WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Как познаётся Бог. Книга 2. Автобиографии учеников Бога ...»

-- [ Страница 4 ] --

Подходим к границе следующего места силы внутри огромного Махадубля Бабаджи.

Владимир объясняет методику работы:

— Здесь можно, всего лишь переступив границу места силы, легко и свободно выплыть сознанием из анахаты — и ощутить себя сразу очень большим духовным сердцем, диаметром в несколько сотен метров.

Обратим внимание на руки сознания: ими мож­но обнимать, ласкать — и верхушки деревьев, и пти­чек, и облака, и солнышко, и Бабаджи, конечно!

Ощутим Божественную Любовь Бабаджи, кото­рую Он дарит нам! Здесь можно легко общаться с Ним, просить советов, наставлений для себя и для других.

… Вхожу на место силы, стараюсь — очень осторожно — ощутить Бабаджи… И вдруг — наполняюсь Его Любовью! Ничего подобного я раньше не ощущала никогда! Вот она — Любовь Бога: всепроникающий и наполняющий счастьем и блаженством Живой Свет-Нежность!…

Владимир объявляет, что сюда же пришли Иисус и Сатья Саи Баб…

… Я ходила по тому месту и просила, но, по старой привычке, не Бабаджи, а Иисуса — принять меня, разрешить мне идти к Нему этим Путём. Я обращалась к Иисусу снова и снова всем своим существом…, и, когда глубокий покой вдруг заполнил ду­шу, я поняла: моя просьба принята…

… Каждый из тех нескольких дней был наполнен новыми открытиями, знакомством с другими Пред­ставителями Творца… Владимир творил это чудо — открывал для нас Бога. Он знакомил нас с Божественными Учителями, при этом сам оставаясь в стороне — так, чтобы каждый мог именно лично ощутить Бога — Живого, Реального.

Было ощущение, что за те дни я прожила месяцы жизни… Новая любовь вошла в меня — Любовь Бога! И мне хотелось этой Всеобъемлющей Любовью наполнить всех людей…

Это и было полным раскрытием духовного сердца. И, вместе с тем, — только самым началом большой работы на Пути к Творцу...

Отдавание

Дальше было необходимо укрепляться в полу­ченных состояниях. А это оказалось не так просто…

— Лучший способ самой всё понять и запомнить — научить этому другого, — шутил Владимир.

И серьёзно продолжал:

— Учась на Бога, нужно приобрести как можно больше навыков и умений в различных областях жиз­ни — чтобы эффективнее помогать людям. Каждому надо, в том числе, приобрести хотя бы самые общие знания в медицине. Для этого все купите и изучите “Cправочник практического врача”. Нужно быть компетентными и в общеполитических проб­ле­мах, и стать психоло­га­ми, и владеть хотя бы общими представлениями о психиатрии. Это нужно не только для себя — но и чтобы лучше понимать других людей, помогая им.

Причём ведь научить других можно лишь тому, что знаешь и умеешь сам.

На первом этапе духовной учёбы, когда и невоплощённые Божественные Учителя и воплощённый Мастер, держат тебя на руках и дарят Свою Лю­бовь, — идти очень просто. Но дальше учёба продолжается через отдавание полученного — дру­гим.

Стремление к такому отдаванию обязательно является одним из свойств развитой, любящей души. Но для реализации данного стремления надо обладать именно широкими знаниями во всём, что имеет отношение к духовному развитию человека.

Причём надо отдавать так, как это делают на­ши Божественные Учителя: полностью бескорыстно, из одной лишь Любви к тем, кому отдаёшь.

… И тут я обнаружила, что… боюсь — боюсь давать медитации. Страх сковывает, парализует — и тогда ничего нельзя сделать.

Начались новая борьба, преодоление себя…

Бог говорил мне:

— Отдавание должно стать свойством души, об­разом жизни.

А давать медитацию — это ведь тоже возможность дарить свою любовь, это — тоже служение, это — твоя карма-йога, это — доказательство твоей любви ко Мне, к членам твоей духовной семьи!

Ведь ты считаешь, что ты их любишь? Но на де­ле получается, что ты только берёшь, тогда как любовь — это отдавание.

Вот от этого-то тебе и плохо!

Нужно отдавать больше, чем взяла!

Ломай скорее все барьеры! Для любви не дол­жно быть преград! Позволь ей быть!

Ты сама воздвигаешь ей барьеры и ставишь пре­пятствия своими отрицаниями: “не могу!”, “мне — ещё рано!”, “я — маленькая!”. Но ведь это — не так! Ты — взрослая, и спрос с тебя — как со взрослой! Ты — уже выросла, пойми это!

Ты ведь знаешь, что отдавать, дарить свою лю­бовь — это единственная для тебя возможность су­ществовать и расти дальше! Переходи скорее в режим излучения и отдавания! Только тогда ты пой­мёшь во всей полноте, насколько это прекрасно — дарить любовь! Это — реализация главного прин­ци­па существования Абсолюта!

Если человек только получает — и радуется, и жи­вёт этим — он ещё мал, он — дитя. Но, взрослея, не­избежен переход каждого в режим отдавания. Это — закон, несоблюдение которого ведёт к насто­ящей смерти: смерти души. Если человек только берёт и не способен или не хочет отдавать, — он погибает, как перекормленное животное: от несварения.

Не бойся, что не получится! Сколько можно бо­яться?! Страх порождается умом и присущ телу. Ты же — не тело! Забудь о себе! Просто дари Мою Любовь!

… Но я продолжала сопротивляться…

Тогда Бог начал давить на меня... Он отобрал все мои медитативные наработки. Я с ужасом обна­ружила, что теперь даже из анахаты не могу вый­ти! Хотя до этого уже сливалась с Ним всем со­знанием…

Он хотел от меня дальнейших собственных уси­лий по преображению себя. А заодно проверял: насколько мне были нужны Его Дары?

… Пришлось всё начинать сначала. Я вновь схва­тилась за книги, за раджа-йогу, за этическую работу над собой…

“Проверка на прочность”

“… Этическая чистота в подающем надежды человеке должна стать абсолютно безусловной…

Этическая чистота должна стать единосущной с душой!”

Ким [6]

Я перечитывала Учения Иисуса, Кришны, Бабаджи, Сатья Саи, книги Владимира, пытаясь вникнуть в самую суть Божественной Мудрости и прикладывая написанное к себе.

Бог говорил мне:

— Без именно постоянной работы над собой не­возможно достичь успеха на духовном Пути. Переделывание себя в соответствии с Моей Волей — это не “игрушки”, это — серьёзнейшая, тщательная и скрупулёзная каждодневная работа. Браться за неё нужно с полной ответственностью и осо­зна­ни­ем её принципиальной значимости. Здесь не может быть места легкомысленности, непродуманности, не­собранности. Только проявляя должное усердие и тер­пение, действуя абсолютно искренне и честно, — только так здесь можно работать над собой.

Ведь как легко, даже не заметив этого, разрушить, сломать и то лучшее, что уже есть в душе!

Постепенно и терпеливо взращивай в себе всё самое лучшее!

… И помощь Владимира в этой работе была бесценной.

Он почти никогда не говорил нам — по его соб­ственной инициативе — какие пороки каждый дол­жен исправить в себе. Но он различными примерами жизненных ситуаций из его огромного жиз­ненного опыта пытался подвести нас к собственному пониманию наших этических неблагополучий. Причём делал это он всегда виртуозно и ни­когда не повторяясь.

Например, он объяснял, как бы отвлечённо, в общем, не обращаясь конкретно ко мне:

— Мы должны полноценно владеть психичес­кой саморегуляцией и всегда стараться жить в радостных и светлых эмоциональных состояниях со­знания. Одно дело — когда генерирует дурные эмо­ции какая-нибудь маленькая грязная “козявка” с со­знанием размером с её кокон: вред от неё для окружающих существ минимален. А другое дело — боль­шое сознание, которое своими грубыми со­сто­­я­ни­я­ми именно калечит окружающих! Никогда, что бы ни случилось, нельзя выходить из состояния любви! И мы — в ответе за это перед Богом!

… Вначале, я пугалась этой обнажённости ду­ши перед Владимиром и пыталась “прятаться” от не­го своим низшим “я”. Но потом поняла, что, закрываясь, я ведь не смогу переделать себя как душу! И что это — великое благо: открывать душу Мас­теру, который наносит удар точно по пороку, а не по мне целиком... И я перестала “прятаться”. И тут же получила подтверждение правильности это­го реше­ния: ещё один наш молодой товарищ, живущий в дру­гом городе, написал Владимиру “проше­ние”: “Ты так давно меня не бранил!… А ведь это так помогает приближаться к Совершенству!”

… Мы продолжали ездить в лес для медитативной работы. Я пыталась медитировать, но мои ста­рания не удовлетворяли Бога, и Он по-преж­не­му не подпускал меня к Себе. Я не могла, как прежде, слиться с Ним сознанием: не получалось.

А Бог “добавлял обороты”: Он стал создавать мне ощущение почти постоянной физической боли, причём болело даже не что-то конкретное в теле, а сразу всё. Особенно часто ощущались боли в обла­с­ти сердца. Я пошла в поликлинику, и мне записали кардиограмму. Когда я затем пришла на приём, врач, внимательно разглядывая линии на бумажной ленте, сказала:

— Но у вас — совершенно здоровое сердце!...

Я поняла, что врачей беспокоить бесполезно.

… Но мне не становилось лучше: Бог хотел от меня именно полного, глубинного изменения всей моей сути за счёт моих личных усилий.

Наконец, Он заговорил:

— Направь всё своё внимание вглубь Меня, а не на своё тело! Любовь ко Мне — решает всё!

Я хочу от тебя постоянного творческого сотрудничества со Мной во всех аспектах твоего бытия!

Ещё — ты именно обязана жить в состоянии отдавания!

Также — искорени в себе все проявления насильственности! Научись ничего ни от кого не хотеть!

… Владимир тогда сказал мне, и это здорово помогло:

— Лариса, Бог тебе поможет, но делать за тебя Он ничего не будет!

… Я стала постоянно наблюдать за собой: отслеживать, анализировать и контролировать состо­­я­ния сознания, в которых нахожусь. Вредить окружа­ю­щим меня воплощённым и невоплощён­ным лю­дям, допуская иные эмоции, кроме всех оттенков люб­ви, — я ни за что не хотела!

