Любовь, растворись в Ней, стань Ею! Держи со Мной всю вселенную на руках Любви!

Люби — и помогай людям в их эволюции, но помни об их свободе выбора!

Неси Моё Слово людям! Имеющий уши да услышит!

Океан

Места силы над морским простором всегда помогали мне задать тот размах рукам сознания, ту чистоту, нежность и устремлённость, без которых в Океан Изначального не войти.

Море… — огромное, ласковое и нежное… Волны, непрестанно набегая на берег, шурша о песок или мелкую гальку, создают постоянный ритм, свою особую мелодию, в которой как бы сами собой рождались строки стихов Божественного Мэнь­­юла, похожие на накатывающиеся волны:

Стань рекой, стань Океаном

Стань рекой…

Стань рекой, что течёт…

Стань рекой, что несёт в Океан

Воды чистой и нежной любви…

Стань Волной…

Стань Волной, что одна за одной

Проявляют Собой Океан

Бесконечной Вселенской Любви…

Будешь вместе со Мной — Океаном,

Что живёт, создавая в Себе острова, —

Чтоб любить

Реки, степи, леса

И людей…

Тех людей, что растут

И, как реки, несут

В Океан воды чистой и нежной любви…

Сознание расправляется над морскими прос­то­рами свободно и легко!

Часто медитативные состояния сильнее запечатлеваются, реализуясь в сти­хах. Вот — что ещё диктовал мне Мэньюл на Его “морском” месте силы:


В Океан превратись!

Море… Мягкий шёпот прибоя,

Предрассветный туман…

Море… Волна за волною

Обнимают меня…

Раствориться в тумане!

Дотянуться до края! Светом стать!

Распахнуться над морем!

Солнцем встать над землёй! И сиять!

Море… Море Света, Любви —

В Небесах!…

Солнце… Солнце Бога[26] поможет

Мне попасть в Океан!

Океан Изначальный —

Океан Бесконечной Любви…

Оттолкнувшись от тверди,

Ты в Него попади!

Наполнясь Любовью, беспрестанно тянись,

Раскрывая объятья, — вглубь, ввысь!

Растворись без остатка!…

В Океан превратись!..

Море… Море Света царит в Небесах!…

Океан Изначальный

Нежно Землю качает

На огромных Руках…

Удивительно!… Я раньше бывала на Чёрном мо­ре, но то, что возникало в душе здесь, на этих местах силы, родное, знакомое провоцировало на вос­поминания из прошлой жизни… Сознание начинало вспоминать свою наработанную когда-то способность сонастраиваться с саттвой природы, рас­творяться в бескрайних просторах моря и неба, сияющих золотисто-розовым светом.

Наиболее ясно — как прорывом из глубинной памяти сознания — это стало после того, как я прочи тала главу о Даниш Леди-Гуд из книги [6].

Ведь я знаю Её! Помню Её тело высокое и стройное, намного выше моего: видимо, тогда я ещё была ребёнком… Волосы длинные, гладко собранные назад в простую причёску. Знаю и Её характер строгий, но справедливый. Она любящая мудро, истинно!

Да, я была в прошлом воплощении Её учеником!… И теперь начинаю вспоминать Её уроки…

… Я, не осознавая того, всегда использовала для восстановления после неблагоприятных энер­гетических воздей­ствий чистую и светлую энергию воды…

… А когда я начала заниматься духовными прак­тиками — мне было легко сонастраиваться с гармонией природы, легко золотистым прозрачным светом заполнять тело, мыть его “мочалками” из све­та снаружи и изнутри, успокаивая эмоции и ум…

… Глубина восприятия Океана Изначального Со­знания — по мере роста сознания — меняется. Теперь в медитациях я уже могу ощущать Океан Творца, окружающий меня со всех сторон. Или же, слившись с Ним, я свободно протекаю сквозь свой энергетический ко­кон и заключённое в нём моё тело…

Если душа растёт в устремлении к Творцу — происходит её преображение в Единосущность с Ним…

Теперь надо стремиться к тому, чтобы разъ­единения с Ним не происходили ни­когда…

Недостатки

Но духовный Путь не бывает лёгким. Ибо он — это, прежде всего, борьба с собственными несовершенствами, которые мешают приближаться к Твор­цу.

Причём самостоятельно увидеть недостатки за­­частую бы­вает невозможно. Хорошо, если рядом есть друг, который может помочь.

И ещё надо быть всегда готовыми “под­став­лять себя под удары” Бога-Учителя и “держать эти удары”.

Владимир умеет совершенно точно и вовремя показывать, высветлять недостатки — именно тог­да, когда “созреваешь” для того, чтобы это воспри­нять.

Вот примеры того, что и как говорил мне, быва­ло, Владимир­ о моих недостатках в прошедшие го­ды:

— Оля, почему ты приехала с таким лицом — лицом замученной жизнью домохозяйки?

