WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Как познаётся Бог. Книга 2. Автобиографии учеников Бога ...»

-- [ Страница 5 ] --

Посмотри: ты сейчас сражаешься за “земное”, теряя Небесное! Даже победив в битве за квартиру — ты проиграешь по большому счёту, потерпев пол­ное поражение в битве за своё Совершенство!

Посмотри: ведь ты уже и сейчас потеряла и все свои наработки по развитию сознания, и твоё те­ло снова наполнено чудовищной энергетической гря­зью! Ты снова больна: у тебя опять почернели же­лудок и позвоночник! Тебе придётся теперь всё начинать с самого начала!

Я готов тебе помогать. Но эта моя помощь будет бессмысленной, если ты не перестанешь за­гряз­няться! Пойми: ты снова — по своей воле — оку­ну­лась в ад!

Мой тебе совет — от квартиры отказаться. Проб­лему твоего жилья решим так: я те­бе завещаю свою квартиру. И — живи у меня. Оформим офи­ци­ально, чтобы ни у кого не воз­ни­ка­ло лишних вопро­сов, наш монашеский брак. Бог на это благо­слов­ляет.

… Люди ада ненавидят всё и всех, всё тянут себе, не останавливаясь ни перед какими подлостя­ми, обкрадывают даже собственных детей… Лю­ди противоположного полюса дарят, делятся всем, что имеют…

Как раз в этот момент с нами был Бабаджи. Я просила Его совета: как поступить с той квартирой, полностью ли Он подтверждает всё, сказанное Вла­димиром?

Бабаджи ответил:

— Да. Квартиру — отдать! Суда не должно сос­тояться! Иначе — теряешь все имеющиеся у тебя шансы на духовные успехи в этом вопло­ще­нии.

Вы­бирай: земная квартира — или Обитель Твор­ца!

И вспомни слова Иисуса: “Где сокровище ваше — там и сердце ваше!”[43].

… Только сейчас я осознала всю ситуацию це­ликом, увидела насколько был прав Владимир уже с самого начала всей этой кошмарной эпопеи.

Я ответила, что согласна, что признаюсь в сво­ей неправоте, хотя… и пользу получила немалую: приобрела огромный жизненный опыт, повзрос­ле­ла…

Бабаджи одобрительно кивнул, заулыбался…

… От квартиры я отказалась, переоформив до­ку­менты на мать...

И тогда Владимир принялся меня исцелять и воскрешать снова для духовной жизни.

* * *

Он, в частности, говорил:

— Сейчас от тебя потребуется во всей полноте психическая саморегуляция. Наблюдай за собой! И — направь взгляд души назад относительно то­на­ля[44], в высшие нематериальные миры!

Недостаточно владеть психической саморегуля­цией тогда, когда вокруг всё спокойно и хорошо! Но именно в таких ситуациях, как сейчас, — надо уметь управлять собой!

Да, ты убедилась, наконец, в том, что “те­лес­ные” родственники — не обязательно хорошие лю­ди и друзья. Но это нужно констатировать лишь интеллектуально, ни в коем случае не входя в отрицательные эмоциональные состояния! Нельзя поддаваться их влиянию, позволять им тащить те­бя в ад!

Cонастраиваясь с представителями ада — вмес­­то Бога — мы невольно становимся такими же, как они. Мы сами впускаем в таких случаях “тьму внеш­нюю” в свои тела — и заболеваем, в том числе, шизофренией, раком.

Исцелиться в таких случаях можно, только радикально изменив ориентацию своих индрий — на Творца!

Нужно преодолевать любые трудности — че­рез постоянные усилия по сближению душой с Бо­гом! И это касается не только экстремальных ситу­а­ций, но и всего образа жизни.

Нет, например, никакой пользы в том, чтобы смотреть телевизор — кроме новостей и познаватель­ных передач, в том числе, по этнографии и про животный мир.

Если же смотреть художественные фильмы, в частности, боевики, — мы невольно сонастраиваем­ся с грубыми эмоциональными состоя­ниями, со­переживая героям тех фильмов.

Также полезно помнить о том, что смерть тела может наступить в любую минуту. И что будет, если она застанет в дурном состоянии сознания? Напра­с­но потерянное воплощение? Упущенные воз­мож­нос­ти?

Не ради “купаний в грязи” мы живём на Земле! Но ради обретения полноты Совершенства и Слияния с Творцом!

Когда мы живём, ощущая себя телесными су­ще­ствами, — мы становимся уязвимыми для атак злобных примитивов. Ес­ли же мы пребываем в Слия­нии с Богом, живём в самом глубинном слое Океана Абсолюта, — мы недоступны для таких вли­яний.

Да, тела остаются уязвимыми. Но доверим их Воле Бога: “Да будет по Твоей Воле, Господи! Предаю моё тело Твоей Воле!”

Когда-нибудь тело ведь, всё равно, должно бу­дет умереть. И я всецело и искренне доверяю Богу это сделать тогда, когда этому — по Его мнению — придёт время!

Но при этом недопустимо быть в мире материи неосмотрительными, неосторожными. Духов­­ный во­ин должен жить в состоянии постоянной собранности, алертности! Мы ведь видим, в окру­жении кого живём! И могли убеждаться даже в том, как “лучшие друзья” — вдруг! — становятся злейшими врагами!…

Не нужно также ставить себя в зависимость от других людей, особенно порочных.

Более того, надо стремиться к тому, чтобы наши взаимоотношения с другими людь­ми исходили не из наших низших “я”, но из всеобщего Высшего “Я”. Иными словами, надо учиться смотреть на всё происходящее — с позиции Бога, а не своего низшего “я”, присущего манасу.

Все конфликтные ситуации разворачиваются в материальном мире — “поверхностном слое” Оке­ана Абсолюта. Но То, Что на самом деле имеет ценность, — Оно в Глубинах того Океана!

Даже когда очень трудно — и, прежде всего, именно тогда — наши индрии должны быть направ­лены на Бога. Нужно прилагать максимум уси­лий, чтобы всегда пребывать в медитации, через сверх­усилия стараться сохранить свою связь с Богом! В противном случае, если индрии остаются направлен­­ными на адских существ, вся их грязь “те­чёт” по нашим же индриям в нас.

Для тебя это была отличная учёба! Теперь пом­ни, что Бог хочет, чтобы ты научилась любить Его на все сто процентов!

Монашество — это однонаправленность индрий: направленность их почти всех — на Творца.

Конечно, есть необходимость заботиться о пи­ще, одежде и т.п. — это есть необходимое отвлечение части индрий. Но индрии ни при каких обстоятельствах не должны быть сколько-нибудь долго направлены на врагов!

Затевание той истории с алкоголиками было про­явлением в тебе раджаса, даже не саттвы. Ты действовала — как кшатрий. Но ты — не кшатрий. Ты — подрастающий Брахман!

Выбирайся! Бог любит тебя и помогает тебе!

Семейная жизнь с монахом

Итак, я поселилась в одной из комнат двухком­натной квартиры, которую Владимир получил благодаря размену коммуналки. Наконец-то моя “внеш­няя” жизнь вошла в нор­маль­ное русло!

Нашим коллегам он объявил, что “удо­че­ря­ет” ме­ня.

Для него это всё произошло совершенно ес­те­ст­венно, просто. Привыкший жить заботой о дру­гих, он был искренне рад тому, что теперь сможет за­бо­титься обо мне ещё полнее.

… Я стала осваивать его отлично отлаженное до­машнее хозяйство, стараясь ему во всём помо­гать. Но мне это… удавалось с трудом: Владимир не мог терпеть, чтобы ему кто-то “прислуживал”, он сам привык жить, служа всем. Поэтому, например, убор­ку пола мне удавалось совершать не чаще, чем ему, готовить еду, мыть посуду, стирать — он тоже стремился всегда сам. А выносить мусор на помой­ку он объявил его личной прерогативой. Когда же я однажды “посмела” сделать это сама, он потом шутливо-сердито выговаривал мне, что я экспро­при­ировала его прерогативу. Мне пришлось сми­рить­ся и больше никогда такое не повторять…

… Но сейчас, оглядываясь назад, я вижу, насколько ему было непросто со мной! Ведь я до этого росла беспризорницей! И никто не научил меня с детства, например, уж хотя бы не оставлять стулья посреди комнаты, класть предметы, посто­ян­но необходимые в хозяйстве, на положенные им места и т.д. И сколько же раз Владимир натыкался в темноте на стулья, сколько раз переспрашивал у меня, куда я дела коробку с нитками и иголками, ножницы и т.п.!

… Но постепенно всё улаживалось: я усвоила те элементарные навыки поведения в доме, “от­во­е­вала” и себе стабильную прерогативу в нашем общем деле — выполнение определённых видов компьютер­ной ра­бо­ты.

Но я ещё долго докучала Владимиру оста­то­ч­­­ными проявлениями своей асоциальности, как он это обозвал по-научному.