Занимаясь этой работой, я поняла, что низшее “я”, продуцирующее мысли, — подобно компьютеру, в котором заложены различные шаблоны и про­грам­мы эмоционального и поведенческого реа­гирования. Когда возникает та или иная ситуация на физическом плане — в ответ выдаётся готовый шаб­­лон реагирования, отнюдь, однако, не всегда соответст­вующий нормам этической чистоты. Значит, мой “ком­пьютер” нуждался в переустановке системы: нужно было удалить весь хлам сло­жив­ших­ся неверных сте­реотипов и заложить новую программу этической чис­тоты. Её я и нашла в Учениях Иисуса, Кришны, Бабаджи, Сатья Саи, книгах Владимира.

Ещё я поняла, что невозможно контролировать себя, наблюдая за собой из головных чакр: тог­да активируется манас — как раз тот самый создатель низшего “я” — и ничего не получается. Низшее “я” не может контролировать само себя и против себя же бороться! Совершенно необходимо переместить “точку сборки”[32] в нижний “пузырь восприятия”, раз­местить центр самоощущения в духовном сердце. Нужно также научиться ощущать себя свободным от тела сознанием, причём именно сознанием можно и нужно научиться мыслить без участия головного мозга! Мыслящее сознание, состоящее из духовного сердца, способно контролировать манас, уп­равлять мыслями.

Я поставила перед собой задачи:

1. Всегда все устремления направлять к Твор­цу — как главной Цели моей жизни.

2. Всегда держать предельный темп приклады­ваемых усилий, не останавливаясь на достигнутом.

3. Быть всегда готовой — то есть, всегда, в любой момент контролировать себя и искать возможность стать лучше.

… Однажды я включила телевизор, чтобы посмотреть новости. Но вместо новостей показывали фильм, где мастер восточных боевых искусств про­верял всегда-го­тов­ность ученика.

Ученик лежал на земле на спине между двух высоких деревьев. Между их вершинами была натянута верёвка и виден привязанный внушительных размеров камень.

— Готов? — спрашивал учитель.

— Готов! — отвечал ученик.

Камень падал точно в центр живота ученика. Тот — блестяще выдерживал удар и радостно расслаблялся. Но тут же следом летел второй камень, который до этого не был виден — и ученик, не ожидая такого хода событий, получив удар, корчил­ся от боли.

— Не готов! — констатировал учитель.

… Я также стала вспоминать всё, чему меня в связи с этим учил Владимир. Я мобилизовала себя на сверхусилия: ведь я же… обязана стать настоящим духовным воином!

И боль отступила.

Опираясь на Бога, перенаправив индрии в Его Глубины и рассчитывая только на собственные си­лы, я продолжала идти вперёд.

Медитативная работа

Без правильно построенной медитативной работы невозможно ни познавать Бога, ни даже эффективно бороться со своими пороками.

Медитация — это работа сознания. Она должна вестись одновременно по нескольким направлениям, включая утончение и очищение, превращение се­бя в Любовь, наращивание объёма себя-созна­ния, де­лание себя-сознания подвижным, гибким, силь­ным, мудрым. Этому учил нас Владимир.

— Путь к Богу — это, в том числе, учиться “во­ро­чать” всеми частями сознания, — шутил он.

… Помню, как я радовалась, ещё в самом начале наших контактов узнав от Владимира, что медитировать оптимально не в помещении, а на природе: в лесу, над морским простором, среди полей! Да ещё на специальных энергетически значимых мес­тах — местах силы! Закрытые же помещения годятся лишь для подготовительных тренировок в рамках раджа-йоги.

Владимир потом показал нам сотни мест силы и научил на них работать.

Ведь тут... столь легко и естественно можно вы­плывать сознанием из очищенной анахаты — сразу в Божественный Свет! И сами сразу распахиваются руки, исходящие из духовного сердца! И тогда — можно плавать, летать, обнимать, ласкать, расти, ощу­щать, исследовать, познавать, сливаться с Богом!...

Причём, как нас учил Владимир, вовсе не нужно закрывать глаза, сидеть или стоять “столбом” на одном месте: гораздо эффективнее ра­бо­тать сознанием при неспешной ходьбе, отыскивая, в частности, — даже в пределах конкретного места силы — оптимальные точки для работы. А при закрытых гла­зах, кроме особых случаев, есть тенденция “всплы­вать” сознанием в головные чакры — и тогда уж точно будешь плавать не в многомерном Абсолюте, а лишь в своих иллюзиях! Ведь серьёзная медитативная работа возможна только на базе чакры анахаты, то есть, духовным сердцем; других вариантов не существует.

* * *

… Вспоминаю один забавный случай. Однажды мы пришли работать к Махадублю Хуан-Ди. Но то место оказалось осквернённым “загородной сес­­сией” компании наркоманов: энергетика стала тош­нотворной, в траве всюду валялись использованные шприцы. Поэтому Хуан-Ди переместился по той же лесной дорожке метров на сто. А я этого не заметила — и, по привычке, безуспешно пыталась сли­ваться с Хуан-Ди там…, где Он был в прошлый раз. Для меня ориентиром оказался не Бог, а… деревья, которые я запечатлела в памяти на прежнем месте.

Владимир тогда, посмеиваясь, говорил:

— Но ведь Бог — живой! И Махадубль — не статуя: поставили — и стоит!…

… Какой же бесценный подарок сделал мне Бог тем, что я попала сразу в истинную духовную Школу и здоровую духовную семью единомышлен­ников, устремлённых к одной лишь цели — познанию Творца, Слиянию с Ним и служению Ему!

То, что сделал Владимир, — разработал методологию духовного роста от простого человека до Бога — уникально и бесценно! Ведь при других обстоятельствах на поиск и освоения лишь одной сту­пеньки этой “лестницы” духовного восхождения ис­кателю может потребоваться не одно воплощение трудных и мучительных поисков…

Но воспользоваться этой “лестницей” могут лишь зрелые души, сердцем устремлённые в своих поисках к Богу и предавшие себя полностью этому Пути.

… Самадхи, Ниродхи, Нирвана — когда я впервые читала об этих состояниях в книгах, они ка­зались чем-то запредельным. А в Школе Владимира — с помощью его методик, специальных мест силы и, конечно же, его личной помощи — их можно постичь очень быстро.

… Но для того, чтобы удержать полученное и на­учиться жить в этих состояниях сознания в повседневной жизни, нужны непрестанные собственные усилия.

Владимир обучает всему этому — с лёгкостью. Он с неизменной любовью дарит самые сокровенные знания о Боге — но лишь, повторяю, достойным того.

А за этой лёгкостью стоит огромный труд учёного-исследователя, который десятилетиями тру­дил­ся на ниве духовной — ничего не упуская, наблюдая, исследуя, анализируя и систематизируя по­лу­чен­ные результаты, проверяя всё на собствен­ном опы­те. Затем им отбиралось всё самое луч­шее и эффек­тивное, а остальное отбрасывалось. Так соз­дава­лась методология духовного совершенст­во­ва­ния.

Методология духовного совершенствования — это не только медитации. Но это — именно комп­лексная система методов развития человека, приво­дящая к полной Самореализации, к достижению Совершенства, к познанию Творца и Слиянию с Ним. Здесь никак не обойтись без этической работы над собой, а также без интеллектуального развития. Всё это подробнейшем образом разработано Владимиром и описано в его книгах.

Конечно, это происходило с помощью Бога и под Его прямым водительством. Какой смысл создавать методологию познания Бога отдельно от Него Самого?

Но как же нужно любить Бога, чтобы, опираясь только на Него невоплощённого, самому пройти и проложить для других весь Путь — от начала и до полного Слияния с Творцом — всего лишь за одну земную жизнь?!

… Перед нами тоже была поставлена задача: не просто получать готовые знания — а исследовать, искать, проверять всё на собственном опыте. Также — учиться передавать эти знания другим. Ина­че Бог не ставил “зачёты” в “зачётные книжки” наших судеб...

— Можно потерять очень быстро все медитативные наработки, если нет устремлённости, страстной любви к Творцу, стремления к Слиянию с Ним и служения Ему, — не один раз говорил нам Владимир.

* * *

Когда Владимир сам показывал медитации — всё получалось легко, красиво, с размахом. Потом нам предлагалось повторить это уже за счёт собственных усилий.

Я, бывало, быстро “схватывала” медитативное состояние и думала: ну, вот сейчас…, я же всё помню!…, раз — и сделаю!

Я пыхтела, напрягалась… Но, увы, ничего не получалось: Бог от таких моих стараний… отворачивался!…

— Ты занимаешься “физкультурой”, — наконец, объяснил Он. — Для такой работы есть спортивные залы. А здесь, во Мне, действуют другие пра­­вила: здесь признаются лишь эмоции любви ко Мне!

Чистое стремление подарить себя и непрестан­ное труждение в этом — раскрывают Мои Объятья!

А сила, которую ты пытаешься использовать в медитациях, но без любви, — это насилие. Это — несовместимо с жизнью во Мне!

В Божественных эонах ведь сознания плавно и нежно взаимодействуют друг с другом, живя в Слия­нии, взаиморастворении, в любви и гармонии.

Медитативная работа — это основная часть вашей жизни. Я ведь — Живой, Реальный! И любить и познавать Меня можно — лишь живя Моей жизнью.

* * *

“Ищите Меня в лесу!” — этот призыв Бога к ищущим Его был записан ещё Еленой Рерих.[33]

А Владимир дополнял это ещё и словами из песни Юрия Кукина: нужно “жить километрами, а не квадратными метрами!”…

И мы “жили километрами”, иногда проходя по лесу за день не один десяток этих километров — чтобы добраться до очередного места силы.

В любое время года, в любую погоду мы выезжали, чтобы проработать очередную медитацию. Дождь, снег, жара, мороз, шквальный ветер — не яв­лялись препятствием. Наоборот: они лишь укрепляли руки сознания и понимание того, что Бога мож­но и нужно любить всегда, невзирая на погоду.

— Что бы ни происходило на “поверхности” Абсолюта, в материальном мире — хоть даже ураган — но в Обители Творца всегда Свет, всегда Покой, всегда Нежность и Тепло, — говорил Владимир.