Мы должны становиться духовными лидерами! И, значит, мы не в праве жить вне состояний ра­дости и любви! Иначе ведь за нами никто не пойдёт!

Горя и проблем у людей и так хватает…

Мы же должны именно вести за собой людей, мы не должны оказаться “пустоцветами”!…

Мы должны жить в постоянно растущей Любви к Богу и в постоянном счастье от этого! — как бы плохо ни было телу.

“Сат-Чит-Ананда”[27] — это не мантра, не лозунг. Мы должны жить в блаженстве — даже если тело режут, четвертуют, жгут. Представим: тело ещё не до­горело и ему больно… Или — атаки дьяволов… Боль и неполадки на физическом плане должны лишь ещё глубже “загонять” нас в Слияние с Богом, в Бла­женство этого Слияния! В этом-то и состоит их пред­назначение для нас!

Чем мы заняты? Если мы заняты добыванием денег, общением с праздными друзьями, смотрени­ем целыми вечерами телевизора, ухаживанием за мужем, обслуживанием его… — и при всём при этом нас ещё есть хобби на week-end — поиграть в духовные игры, ублажая этим себя… (как люди, напри­мер, в церковь по воскресеньям ходят поставить свечки, то есть, как бы обязанности свои перед Богом этим выполняют: вот, поставили свеч­ку Богу — и за это Он нас в рай возьмёт!) — но это ведь ложь, абсолютная ложь! Никакого рая от таких дел не будет!

Мы же должны жить в состоянии “хрони­чес­ко­го напора”, напора устремлённости по преображению себя! И только такая верно направленная устремлённость и приближает нас к Богу! А вов­се не то, что, вот, покрутили тетраэдр[28], сходили на мес­то силы… Не в упражнениях — главное! Главное — в личных взаимоотношениях с Богом! Мы должны имен­но выстраивать личные взаимоотношения с Ним! На протяжении лет практики выст­раивание этих отношений приводит к тому, что мы с Ним сли­ва­ем­ся!

И благодаря этому накалу борьбы с самими со­бой — блаженство от соприкосновения с Ним нарастает день ото дня, год от года!

И также никто не должен думать, что его, как собачку на поводке, приведут в Обитель Творца!

Сатья Саи Баб очень верно говорит, что не должно быть посредников между человеком и Богом! То есть, каждый должен именно сам лично выс­тра­ивать свои отношения с Ним! В Агни-йоге тоже есть слова, что каждодневное предстояние есть самое трудное, но совершенно необходимое условие для успеха на духовном Пути.

У тебя личные взаимоотношения с Богом не выстроены — и поэтому всякая серьёзная духовная работа пока остаётся только мечтой... Я сейчас напрямую ставлю перед тобой эту задачу: неблагополучие существует, и с этим нужно справляться!

В моих словах нет ни малейшего намека на то, что ты настолько не права, что нам пора расстаться… Нет, наоборот: Бог тебя очень уверенно выделил как перспективного Своего ученика. Но неблагополучие, тем не менее, есть. И это должно быть из­менено!

Посмотри: ведь вы все, бывшие в отрыве от нас, осунулись за то время, пока мы не виделись! Вы все постарели за эту зиму лет на 10! Чем вы всё это время занимались? На места силы ходили, угрюмо там стояли, делали вид для самих себя, что “идёт работа”? Но то, что вы к Богу за это время не приблизились, — это ведь факт!

Может, сознания вы и подрастили… Но, повторяю: не оттого, что стоим на месте силы, — мы приближаемся к Богу! Нас к Богу приближает рост Любви! Бог есть Любовь, и мы тоже должны стать Любовью! Если Любовь в нас исчезает — мы отдаляемся от Бога! Мы должны — как духовные сердца — расти, расти, расти!.. Но ведь духовное сердце — не воздушный шарик!.. Оно — сознание, которое пре­бывает в состоянии Любви! Вот этой-то Любви и не получилось…

Что, Оленька, тебе помешало жить духовным сердцем всё это время?

Пойми, что я хочу именно позитивно изменить ситуацию, сдвинуть её с места. Я тебя люблю! И ты тоже должна любить — Его, всех, всё! Роста Любви в тебе за это время не произошло, наоборот, её количество в тебе уменьшилось! Анахата внутри тво­его тела не стала радостной за это время!

Мы, несомненно, преодолеем эти трудности. Но для этого надо кое-что изменить. Именно, прежде всего, нужно изменить взаимоотношения с Богом! Может быть, с этого лета для тебя появится воз­можность преподавать. Нужно, видимо, также ме­нять, всё-таки, социальную среду, в которой ты обитаешь. Если не менять — то ничего не получится! Будешь ли менять? — ты это сама решай, я ни на чём не настаиваю. Но ты должна увидеть проблему — с моей помощью сейчас. Я не должен над тобой занудствовать. Но я должен эту проблему перед тобой обозначить. Ты должна понять, что я с абсолют­ной доброжелательностью говорю, что нечто должно быть изменено в твоей жизни — при всей твоей перспективности! И ты должна это сама решить и, если сочтёшь нужным, выстави твои решения на обсуждение Богу: права ли я, намереваясь поступить так-то и так-то?