От эмоций ненависти, раздражения, гнева, кото­рые я развила в себе в юности, я уже избавилась полностью. Я теперь не смогла бы их создать в себе, даже если бы сочла это необходимым, даже если бы кто-то попросил бы меня их хоть просто изобразить. Но во мне оставалась удивляющая меня и саму сейчас — когда я оглядываюсь назад — привычка… возражать Владимиру даже без всяких на то серьёзных оснований, просто как бы чисто рефлекторно…

И Владимир объяснял мне:

— Взаимоотношения с друзьями “в режиме «нет!»” — это неперспективно! Тебе нужно понять, что такая форма ответов имеет разрушительный ха­рактер! “Нет!” — разъединяет людей, разрушает любовь. “Да!” — наоборот, сближает.

Есть определённые правила в психологии обще­ния, согласно которым принято стараться, по воз­­можности, не говорить “нет” в ответ собеседнику.

Хотя, говорить всегда только “да” — тоже бы­ло бы крайне неразумно, это была бы глупая край­ность.

Существует некая особая — компромиссная — форма ответов: “да, но…”. Вслед за этим “но…” сле­дует обсуждение тех нюансов, которые вызывают не­полное согласие или несогласие.

Постарайся этому научиться. Это необходимо, в том числе, для успеха в твоей помощи другим лю­дям.

… Вообще, Владимир не упускал возможнос­тей обогащать наши знания по всем наиболее важным аспектам жизни, включая темы естествознания.

Например, любуясь туманом в утреннем лесу, он — на тот случай, если кто-то из присутствующих это не знает, — рассказывал, что, с точки зрения фи­зики, туман — это сгус­тившийся до видимого нам состояния пар. Просто пар уплотняется в мельчайшие капель­ки воды. Если они становятся ещё крупнее — то уже падают на землю в виде измороси или дождя. А последнее зависит от того, на какой высоте происходит образование этих капелек…

Было время даже, когда он устраивал с нами лесные семинары по таким темам, как причины зем­летрясений, миграции животных, доминирующие на планете ветра и океанические течения, структурно-функциональные системы человеческого ор­га­низма… Кто-то из нас — всегда именно добровольно — брался изучить одну из таких тем по литературным источникам и затем в лесу, после обеда у костра, делал сообщение, которое мы все обсуждали, спра­шивая, дополняя, резюмируя.

… В целом, жизнь всех нас была непрерывно — без “выходных”, “отпусков” и пропусков из-за бо­ле­зней[45] — пе­реполнена собственной учёбой и де­лами служения: подготовкой книг, созданием филь­мов, инфор­мированием о результатах нашей работы в мас­ш­табах всей планеты через интернет и т.д. Работать мы переставали лишь тогда, когда кончались силы и надо было хоть чуть-чуть отдохнуть.

… Мы все были на сто процентов “за­ра­жены” энтузиазмом, духов­ным горением Владимира, все жи­ли, как он, и с ним — как одно.

Буддхи-йога

“Цель жизни — это расти в любви, умножать эту любовь и слиться с Богом, Который и есть Cама Любовь”.

Сатья Саи Баб [16]

Методология Школы Владимира Антонова, фор­мировавшаяся под непосредственным руковод­ством Бога, уникальна, прежде всего, знанием имен­­но всех ступеней духовного Пути — от начала и до самого конца — до Слияния с Творцом в Его Обители. Причём эти ступени “берутся” адептами очень лег­ко — благодаря подборке соответствующих мест силы.

Владимир, обладая огромным багажом знаний и бесценным опытом, подобно проводнику в горах, знающему тайные тропы, может провести духовных искателей к Цели по узкой тропе истинных знаний, не давая заблудиться в дебрях человечес­кого неве­жества.

Суть буддхи-йоги[46] заключается в росте сознания в качестве духовного сердца — вплоть до Слия­ния с Изначальным Сознанием, Творцом, Единым Всеобщим Высшим “Я”. Это осуществляется на базе чакры анахаты, очи­щенной и развитой вначале в пределах тела — на ступени раджа-йоги. Теперь же — из состояния духовного сер­д­ца, помещавшегося прежде в человеческом те­ле, — нужно дорастить себя до размеров, достойных того, чтобы быть при­нятыми в “Сердце” Вселенского Абсолюта.

“Только подобное может знать подобное, всег­да помните этот закон: если вы подобны Иисусу, — только тогда вы можете узнать Его…” — учил Рад­ж­ниш [30].

Это означает, что мы должны стараться стать столь же утончёнными, столь же нежными, столь же любящими и столь же большими, как Иисус и все другие Божественные Учителя.

И в этом неоценимую помощь оказывает работа именно на местах силы.

* * *

В первую же нашу поездку в лес Владимир привёл нас на то место силы, которое когда-то впервые нашёл сам после того, как узнал об их существовании из книг Карлоса Кастанеды.

— Найти-то нашёл, а что дальше с ним делать — я не имел ни малейшего представления! — рассказывал он нам со смехом. — Чего я только тогда не перепробовал: бегал, стоял, лежал, даже ночевал на нём однажды в палатке. Но никакого эффекта от этого не было! Пока, наконец, я не понял, что это место наилучшим образом подходит именно для раз­говорного об­щения с Богом. Сколько людей потом, благодаря этому, впервые получило Откровения от Него!

… На этом месте Бог проявляет себя удивительным образом: Он сконцентрировал здесь Себя так, что можно реально потрогать руками сознания плотно сгустившийся Его Живой Свет. Идя по лесу — вдруг… окунаешься в совсем другой мир: мир Святого Духа, и оказываешься в объятиях Его Любви-Покоя. И такая обстановка наилучшим образом рас­полагает к диалогу с Ним.

Владимир также рассказывал, как он на этом месте учил слышать Бога одного американского этнографа:

— Я ему сказал, что полученные Откровения нуж­но записывать немедленно: поскольку мысли, сформулированные не собственным умом, очень быстро “стираются” в памяти. Он понял меня очень буквально: положил блокнот и ручку на кочку и, при­няв позу, задал Богу вопрос. Затем стал внимательно прислушиваться к ответу. Как только пришёл ответ, он тут же — именно с максимально возможной быстротой! — схватил блокнот и быстро-быстро всё записал. И эта картина повторялась многократно в течение примерно получаса — пока не иссякли все его вопросы.

Надо было бы видеть, как это изображал Владимир, чтобы понять, насколько забавно это выгля­дело со стороны!

Так и мы, рассредоточившись по месту силы и оставшись каждый наедине с Богом, учились самостоятельно Его воспринимать...

* * *

… Владимир нам постоянно напоминал:

— Ваши индрии не должны замыкаться на мне, на моём теле. Всё ваше внимание должно быть направлено на Бога — как своего Главного Учителя.

… Когда мы оказались в лесу в следующий раз, дул весьма сильный ветер. И Владимир, используя эту ситуацию, стал объяснять нам, как это природное явление можно применить для своего приближе­ния к Богу. Он предложил каждому из нас выбрать себе по берёзе, затем, закрыв глаза, прижаться к ней всем телом, обнять её, постараться слиться с ней ду­шой — и раскачиваться на ветру вместе с ней. Возникает ощущение, что я — на маленьком островке суши, окружённом со всех сторон Океаном Бога… Есть только я — и Он…, никого больше нет… Состояние один-на-один с Ним…

* * *

Есть также в арсенале Школы группа мест силы, с помощью которых можно хорошо ощутить раз­личные аспекты любви: любовь к Богу, любовь к людям, любовь к природе, также Блаженство от пер­вых соприкосновений с Творцом (Самадхи).

Так, на месте силы, где можно впервые прочувствовать, какой должна быть наша любовь к Богу, — духовное сердце вошедшего на это место сразу увеличивается в размере в тысячи раз, наполняясь чистой, возвышенной, без примесей эго­изма или страс­ти любовью.

— Такими — нам уже не будет стыдно предстать пред Богом, — светясь улыбкой, говорил Владимир. — Но важно не только быть такими на местах силы, но надо научиться удерживать это состояние и за их пределами, постоянно! Только в этом случае можно говорить, что данный урок усвоен.

Это место когда-то Владимиру указал Баба­джи: рукой показал, в каком направлении нужно идти, когда Владимир ехал мимо на электричке.

И теперь именно Бабаджи каждый раз встречает на этом месте Своих учеников. Великий, Единосущный Творцу Бабаджи предстаёт здесь в человеческом облике, состоящим из Божественно­го Све­та, размером чуть выше наших тел. И это позволяет новичкам достаточно легко входить в контакт с Ним: обнимать, любить, разговаривать…

* * *

Приглашая войти на другое место силы, Владимир задаёт нам вопрос:

— Постараемся понять: кого можно любить имен­но такой любовью? На кого может быть направ­лена любовь именно такого оттенка, такого качества, которое доминирует на этом месте силы? Сравним это состояние с тем, которое мы ощуща­ли на преды­дущем месте силы.