Однажды мы медитировали и собирали грибы и бруснику в огромном — на километры — Махадубле Бабаджи. Пошёл дождь. Мы достали плащи и накрылись ими вместе с рюкзаками, думая, что дождь скоро пройдет. Но не тут то было! Вскоре по­лил такой ливень, что за сплошной отвесной стеной воды почти ничего нельзя было разглядеть. Молнии вспышками рассекали небосвод. Гром сотрясал окружающее пространство. Потоки воды во­допадами, обтекая тела, лились с плащей на землю.

Но эта разбушевавшаяся стихия вызвала во мне восторг! Моё тело — ничтожно мало! Я же — сливаюсь сознанием с Бабаджи!

Я выплыла из-под плаща и вошла в Бабаджи… Он был… абсолютно сухим и солнечным… И я погрузилась в Бесконечный Свет Его Нежной Любви!... Ещё несколько движений сознания… — и я в Сердце Абсолюта. Ливень перестал для меня существовать, тело не ощущалось: оно осталось под пла­щом. Был только Бог: Живой Свет, Нежность, Бес­конечность!

… Когда я вновь стала ощущать тело и воспри­нимать материальный мир — уже светило солнце, все собирали грибы, которых вдруг... оказалось множество вокруг нас после того дождя…

* * *

Напряжение борьбы против проявлений своего низшего “я”, постоянное преодоление “себя” — всё это на высших ступенях буддхи-йоги заменяется глубоким внутренним покоем.

Исихия — внутренняя тишина. Это — удивительное состояние наполненности Богом при ощу­щении абсолютного покоя внутри себя — огромного духовного сердца.

Умение пребывать в состоянии покоя — совер­шенно необходимое качество для духовного под­вижника. Все медитативные наработки не могут быть сколько-нибудь прочными, если не научиться этому.

“Врата мира открываются и закрываются при соблюдении спокойствия. Знание этой истины делает воз­можным недеяние[34] ” — записано Лао-Цзы в древнем китайском труде по основам даосизма Дао-Дэ-Цзин [6].

"Здесь, на Земле, рождение и смерть побежда­ются тем, чей ум умиротворён. Брахман чист от греха и пребывает в покое. Поэтому умиротворённые — постигают Брахмана (5:19). Kонтролируя инд­рии, приняв се­бе целью достижение Освобождения, отказавшись от земных влечений, страха и гнева, — человек достигает полной Свободы” (5:28) — учил Криш­на через Бхагавадгиту [6].

“Остановка внутреннего диалога — единствен­ный путь к тому, чтобы выполнить это.

Это — ключ ко всему. Когда (духовный) воин научается останавливать его — всё становится воз­можным. Самые далеко идущие планы становятся достижимыми” — о том же говорил Хуан Матус через труды Карлоса Кастанеды [6,28].

“Лишь погружённое в покой сердце может излучать чистую любовь.

... Когда ум неподвижен и безмолвен, голос Бо­га может быть услышан.... Любой, кто имеет способность очистить ум от беспокойства, волнения, мыслей и конфликтов и способен держать его в состоянии безмолвного равновесия, — может настроиться на голос Бога внутри себя” — вторит о том же наш Современник Мессия Сатья Саи Ба­б...[35]

… Но почти все люди нашего современного об­щества привыкают жить умом, а не сердцем. И я не была здесь исключением: для меня состояние покоя не было естественным состоянием сознания. Мне при­шлось именно постепенно — долго и трудно — осваивать покой, используя весь арсенал при­ёмов, разработанных Владимиром.

Сначала это было перемещение концентрации сознания в анахату из головных чакр и стабильное ощущение там своей головы, включая всё лицо, а также отдельно глаз, губ, ушей...

Достаточно было уйти сознанием из головных чакр — и тогда ум, погружённый в духовное сердце, сразу же успокаивался, переставал метаться.

Когда я открывала свои новые глаза в анахате и смотрела из неё вперёд — даже взгляд моих физических глаз менялся: он становился мягким, тёплым, нежным, как бы ласкающим всех вокруг. А когда я смотрела из анахаты назад — то ощущала, что поза­ди — весь многомерный Абсолют раскрыт передо мной, а в самой глубине Творец готов принять меня в Свои Объятья Любви.

Позднее, глядя назад из анахаты, теперь намно­го превышавшей размеры тела, я проваливалась сразу в Глубины Абсолюта. Там, в этих Глубинах, мож­но было осваивать Вечный Покой Изначаль­но­го... Но этот Покой не представлял собой нечто застывшее, он был — Покоем Живой Любви Творца.

… Покою учил своим примером и Владимир, всегда сам находясь в этом состоянии.

— На духовном Пути необходимо научиться глубокому внутреннему покою, — говорил он. — А внешними показателями его отсутствия являются, в том числе, разные стереотипные движения тела типа подёргиваний, постукиваний пальцами, обкусывания ногтей и т.д.

В городской суете трудно научиться тишине и покою. Но на природе — умение слушать и смотреть на окружающий мир из духовного сердца помогает быстро освоить это качество.

Лучше всего этому учиться ранним утром или на закате солнца — в лесу, на берегу озера или моря.

… Помню, как на одном из лесных мест силы Владимир впервые знакомил нас с Сурьей.

Мы пришли на небольшое болотце в низинке, которое почти всегда залито водой. Только зимой здесь можно стоять на льду, а в остальное время при­ходится пробираться по нему, перешагивая с коч­ки на кочку.

Сейчас — весна. Каждый выбирает себе пригля­нувшуюся кочку, и Владимир начинает объяс­нять:

— Здесь сейчас с нами Божественная Сурья. Войдём все в анахаты — и затем из анахат выйдем назад — сразу в Её тончайший, нежный, как утрен­нее солнышко, Божественный Свет. Ощутим Её Лю­бовь — и подарим Ей свою, обнимая Её руками духовного сердца.

Обратим внимание, что у Сурьи… как бы “нет головы”. Но Её Лицо… можно увидеть в Её Анахате. Она показывает этим, как и мы должны жить: всегда будучи только духовным сердцем. Запечатлеем это состояние для себя как эталон…

… Я тогда совсем забыла, что моё тело стояло на маленькой кочке, которая теперь уже совсем погрузилась под воду…

Я слилась с Сурьей, заполнив собой форму Её Сознания. Я осознавала теперь себя в новом качес­т­ве! Как же хорошо: легко и спокойно жить — вот так! Ничто не мешает любить и дарить любовь всем вокруг — ведь я теперь состою из одной лишь Любви!…

… Потом мы были на одном из мест силы Иисуса, где можно легко общаться с Ним и Его Божест­венными Учениками: Апостолами Филиппом и Анд­реем.[36]

Когда я впервые ощутила Андрея — Он тоже весь состоял из ровной спокойной Любви.

— Ты всегда так спокоен, Андрей? Как Ты этого достиг?— спросила я.

— Это — исихия! — ответил Он, улыбаясь. — Иисус научил Нас этому.

Чтобы обрести её, первое и главное — понимать и принимать Волю Отца. И дальше тогда — всё очень просто: то, что понял и принял, нужно исполнять. Именно так жил Иисус — и этому учил и нас. Только в этом случае можно действовать в Единстве с Отцом…

Божественные Учителя

“Сердца идущих воспламеняются любовью.

Горящие любовью сердца — освещают Путь, не позволяя сбиться и заснуть.

Ищущие так — найдут.

Идущие так — придут.

Единственный Источник истинной любви — Бог!

Благословенны Дошедшие!

Ибо утолится их жажда совершенной люб­ви!”

Апостол Филипп, из беседы с Ним.

Божественные Учителя, Святые Духи — это Представители Творца. У каждого из Них был собственный Путь к Творцу, собственный жизненный опыт [6,9]. Они уже прошли Путь, и теперь помогают иду­щим по нему.

Они Все — Одно в Обители Творца. Они — Любовь, Сила, Мудрость Творца! Но, в то же вре­мя, Каж­дый из Них — неповторим!

Каждый из Них, Кто работали с нами, дарил нам Свою Любовь, в том числе, создавая Собою Божественный Эталон для сонастройки сознания и раскрывая нам проход в Обитель Творца.

Огромная благодарность всем Вам! Бесконечно люблю Вас Всех!

… За годы нашего ученичества Божественные Учителя, Которые направляли нашу работу, стали род­ными и близкими.

Наша задача теперь — продолжать укрепляться в достигнутом: чтобы, встав рядом с Ними, из Единого Сердца Абсолюта любить и помогать всем, идущим к Творцу.

* * *

… Лао — Божественная Любовь-Ласка, Любовь-Забота ко всем живым существам!

Он учил нас любить Божественной Любовью природу, сливаться с ней в любви и гармонии, ощу­щать единство со всеми живыми существами, питать их своими любовью и силой, держа на ладо­нях своих бесконечных рук любви.

Однажды Он говорил мне так:

— Стань тёплым ласковым солнышком, согревающим Землю и всё живое на ней!

Опустись под её поверхность в её нежный чис­тый Свет — и заполни всю Землю изнутри своей любовью!

А теперь ощути на своей руке, протянутой из ду­ховного сердца, вот этот цветок — почувствуй его нежность, тонкость, чистоту, ощути аромат. Он — до­вер­чив и нежен на твоей ладони. Подари и ему свою любовь!

… Я прикоснулась рукой сознания к цветку — и ощутила его как маленькое живое чистое существо. Бесконечная нежность наполнила меня! Я гладила его нежно, как ребёнка, и говорила устами сердца: “Я тебя люблю!” Любовь текла по моим рукам к этой маленькой растительной жизни…

* * *

… Хуан-Ди — трудно представить, как без Его помощи можно было бы познавать строение Абсолюта!

Он раскрывал нам Собою проход в эоны “за­зер­калья”. Он предлагал Себя в качестве Йидама и учил познавать вселенские Глубины, “скатываясь” от Его Лица — в Его Вселенскую Анахату.

И мы осваивались в эоне протопракрити — как в тёплом, нежном покое южной летней ночи, плавая в бесконечном звёздном Океане, перемещаясь с по­мощью рук сознанием во все стороны…

Затем, если опускаться ещё глубже, то “южная ночь” протопракрити сменялась на лёгкое, мягкое, пушистое, нежное, похожее на утренний туман состояние протопуруши…

А под ней, за “Завесой”, — Главная Суть Абсолюта...