И вот — радость в тебе должна наступить хотя бы уже оттого, что я, мол, сейчас знаю, что мне следует измениться! Я изменюсь!

… Можно ходить на места силы, можно развивать сознание с помощью каких-то техник… Но, если мы при этом не общаемся с Богом и не ус­т­ре­м­лены к Нему, — толку от этого будет мало. Бог отторгнет тех претендентов на приближение к Нему, которые не любят Его!

Самое главное — это Любовь к Богу! Те верующие, которые ходят в церковь и там лбом бьют об пол, — они ближе к Богу, чем те, которые внимание направляют на места силы, а не на Бога Живого! Запомни это навсегда! Любовь тех, кто пока ищут Бога только в храмах, хоть и несовершенна, — но зато она направлена к Богу в большей мере, чем это получилось у вас!

“Я развиваю себя!” — это спортивный принцип. Но это — не религия. А наша Школа — религиозная! Религия же — это, прежде всего, любовь к Бо­гу!

Что толку развивать анахату, если она всё рав­­но не функционирует, если в ней нет присутствия фун­кции Любви. Структура и функция это­го органа — должны развиваться параллельно! Не с местами силы надо отношения выстраивать, а с Богом, с Бо­жественными Учителями!

Посмотри: прямо здесь и сейчас можно руками духовного сердца обниматься с Иисусом — вот Он протягивает к нам Свои Руки для Объятий!

Люби Иисуса, Кришну, Сатья Саи Баб, Ба­ба­джи, Птахо­тепа, Сурью, Элизабет Хейч… — Всех, Всех, Всех! Сколько Их у нас!

Ведь если иначе — получается, что на вопрос: “Кого я люблю?” — что ты можешь ответить? — “Ни­кого. Потому что некого любить…”?

… Одним из конкретных проявлений любви яв­ляется служение Тому, Кого мы любим. Мы делаем это не для себя, а для Него!

Кстати, по-видимому, если нет конкретных воплощённых объектов для любви среди людей, то надо, наверное, мучиться от этого! Я тоже постоянно на эту тему мучаюсь, хотя у меня и есть конкретные объекты для проявления моей любви! Но я, тем не менее, мучаюсь оттого, что у меня их мало: хотелось бы ещё и ещё!

… Плохо, когда анахаты пусты, не наполнены любовью!

Bсё, что вы делаете, похоже скорее на спортив­ную тренировку — и в этом нет религиозности! Это — очень серьёзная методологическая ошибка: духовная работа не должна быть похожа на спортив­ную тренировку! Религиозность — это, прежде всего, любовь-устремлённость к Богу!

Да, у тебя сохранилась… форма анахаты… Но она — пуста! Этот твой орган развивался без того, чтобы ему правильно функционировать!

Что можно делать для того, чтобы стать дейс­т­вительно религиозными? Надо читать, думать, раз­говаривать о Боге, взаимодействовать с Богом, пытаясь воспринимать Его, обнимать Его руками сво­их духовных сердец, служить Ему.

Если нет людей, которым можно было бы в дан­ный момент помочь, то любовь может быть направлена на всё живое: на растения, зверюшек, пти­чек. Любить сердечной любовью можно всех, кроме обитателей ада.

И невозможно слиться с Богом, не будучи влю­б­лёнными в Него!

… “Духовная работа”, превратившаяся в спортив­ную тренировку, может оказаться очень опасной ещё и потому, что может привести к росту безоб­раз­ного личного “я”…

Бог должен занять именно главное место в жиз­ни! Взаимоотношения с Богом должны быть не в свободное от работы время. Бог в жизни монаха должен занимать главное, первостепенное место! Этим-то и отличаются монахи от мирских людей!

* * *

— Тебе обязательно предстоит преподавать.

При работе с учениками — обязательно должна быть обратная связь. Чтобы эффективно помогать конкретному человеку, надо знать о нём все ню­ансы его духовного развития! Нужно научить­ся брать на себя ответственность за развитие ученика, за его воспитание. Обязательно надо обра­щать вни­мание на недостатки! Иначе можно создать у ученика иллюзию того, что он духовно растёт, — а на самом де­ле он деградирует!

При этом надо стараться говорить человеку о том, как ему стать лучше, а не о том, какой он плохой. От последнего ему ведь становится только ещё хуже — и он отстраняется. Говорить о том, как стать лучше, — надо за исключением тех особых ситуаций, когда человеку кажется, что всё хорошо, а на самом деле, всё становится только хуже. Тогда — да, надо ругать!

… Духовные знания нашего уровня не должны даваться кому попало. Надо различать: что кому да­вать. Говорить о Боге, о духовном сердце можно всем, но нельзя давать более углублённые ступени — этически несостоятельным людям: это было бы вредительством!