И вошедшие на это место отвечали: я такой лю­бовью люблю бабушку, мужа, маму и т.д.

— Правильно. Это — аспект любви к людям. Когда мы любим кого-нибудь из людей, то — именно так. Но в этой любви нет той возвышенности и одухотворённости, как на предыдущем месте. И даже присутствует элемент некоторой привязанности к объекту своей любви и в какой-то мере страстности, присущие любви земной. Тем не менее, это — одно из наилучших качеств, которое можно встретить среди людей, ведущих обычный образ жизни.

Но нам следует овладеть той любовью, в качестве которой мы можем преподнести себя — как дар — Творцу.

* * *

Какой должна быть любовь к природе? На этот вопрос отвечает нам наш любимый Божественный Лао на том месте, где Он восстановил Свой уничтоженный врагами Бога камбоджийский монастырь. Правда, теперь монастырь существует уже на нематериальном плане бытия.

Мы приближаемся к территории монастыря — и окунаемся в особый мир, сотканный из самой Любви-Заботы Бога! Здесь Лао, как заботливый и нежный Отец, помогает Своим духовным детям постигать законы Любви через любовь к травинкам, цветам, деревьям, всем живым существам… “Я тебя люблю!” — этой формулой здесь пропитан даже воздух…

Духовное сердце здесь разливается над нематериальным райским озером, обнимая собой и озеро с его обитателями, и все жизни в растительных телах по берегам. Лёгкость, чистота, блаженство сат­твы…

— Блаженство — это важное качество, которым следует овладеть на духовном Пути. Бог — это не только Любовь, Мир, Покой, Могущество и Мудрость, но ещё и Блаженство! — продолжал наше обучение Владимир.

* * *

Искусству бытия Любовью-Блаженством обучал нас также Божественный Имам на излюбленном Им месте. Он помогает впервые прикоснуться к Бла­женству Творца прямо внутри наших телесных анахат, даря первый опыт Самадхи — Блаженства Выс­шего Порядка.

— Бог — Бесконечен. А значит, и Его Блаженст­во — столь же бесконечно! Постараемся охватить собою всё Его Бесконечное Блаженство! — помогает нам понять суть медитативной работы на этом месте Владимир.

* * *

Есть также места силы, на которых мы познаём Святого Духа (Брахмана) в различных Его Проявлениях: и в качестве взаимослитых Божественных Сознаний, представляющих один из безличностных аспектов Бога, и в виде конкретных Божественных Учителей, Которые — как Лозы — протянули Себя из Обители Творца в материальный мир, чтобы помогать воплощённым людям найти дорогу к их Истинному Дому.

Чтобы нам, начинающим ученикам Бога, выходящим сознаниями за пределы тела, безошибоч­но по­падать сразу в Святого Духа, мы знакомились с меридианом читрини (называемым также брах­манади — меридианом Брахмана). Это — одна их самых утончённых энергоструктур в организме человека, соответствующая Брахманической тонкости. Данный ме­ридиан не может пребывать в более грубых энергетических состояниях, поэтому-то он и играет роль про­хода из материального мира — прямо в мир Святого Духа.

Для этой работы есть соответствующее место силы. Это — любимое место Йогананды, здесь также часто бывают Юктишвар, Лахири Махасаи и, ко­нечно же, Сам Бабаджи.[47]

Мы входим на это место — и сразу ощущаем изменение состояния сознаний. Мы попадаем в пласт энергии, который присущ читрини. Это — то основное состояние Святого Духа, в котором Он пребывает над поверхностью планеты. На данном конкрет­ном месте силы оно наиболее ярко ощущается и запечатлевается.

С помощью специаль­ных методов крийя-йо­ги, подаренных нам Бабаджи, здесь осуществляется рас­крытие и проработка читрини и затем переход — на этой основе — в состояние Нирваны в Брахмане.[48]

Так — благодаря читрини и другим подаренным нам Богом знаниям — мы впервые окунаемся в Божественный Свет Святого Духа. Теперь мы воспри­нимаем только Живой, растворяющий в Себе Свет Божественного Сознания. А материальный мир — исчезает из сферы восприятия.

Когда Владимир видел, что у кого-то возникают трудности в медитации, он подсказывал:

— Очень важно ощущать руки духовного сердца. Надо обнимать, ласкать этими руками — Святого Духа, пытаться также дотянуться до Его дальних пределов... Вслед за руками — расширяется и, благодаря этому, растёт духовное сердце.

И мы руками своих сердец старались заключить в объятья любви максимальный объём прост­ранства, заполненного Святым Духом, постоянно при этом взаимодействуя с Ним — именно как с Живым Сознанием, купаясь в Его Любви и Нежнос­ти, растворяясь в Нём, сливаясь с Ним, учась едино­сущ­ности с Ним. Благодаря таким усилиям мы росли, “крис­тал­лизуясь” непосредственно в Боге.

* * *

Мы продолжаем познавать мир Святого Духа на другом месте силы в пойме реки.

… Простор, красота весенней природы. Переливы песен жаворонков… Чибисы, танцуя в воздухе, заполняют его прозрачность своими прекрасны­ми голосами. Лягушки поют свои песни в ве­сенних лужах… Река извилистой полосой теряется вдали… И над материальной рекой течёт иная река — Река Святого Духа, именуемая Пранавой.

Из анахат — сквозь известный уже нам канал читрини — мы ныряем в Свет Божественный Реки Пранавы.

“В Том мире ты видишь нечто — и ты становишься им. Так, ты видишь Духа Святого — и ты стал Им…

В Том мире ты видишь всё, но не видишь лишь себя. Себя же ты видишь Тем. Ибо ты становишься Тем, Кого видишь”.[49]

Мы здесь сами становились Рекой Святого Ду­ха и осознавали себя уже Им — не имеющим начала или конца, непрерывно текущим мягким, спокойным течением, обнимающим и пронизывающим Собою материальный мир, несущим в него Свою Любовь.

“… Просто распахните окна сердец ваших — и придёт Небо, подобно потоку Света, и принесёт безграничную радость”. [17]

“... Он — безграничен. Он пронизывает всё. Вам вряд ли удастся отвернуться от Святого Духа, разве что в вашем собственном сознании.

Свя­той Дух всё время струится сквозь каждый атом про­странства”.[50]

Сонастроиться с Потоком Святого Духа помога­ют мантра АОУМ, которая поётся именно высоким, нежным голосом, и православная молитва “Ца­рю Небесный”.

Вот так мы впервые получаем уже не символическое крещение, как в земных церквах, а истинное крещение в Реке Святого Духа.

Далее от нас требуется рост и взросление, закрепление себя в эонах Святого Духа. И для этого, опять же, существуют соответствующие места силы и медитативные приёмы, позволяющие наиболее эффективно справиться с данной задачей.

Наиболее благоприятными для роста сознаний в качестве духовных сердец — будут именно откры­тые пространства: в поймах рек, на полях, лугах, но особенно — на морском берегу при тихой погоде.

Основным же приёмом, позволяющим во всей полноте сливаться с Богом в различных Его Проявлениях, является метод “тотальной реципрокально­сти”. Он позволяет перейти от состояния “я” к состоянию “не-я”. Если это делать в Божественных эонах, то при этом индивидуальное “я” замещается на “Я” Бога, происходит полное растворение себя — как индивидуальности — в Нём.

* * *

Мы — как сознания, души — можем расти за счёт двух основных источников энергии: от пищи и от мест силы.

Но такой рост будет происходить правильно лишь при соблюдении двух условий: саттвичного (без­убой­ного) питания и саттвичного статуса эмоциональной жизни, то есть, на фоне тонких положительных эмоций. Убойная пища и отрицательные эмоции, напротив, огрубляют сознание и ведут нас в обратном от Твор­ца направлении.

Для того, чтобы задать ещё большее ускорение рос­ту сознаний, существуют специальные места си­лы, предназначенные именно для силового ас­пек­та работы.

Владимир объяснял нам:

— В даосской классификации энергоструктур организма выделяют три дань-тяна: верхний — блок из трёх верхних чакр, средний — чакра анахата, и нижний (хра), состоящий из трёх нижних чакр.

Нижний дань-тян — это своего рода “блок питания” для среднего дань-тяна. Именно за счёт работы с хара можно развить сильные руки сознания, которые являются функциональными частями духовного сердца. Мощный, развитый хара даёт возможность расти духовным сердцем несравненно ин­тенсивней.

Но, прежде, чем приступить к работе с силовым аспектом, важно самим для себя ответить на следующий вопрос: “Насколько и как я люблю Бога?”

Действительно ли я люблю Бога сердцем, или же эта любовь исходит лишь от ума? Критерием здесь будет ответ на следующий вопрос: есть ли во мне постоянная тоска от разлуки с Любимым, стре­м­ление к Нему, желание слиться с Ним в объятьях Люб­ви? Если нет — то ещё рано этим заниматься.