* * *

… Птахотеп — в Его огромных, на километры, Махадублях мы учились быть тончайшим Божествен­ным Огнём, исходящим из Обители Творца, прорабатывали Им свои тела.

Множество прекрасных принципиальных меди­таций было подарено нам Птахотепом!

Я также часто обращалась к Нему за советами.

… Ещё раньше я использовала для этого книгу Элизабет Хейч “Посвящение” [26]. Когда у меня воз­никал вопрос, я, обратившись к Птахотепу, открыва­ла кни­гу — и всегда сразу же находила в ней ответ.

Но однажды Птахотеп и Сам предложил мне помощь.

Мы тогда работали в одном из Его Махадублей. У меня никак не получалось войти в Слияние с Ним. Я и форму Махадубля заполняла, и пыталась растворяться — но всё безуспешно.

Видимо, Ему надоела эта моя возня, и Он сказал:

— Ты всё пытаешься ощущать себя в медитации. А ты попробуй ощущать Меня!

И в то же мгновение меня не стало. Я всего лишь сменила вектор направленности сознания: с “я” на “не-я” — и теперь я ощущала везде только Тончайший Живой Свет Нежной Любви Птахотепа! Наступило Блаженство Cлияния!...

С этого момента все мои трудности, о которых я говорила, остались позади.

* * *

… Божественный Игл, настраивающий на со­б­ранность, интенсивную устремлён­ность к Свободе в Слиянии с Изначальным! Нежность Любви, соеди­нённая с Силой! Прыжок сознания из ана­хаты тела… — и полёт в Бесконечность Творца!

Он учил бесстрашию и дарил ощущение истин­ной и полной Свободы. Он учил летать и жить, расправив крылья любви, ощущая соединённость этих огромных крыльев — со всем бескрайним Оке­а­ном Изначального Сознания.

И, в то же время, Он любил весело пошутить…

… Сегодня в лес не едем — есть неотложные городские дела. Поэтому работаем медитативно на местах силы в городе.

Иду по тротуару, отрабатывая последние меди­тации. И вдруг… очень чёткая граница — и я проваливаюсь в бесконечный Божественный Свет — Бездонность, Беспредельность!… Ощущаю огромные крылья и… — полёт! Лечу в бесконечном Свете и растворяюсь в Его Нежности! Такое знакомое, род­ное ощущение… — Игл!

Потом начинаю сомневаться: нет, ведь Игл — в лесу, там Его места силы, а здесь — город.

И слышу:

— Ну почему же ты так думаешь? Я ведь был цивилизованным индейцем и жил в городах, — смеётся Игл.

Мне — тоже смешно, но и стыдно: ведь не узнала Его в непривычном для меня месте, опять оплошала…

* * *

… Город, летняя жара, марево над асфальтом. Мы работаем медитативно в гигантском Махадубле Сакрала. Тончайший Божественный Свет огром­ным, выше облаков куполом окружает нас. А под его основанием — Обитель Творца — бескрайний Океан Изначального Сознания.

Хожу по асфальтовой дорожке и учусь быть “Океаном Чистой Любви”[37]. От жары тело, кажется, вот-вот расплавится. Думаю: “Как же Сакрал работал при Его последнем воплощении: ведь Он жил среди пустынь?”

И Он, отвечая на мой вопрос, стал показывать.

… Город и жара вдруг исчезли из моего восприятия. Передо мной — до горизонта расстилаются мягкие, жёлтые, чуть колышущиеся пески. А позади — Бесконечный Великий Океан Света. Волна за волной Он мягко накатывается на маленький ос­тро­вок суши, омывая его Собою. Ничто не может пре­пятствовать движению Океана. Пустыня послу­ш­ным ягнёнком лежит пред Ним. Океан заботливо и нежно мягкими волнами гладит и ласкает Своё Творение…

Сакрал приглашает погрузиться в Его Глубины…

Я поняла — что люблю Океан, что Он — мой Дом. Я ощутила себя Его Волной — и слилась с Ним — бескрайним…

Огромное Счастье и Блаженство — быть Частью Изначального Океана — единосущной Ему и неотделимой от Него!

* * *

… О Сатья Саи Баб и Его Учении я узнала из книг. А затем Владимир привёл меня… прямо к Нему, к Его Махадублю, и сказал:

— Смотри: вот Сатья Саи приветствует нас и хочет тебе что-то сказать.

И Владимир ушёл, оставив меня наедине с Ним.

Я пыталась услышать слова — но ощущала только Его Любовь. Такой заботливой Любви я не ощущала никогда, и слёзы благодарности от осознания этого сами потекли из моих глаз…

Очень легко общаться с Сатья Саи! Стит лишь с любовью и нежностью в сердце подумать о Нём, обратиться к Нему с вопросом — и Он приходит, окутывает Своим мягким, нежным Теплом.

Когда мне прежде бывало трудно, Он говорил:

— Каждый раз, когда кажется, что выхода нет, что всё рушится вокруг тебя, когда боль и отчаянье пытаются завладеть тобой, — помни: жизнь — бесконечна!

Твоя боль — это отмирает старое в тебе: чтобы дать дорогу новому течению жизни.

Ничто, приходящее извне, не может сокрушить Силу Жизни, Силу Любви, живущую внутри тебя! Это — Я проявляю Себя в глубине тебя, твоего духовного сердца!

Сохраняй полный покой, но не останавливайся в Пути: двигайся дальше! Жизнь, ставшая полновод­ной рекой Любви, пусть течёт всегда –– течёт в Океан Меня!

Доверься Мне полностью, не цепляйся ни за своё тело, ни за других людей, ни за предметы материального мира! Это всё — внешнее. Тогда как Я — внутри, в Глубине, подо всем — поддерживаю и питаю Любовью всё, что сотворил.

Я — независим от Творения, хотя и неотделим от него.

Тебе не нужен больше “дом” на Земле! Раньше твоим “домом” было тело, куда ты пряталась от Меня. Теперь же — твоё сердце пребывает во Мне, и лишь ничтожная часть тебя продолжает жить в теле. Осталось вернуть Домой –– в Мою Обитель — совсем чуть-чуть, расчистив, доведя до полной чис­тоты и прозрачности этот маленький кусочек тебя и соединив его со Мной.

Не отделяйся больше, не прячься! Оставайся всегда во Мне!

Возвращаясь после медитации в мир материи, не закрывай за собой дверь в Родной Дом. Пусть она всегда будет распахнута настежь!

Твоя любовь к людям должна расти, проявляясь разными гранями.

Научись истинному состраданию –– Божествен­ному проявлению Любви!

Научись заботиться обо всех и помни, что забо­та — должна быть, но не должно быть озабоченности.

* * *

… Кришна — всегда весенний, золотистый, неж­ный — встречает нас от самой железнодорожной станции, когда мы идём к Нему на Его места силы.

На этих местах можно и легко разговаривать с Ним, и погружаться в Обитель Творца, и очень эффективно работать по прочистке чакр и меридианов с помощью Махамантры, подаренной людям Чайтанией и прославляющей Кришну.

Этому нас тоже учил Владимир: мы выбираем любую пару своих чакр и вводим первую половину Махамантры в верхнюю из них, а вторую половину — в нижнюю. И так прорабатываем постепенно все чакры.

Харе Кришна, харе Кришна!

Кришна, Кришна — харе, харе!

Харе Рама, харе Рама!

Рама, Рама — харе, харе![38]

Чакры от этого заполняются золотистым Светом Любви Кришны, Который избавляет их от всех грубых энер­гий, обожествляет.

Или же мы нежно и быстро, подобно журчанию весеннего ручейка, проговариваем всю Махамантру, впуская сверху в сушумну золотистый поток Божественного Света Кришны, Который промывает и наполняет её.

Блаженство!

… Когда мы однажды работали с Кришной, при­шёл и Чайтания. Он танцевал, плавно двигаясь телом сознания и излучая каждым движением Свою Божественную Любовь.

Я спросила Его:

— Как Ты служишь Господу, Чайтания?

Он ответил:

— Можно по разному служить Творцу на Земле. Можно непосредственно обучать учеников, передавая знания о Боге и Пути к Нему, можно писать о Нём книги, можно создавать произведения искусства. А можно показывать пример Собою: что значит быть влюблённым в Господа настолько, чтобы всегда — в каждое мгновение — признаваться Ему в любви, танцуя в экстазе танец любви и даря Блаженство этой любви людям!

Милый, Любимый, Единственный Мой

Кришна! Даруешь Ты Свет неземной!

Блаженство Любви открывает сердца!

Кришна! Господь Мой! Любви нет конца!...

* * *

Но Они говорят не только о любви и ступенях Пути, но готовы также разъяснять причины и механизмы происходящих на Земле социальных процес­сов.

Как-то мы медитировали в сосновом лесу недалеко от озера, где расположен Махадубль Божественного Учителя Великана. Там можно очень хоро­шо ощущать исихию внутри расширенных в Бесконечности духовных сердец.

Владимир обратил наше внимание, что, помимо Великана, с нами присутствует и Лао. И предложил всем разойтись на некоторое расстояние по лесу, чтобы побыть один-на-один с Ними.

Я нашла себе место рядом с высокой сосной и остановилась, прислушиваясь к Великану и Лао. Но в обступившей меня со всех сторон тишине я вдруг подумала… о войне. Нам здесь так хорошо нежиться и расти в Божественной Любви! Но ведь где-то на Земле и сейчас гремят взрывы, летят пули, бушуют пожары, страдают от ран и уми­рают люди… Зачем людям война? Почему Бог попускает такое?

Подошёл Лао.

— Как Я рад снова встрече с вами!

Я отвечу на твой вопрос.

Пойми, что любая война — это добровольный выбор людей. И, если они выбирают войну, то Я обыч­но не препятствую: это ведь — их выбор, благодаря которому они получают свой жизненный опыт.

— Да, но спроси любого нормального человека: что он выберет — войну или мир? Ведь почти никто не скажет, что выбирает войну.