… Не навреди! Людей, не воспринимающих серь­ёзно работу над собой, нельзя развлекать раз­ными методиками.

И также нельзя тянуть к Богу! Искус­ственное “нагнетание” интереса к духовной работе — во вред человеку: ему не справиться!

* * *

— Исихия — это внутренний покой. Даже когда тело бежит — внутренний покой нужно сохранять.

Твоя медитация теперь — это состояние Бога. Ты должна сама в себе воспитать состояние Творца.

Мы должны “кристаллизовать” сознания в тон­кости Обители Творца. Для этого нужно прикладывать постоянные усилия: просто расслаблением и пре­быванием в тонкости — роста сознания не добиться. Но чередовать усилия с расслаблением — ради отдыха — надо.

* * *

— Чем отличается Божественный Учитель от православной старушки? — Божественный Учитель думает обо всём человечестве, а типичная православная старушка концентрируется только на своих грехах…

Тишина и красота

В медитациях — на высших ступенях Пути — видение мира меняется: Всё состоит из Божественного Света, заполнено Им и поддерживается Им…

Хуан Матус отобразил это в стихах:

Лишь Свет повсюду!

Куда ни бросишь взгляд —

Повсюду видишь Свет…

Он манит, обнимает…

Его прекрасней нет!

В Него влюбляясь —

Таешь…

В Нём растворяясь —

“я” теряешь…

Лишь Свет — повсюду,

Он — везде, во всём!

Он — подо всем,

Всё — держится на Нём!

Он — Мудрость и Сила,

Он — Нежность и Любовь!

Его Глубины постигая,

Рождаешься в Нём вновь!

Возможно ли познать Его,

Воспламеняясь… иногда?…

Гори! Сгорев дотла[29]

Им станешь навсегда!

Но это постижимо лишь в познанной и освоенной внутренней тишине.[30]

На эту же тему говорила стихами Божественная Лада:

Тишина

Тишина в лесу, тишина…

Падает снег тихо-тихо,

Землю, деревья укрыл…

Всё затихло…

Тишина вокруг, тишина…

Ощути её — как она

Окружает тебя…

Ощути её, впуская в себя…

Тишина… Она обнимает,

Из глубин поднимаясь…

В ней исчезает “я”:

Тишина растворяет тебя…

Тишину услышь!… Ведь она

Бесконечной Любовью полна…

Из глубин тишины, где Исток,

В тишину души — входит Бог…

Несколько напутствий
Божественных Учителей

Бабаджи:

— Посвяти себя Богу — полностью!

Из всех личных желаний должно остаться толь­­ко одно: постоянное, неистребимое устремление ко Мне, в Меня!

И ещё: что ты уже сделала — для Бога? Не для своего личного развития, а для Бога?

Лада:

— Полюбите природу, которая вас окружает!

Полюбите тишину — живую тишину природы!

Научитесь видеть красоту даже в самой маленькой и неприметной травке, в самом невзрачном, на первый взгляд, цветочке!

Научитесь слушать тишину вокруг — и тишину внутри себя! И тогда вы сможете научиться жить сердцем.

Я Любовь! Я Красота! Любите и творите Красоту вместе со Мной! И в этом нашем совместном творчестве — становитесь со Мной Одно!

Сатья Саи Баб:

— Для учеников Моей Школы требуется полностью осмысленное действование в стратегии замысла Творца по распространению наших общих те­перь знаний — на планете Земля.

Кто этого не понимают — те действуют лишь ради удовлетворения прихотей своих низших “я”! Тех — Я исключаю.

Иисус Христос:

— Мою Любовь вы встретите всюду! Я — всегда есть и буду среди вас!

Проповедуйте Меня из Глубин Отца, неся Истину туда, где люди способны понять Меня! Это — единственное, к чему Я вас призываю!

Это — Поток нашего общего Служения.

И помните: кому больше дано — с того больше и спросится!

Вы включены в этот Поток и взаимосвязаны со всеми Нами. Останавливаться нельзя: это бу­дет неисполнением долга!

От каждого, включённого в Поток, требуется полнопреданность! Кто смотрит узко, себе под ноги, — тот сорвётся, не выдержав интенсивности Потока!

ЛАРИСА ВАВУЛИНА

Начало

Когда Бог предлагает Прямой Путь к Нему и даёт Мастера, который сам прошёл весь Путь и хорошо знает Цель, — от ученика требуются полное до­верие Мастеру и полная преданность данному Пу­ти: иначе он не сможет идти по нему.

Какими словами можно выразить любовь ученика к Мастеру? Как сказать “люблю!” тому, кто так любит тебя, что отдаёт всего себя, чтобы помочь те­бе достичь Совершенства, познать Бога и соединить­ся с Ним?

Как сказать “бла­го­да­рю!” тому, кто, постоянно помня о тебе и заботясь, держит тебя на своих огромных ладонях сознания-любви, кто, взяв тебя в ученики, принял на себя перед Богом ответственность за твою душу? Я не знаю таких слов, но это — то, что живёт во мне!