Сейчас мы созда­ли в кругу единомышленников временный оазис райского, саттвичного блаженства. Но важно понять, что саттва — это всего лишь шаткий мостик, который может служить переправой к Богу. С него, однако, очень легко упасть обратно в водоворот человеческих страстей. Чтобы идти и дальше вперёд — нужно развивать в себе именно страстную влюблённость в Бога! А для этого нужен, в том числе, и развитый нижний дань-тян. Ведь страсть влюблённости — это проявление именно сильных эмоций!

Первое, что предлагается в рамках данного раз­дела работы, — это объединение трёх нижних чакр (муладхары, свадхистаны и манипуры) в единую энер­госистему (хара) за счёт восстановления активности ут­ративших свои функции меридианов, объединяв­ших эти чакры в наших организмах ещё тогда, когда они были эмбрионами в телах наших мам и питались от них через пуповины. А для этого требуется… всего лишь релаксация у костра, разведённого на соответствующем месте силы. При этом костёр должен быть уже хорошо прогоревшим, спокойным.

… Мы лежим у огромного костра, излучающего мягкий, нежный жар, подставив ему свои животы…

Можно даже задремать…

Но в момент пробуждения нужно чётко зафиксировать, что взгляд сознания направлен на костёр — из живота…

Этим знаменуется успешное объединение ниж­­них чакр в единый энергоблок.

* * *

Потом мы поехали на следующее место силы.

После долгой езды на электричке и перехода в несколько километров по лесным дорожкам и тропам мы, наконец, добрались до него. Как всегда в таких случаях, мы отдохнули после дороги, выпили кофе, закусили бутербродами с сыром.

Затем Владимир объяснял:

— Располагаемся концентрацией сознания в хара...

Входим на место силы — и наблюдаем, что про­исходит.

А происходит следующее: энергетический живот вдруг вырастает сразу в десятки тысяч раз: на километры вперёд!…

Можно даже всем ощутить себя… столь сильно беременными женщинами...

Можно достать такими животами до станции, от которой пришли…

И обратим внимание, что рост такого “жи­во­та” на данном месте силы — кстати, его “курирует” Криш­на — происходит с одновременным запол­нени­ем его именно утончённой энергией, при­сущей дан­ному мес­ту силы. А эта энергия полностью адек­ватна — по уровню тонкости — энергии гармонично развитого ду­ховного сердца.

Далее: нижний дань-тян не должен существовать в отрыве от среднего, оба этих дань-тяна объединяются в так называемый “ниж­ний пузырь восприятия”, согласно терминологии Хуана Матуса.

Ком­п­лекс же трёх верхних чакр — именуется “верх­ним пузырём воспри­я­тия”.

Эти энергоструктуры названы “пузырями” бла­годаря своему подобию плавательным пузырям некоторых рыб. Граница разделения этих “пузы­рей” проходит чуть ниже уровня ключиц. С момента не только теоретического, но и практического освоения “пузырей восприятия” начинается принципи­аль­но новый этап в освоении многомерной вселенной.

* * *

Но как понять, что такое многомерность? Как она выглядит? Умом это понять полностью — невозможно. И это также нельзя увидеть глазами физического тела, нельзя потрогать физическими руками… Тогда — как?

“Обычно явное познаётся через явное, а тай­ное — через тайное. Но в некоторых случаях тайное символизируется через образы явного.

Так, возникает образ воды в Потоке (Пранавы) и образ огня при благословении (Отца)” — писал в Своём Евангелие Апостол Филипп [6].

Владимир же на очередном месте силы имен­но показал нам это.

Он говорил:

— Границы между разными эонами видятся по­добно границам между прозрачным жидким маслом и водой, налитыми в один стеклянный сосуд.

Здесь, на данном месте силы, представлена своего рода модель многомерности. Это — для того, чтобы мы могли впервые получить представление о том, каким образом пересекать сознанием гра­ницы между смежными эонами.

Для этого нам надо всего лишь перемещаться телами по этой дорожке, наблюдая за тем, что будет происходить в собственных несколько расширенных анахатах.

Смотрите: я стою около одной из таких границ. Вот она. Я делаю шаг вперёд… — и пересекаю её. Гра­ница перемещается внутри моей анахаты. И я мо­гу её изучать, глядя на неё то с одной стороны, то с другой.

Ну, а теперь — вы…

* * *

Некоторые люди считают, что Бог живёт на небе. И, когда они обращаются к Нему, то смотрят вверх на небо.

Но что такое небо?

Ещё в детстве в разговорах с друзьями мы шутили следующим образом: “Если хочешь достать до неба — ткни пальцем в любую точку воздушного про­странства!”. Ведь то голубое небо, которое мы видим над собой, — не более, чем газовая оболочка Земли: смесь азота, кислорода и ряда других газов. Видимое небо — это атмосфера Земли. А далее… — бескрайние космические просторы…, где каждая пла­нета или звезда — не более, чем маленькая пылинка в той Бесконечности…

Просто, надо различать небо и Небеса…

Духовные подвижники, познавшие Бога, предлагают искать Его, не глядя по сторонам среди окру­жающих нас предметов, а направив взгляд души вглубь относительно плотного “проявленного” мира.

“Ищите Его сердцем, а не глазами, устремлёнными на внешнее!” — призывает Сатья Саи [24].

В этом убедились и все мы, работавшие достаточно долго с Владимиром.

Причём Творец вовсе не локализован где-то конкретно на небе, на какой-то из планет и т.п., как о Нём часто фантазируют. Он — везде: сверху, снизу, вокруг нас, но… в многомерной глубине под материей наших тел. И — всё пронизано Им!

Чтобы мы могли лучше понять это, Владимир предлагал нам ощутить себя большой медузой, пла­ваю­щей в толще океана. При этом, одна и та же вода — как со всех сторон вокруг, так и внутри моего тела. А потом тело медузы делает движение вверх — а я остаюсь на прежнем месте и сливаюсь с прозрачной и пронизанной солнечным светом водой…

Бог — всегда рядом, ближе, чем мы могли рань­ше вообразить. Даже если мы не ощущаем Его, не осознаём Его руководства — Он, тем не менее, всегда направляет тех, кто заняты поиском Его.

Помню, как ещё до моего знакомства с Владимиром — в ответ на мои размышления о духовных истинах — по моему телу проходили волны блажен­ства. Я тогда могла только предполагать их про­ис­хождение… Но это всегда слу­жило толчком для про­должения поиска — пока ещё только интеллектуального… Так Бог поддерживал и помогал разжечь ещё сильнее огонёк любви к Нему в моём серд­це. Он вёл меня и тогда…

* * *

Мы уже говорили о том, что духовное сердце на­чинает свой рост из среднего дань-тяна, являющегося составной частью нижнего “пузыря восприятия”. А верхний и нижний дань-тяны — лишь обеспечивают этот процесс.

Из верхнего “пузыря восприятия” мы воспринимаем мир окружающих нас материальных предме­тов. Из нижнего — преимущественно нематериальные миры.

— И только любовь помогает развить духовные сердца до вселенских масштабов, — напоминал нам Владимир. — Причём главное здесь — даже не медитация, а именно любовь к Богу. Если вы лю­бите меня — это хорошо, я вам за это признателен. Но это — любовь лишь ко мне. Нужно же — максимально переключить индрии на Бога! Надо на самом деле влюбиться в Него и тянуть к Нему свои ру­ки любви.

Любовь — это эмоции, которые создают энерге­тическую связь с объектом любви. Так пусть же этим Объектом будет Творец! Пусть любовь к Нему создаст реальное ощущение слитости с Ним: ощуще­ния себя вначале единой с Ним системой, а затем и единым Целым!

* * *

Но может ли человек влюбиться в Бога, если в его представлении Он — жестокий, карающий Деспот, или же — “пустота”, “вселенское ничто”, “энер­ги­я космического Разума” или “информационное по­ле”? Разумеется — нет!

Или как влюбиться в Того, Кто не имеет формы, Кто — Бесконечность, Беспредельность?… Для новичка это крайне сложно…

Но приблизиться к пониманию природы Бога, полюбить Его — мы можем с помощью Тех, Кто уже прошли весь Путь до конца и теперь — в качестве Божественных Учителей — помогают продвигаться другим. Их Божественные Формы — Махадубли — подобны Лозам или Древам, исходящим из Единого Вселенского Божественного Начала. Они пронизывают Собой все эоны многомерного Творения, вклю­чая земную твердь. Они являются нашими Глав­ны­ми Помощниками и Инструкторами на духовном Пути. Собой Они раскрывают нам Врата в самый глубокий слой многомерной вселенной — в Обитель Творца.

“Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня” — говорил о Себе Своим ученикам Иисус Христос (Иоанн 14:6).