— “На поверхности” это выглядит именно так. А на самом деле война происходит оттого, что те, кто вовлекаются в войну, потеряли смысл своего существования, потеряли Бога.

Война вызревает внутри общества конкретной страны. И когда “костёр войны” уже сложен — абсолютно неважно, кто и как поднесёт спичку. Что послужит конкретным поводом для начала войны — это тогда уже не имеет значения.

Объективно, воевать необходимо лишь тогда, когда нужно защитить мир от такого зла, как, например, фашизм или иные формы фанатичного терроризма.

А вообще,… войны ускоряют процесс эволюции — в том смысле, что создают экстремальные условия, в которых люди делают свой выбор. Одни из них проявляют лучшие качества: защищают других, жертвуя собой, или, помогая слабым, отдают последнее. Другие же проявляют дремавшую в них в мирное время склонность к насилию: убивают, гра­бят, издеваются; им — прямая дорога в ад.

Боль и страдания — это крайние меры Моего воспитания. Преступные лидеры, руководящие мас­сами и толкающие их в хаос войны, безусловно, по­несут весь груз ответственности за содеянное. Но и каждый человек — сам тоже в ответе за то, что он выбирает: любовь или ненависть.

Вот почему столь важно донести до каждого из людей истинный смысл жизни: чтобы не быть обманутыми, но делать свой выбор осознанно, исходя из знания законов вселенской Эволюции.

Я есть Любовь! Я не устаю повторять это снова и снова! Живите сами в любви — и тогда мир и счастье всегда будут с вами!

* * *

… Это — только очень небольшие фрагменты того, чему и как учили нас Божественные Учителя.

— Учитесь у Нас! Мы готовы помогать каждому! — так говорят Они Все. — И, кто хочет учиться, — пусть учится, а не только думает и говорит об этом!

Монашество

Истинное монашество — это состояние души, а не тела. Жизнь в состоянии монаха — не монотонна, скучна и уныла. Нет! Она наполнена радостью познания Бога и служения Ему!

Монах — счастлив! Ведь он — любит и любим! Жизнь его — непрестанное стремление к Слиянию с Возлюбленным. И, достигнув Слияния, он пребывает в нежном покое.

Он не отстранён от окружающего мира. Но он — пройдя уже значительную часть Пути — несёт со­бою людям Любовь Творца, соединяя своим духов­ным сердцем Его Обитель с материальным миром.

Он помогает людям не по обязанности и статусу монаха — а по великой любви к Создателю и к Его детям.

… В самом начале моего знакомства с Владимиром он спросил меня:

— Ты читала главу о монашестве из книги “Как познаётся Бог”[39] ?

— Конечно, читала! — ответила я.

— Как ты к этому относишься?

Я остановилась, задумалась и ответила:

— Я ведь именно этого уже давно и хотела!

… И это теперь сбылось. Но также я понимаю, как много ещё предстоит сделать…

ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА

“Ты сам выбрал себе на это воплощение женское тело, чтобы легче было следовать путём
ученичества”.

Ббаджи, из беседы с Ним. [40]

Детство

Ранним весенним утром палату родильного до­­­ма огласил оглушительный, не совсем детский и уж вовсе не свойственный новорожденным девочкам ба­систый рёв. Мать рассказывала, что, казалось, на моём лице был тогда один лишь раскрытый в рёве рот… Видимо, я знала, в какой семье мне предстоит жить…[41] Но об этом — потом.

… Рассказывали, что с раннего детства я всегда была крайне любопытной. Ещё с трудом отрывала от подушки голову, но уже с интересом смо­т­ре­ла по сторонам, разглядывая всё, что меня окружает. Когда же я научилась ходить, деду пришлось отвинтить ручки со всех дверц и ящиков мебели, до которых доставали мои руки…

В моём раннем детстве был один очень забавный и значимый эпизод. Я пришла на кухню, где тогда беседовали мать с моей бабушкой, уселась на та­буретку и, ещё не умея говорить по-рус­ски, начала долго-долго вещать на “каком-то сво­ём языке”…

Ещё мне очень нравилось петь. Будь я в ванной или в автобусе, не обращая ни на кого внимания, я начинала что-то петь нарочито басистым голосом. И кто-нибудь обязательно спрашивал:

— Мальчик, а как тебя зовут?

— Катя Смирнова-девочка! — гордо отвечала я.

Мой старший брат, Василий, несмотря на значи­тельную разницу в годах, проводил со мной очень много времени. Часто он сажал меня на плечи и ходил таким образом по квартире. Перед каждым двер­ным проёмом он опрокидывал моё тело назад, придерживая за ноги. Так что мне для того, чтобы вернуться в исходное положение, приходилось напрягать мышцы брюшного пресса. Иногда он просто “из­девался” надо мной таким образом, раз за ра­зом при­нуждая делать эти упражнения для “ка­ча­ния прес­са”. Или помню наши игры в “са­мо­лё­тик”, где я исполняла роль самолётика, а он раскачивал моё тело, сам лёжа на спине, на своих поднятых ногах из стороны в сторону или поднимал и опускал, сгибая ноги в коленях. Благодаря, в том числе, таким играм, я с детства отличалась физической крепостью.

Мы в детстве очень много времени проводили на улице, вели активный и “вольный” образ жизни — в отличие от большинства современных детей, которым свойственна физическая пассив­ность у те­ле­визоров и компьютеров.

Каждое лето в те годы меня отправляли в детские лагеря. И там я приобрела массу полезных навыков. Я с одинаковым удовольствием рисовала, шила, вязала, вышивала, выжигала, лепила — и с завистью смотрела на мальчишек, которые, в силу своей половой принадлежности, могли ещё и соору­жать игрушечные самолёты и выпиливать машины и танки в кружке моделирования, куда девочек не брали.

А зимой мы ходили кататься на санях с самых высоких гор с самыми крутыми трамплинами, прыгали с гаражей в сугробы, играли в снежки и ходили по заборам, удерживая равновесие.

Отдыхая после таких забав, я часто ложилась на спину на свои детские санки и, медленно переби­рая ногами, катила са­ма себя… Я смотрела мечтательно в небесную высь, ловила ртом медленно кру­жащиеся снежинки… Релаксация, несущая бла­жен­ство… До сих пор сохранились в памяти те картины завораживающей красоты и ощущение безмятежности!…

Был у меня в детстве друг Антон. Мы с ним, не ограниченные опекой родителей, находили себе мас­су приключений.

В одном из таких наших походов мой прия­тель провалился одной ногой под лёд. Он не только зачерпнул воды в ботинок, но и промочил штанину по всей длине.

— Хорошо, что и я не провалилась! — радостно тогда воскликнула я. И… тут же провалилась целиком. Помню, шубей­ка распласталась по поверхнос­ти воды, лёд ломался так, что за него не зацепиться руками. Я даже не чув­ствовала холода воды и, как ни странно, не успела испугаться от осознания того, что может произойти дальше…

Надо отдать должное Антону — 8-летнему маль­чишке — который не испугался и не растерялся в той ситуации и сумел помочь мне выбраться из реки.

Почему-то всегда, чтобы добраться до некой на­шей цели, мы с Антоном прокладывали себе путь через самые трудные, почти непреодолимые препят­­ствия. Так, в другой раз, нам нужно было пересечь болото, прыгая с одной кочки на другую. Неверный шаг — и я в своих голубых джинсах барахтаюсь в болоте… Мне пришлось потом тщательно застирывать их, приобрет­ших зеленовато-корич­не­вый цвет, в речке, чтобы выйти в город пусть в мок­рых, но не в столь грязных джинсах…

Тогда я искренне сочувствовала тем детям, которым позволялось гулять только во дворе перед ок­нами родительского дома, под постоянным и неусыпным наблюдением родителей или бабушек.

Хотя иногда и мне хотелось, чтобы кто-нибудь и меня позвал из окна: “Катя, пора обедать! Иди домой!”… Этого в моём детстве так и не случилось никогда… Но об этом — тоже потом.

* * *

Мне хотелось изучать что-нибудь ещё, помимо обыч­ных школьных предметов. Инициативу проя­вил дядя и записал меня в спортивную секцию лёгкой атлетики.

Лёгкая атлетика… — это постоянное, монотонное труждение в поте лица, постоянное травмирова­ние мышц и сухожилий — и никакого творчества!

Поэтому в возрасте 9 лет я перешла в секцию давно меня увлекавшей игры в настольный теннис. Здесь были и взлёты, и падения, и горечь поражений, и масса всевозможных жизненных уроков…

Наш тренер Александр Сергеевич был фанати­ком своего дела. В своё время он воспитал немало сильных спортсменов и имел титул заслуженного тре­нера. Фанатичного отношения к спорту он требовал и от нас.

— Вы не должны терять ни минуты на расхажи­вание по залу и на пустые разговоры! — не уставая повторял он. — Спортивный зал для вас должен стать вторым домом! И нужно уважать труд лю­бого человека, и уборщицы — также!

Он требовал от нас, в том числе, бережного от­­ношения ко всему инвентарю и соблюдения порядка в зале. На тренировку нужно было прихо­дить заранее, чтобы в свободное до тренировки вре­мя успеть протереть пыль, поправить сетки на теннисных столах, проверить, все ли лампочки в порядке, и т.п.

Опоздала на тренировку без уважительной на то причины — отдувайся, выполняя упражнения об­щей физической подготовки. Задержались из-за раз­говоров в раздевалке — будем учиться одеваться и раздеваться все вместе по секундомеру.

Ещё нам вменялось в обязанность делать отчёты о прошедших соревнованиях: перед всей груп­­пой надо было рассказывать о том, что — получалось, что — нет, почему не получалось, что нужно делать, чтобы, наконец, стало получаться.

Для всех нас тогда это было сплошным кошмаром! Но сейчас вижу, сколь многому ценнейше­му он тогда нас научил…

Юность

Религиозная тематика стала меня интересовать, наверное, с тех пор, когда в нашей стране стали появляться первые публикации на эту тему в таких журналах, как “Наука и религия” и “Смена”. Это были времена “Гласности” и “Перестройки”. Конечно, я не могу сказать, что в том возрасте достаточно серьёзно изучала и исследовала эту тему. И всё же, я пыталась исполнять некоторые рекомендованные в тех публикациях упражнения, впрочем, не особенно ими увлекаясь.