… Когда Бог уже прочно вошёл в мою жизнь, я обратилась к Нему с вопросом:

— Как лучше служить Тебе, Господи?

— Пиши обо Мне! Ведь Я — не абстракция! Я — Реальность! Я — действительно существую!

Но когда позже Он сказал, что следующая книга будет нашими автобиографиями, я немного растеря­лась… С чего начать? Ведь вся моя прежняя жизнь в этом воплощении — до прихода в Школу Владимира Антонова — была очень далека от жизни духовного подвижника. Трудно писать о той части моей жизни, потому что теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что то моё существование — вовсе не было настоящей жизнью. Ибо в ней не было Бога и понимания — зачем я живу, не было осознаннос­ти, просто шло время… и жизнь текла…, я словно плы­ла по течению…

Но, всё же, Бог и тогда давал уроки — и мною приобретался жизненный опыт…

… В семье, где я родилась, моим воспитанием серьёзно никто не занимался. Отец работал рабочим на небольшом заводе, где делали чугунные батареи для отопления домов. Он не был образованным и культурным человеком. После работы он играл в домино на улице и пил водку. Он не принимал участия в моём воспитании и никогда не интересовался моими делами.

Правда… один раз, когда я — уже после оконча­ния средней школы и техникума — училась в вечернем институте и работала, он вдруг открыл дверь в мою комнату и почти ласково спросил:

— Доченька, а ты уроки-то сделала?…

Моя мама, закончив техникум, работала мастером на огромном заводе в цехе, где делали ножи, вилки, ложки. Там был тяжёлый ручной труд, и работали почти одни женщины. Она была для них “ма­мой”, её любили и уважали за честность, доброту и огромное трудолюбие. У неё тоже было мало свободного вре­мени на моё воспитание.

Со своей старшей сестрой в детстве я не ладила: я не терпела никакого насилия над собой — и отчаянно сопротивлялась любым её попыткам меня “воспитывать”. Позже мы выработали принципы мирного сосуществования и почти не ссорились, хотя близки не были: у неё была своя жизнь, у меня — своя.

Ещё была бабушка, папина мама, которая жила с нами. Она была тихая, добрая. Почти все домашние дела лежали на ней, и из дома она практически не выходила, кроме двух летних выездов в Мордовию в де­ревню, куда она брала и меня.

В первый раз мы выехали, когда мне было семь лет. Это были сильнейшие впечатления детст­ва! От станции до посёлка нужно было ехать нес­колько часов на телеге, запряжённой лошадью, по просёлочной дороге. И вот, впервые я, городской жи­тель, оказалась на просторе!

Было утро и светило солнце! Кругом — до горизонта — расстилались на пологих холмах поля и луга, которые перемежались оврагами и небольшими перелесками. Я впервые видела, как на полях растут пшеница, рожь, гречиха, овес, просо… А на лугах цвело множество цветов и росли разные травы. Высоко в небе пели жаворонки. Всё это походило на разноцветный ковёр — только он был огромный и живой… и очень красивый! Я не могла оторваться от окружающей красоты!

В то лето я впервые увидела целые поляны земляники и лесной клубники: она раза в три крупнее земляники, тёмно-бордовая, сладкая и ароматная! И ещё научилась пасти коров и овец, заготавли­вать сено!

… Поскольку большую часть времени я была предоставлена сама себе, то у меня сформировался свой внутренний мир. Это был мир справедливос­ти и любви. Я мечтала о такой любви, которая — для всех: она — справедливая и никогда никого не обижает.

Я очень остро переживала любую несправедливость, особенно по отношению к другим людям. Тогда я готова была вставать на защиту каждого не­справедливо обиженного.

Ещё я любила Землю и думала, что она — живая. Мне нравилось ложиться лицом вниз на траву и прижиматься к Земле всем телом, раскинув руки и обнимая её… Или — лёжа на спине, наблюдать за причудливо изменяющейся фор­мой проплывающих в вышине облаков… Тогда я ощущала такой покой!…

… О том, что есть Бог, у нас в доме не говорили, но и не отрицали Его существование. Лишь бабуш­ка тихонько крестилась, глядя на икону Божьей Матери, шептала про себя молитвы и по праздникам за­жигала у иконы лампадку. Моя жизнь была ате­ис­тической и проходила под общим лозунгом: “За детство счастливое наше — спасибо, родная страна!”

… Потом я училась в школе. Учиться, познавать но­вое — мне всегда нравилось. Училась я легко и очень легко всем увлекалась: в местном доме пионеров позанималась во многих кружках — театра­льном, шитья одежды, бальных танцев, радио. Ещё играла в баскетбол и бегала на лыжах, но больше всего любила плавать! В воде я была — как рыба в родной стихии.

После школы я закончила техникум морского приборостроения. По распределению попала на работу в научно-исследовательский институт. Сразу же поступила учиться на вечернее отделение в ВУЗ. Училась и работала, заодно родила двух дочерей.