Глубочайший смысл этих слов раскрывается тогда, когда, сливаясь с Сознаниями Иисуса, Кришны, Сатья Саи, Бабаджи и Других, — по Их Божественным Формам проникаешь в Святая Святых — Оби­тель Творца.

Почти все известные нам места силы являются “рабочими площадками” Божественных Учителей. Здесь Они делятся теми знаниями, которые когда-то помогли Им Самим в Их духовном восхождении.

* * *

Случалось, что на местах силы мы настоль­ко увлекались методами, что забывали о Тех, Кто нам эти методы здесь дарили… И это становилось существенной помехой для продвижения вперёд.

Владимир в таких случаях подсказывал:

— Если вы приходите на место силы и остаётесь там в одиночестве — вы не правы. Ведь Божественные Учителя очень рады нам, очень хотят с нами общаться! Но для этого наши индрии должны быть направлены на Них: на конкретного Хозяина данного места силы. Тогда у Него будет наилучшая возмож­ность нам помогать.

Вспомните беседу Кришны с Арджуной, где Криш­на говорил о том, что можно ориентироваться как на безличностный аспект Бога, так и на личностный. И то, и другое — приемлемо. Но лучше, всё же, ориентироваться — в качестве Учителей — на личностные Проявления Творца, сохраняя при этом именно Единого Вселенского Творца — своей Высшей Целью.

* * *

Многообразие знаний и медитативных навыков, которые были нам подарены Божественными Учителями, позволяет нам теперь с почти одинаковой лёгкостью выполнять высшие медитации в раз­ных энергетических условиях, стараясь никогда не терять своей слитости, соединённости с Богом.

Вот так, шаг за шагом, мы осваивали всё большие Его Глубины. И каждый раз, когда мы взбирались на вновь взятую нами ступень, перед нами рас­крывались новые перспективы для духовного рос­та.

Живая природа и Бог

“Чтобы усмотреть в восхитительных пей­зажах проявление Любви Самого Господа, необходимо
воспользоваться не внешним зре­нием, а внутренним.
Если вы достигли этого, то прогулка по земле или
путешествие по воде превращаются в настоящее
паломни­чество по святым местам: вы видите Бога в каждом облачке, в каждом пятнышке зелени.

Но вся эта красота должна вести человека
к Истине, а Истина — к Божественности.”

Сатья Саи Баб [25]

Мы должны уметь воспринимать, видеть окру­жающий нас мир глазами духовного сердца! Это — не просто восхищение внешней красотой. Это — несравненно большее: способность сонастраиваться с красотой, сливаться с ней душой, переживая имен­но так каждый нюанс великолепия проявлений Божественного в природе.

Но для этого надо принять, что лю­бое растение — будь то травинка, цветочек или дерево — это живое эволюционирующее существо, что в теле каждой букашки или травинки также растёт маленькая частичка Сознания Абсолю­та. И эти знания требуют от нас соответствующего — бережного и вниматель­ного — к тем существам отношения.

Мы — не ходим по траве, если рядом есть тропинка, никогда не ломаем живые ветви и не рубим живые деревья.

Мы — не рвём цветы для того, чтобы они, уми­рая, создавали мнимую красоту в наших домах.

Мы — не выбрасываем недоеденную еду: ведь в каждом кусочке пищи — помимо человеческого труда — ещё и погибшие ради нас жизни!

Мы — ходим по земле, поглядывая себе под но­ги, чтобы случайно не наступить на муравья или другое насекомое.

Иначе жить мы и не можем: потому что реально ощущаем жизнь и в теле маленького цветочка, и в теле дерева и букашки, и, тем более, в более совершенных биологических формах.

Мы также ощущаем, как чутко реагируют на лю­бое проявление любви не только животные, но и рас­тения: как в ответ на нежное прикосновение руки сознания — они отвечают волной любви.

… На начальном этапе буддхи-йоги Бог начинает нас обучать, в том числе, посредством со­наст­ройки с наиболее гармоничными явлениями живой природы — предлагая их в качестве первых эталонов тонкости и чистоты. Освоение саттвы, как райского состояния души, является необходимой пе­ре­ход­ной сту­пенью для того, чтобы затем нырнуть в Объя­тия Любви Святого Духа, а потом и Творца.

В ходе такого обучения мы развиваем в себе способность сонастраиваться и с цветком, откры­тым с детской непосредственностью навстречу Солн­цу, и с весенней бе­рёзкой, с нежностью её ажурной кроны, и со светом весеннего солнышка, и с прозрачностью бегущего ручейка, и с радостью птички, поющей по весне, и с прохладой ветерка, ласкающего наши тела в жаркий летний полдень, и с покоем тёмной звёздной ночи, и с лёгкими волнами, мягко гладящими бе­рег, и с туманом, парящим над озёрной гладью…

* * *

Мы, воистину, очень полюбили всех наших ма­леньких друзей, будь они в телах растений или животных! Мы стали получать истинное наслаждение от наблюдения за ними в их естественной среде оби­тания!

… Вы замечали, насколько умны и симпатичны вороны? Это — удивительные птицы! За ними очень интересно наблюдать!

Например, по улице, где я сейчас живу, ходит по газонам анахатная воронка. Она светит на всех своей сердечной любовью!

Другая такая же живёт в ближайшем парке.

А как мало таких анахатных существ — среди окружающих нас людей!…

Или однажды я встретила воронку, которая приукрасила свой облик “ожерельем” на шее! Видимо, кто-то обронил его — и оно ей пришлось по вкусу. Воронка важно, явно красуясь, демонст­рируя своё украшение, вышагивала среди других ворон.

А другие вороны нашли себе такую забаву: они, как с ледяной горы, скатывались с мокрого после дож­дя позолоченного купола храма. И, скатившись, тут же взлетали на вершину купола снова — чтобы так раз за разом повторять эти удивительные для них приключения. Совсем ведь, как человеческие дети!

Или однажды я сидела в парке на скамейке на излюбленном месте Иисуса и Его Апостолов. Ко мне подошла воронка и, заходя то справа, то слева от меня, именно демонстративно делала вид, что ищет на земле чего-нибудь поесть. Она даже брала в рот камешки — и с намёком смотрела на меня. Затем она вскочила на скамейку — и стала отколупывать на ней краску, всё время поглядывая на меня: “Ну когда же ты, наконец, угостишь меня чем-нибудь бо­лее вкусным?!”

Её было невозможно не угостить! Я дала ей ку­сочек печенья. Она, показывая мне свою радость и благодарность, бежала вприпрыжку с этим кусочком в клюве, распахнув в стороны крылышки, — с такой детской непосредственностью! И точно так же — со вторым, третьим, четвёртым кусочками…

Потом она уже не могла есть — и запасливо пря­тала кусочки печенья тут же, ря­дом, — под листики на земле — и вновь подлетала поближе, смотрела мне в лицо, наклоняя голову набок…

Я много раз встречала эту замечательную птич­ку на том же самом месте, в поле Любви, которое создали Собою Иисус и Его Божественные Ученики. Она даже научилась брать угощения из моей руки. И даже нежно поклёвывала мне пальцы — в знак дружбы и признательности…

И всегда из её птичьей анахатки на меня струился явно ощущаемый поток её сердечной любви.

Но… через некоторое время она исчезла... Как не хочется верить в то, что эта птичка пострадала из-за своего доверчивого отношения к людям!

* * *

К великому сожалению, в нашем современном российском обществе с его дико извращённой нрав­­ственностью очень многие люди стали намного хуже свирепых хищных животных[51] — и эта ситуация про­должает катастрофично ухудшаться…

Помню, я однажды наблюдала следующее.

Взрослый мужчина держит в руке рогатку и объясняет щуплому сынишке 7-8 лет:

— Смотри, ни в кого из рогатки не пуляй! Стрелять можно только по воронам. Понял?

Другая ситуация. Две молодые женщины увлечённо болтают между собой. Их дети-мальчишки не нашли лучшего занятия, кроме как кидать камнями в плавающих в пруду уток. И — никакой реакции со стороны матерей…

Но разве птица — не живое существо? Разве она не страдает от боли?

Сейчас эти дети стремятся причинить боль не­вин­ным птахам, взращивая в себе тупую жестокость… А что будет, когда они подрастут?

Конечно же, это — не самые жуткие примеры обращения людей с животными…

Но ведь от воспитания имен­но в таком возрасте зависит очень многое в формировании дальнейшей судьбы этих детей! Если с дет­ства не приучать их к бережному, заботливому, любящему отношению к нашим мень­шим брать­ям и сёс­трам, то потом и вырастают из них бесчувственные к чужой боли примитивы-пре­ступ­ники. И их обителью станет ад.

* * *

Если очень многие воронки уже стали городскими жителями — то в лесах к контакту с нами стремятся другие птицы. Среди них — сойки (или, по-нашему, — соечки). Они часто подлетают к нам — и всячески демонстрируют нам своё присутствие.