В большей мере меня заинтересовали — благодаря, опять же, журнальным публикациям — восточные единоборства.

Что меня влекло к единоборствам? Вовсе не желание научиться драться! Но возможность овладения внутренней дисциплиной и управлением собственным телом. Также — особый дух восточной романтики!…

Юго-Восточная Азия... Культура и уклад жизни людей, живущих там, как я это себе представляла, обладали необъяснимой притягательной силой, вле­кущей в те края. И увлечение единоборствами бы­ло одним из способов приобщения к той культуре…

Это была эпоха расцвета видео-салонов. Среди видео-продукции немалую долю составляли филь­­мы, главный сюжет которых заключался в сце­­нах сра­жающихся борцов, представляющих раз­ные шко­лы боевых искусств. Особенно мной выделялись те фильмы, где так или иначе затрагивались вопросы философии и духовного ученичества, где мудрый наставник — из слабых и, казалось бы, посредственных учеников — делал насто­­­ящих воинов, защищающих слабых, борющихся за справедливость. Я мечтала о том, что когда-ни­будь найду своего Наставника…

И я пошла заниматься в секцию.

Помню, как, надевая перед занятиями кимоно, я сразу же ощущала себя уже другим человеком — подтянутым, собранным, целеустремлённым воином!

Мне было тогда всего 14-15 лет — а я была уже абсолютно уверена в собственных силах, в способно­сти отстоять себя и защитить другого — кем бы ни был мой противник.

Как-то мы с моей подругой и её мамой возвра­щались с очередной тренировки домой. Мы стоя­ли на трамвайной остановке. Был уже поздний вечер, на улице в это время было малолюдно… Вдруг мы услышали крик о помощи, доносящийся из тем­­ноты ближайшего двора. Не задумываясь, мы с подругой рванулись в направлении крика… Но, её мама остановила нас:

— Куда вы: ведь девчонки совсем! — не без оснований сказала она.

И правда, две ещё девчонки-школьницы и уже немолодая, невысокого роста худощавая женщи­на едва ли могли противостоять преступнику. Но подошла ещё одна женщина с той же остановки — с желанием присоединиться к нам. Мы вспугнули того преступника. Его жертвой была уже немолодая женщина. Вся окровавленная, с пробитой головой, она уже не верила в благоприятный исход…

… Я была через какое-то время в гостях у той подруги. В дверь постучали — и вошла… спасённая нами женщина. Как же мы были приятно удив­лены! Она вышла из больницы и каким-то удивительным образом сумела нас разыскать! Со слезами благодарности она протянула нам по шоколадке… Это была самая вкусная шоколадка в моей жизни!…

Фильм ужасов

Фильм, о котором мне хочется рассказать, был не из тех “фильмов ужасов” с привычным для боль­шинства людей сюжетом — с жуткими, жестокими, но всё же вымышленными персонажами. Этот же — был создан на основе документальных съёмок реалий нашей жизни, сознательно игнорируемых подав­ляющим большинством людей. Фильм по­вест­во­вал о “конвейере смерти”, который однаж­ды был запущен человечеством, — в виде скотобойнь и дру­гих по­добных бойнь.

Мы ведь даже не задумываемся, да и порой не хотим думать о том, каким образом на прилавках ма­газинов появляются всевозможные мясо- и рыбопро­дукты…

Этот фильм так потряс меня и моих двух подружек, что в тот же день мы единодушно решили от­казаться от употребления мясных и рыбных продук­тов!

Я до сих пор помню кадры того фильма. Помню в ужасе сбивающихся в кучу животных, понима­ющих, что их ведут на жестокую смерть, и потому жалобно стенающих, как бы молящих людей о пощаде… Помню их, подвешенных за ноги… И им перерезают горла… И они в мучениях умирают от потери крови… Также — кадры, где люди забивают ме­таллическими прутьями тюленей… И — немыслимую жестокость других людей, посетителей ресторана, убивающих молотками визжащую от ужа­­са и боли маленькую обезьянку, — чтобы затем… съесть ещё тёплыми её мозги…

Мне было тогда 15-16 лет. В то же лето я познакомилась с концепцией вегетарианства в общест­ве “Сознание Кришны”, и это стало подтверждением правильности принятого ранее решения о безубой­ном питании. Хотя надо признать, что в основе их философии вегетарианства — вовсе не этика, а страх перед возможностью перевоплощения в тело животного: ведь, согласно их учению, человек, пита­ясь телами животных, приобретает ка­чества животных — и этим предопределяет себе соответствующую судьбу на следующее воплощение.

… Можно ли утверждать: “Да, я ем мясо, но ведь я не убиваю животных! Какой с меня спрос?” Но ведь вы приходите, например, в магазин купить куски трупов — и платите там… вознаграждение за убийство. Разве не так?

А как часто приходиться слышать: “Но ведь я почти не ем мясо!” Это значит, что порок есть, есть изъян души, а устранять его мы вовсе не собираемся! Ведь, независимо от того, сколько нами потребляется убойной пищи, мы одинаково остаёмся… с пустыми сердцами…

… Хорошо бы, если бы каждый задумался: зачем Бог дал людям заповедь “Не убивай!”?

Уход из дома

Мне было примерно 4-5 лет, когда моя мать в третий раз вышла замуж… за алкоголика. С тех пор пьяные застолья полностью заполнили их досуг.

Помню смешение во мне разных эмоций в те моменты, когда я видела пьяную мать: с одной сто­роны — детская любовь, стремление к общению с ней, желание быть рядом, с другой — глубо­кий вну­т­­ренний протест, неприятие такого её образа жиз­ни…

Как сильно мне всё это не нравилось! Мне хотелось изобразить злость — чтобы все видели моё отношение к происходящему! Но у меня не получалось злиться: не было у меня такого душевного свой­ства! Я только “дулась” и “супилась”. И это, наверное, выглядело очень забавно со стороны…

Ситуация усугубилась, когда мать и отчим остались без постоянной работы: теперь они вместе проводили время в запойном пьянстве в компаниях таких же, как они сами. Пьянки превратились в хро­ни­чес­кие запои. Обстановка в доме, в которой я рос­ла, становилась всё более невыносимой.

И я научилась злиться на происходящее в семье. Эти эмоции нарастали и нарастали во мне… Я осваивала эмоции ненависти!… И не понимала, что это… “съе­да­ет” меня незаметно изнутри... Я научилась по-на­сто­ящему, до дрожи в теле, ненавидеть то, что меня ок­ружало дома: пьяные “разборки”, веч­­ный пе­регар­ный и табачный смрад, постоянное ночное “бух­те­ние” или грязная ругань… И — постоянное отсутствие в доме еды. Ибо пропивалось всё.

Пьяной матери было бесполезно что-либо объ­­яснять. А проснувшись после пьяного забытья, она ничего уже не помнила и не соображала. И, почему-то, тогда я уже не могла сказать и слова ей в упрёк: я видела в ней только ту, которую очень-очень любила… И потому я лишь вздыхала и просила её больше не пить…

Мне оставалось только мечтать о гармоничной и любящей семье, где тебя ждут, где ты — в окружении любви и заботы и чувствуешь себя в полной безопасности, где, наконец, можно хоть просто отдо­­х­нуть…

Я знала тогда, что так, как они, жить не буду ни­когда! Но как жить сейчас, когда в семье — только это?…

Я уже больше не любила свой дом, мне теперь не хотелось в него возвращаться. Я задерживалась, по возможности, подольше в гостях, затем, бывало, ночевала на чердаке…

Потом меня приютила на несколько лет семья моей школьной подруги… Сейчас я прекрасно пони­маю, что, если бы не это, меня бы ждала полная духовная деградация… Как я благодарна этим людям!

Целительница Вера

Хроническое депрессивное состояние и непол­ноценное питание привели к тому, что примерно с 16 лет моё здоровье стало стремительно ухудшаться. Непрерывно болел желудок, “ныл” позвоночник… Я теперь ощущала себя “развалиной”. Просы­паясь утром, я ощущала не бодрость и энергичность отдохнувшего тела, а вялость и бессилие. Казалось, что тело просто отказывается функциониро­вать… Я с трудом волочила ноги, чтобы добрать­ся до Лесотехнической академии, в которую поступила учиться. А там — с трудом отсиживала лекции, лекционный материал восприни­мался с чрезвычай­ны­ми уси­лиями, нередко мне приходилось просто ухо­дить с последних лекций. И всё же — благодаря лишь упорству, обретённым навыкам жить по принципу “на­до!”, на непрерывных сверх­уси­лиях, — мне удавалось учиться неплохо, без “троек”.

Медицинские обследования ни­чего серьёзно­го у меня не выявляли, кроме гастрита, коим страдает в нашем современном обществе каждый второй. На фоне куда более сложных больных — мой случай не привлекал внимания врачей. Мне выписывали ка­кие-то лекарства, давали несколько советов — и выпроваживали. Но ничто не помогало.

Тогда я занялась самолечением: голоданиями, очищением организма по новомодным методикам. Но и от этого не было ни малейшего толка…

И вот, однажды, благодаря своей близкой по­друге Ирине, я познакомилась с целительницей Верой.

… Не загадочные пассы руками и не необычные картины на бумаге, которые рисовала Вера, сыграли решающую роль. Тогда я впервые — с помощью Веры — сумела посмотреть на себя со стороны… и ужаснуться себе!

… Нет, быстрого исцеления тогда не произошло. Да и не мог целительский сеанс дать реальный и быстрый результат в той моей ситуации! Успеха можно было достичь, только начав серьёзную рабо­­ту по переделке самой себя: изменению своего внутреннего состояния — состояния гибнущей от раз­вившегося порока души...

Причина болезней ведь, прежде всего, — в состоянии души. И каждый факт наличия болезни говорит о том, что надо срочно менять себя и своё от­ношение к окружающему миру.

Крещение

Я приняла крещение. Это было в хмурый, пасмурный день, небо было в толстом слое тёмно-се­рых туч… И вдруг… — чудо! В тот момент, когда я вышла из храма, тучи расступились — и выглянуло солнце! Оно как бы ласково подбадривающе подмиг­нуло — и затем сразу же вновь надолго исчезло.

Я восприняла это как Благословение Бога в Путь.