Дальше моя жизнь состояла во “влипании” и “увя­зании” в мире материи… Я работала в цехе огромного металлургического завода инженером. Ра­бота и заботы о семье, абсолютно никому не нуж­ный бессмысленный брак, в котором и следа не было от любви и гармонии, — всё это погрузило меня в некий “серый” пласт существования... Вскоре мы с мужем развелись, и я осталась одна с двумя маленькими детьми.

Чтобы прокормить семью, пришлось поступить ещё и на вторую работу… Домашние дела и забота о детях поглощали всё внимание…

Тут я встретила мужчину, который, как мне казалось, умеет любить и заботиться о семье, — и вышла замуж во второй раз… Но он оказался алкоголиком, причём пил запоями… У него была дочь от первого брака — так у меня появился третий ребёнок…

… Вначале я пыталась бороться с “болезнью” мужа: ходила с ним по врачам, покупала дорогие лекарства. Он то соглашался бросить пить, то опять впадал в запои… И тогда я, наконец, поняла, что все мои усилия — бесполезны, что пьянство — не болезнь, но следствие слабоволия и потакания собственным порокам. И никто, кроме самого человека — через только его собственные усилия — не может избавить душу от пороков.

… Десять лет жизни в том аду научили меня многому. И, что самое главное, оттолкнувшись от ада, я смогла повернуться лицом к Богу.

Впервые я тогда серьёзно задумалась о Боге и обратилась к Нему. Я спрашивала: “Что мне делать дальше? Как жить? Ведь уйти мне с детьми некуда. Он — тоже никуда не уйдёт. Развод ничего не даст. И нет выхода…”

И пришло понимание: ведь нет выхода снаружи от меня, в материальном плане, но есть — внут­ри меня! Я могу изменить именно себя — а внешнее принять таким, какое оно есть. Я должна перестать пытаться его переделывать! Нельзя насильно делать добро! Результат получается обратным!

Теперь я понимаю, что это было моей первой осознанной попыткой научиться любви-смирению.

Нет, он не бросил пить. Но из наших отношений ушла напряжённость: я его “отпустила” в душе — и теперь, напиваясь,… он говорил только о том, как нас любит…

А я вдруг ощутила в себе совсем иную любовь: мне хотелось теперь любить всех людей, помогать им!

И Бог принял это!

Это стало переломным моментом в моей жизни.

Но мне тогда было уже почти сорок лет.

Поиск

“Душа, измучившись, томится и просит

пить, пить, пить…

Где взять воды, чтоб жажду утолить?

Источник есть — он Истиной зовётся.

Но, чтоб Его найти,

пуститься в путь придётся…”.

Апостол Филипп, из беседы с Ним.

Я стала ходить в православную церковь, думая там найти Бога. Посещала разные храмы, честно выстаивала службы, пытаясь ощутить Бога, исповедовалась и причащалась. Но ничего не получалось! Для большинства священников, как я поняла из наблюдений, служба в церкви была лишь обычной работой ради денег — такой же, как и любая другая… Я же искала Живого, Реального Бога!

Когда я участвовала в церковных обрядах, у ме­ня возникало ощущение, что я принимаю участие в театральных представлениях… Мне больше нрави­лось приходить в храм задолго до начала служ­бы, когда почти никого из людей там ещё нет… Только тогда я ощущала особый покой — и мне было хорошо…

Пробовала я и молиться по толстому молитво­слову. Но из него смогла принять для себя только две молитвы: Святому Духу и Иисусову.

Тогда я стала искать и изучать книги, в которых были бы сведения о Боге, о смысле жизни, о том, как устроен мир и что нужно делать, чтобы помочь себе и людям. Но не могла найти те сведения, которые удовлетворили бы мой растущий интерес к новой для меня — эзотерической — стороне жизни.

И вот, однажды, в гостях у одной знакомой, я разговорилась с её сыном. Он увлекался разной ду­ховной литературой, и я попросила его показать мне имеющиеся у него книги. Среди них оказалась книга Владимира Антонова “Как познаётся Бог”. Взяв её в руки и прочитав оглавление, я поняла: это — та книга, которую я так долго искала, здесь я найду ответы на все свои вопросы! Я попросила у него дать её почитать. Он отказал, сказав, что у этой книги уже — из-за усердного её чтения — развалился переплёт. Но он может купить для меня ещё одну в магазине. А там, кстати, есть и другие книги Антонова. Я очень обрадовалась и попросила купить все книги этого автора.

Получив долгожданные книги, я читала и внимала написанному — словно пила из живого источника: как путник в пустыне, утоляя жажду, припадает к долгожданной воде…

Прочитав всё, решила написать письмо автору. Описала вкратце свою жизнь и поблагодарила за книги. И очень обрадовалась, когда пришёл ответ! Он написал, что с пьяницей-мужем идти к Богу невозможно и что необходима этическая работа над собой. И пожелал успехов.