Например, садится соечка на ветку дерева совсем рядом — и начинает очень симпатично нежным голосом петь на своём соечном языке: “По­смот­рите, какая я красивая! И вас я тоже очень люб­лю! И очень буду рада, если вы меня угостите чем-нибудь вкусным!” И она взъерошивает свои пё­рыш­ки на загривке, принимает симпатичные позы… Как эту красавицу не угостить?!

… Ещё вспоминаю, как мы однажды пытались снять для фильма плавающих в воде рыбок.

Мы тогда жили лагерем у лесного озера с удивительно прозрачной водой. Я спустилась к озеру, чтобы набрать воды в бутылки — и на булькающий звук приплыла стайка любопытствующих окуньков. “Что это за звуки? Такого в нашем озере ещё никог­да не было!” — говорили их большие удив­лённые глаза.

А потом, для того, чтобы отснять их видеокаме­рой, мы использовали в качестве приманки просто палец собственной руки, которым шевелили в воде. И они подплывали к пальцу так близко, что, казалось, вот-вот будут пробовать его на вкус…

* * *

К нам во время нашей лесной работы нередко присоединялись совсем незнакомые нам прежде со­бачки. Причём это всегда были именно весьма раз­витые в психогенезе души.

Они начинали вести себя с нами так, как будто знали нас уже давным-давно: так легко и комфортно им было в нашей компании. Они с нами ласкались, играли, нежились и… внимательно наблюдали за нами, когда мы медитировали. И даже, похоже, старались подражать…

Потом они провожали нас до станции и — на прощанье — благодарили за приятную прогулку, на­пример, нежно лизнув в руку и помахав хвостом.

Если мы приезжали в те же места ещё раз — они уже словно специально нас поджидали. И тогда их радости не было конца!

Владимир всякий раз использовал эти ситуации, чтобы, опять же, что-то нам разъяснить. Напри­мер — принцип неприхотливости…

… Один из таких милых пёсиков выделялся осо­бенно. Он обладал удивительно богатой эмоци­о­нальной сферой и развитым умом. Он как бы весь состоял только из одного духовного сердца! В нём можно было видеть всю гамму вариаций любви!

Мы стали звать его Рыжиком — за его тёмно-рыжую мордашку. И он радостно принял для себя это имя.

Теперь, когда мы обсуждали план своих поездок, то про то место в шутку говорили: “Едем в гос­ти к Рыжику!”

Мы одно время часто работали на местах силы в тех краях. И он стал встречать нас каждое утро. Ещё издали мы примечали маленькую точку в конце длинной просёлочной дороги — это был наш Рыжик. По мере того, как мы приближались, Рыжик из лежачего положения принимал сначала сидячую по­зу и, вглядываясь в даль, начинал тихонько помахивать хвостом в предвкушении встречи. Как только он уже отчётливо мог различить в нас тех, кого ждал, — он мчался “со всех ног” навстречу! Его хвост уже не просто махался из стороны в сторону, а… быстро вращался по кругу! Вокруг его тела создавалось интенсивное поле искренней любви и радости! Он приветствовал всех и затем каждого из нас в отдельности — и затем бежал впереди группы, зная уже, в какие места мы пойдём.

Однажды, когда мы приехали туда после боль­шого перерыва, он, встретив нас, долго прижи­мался к нашим ногам, а его тело — от смешения эмоций ра­дости с плачем — сильно дрожало: “При­шли, наконец! Я так соскучился по вам — моим лучшим дру­зь­ям!”

Мы все тоже очень любили его, но не имели воз­можности ездить только в эти места: нас ждали Бо­жес­твен­ные Учителя и на других рабочих пло­щад­ках — как Они называли Свои места силы.

… Рыжик вместе с нами часто ходил по месту силы Божественного Еремея[52]. Мы даже посмеи­ва­лись, что Рыжик тоже стал Его учеником: настолько незаурядным был этот пёс!

Войдя в наш круг, он считал себя его членом — и даже активно подражал нам в поведении.

Например, он пытался научиться сидеть на тол­стом бревне рядом с нами. Сначала он пробовал усес­ться на него всеми четырьмя лапами. Но, поскольку места не хватало: лапы съезжали с бревна, — он са­дился попой на бревно, а передние лапы ста­вил на­много ниже на землю.

Или он, тоже явно подражая, присаживался ря­дом с кем-нибудь из нас не на мягкий мох, а, как все, на поролоновый коврик — и сиял радостью! — довольный, улыбающийся всем сознанием!

Ещё Рыжик всегда умел находить момент, чтобы подставить своё розовое нежное пузо для ласк. В такие моменты его морда расплывалась в блаженной улыбке, он сам весь превращался в одно только интенсивное блаженство!…. И это блаженст­во он передавал и гладящему его живот, и всем, наблюдающим эту сцену!…

… Как-то раз весной мы поехали “в гости к Ры­жику” — снимать видеокамерой токующих тетеревов.

Приехали с вечера, чтобы, переночевав у кост­ра, ранним утром, ещё до рассвета, оказаться на току.

Придя к месту ночлега, мы сели ужинать. А тут — наши друзья-тетерева сами прилетели к нам! Вся огромная стая этих крупных красивых птиц — с шумом от крыльев — расселась на берёзы прямо над нашими головами!

Что тут началось с Рыжиком! Изумлённый, он стал лаять на тетеревов — и всё время недоумённо оглядывался на нас: “А вы почему не лаете?! Надо лаять! Лайте же вместе со мной!…”

… Мы в тот вечер, однако, были в гостях не только у Рыжика и тетеревов, но и у Еремея. Рыжик же вёл себя столь выразительно, что мы невольно всё вни­ма­ние сконцентрировали на нём. Еремей же плани­ро­вал дать нам некоторые инструкции — но никак не мог привлечь нас к разговору. Наконец, это Ему уда­лось — и Он, тоже смеясь и расплы­ваясь в улыбке, шутливо-пафосно возгласил:

— Мне что же: тоже нужно завилять хвостом, чтобы вы обратили на Меня внимание?!

… Вот такой есть у нас замечательный друг Ры­­жик.

Мир тебе, Рыжик! Мы не сомневаемся, что ты — пройдя через человеческую стадию развития — достигнешь Божественности и войдёшь в Обитель Творца намного быстрее, чем множество живущих сейчас вокруг тебя людей!

* * *

Это — на самом деле счастье: жить в гармонии с природой, включая всех её обитателей, и с Богом, всё это сотворившим!

Мы приглашаем всех идти за нами этим Путём. Как? — именно об этом мы и рассказываем.

МИХАИЛ НИКОЛЕНКО

Детство и юность

Мои воспоминания о детстве в этом воплощении начинаются с возраста примерно 3 лет. Помню, что я тогда очень остро и ясно воспринимал окружающий мир — не менее ясно, чем сейчас. Шёл про­цесс накопления впечатлений, знакомст­ва с матери­альным миром, в котором предстояло жить. И то, что взрослому кажется мелким и заурядным, мо­жет полностью захватить, притянуть внимание ребён­ка — ведь он сталкивается с этим впервые при жизни в этом теле!

Помню также заботу и ласку мамы, её руки, полные любви.

Ещё одним человеком, который обнял, окутал меня своей любовью, стала бабушка. Она была самоотверженной женщиной, жившей лишь заботой о других. Я ни разу не видел, чтобы она проявляла эмоции раздражения, ненависти по отношению к ко­му-либо или же отстаивала свои личные интересы.

Отец у меня тоже был прекрасным человеком. До моего рождения он работал в конструкторском бюро завода, выпускавшего телевизоры. Это была интересная работа, а он был перспективным специ­алистом. Родители были молодой парой, и у них ещё не было своей квартиры. Когда отец узнал, что у него будет ребёнок, он решил пожертвовать своей работой и будущей карьерой — и переехать в другой город, где жили родители жены и где были оптимальные условия для роста малыша.

Именно благодаря родителям и бабушке я с детства познал любовь, ласку и смог расти с ощущением, что мне хорошо в этом мире. Они подарили мне замечательное детство!

Я помню наши прогулки на лыжах по зимнему лесу среди величавых елей, покрытых снегом. В сол­нечную погоду он особенно впечатлял своей не­о­бы­чай­ной, сказочной красотой. А всё тело, казалось, про­питывалось здоровой свежестью и чистотой морозного воздуха.

Летом же в школьные годы меня всегда ожидали каникулы в деревне у другой моей бабушки, где можно было купаться в речке, загорать.

Мы также ходили всей семьёй в походы с ночёвками в палатке на берегу реки. Там мы часто стал­кивались с лесными жителями, в частности, со зме­ями, ежами. Некоторых из них мы ловили, чтобы по­лучше рассмотреть, а ежей даже брали к себе домой на короткое время — нам с сестрой очень хотелось, чтобы такой зверёк хоть немного пожил у нас в квар­тире. Сейчас я с сожалением об этом вспоминаю — ведь мы не считались с правом этих существ вести свой образ жизни и беспокоили их лишь ради своей забавы.