Покаяние

С того момента, как я побывала у целительницы, я начала переоценку своей жизни. Это были ещё первые, робкие, неумелые шаги, но начало это­му процессу было положено.

Очень важно понимать смысл покаяния.

Суть его заключается в следующем: поняв и глу­боко проанализировав свои ошибки, надо приложить все силы к тому, чтобы впредь те ошибки не повторять.

Для этого не лишним будет промоделировать умом те ситуации, где тот или иной порок может вновь проявить себя, — и пережить эти ситуации мысленно таким образом, чтобы запечатлеть себя в новом качестве, вопреки старым стереотипам пове­дения.

Это — не так уж просто: вмиг избавиться от гру­бого порока. Потому, что нужно постоянно контроли­ровать себя — в каждую минуту, в каждый момент жизни — пока новый, верный, образ мышления, эмо­ционального реагирования и поведения не станет естественным проявлением ду­ши.

Конечно, тогда именно такого понимания по­кая­ния у меня ещё не было. И я пошла в православную церковь. Не помню точных слов и формулировок моей первой исповеди. Помню только, что очень сильно каялась в своём резко негативном отношении к отчиму, в котором видела причину всех бед в семье. Эмоции раскаяния с такой силой нахлынули, что я была не в силах им противостоять, слёзы текли по щекам…

… С того момента я как будто надела очки с толстыми розовыми линзами. Мне хотелось видеть мир исключительно “в розовых тонах”, а в людях — только те качества, которые вызывали бы лишь по­ложительное отношение к ним.

И на определённом этапе это — хорошо. Хотя так не должно продолжаться слишком долго: это бы­ла бы крайность!

Людей надо видеть такими, какими они являются на самом деле, — с тем, чтобы понимать, какие с кем строить отношения, а с кем лучше и вовсе не иметь отношений. Иначе мы будем постоянно би­тыми, обманываемыми и предаваемыми “по доб­ро­те и слепоте своей душевной”.

Это не означает, что к человеку априори нужно относиться предвзято, подозрительно. Но вниматель­ными быть надо.

… Далеко не сразу я усвоила эти правила. Ещё долго я жила принципами наивной простоты и доверчивости, пытаясь, в том числе, построить доб­­ро­­желательные отношения с теми людьми, бла­года­ря которым оказалась бездомной.

Но, как я ни пыталась приобщить свою мать к духовным истинам, так ничего и не получилось. Мне всё казалось, что её “материнская любовь” и моя ру­ка помощи, протянутая ей навстречу, дадут ей си­лы изменить себя, свою жизнь… Но она по-преж­нему продолжала жить в том “болоте” пьяного маразма, вовсе не желая из него выбираться…

Поиск продолжается…

Ещё некоторое время я посещала православную церковь, отстаивала службы, исповедовалась, причащалась. Но не могла эта церковь удовлетворить в полной мере запросы души! Оставались непонятными для меня и неприемлемыми: и вычурное высокомерие некоторых “батюшек”, и чте­ние Библии скороговоркой и невнятно — так, что нельзя разобрать ни слова, и вспышки гнева церковных служителей, когда прихожане по незнанию делали что-то не по устоявшимся в этой церкви правилам, и крикливые ссоры среди обслуживающего персона­ла прямо внутри храма во время службы… А потом однажды слова “батюш­ки”, произнесённые с нескрываемым раздражением во время причащения: “Что, рот шире открыть не можешь?!” — как-то разом оборвали во мне последнюю нить, ещё свя­зы­вающую меня с православными традициями…

* * *

Стремление выздороветь разбудило во мне и интерес к медицине. Мне захотелось познать анато­мию человеческого тела не только в картинках из учебника, но и, как это выглядит наяву. Я этим поде­лилась со своей подругой, которая в то время ра­ботала в больнице в реанимационном отделении. И она вызвалась помочь. Для начала она предложила мне сходить вместе с ней… в морг.

Конечно, нас очень скоро попросили “оставить помещение”, но, тем не менее, впечатления я вынесла оттуда сильные!

Я навсегда запечатлела сваленные в кучу го­лые тела умерших людей. Казалось, что лежат кук­лы!… Это были именно пустые, безжизненные оболочки с остекленевшими, не выражающи­ми ни­чего глазами. Было даже трудно поверить, что ещё не­cколько дней назад они ходили, гово­ри­ли… Так выглядели тела, в которых уже не было жизни. А значит, жизнь этим телам давали во­площённые в них души? Это было очень похоже на правду! И это уже было не просто информа­цией, почерпнутой из книжек…

* * *

Однажды моя подруга Ирина рассказала мне о том, что побывала на вводной лекции “Центра нетрадиционной медицины”. Два пункта той лекции об­ращали на себя особое внимание. Во-пер­вых, говорилось о том, что никакие сверхъестественные способности не должны быть самоцелью. Они — все­го лишь, как ветви дерева, поэтому развитие сверх­способностей самих по себе — тупиковый путь личного развития. Во-вторых, был обещан строгий отбор среди жела­ю­щих заниматься в этом Центре.

— Эти занятия обещают быть серьёзными. Хочешь пойти на эти курсы? — спросила меня Ирина.

— Да, конечно, хочу! — с искренним интересом ответила я.

… Но меня вскоре постигло полное разочарование: единственным интересом людей, организовав­ших Центр, было получение как можно больших доходов от посетителей курсов. Также было очевид­ным отсутствие хоть какой-нибудь концептуаль­ной базы: не было никакой философии, никакой этической работы с учениками. А некоторые преподаватели-“целители” сами бегали в перерывах поку­рить в туалет...

Но ведь, чтобы стать на самом деле целителем, нужно быть этически безупречным! Ведь целитель должен исцелять, прежде всего, не тело, а душу больного! Как же это может делать тот, кто сам состоит из несовершенств?…

… Сейчас вспоминаю передачу по радио, где в беседе участвовала врач-психиатр, которая исследовала историю появления и развития “нетра­ди­ци­он­ной” медицины в России. Она рассказывала о не­бы­валом всплеске предоставления населению ме­дицинских услуг “нетрадици­он­но­го” характера в 90х годах прошлого века. Но через несколько лет ситу­ация радикально изменилась. Всё сообщество це­ли­­телей и парапсихологов поделилось на 3 группы. Представители первой группы — вследствие пси­хических расстройств и иных собственных заболеваний — уже не могли работать в этой сфере, нередко они сами становились пациентами психиатрических клиник. Другая группа — это те люди, ко­торые, вовремя осознав, что такая форма врачева­ния небезопасна, своевременно оставили эту де­я­тельность. Наконец, третья группа — те, кто и поны­не действуют в этой сфере. Это, как правило, шар­латаны или опытные психологи, которые использу­ют, прежде всего, методы психологического воздей­ствия на пациентов и лишь в редких, исключительных случаях — психоэнергетичес­кие приёмы, если, конечно, ими владеют.

… Благодаря тем курсам в Центре, я, всё-таки, приобрела очень полезный для себя опыт: реально познала, что смерти — в том смысле, что она является концом существования живого существа, — не существует.

Я и раньше читала о подобном. Но знать на сто процентов об этом — можно только тогда, когда переживёшь опыт бытия вне своего материального тела самостоятельно.

На курсах в Центре нам предложили в качестве домашнего задания попробовать один приём с этой целью.

Как долго у меня ничего не получалось! В течение нескольких часов я отчаянно пыталась выполнить то упражнение! И, когда я уже решила было “сдаться”, то вдруг ощутила себя в положении под углом в 30 градусов по отношению к телу, оставшемуся лежать на кровати. Первая моя мысль: “Но в таком положении невозможно находиться, не падая!”. Я тогда даже не сразу поняла, что ощущаю се­бя вне своего тела! “Неужели, всё-таки, полу­чилось?!” Я уже могла управлять собой как нетелесным существом, оказываясь то в теле, то затем вновь усилием воли из него выходя. Так прошло некоторое вре­мя, пока вдруг… всё не прекратилось само собой…

Первое знакомство со Школой
Владимира Антонова

Как-то Ирина показала мне книгу Антонова “Бог говорит”. Я заглянула в содержание — и поразилась широте спектра рассматриваемых религи­озных течений и поднимаемых в книге вопросов. Здесь был анализ Учений и Иисуса Христа, и Криш­ны, были представлены в цитатах Коран, Дао-Дэ-Цзын и даже Учение Хуана Матуса по книгам Кар­ло­са Кастанеды!… А ведь совсем недавно я прочита­ла две первые книги Кастанеды и была ещё под впе­­чатлением от них.

Книгу “Как познаётся Бог” я прочитала “на одном дыхании”. Так легко и естественно всё укладывалось в моей голове! И конечно, когда зашла речь о возможности реализации прочитанного, — не было и малейших сомнений в том, хочу я или нет этим овладеть.

И книгу, и информацию о занятиях мы получили от всё той же целительницы Веры.

… С тех пор, как я познакомилась со Школой и начала заниматься, наступил принципиально новый этап моей жизни, наполненный пониманием смысла моего существования и радостью от получаемых но­вых знаний.

Первые шаги

“Свою Божественность нельзя купить на рынке, купить дёшево, за неё нельзя торговаться. Вам придётся платить всей вашей жизнью: когда ставка — вся ваша жизнь, — только тогда это случается”.

Раджниш (Ошо) [30]

Прежде, чем приступить к практическому ос­во­ению знаний, от каждого новичка ожидалось пред­варительное изучение концепции Школы и полное её принятие. Это, в частности, подразумевало со­блю­дение этических принципов, изложенных в книгах: следует отказаться от курения, алкоголя, перей­ти полностью на безубойное питание, соблюдать основные правила гигиены и др. И только после того, как новичок проходил эту подготовительную, так на­зываемую нулевую ступень, ему предлагались при­ёмы по общей очистке тела и развитию духовного сердца. Попытка заниматься духовными практиками при несоблюдении этичес­ких правил — не только не принесёт положительных результатов, но, напротив, может привести к духовной деградации и нанести вред здоровью.

… По окончании этапа раскрытия духов­ного серд­ца, всем ученикам предлагалось ответить на ряд тестовых вопросов, которые выявляли глубину понимания этических проблем и серьёзность наме­рения следовать и далее этим Путём.