… Уже через два месяца после этого уходит из земной жизни мой пьяница-муж.

Теперь у меня стало гораздо больше времени для изучения книг Антонова.

Интеллектуально я приняла сразу всё, что узнала из его книг о Боге, человеке и эволюции. Но ведь дальше нужно было начинать действовать практически: пе­рестраивать свою жизнь и переделывать себя, приводя всё в соответствие с замыслом Бога. А этого я тогда в полной мере ещё не понимала.

И я написала ему второе письмо, описав последние события жизни, и просила о свидании.

Встреча

Он позвонил, и мы договорились о времени и месте встречи.

Приехала я задолго до назначенного времени: боялась опоздать из-за транспорта. И вот он пришёл.

Передо мной был внешне обычный человек, но с удивительным лицом: большая белая борода, высокий чистый лоб и глаза, которые смотрели на меня покоем и лаской.

— Вы — Антонов?

Он кивнул в ответ и предложил пройти в расположенный недалеко парк.

Почти два часа мы гуляли по парку и разговаривали о Боге, о жизни… Когда разговор зашёл об Учении Хуана Матуса, то Владимир показал рукой:

— А вот и Сам дон Хуан внимательно слушает нашу беседу!...

Я смотрела изо всех сил, стараясь увидеть дона Хуана…, но взгляд упирался только в окружающие нас деревья…

Простота и естественность в общении, покой... Владимир был — настоящий: без тени притворства, высокомерия. Я поняла, что могу полностью до­верять этому человеку.

В конце беседы он пожелал мне успехов. А я пообещала написать, если они будут. На этом мы рас­стались.

Приход в Школу

Прежде я просила Бога, чтобы Он помог мне найти воплощённого Мастера.

Познакомившись с Антоновым, я спросила его: не ведёт ли он сам занятия? Но он ответил, что нет.

Тогда я решила заниматься самостоятельно по его книге “Духовные практики”.

Каждое утро я вставала в пять часов и перед уходом на работу делала разминку и психофизичес­кие упражнения, пыталась работать и с чакрой ана­хатой. Очень скоро ощутила первые результа­ты: со­с­тояние эмоциональной радости и бодрости держалось целый день.

Но что дальше?...

И вот, однажды, в самом начале весны, в квар­тире раздался телефонный звонок. Знакомый голос Владимира прозвучал в трубке:

— Мир тебе! Как успехи?

— Вот занимаюсь, делаю разминку и другие уп­ражнения. После занятий хорошо: радостно и силы прибавляются.

— Очень хорошо! Значит — Бог ведёт!

А как с питанием? Разобралась?

— Да, питаюсь безубойно.

И я получила приглашение на занятия.

После первого занятия Владимир сказал:

— С таким состоянием энергетики в теле, как у тебя, люди, однако, кричат от боли… Назначим-ка мы тебе “моржевание”. Можешь у себя рядом с домом найти прорубь, а можешь поехать в Озерки: там на озере есть клуб “моржей” и прорубь. И детей с собой возьми!

И он подробно объяснил, как нужно “морже­ва­ться”.

… Никогда до этого я даже не обливалась холодной водой. А тут… сразу в прорубь! Домой ехала, погружённая в тяжёлые раздумья… Было ощуще­ние, что в душе, как в стоячей воде, которая вдруг пришла в движение, со дна под­нимается муть…

На следующий день принимаю решение: попро­бую, для начала, обливаться!

Заскакиваю в ванну — и выливаю на тело три ведра холодной воды!

Результат, впрочем,… не радует…

Думаю: уж если в ванне так плохо, то в проруби точно будет мой конец…

Ещё целый вечер шла внутренняя борьба…

Но я понимала: либо прорубь — либо остаюсь навсегда в прежней жизни…

Терять мне, однако, было нечего: потому что жить, как раньше, было уже невозможно…

Утром следующего дня собираюсь: беру с собой детей, купальник и полотенце — и мы едем в Озерки. После вчерашнего обливания в ванне — чув­ствую себя плохо: начинающийся насморк, состояние на грани болезни. Но еду и думаю: в этой проруби кто-нибудь из нас должен сдохнуть — или я, или микробы!

… На улице — светит солнце и лёгкий морозец.

Снег искрится и похрустывает под ногами, пока мы идем по льду к проруби.

Переодеваюсь в домике на берегу и босиком выхожу на снег.

Подхожу к воде и, как учили, — распахиваю ру­ки сознания, впускаю в анахату солнечный свет, об­нимаю руками из анахаты простор над озером! Приглашаю Святого Духа войти в моё тело!

Спускаюсь по деревянной лестнице и погружа­юсь в ледяную воду... И — чудо! Ледяная вода — совсем не ощущается! Погружаюсь в неё с головой, затем выныриваю и восстанавливаю перехвативше­еся дыхание. Но не выскакиваю из воды, а погру­жаюсь с головой вновь. Из-под воды слышу жалобный крик дочери:

— Мама! Выходи!