Желание и внутренняя потребность относиться с уважением к жителям леса и не тревожить их понапрасну — пришли ко мне лишь годы спустя.

… Бог чётко выстраивал моё детство в соответствии со Своим Планом. Для этого Он дал мне познать не только тепло человеческой любви, но и трудности, которые бывают в жизни.

Одной из них стала болезнь, из-за которой меня на два года положили в больницу. Для ребёнка дошкольного возраста это было страшным потрясе­нием: оказаться оторванным от семьи и принять то, что теперь ты будешь жить в совершенно чужих, не­знакомых условиях. Но, с точки зрения дальнейшего роста, это оказалось благом, ибо дало мне полезный жизненный опыт.

… Я сейчас также чётко прослеживаю, как мне в этом воплощении был именно предопределён путь развития в научной среде.

Одна из моих бабушек была школьной учитель­ницей. Она научила меня читать и писать ещё в дошкольном возрасте. И в больнице я с удовольствием “проглатывал” книги, за что получил от ребят проз­вище “профессор”.

Более всего меня увлекла книга, рассказываю­щая о космосе и строении солнечной системы. Я “случайно” наткнулся на неё в ящике с больничным хламом, где она каким-то чудом оказалась. Эта книга впервые пробудила во мне интерес к научному по­знанию картины мира.

В школе, где мне выпало учиться, оказались замечательные, влюблённые в своё дело преподаватели математики и физики. Во многом благодаря им я полюбил эти предметы и изучал их с удовольствием.

А когда после окончания школы я поступал в фи­зико-технический институт, куда был очень боль­шой конкурс, произошло другое “случайное” совпадение. На устном экзамене по физике задачи, задан­ные мне экзаменатором, оказались из тех, что я как раз накануне разбирал по учебнику. В результате — пятёрка! Благодаря именно ей я прошёл по конкурсу и был зачислен на учёбу в институт.

Позднее я не раз убеждался на собственном опыте, что, когда человек предпринимает действия, которые согласуются с Планами Бога, то он словно движется по рельсам: все события гармони­ч­но выстраиваются друг за другом, скла­дываются благопри­ятные обстоятельства, встре­чаются нужные­ лю­ди. Это — как поездка по железной дороге с пересадками, где прибытие одного поезда и отход следующего уже согласованы друг с другом, и путешественник плавно переходит с одного отрезка пути на другой.

Такие “удачные пересадки” случались в моей жизни и в дальнейшем: во время учёбы в ВУЗе меня пригласили проходить практику в Институте Ядер­ных Исследований. Туда же я устроился работать по окон­чании учёбы.

А вскоре я получил приглашение участвовать в одном из международных экспериментов в Европейском Центре Ядерных Исследований в Женеве. Работа в международном научном коллективе дала мне очень ценный жизненный опыт.

Так я достиг того, о чём мечтал в школе: окончил один из самых престижных ВУЗов страны, стал сотрудником известного научного Центра, участвовал в крупном международном эксперименте, про­водившемся на самых передовых рубежах современ­ной физики элементарных частиц. И даже получил, в результате, учёную степень кандидата физико-математических наук.

Но всё это, однако, не стало пределом моих же­ланий. К тому времени мне открылись гораздо боль­шие перспективы, которые в детстве я даже не мог себе вообразить.

Духовное пробуждение

Бог лишь в мои институтские годы начал посте­пенно пробуждать во мне интерес к “скрытой” стороне мира, к поискам духовной самореализации. В детском и даже в подростковом возрасте я был ещё не способен к полностью сознательным, ответствен­ным действиям: главная задача человека на том эта­пе жизни — пока только расти, набираясь зна­ний и сил. И лишь в более зрелом возрасте к некоторым людям постепенно приходит желание осо­з­нанно из­ме­нять себя.

Однажды, я подумал: “Если бы у меня был ангел-хранитель, который помогает своему подопечному, в том числе, подсказывая, как действовать, — я спросил бы у него, что мне нужно дальше де­лать?”

И вдруг я тут же получил мысленный ответ: “Зай­мись самонаблюдением!”

… До этого я жил, как и почти все люди, полностью “машинально”, то есть, подобно некому работаю­щему техническому устройству. Я даже и не догадывался, что за своими мыслями и эмоциями можно наблюдать, что их можно и нужно контролировать. Но теперь я стал размышлять: ведь мыс­ли и эмоции — это есть самая сокровенная часть меня. Однако контролирует, изменяет их, как вдруг оказалось, обы­ч­но… что-то внешнее!

После этого озарения я впервые стал пытаться взглянуть на свой внутренний мир как бы со стороны. И многое захотелось в себе изменить. В частности, я заметил, как привязываюсь в мыслях к ситуациям, в которых испытал обиду или попал в неловкое положение, как люблю мысленно рисовать картины, где предстаю перед другими людьми в вы­годном свете.

Я увидел, насколько смешны все эти мысленные “разборки” и стремление возвыситься перед другими в фантазиях! И насколько они связывают меня: ведь я так часто погружался в них, когда ум не был занят чем-то другим! Я стал высмеивать в себе эти привычки: ведь со стороны они действительно выглядели совсем “детскими” и смеш­ными! И это помогло мне в значительной степени избавиться от них.

… В это время меня всё сильнее притягивало то, что лежит за пределами материалистического ми­ровоззрения. По воспитанию и образованию я был материалистом — тем более, что выбрал для себя область “точных наук”. Но мне так страстно хо­те­лось, чтобы в этом мире было бы нечто большее, чем картина, предлагаемая “официальной” на­у­кой! Хотелось, чтобы в нём действительно было “вол­шеб­ство”!

Так, в том числе, проявлялось естественное стрем­ление до­с­таточно развитой в психогенезе души к свободе, её нежелание принимать ограничения, налагаемые материалистической картиной мира.

Я мечтал хоть раз стать свидетелем какого-ни­будь сверхъестественного явления, чтобы удостове­риться самому, что что-то подобное действитель­но существует! Для меня это означало бы, что жизнь не ограничена теми представлениями, которым меня учили с детства, что в ней есть гораздо большие прос­торы для роста и познания!

Увидев по телевизору передачи о Нине Кулагиной и о подобных ей экстрасенсах, которые обладали способностью к телекинезу, то есть, дистанционно­му воздействию на предметы, я решил попробовать воспроизвести это явление. Соорудив специальный легкоподвижный маятник, я долгое время делал попытки привести его в движение своим намерением. К счастью, у меня ничего не получилось!

“К счастью” — потому, что открытие в себе па­ранормальных способностей в ещё незрелом воз­рас­те стало бы лишь поводом для того, чтобы возгордить­ся ими (ведь у других таких способностей нет, значит, я — особенный, я — лучше других!). И увлечение оккультными явлениями лишь увело бы с Пу­ти, которым я должен был идти.

Путь же этот, как я знаю теперь, есть тот, осно­вой которого является Любовь. Именно она раскры­вает перед человеком самые невероятные — с точки зрения материалиста — перспективы!

Одним из первых моих шагов здесь стало знакомство с принципами, которым учил своих последователей Порфирий Корнеевич Иванов. Более всего меня привлекли его идеи о “Матери-при­ро­де” — как о живом разумном Существе, которое любит сво­их детей и к которому каждый может мысленно обращаться.

Система Иванова включала в себя также регулярные купания в естественных водоёмах на про­тяжении всего года. И перед тем, как окунуться в во­ду, надо было обратиться к Матери-природе, по­про­сив у Неё очистить тело, наполнить его здоро­вьем, а также дать здоровье всем другим существам.

В том числе, зимой — в момент погружения в ледяную воду — я стремился полностью раскрыть себя для Её очищающей Силы: так, чтобы нигде во мне не оставалось ни малейшего уголка, в котором бы я что-то скрывал, таил “для себя”.

И это действительно производило преобража­ю­щий эффект! В моей жизни словно появлялось боль­ше простора, больше света: так раскрывалось ду­хов­ное сердце. И я постепенно познавал всё боль­шую радость любви.

* * *

В ещё более полной мере раскрытие духовного сердца у меня произошло, когда ко мне пришла юношеская влюблённость.

Хотя ещё с детства меня привлекали некоторые девочки, и каждый раз я думал, что влюблён, — но на этот раз влюблённость была столь сильной и глубокой, что я полностью, “с головой”, погрузился в неё. Состояние влюблённости стало доминирующим. Мои мысли большую часть времени были ус­т­ремлены к ней (мы проживали в разных городах и общались, в основном, через письма). Достаточно бы­ло лишь вспомнить, что есть она — и сердце наполнялось нежной щемящей радостью. Так я прожил нес­колько лет.