В группе, где занималась я, было 13 человек. С тестом справились только шестеро. Остальные руководствовались лишь вполне эгоцентрическими мо­тивами — такими, например, как подправить собствен­ное здоровье. Тот набор упражнений, который был освоен ими на первых занятиях, вполне удовлетворял этим запросам, поэтому и продолже­ние занятий в составе группы тем людям не предлагалось.

* * *

Позднее Бабаджи расскажет мне, что в прош­лом воплощении я была последователем буддизма. Но основной принцип учения Будды — ахмса — так и не стал тогда для меня нормой жизни: я продолжала (точнее, продолжал) потворствовать при­хо­­ти чревоугодия… А в настоящем воплощении — по закону кармы — для меня это обернулось той жут­кой жизнью в собственной семье, приведшей к изнуряющим болезням, а воплощение могло закончиться смертью от рака желудка.

Но сейчас, приняв необходимые правильные ре­шения, я меняла свою судьбу.

* * *

Ни одна ступень духовного Пути не давалась мне легко. Я не имела опыта медитативных трени­ро­­вок в прошлых воплощениях — и мне пришлось начинать всё с самого-самого начала, с нуля. И даже более того — ещё и выбираться из той про­па­с­ти, в которую я угодила в этом воплощении, растя в се­бе эмоции ненависти.

— Ты могла развоплотиться, ещё будучи молодой, и окружали бы тебя мрак и холод — если бы сейчас ты не встала твёрдо на духовный Путь. Я очень рад за тебя сейчас! Только не теряй устремлённости ко Мне! — говорил ещё в самом начале моего участия в духовной работе Бабаджи.

С тех пор, как я впервые узнала о возможности познания Бога — и не просто очного знакомства с Ним, а перспективы стать с Ним Одно через Слияние с Ним — ничего более важного в своей жизни я больше уже не видела.

Но из-за болезней у меня не было той энергич­ности и силы, которые так нужны для того, чтобы осуществлять каждый очередной прорыв на духовном Пути. Поэтому нередко приходилось превозмогать себя, жить на пределе возможного. При­ёмы и методы работы, которыми большинству моих спод­вижников удавалось овладеть враз, мне приходилось осваивать за десятки и сотни подходов.

Я вставала рано утром так, чтобы успеть до за­нятий в институте сделать весь комплекс упражнений раджа-йоги. В обеденный перерыв между занятиями я бродила по дорожкам институтского парка, опять же повторяя разученные упражнения. И после занятий в институте, если на это были время и силы, — вновь чистила чакры и меридианы, делала пранайамы и т.д.

Самым сложным для меня было преодолеть скепсис по отношению к самой себе. Мне казалось, что у меня не получается ничего: уж в слишком пла­чевном состоянии был мой организм после многих лет жизни среди алкоголиков и последующих скита­ний.

Помню, как я сидела в “позе ученика”, напрягая все мыслимые и немыслимые силы, почти до отчаяния пытаясь найти хоть малейшие оттенки раз­личия между состояниями мира, покоя и блаженства. Хотя умом я понимала, что это — разные состояния, но реально пережить каждое из них было несравненно сложнее. Всё же, однажды эти усилия принесли успех — и я, исполняя одну из медитаций, ощутила собственное духовное сердце подоб­ным чаше, которую я могу просить Святого Духа наполнять сгустившимся Светом Божественной Люб­ви. И эта Любовь могла выражать те самые оттенки эмоциональной окрашенности…

И… сразу реальным ощутимым результатом стало улучшение здоровья: из вялой, едва влачащей своё существование — я стала вдруг… энергичной и вновь жизнерадостной!

… Ещё помню, как заливались смехом мы с Ириной, когда хором пели мантры для чакр. Это — удивительное ощущение, когда звучания голосов сли­ваются в единый энергопоток: кажется, что этот поток звука существует в отрыве от нас — поющих. Как будто ты стоишь с открытым ртом, а звук льётся из совсем иного источника! Необычность этого явления буквально сгибала наши тела пополам от смеха и переполнявшей нас радости столь удивительных открытий!

Было на том этапе и ещё одно любопытное открытие. Тогда жизнь в анахате не была ещё моим естественным, фоновым состоянием. “Точка сборки” сознания, словами Хуана Матуса, “плавала” меж­ду верхним и средним дань-тянами. И однажды я обнаружила, что могу наблюдать окружающие меня предметы как бы под разным углом, не меняя при этом положение тела. Пребывая в эмоциональном покое и релаксации ума, я переходила в анахату — и воспринимала предметы с более низкой позиции. Когда же начинала размышлять — то “всплывала” в верхний “пузырь восприятия” и воспринимала те же объекты из верхней точки.

… А позднее, уже в лесу, Владимир учил нас смотреть на спокойный, уже хорошо разгоревшийся костёр из своих анахат — и сравнивать это со смотрением на костёр из головы. Смотрение на костёр глазами духовного сердца позволяло настроиться на покой и гармонию окружающей нас обстановки. При этом происходит гармонизация внутреннего со­стояния — и даже удаётся избавиться от ряда недомоганий, если они есть. Если же смотреть на костёр исключительно из головы, то это не даёт ничего: ни отдыха, ни покоя, ни гармонии.

* * *

Ступень раджа-йоги может считаться освоенной только тогда, когда на фоне очищенных и развитых основных энергоструктур организма (чакр и ме­ридианов), ученик овладел лёгким и устойчивым пребыванием в чакре анахате. Жизнь в состоянии сердечной любви теперь становится естественным, фоновым состоянием. И теперь, не останавли­ваясь на достигнутом, следует и далее расти и расти в лю­б­ви.

Новые уроки ада

Тотальное запойное пьянство моих матери и отчима довело их до того, что они пропили свою квартиру, в которой, однако, была прописана и я. Они не оплачивали квартплату около 10 лет, и их теперь выселяли в общежитие.

Во мне всё ещё доминировало “чувство до­чер­него долга” перед матерью, и я приняла решение ей помочь.

Я собрала всех остальных родственников на со­вет, и мы договорились, что я возьму на себя организацию обмена той квартиры на мень­шую, причём новая квар­тира будет оформлена на моё имя — с целью её наследования. А на остав­шие­ся от обме­на деньги я погашу долги своих алкоголиков и бу­ду пожизненно оплачивать их проживание в их но­вом жилье.

У матери с отчимом как раз в это время закон­чились деньги на пьянство, взаймы им уже никто больше не давал, и их поэтому удалось застать трез­выми. Они, увидев своё безвыходное поло­же­ние, то­же полностью приняли этот план.

… Когда я рассказала об этом Владимиру, он мои действия не одобрил. Он объяснял, что, имея столь благоприятную перспективу духовной само­ре­а­лизации, которая сейчас открывалась передо мной, я не должна сама, по своей воле, встревать во взаимо­отношения с гуной тамас: от этого обя­за­тельно бу­дут мощные энергетические загрязнения, которым я не смогу противостоять.

К тому же, го­во­рил он, столь глубоко этически падшим людям ни в коем случае нельзя доверять ни в чём: сейчас они тебе обещают всё, что угодно, а уже завтра они от своих обещаний откажутся. Ал­коголики и прочие наркоманы “со стажем” про­яв­ля­ют лишь абсо­лют­ный эгоизм, у них остаётся толь­ко один тропизм[42] : к деньгам и своему нарко­ти­ку, интересы же других людей, принцип поря­доч­но­сти, элементарная честность — всё это ока­зы­вается вне сферы досягаемости их деградировавших со­зна­ний...

Владимир уверял меня, что я лишь потеряю от этой своей затеи массу времени и сил, пере­пач­каюсь — и в итоге ничего не получу! Более того, я, даже став юридически владельцем той кварти­ры, не должна быть уверенной в том, что мать с от­чи­мом, после того, как я их сейчас выручу, не подадут на меня же в суд с целью лишить меня этих прав…

Я возражала:

— Нет! — я знаю свою маму! Я ведь с ней обо всём уже чётко договорилась! Она мне обещала! Она ведь сама переживает, что оставила свою дочь бездомной! Она ни за что не обманет!

— Ну, что ж… — отвечал Владимир. — Про­буй!… Если ты не хочешь полагаться в этом на ме­ня — приобретай свой собственный жизненный опыт. Но что ты скажешь, когда всё, пред­ска­занное мной, случится?… Ты будешь говорить: “Но кто бы мог по­думать?!…”

… Владимир вообще никогда не настаивал на исполнении сказанного им. Никто также ни разу не слышал от него слов, обращённых к кому-ни­будь — в виде команд или распоряжений. Напротив, он всег­да лишь излагал своё виденье проблемы, да­вал в очень мягкой форме советы. Но, если у со­бе­сед­ни­ка оставалась прежняя точка зрения, — Владимир нико­г­да не настаивал на своём, но лишь говорил в том же стиле, как тогда сказал и мне: “Что ж, пробуй! Приобретай свой собственный опыт…”

… Я, оставив духовную работу, полностью пе­реключилась на поиск нового жилья алкоголикам, бесконечное оформление массы документов, ремонт новой квартиры… Это заняло месяцы…

Наконец, состоялся переезд.

И вот тут-то случилось самое главное… Мать и отчим подали на меня в суд… с требованием аннули­ровать моё право на эту квартиру… Хотя сами оба совсем недавно подписали юриди­чес­кие доку­мен­ты с согласием на это… Но теперь они за­яв­ля­ли, что были без очков, никаких таких документов не видели и не подпи­сы­вали…

Я — к экспертам нотариата. Подняли из архива все те документы — подписи стоят.

Рассказываю обо всём Владимиру. Он сочув­ст­вующе улыбается:

— Теперь ты видишь, что я был прав?…

— Но кто бы мог подумать?!… — отвечала я…

… Но надо было решать, что же делать даль­ше. Правда была на моей стороне. Также и в суде моя ситуация, как это виделось мне, была бес­про­иг­рыш­ной.

Но у Владимира было другое мнение.

— Ты выиграешь право на квартиру, которое смо­жет реализоваться, скорее всего, лишь через мно­гие годы. Всё это время те твои враги, которых ты выручала как друзей, будут портить тебе жизнь. И ведь они, пойми, проиграв в суде, не остановятся далее ни перед чем…



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.