Ладно! Поднимаюсь по ступенькам на лёд и ощу­щаю себя… — как вновь родившейся! От надвигавшей­ся болезни не осталось и следа! Каждая клеточка тела словно наполнилась искрящейся радостью![31]

Счастливые, мы едем домой.

… При очередной встрече, когда я рассказала об этом Владимиру, он очень искренне радовался за меня. И добавил:

— Чем быстрее ты полностью перестроишь свою жизнь — тем большего сможешь успеть добиться на духовном Пути!

… Очень быстро распался круг моих бывших знакомых. Они меня просто перестали приглашать, им стало со мной неинтересно: ведь я больше не употребляла алкоголь, не курила, не ела мясо и рыбу, не обсуждала бесконечные телевизионные сери­алы, потому что перестала их смотреть… Меня теперь интересовали только Бог и всё, что связано с познанием Его.

На работе я сказала, что прохожу особый курс лечения, и доктор прописал “моржевание” и строгую диету. Все успокоились — и не приставали с расспросами.

Дома о моих занятиях дети знали, и они приняли мой новый образ жизни.

Только отец, живший отдельно, никак не мог по­нять: как это не выпить стопку самогонки на праз­д­ник?! И тогда он просто перестал со мной общаться.

А пока всё свободное время я посвящала занятиям раджа-йоги и изучению духовной литературы. “Моржевание” и ежедневные занятия с прана­йа­мами и другими начальными упражнениями поз­во­лили очистить энергетику тела. Теперь, когда я на­блюдала, как мой исходящий из духовного серд­ца поток любви касался людей, знакомых и незнакомых, и они в ответ улыбались, им становилось хорошо, — то счастье переполняло меня настолько, что хотелось обнять своей любовью весь мир!

Экология

Экология — это наука о взаимодействии организма с окружающей средой. Нужно научиться пра­вильно — с позиции этики — взаимодействовать со всем окружающим нас миром воплощённых и невоплощённых существ. Проще говоря, нуж­но на­у­чить­ся их любить. Иначе полюбить Бога и приблизиться к Нему — невозможно. А полноценно любить можно, только имея развитое духовное сердце.

Практической экологии нас учил Владимир. Имея огромный опыт учёного-биолога, в том числе, изучившего многомерную структуру вселенной и по­знавшего Творца, он с радостью делился всеми своими знаниями с нами.

Чтобы полюбить природу — нужно пожить наедине с ней в гармонии: соблюдая её законы, сонастраиваясь с ней, заботясь о ней. И через это можно многому научиться, — в том числе, тишине, покою.

* * *

… Мы выезжаем ещё затемно, чтобы пораньше оказаться в лесу. Ведь именно на рассвете природа наполнена особой нежностью!

Идём группой по лесной дорожке к месту силы. За спиной у каждого — рюкзак, в нём — самое необходимое: аптечка, бумага для растопки костра, ножовка, полиэтиленовый плащ на случай дождя, пенопластовый коврик, чтобы можно было отдохнуть на сырой земле, и, конечно же, бутерброды с сы­ром для завтрака, кофе, банка с рисом и гри­бами на обед.

Вот и рассвело.

Через дорожку, по которой мы идём, проложили свои тропы муравьи. Шагаем так, чтобы не нас­ту­пить на них.

Вокруг — сосновый лес, пронизанный солнечными лучами! И каждая сосна светится и излучает аромат!

Владимир рассказывает:

— Лучше всего ощущать гармонию природы на утренней и вечерней зорьках, днём этого нет.

Ещё очень давно, когда я не имел и понятия о духовной работе, я глядел на эту красоту — и мечтал дарить её людям. И вот — в результате таких моих желаний получилась наша Школа.

… Останавливаемся под высокими елями. Зав­тракаем бутербродами с кофе.

Затем приступаем к работе. Сначала — деревья силы.

Владимир объясняет:

— Вот — уникальные по энергетике ель и сосна. Они росли вместе — рядом друг с другом — с детства. И образовали интереснейшее место силы.

Надо сначала полностью войти сознанием в ана­хату и встать между стволами, обнимая деревья своей любовью. И посмотрите, что будет происходить.

… Вхожу в анахату, встаю между деревьями, обняв их стволы руками, и… исчезаю! Полное растворение, состояние небытия материального мира!... Он вдруг перестал для меня существовать… Те­перь есть только пространство тишины и покоя… Тела не ощу­щаю, будто бы его и вовсе нет… Прилагаю сверх­усилия, чтобы понять: что же теперь есть я… С трудом осознаю: ведь я теперь и есть эти безграничные и вечные тишина и покой! Вот это — да! Вот, оказывается, и Нирвана!… С Владимиром — это так просто!…

… А Владимир улыбается:

— Это, всего лишь, — “врата”, очищающие со­знание и готовящие к восприятию гораздо более важ­ного…

… Когда все прошли через эти “врата”, пробыв на этом месте каждый по несколько минут, — идём дальше.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.