Когда она сообщила мне, что… выходит замуж, — любовь во мне, однако, вовсе не сменилась негативными эмоциями, направленными к ней или к её избраннику. Я осознал тогда, что неправильно было бы требовать что-либо от того, кого любишь, и что в этой ситуации я должен всего лишь искренне пожелать ей счастья в дальнейшей жизни.

Удивительно, что, хоть наше общение и прекра­ти­лось, но моя любовь не исчезла и не ослабла, она продолжала жить во мне.

Изучая это явление в себе, я понял, что любовь — самосуща и не зависит от внешних условий. Она не является производной от чего-либо внешнего, но существует сама по себе в духовном сердце любящего. И она не требует чего-либо от других, по­тому что ей… ничего от них не нужно! Она — просто существует! И стремится лишь дарить себя дру­гим.

* * *

В машинописной распечатке отрывков из книги Рам Дасса я прочитал описание медитации, которая заключается в том, что надо распространять свет-лю­бовь из центра своей груд­ной клетки всё ши­ре и шире — так, чтобы охватить всю вселенную и коснуться любовью каждого живого существа.

Я понимал, что не могу охватить всю вселенную, но мне очень хотелось делиться любовью с дру­гими. Я стал делать эту медитацию в более простом виде: посылал из грудной клетки лучи любви сразу во все стороны — как бы ко всем живым существам во вселенной, мысленно обращаясь к ним: “Я люблю вас!”

Я надеялся, что эти лучи любви будут распространяться в пространстве подобно лучам света — и коснутся других существ и в нашем, земном, и в других мирах. И, возможно, кто-то из тех существ ощу­тит этот посыл…

От этой медитации дарения любовь во мне ста­новилась всё интенсивней, и всё активней функ­ци­о­ни­ровало духовное сердце.

… Из книг я также узнал, что отрицательные эмо­ции крайне неблагоприятно влияют на состояние че­ловека, и поэтому духовные искатели должны стараться от них полностью избавиться. Я решил: попробую хотя бы в течение недели следить за собой и не допускать никаких эмоций раздражения, даже если на работе и возникают конфликтные ситуации. Посмотрю: что будет?

Я обнаружил эффект уже весьма скоро: словно с моих плеч свалился груз, который я таскал на них до этого всю жизнь, вовсе не подозревая об этом. Оказалось, что, если отказаться от эмоций раз­дра­жения, гнева и им подобных, — то и собственная жизнь становится… намного легче и приятнее!

Другим простым и эффективным приёмом, который я тогда почерпнул тоже из книг, стала улыбка. Здороваясь при встречах со знакомыми, коллегами по работе, я стал улыбаться им. Причём старался не просто улыбнуться лицом, но и воспроизвести улыбку во взгляде, как бы излить через глаза улыбку в качестве внутреннего состояния.

Результат опять оказался сильнее, чем я мог себе представить. Если раньше коллеги на работе здоровались со мной лишь для того, чтобы “отдать долг вежливости”, то теперь на их лицах совершен­но искренне стала вспыхивать ответная улыбка. Я увидел, что людям стало приятно встречаться со мной и улыбаться в ответ — так же, как и мне было приятно улыбаться им!

Сколь же удивительным, невероятным было то из­менение, что произошло со мной за те нес­колько месяцев! Если до этого я жил в состоянии неуверенности в завтрашнем дне, в надеждах на приз­рач­ное счастье когда-нибудь в будущем, — то теперь радость, счастье уже наполняли мою жизнь!

И это новое состояние постепенно и неуклонно нарастало, подобно тому, как постепенно и неудержимо приходит весна — с дуновением весеннего вет­ра, таянием снега, капелью с крыш — и в какой-то момент ты понимаешь, что ведь всё вокруг уже залито, затоплено ею!

Я помню, как удивительно было для меня тогда осознавать эти изменения! Когда я шёл по улице, то с удивлением ощущал, что радость, которая пришла в мою жизнь, словно заливает всё вокруг — подобно тому, как солнечный свет заливает собой пространство! Причём эта радость не была вызвана каким-то хорошим событием или удачей в чём-то: она была постоянна, неизменна и шла откуда-то изнутри — радость самого бытия!

… Что же требуется для того, чтобы каждому тоже стать счастливым, чтобы наполнить радос­тью свою жизнь?

Ведь радость приходит вместе с любовью! По­этому человек может стать счастливым — только ес­ли будет любить!

Но это не должна быть та псевдолюбовь, которая требует чего-то для себя, которая превращается в обиду, когда интересы других людей расходятся с моими собственными.

Настоящая любовь никогда никого не порабоща­ет, но, наоборот, делает более свободными. Она не ведёт к ревности и обидам: потому что не стремится ничего для себя получить!

Радость любви — в том, чтобы дарить себя!

За те годы я также понял два важных принципа, которых должен придерживаться человек, чтобы оставаться счастливым:

1) Никогда не считай, что кто-то в этом мире обя­зан что-либо для тебя делать. Всегда смотри лишь на то, что ты сам можешь сделать для других!

2) Не считай, что радость и любовь тебе обязан подарить внешний мир. Будь сам в этом мире источником радости и любви!

* * *

Хотя любовь и наполнила мою жизнь неиссяка­емой радостью, всё же я не знал: зачем живу, что является смыслом моего существования?

Жизненные цели, принятые в обществе, где я вырос, сводились, в основном, к успеху в том деле, которое ты выбрал своей профессией, к материаль­ной обеспеченности, семейному благополучию.

Но эти цели были преходящи и не могли отображать что-то высшее. К тому же они были частью материалистической картины мира, где и для человечества в целом — невозможно найти смысл существования.

… Зачем существует человеческий вид, возник­ший по воле случая на планете Земля — крохотной песчинке в бескрайних просторах вселенной? Жизни отдельных людей — лишь искорки, которые вспы­хивают на мгновение в потоке вечности и… навсегда исчезают. А если кто-то из них и оставляет после се­бя какое-то наследие для будущих поколений — всё равно, всё это обречено исчезнуть. Ведь через несколько миллиардов лет звезда Солнце погаснет, ис­черпав запас водородного топлива. Так же погаснут со временем и все остальные ныне существую­щие звёзды во вселенной… Вся материя будет неумолимо стремиться придти к полной од­но­родности — согласно закону возрастания энтропии; так что в кон­це не останется ни звёзд, ни планет, ни даже более мел­ких небесных тел…

… Я был хорошо знаком со взглядами на этот счёт “офи­ци­альной” науки, но для меня оставалась совершенно неисследованной, непознанной область, связанная с духовной стороной жизни.

К счастью, после “Перестройки” в стране появи­лось много духовной литературы, которая раньше бы­ла под запретом. И я с интересом стал изучать её.

В частности, именно тогда я впервые встретил­ся с идеей о том, что человек есть сознание, вполне способное существовать независимо от тела, без те­ла.

Столь проста эта идея для тех, кто с ней уже свыклись…

Но сколь фундаментальной она оказывается для начинающего искателя!

К сожалению, большинство книг, которые наполняют полки магазинов эзотерической литера­туры, посвящено астрологии и магии…, но не смыслу жизни. И они все не отвечают на самый глав­ный вопрос о том, зачем вообще во вселенной существует жизнь?

Я читал в таких книгах, что надо, мол, пытаться остановить поток мыслей — и тогда медитация… произойдёт сама собой, о том, как “выходить в астрал”, как защищаться от энергетических нападений, “давать сдачи” и т.п. Мрак!…

Потом мне стала попадаться и уже более серьёзная литература: о необычных способнос­тях, кото­рые развивают в себе йоги, о том, что у них значительно расширяются пределы восприятия окружаю­щей среды...

Я мечтал, что когда-нибудь это станет доступным и мне, что я и сам смогу познакомиться с другой стороной реальности. Впрочем, я мечтал об этом, как о чём-то несбыточном…

Но, тем не менее, это сбылось.

* * *

Почему мне была предоставлена возможность получить эти знания? Видимо, благодаря искренне­му желанию изменить себя к лучшему и исследовательскому интересу к познанию мира.

… Я узнал, что в нашем городе проводятся занятия раджа-йоги, базирующиеся на разработках рос­сийского учёного Владимира Антонова, — и записался туда. Там преподавались методы утончения сознания, прочистки и развития чакр и меридианов.

Занятия принесли мне воодушевление и радость. Наконец-то я мог осваивать реальные методы развития себя с духовной стороны!

Всем, пришедшим учиться, сказали о необходи­мости отказа от “убойного” питания. Там же я ещё раз услышал подтверждение того, что нельзя жить в отрицательных эмоциях и что ради духовного пре­об­ражения требуется от них полностью избавиться.

На первых занятиях присутствовало много лю­дей — около 30. Но со временем большинство из них отсеялось.

Те, кто пришли туда в поисках чего-то вроде “ас­тральных путешествий”, вынуждены были разочароваться, так как ничего подобного там совсем не было.

Другие хотели просто улучшить своё здоровье, и, если они перешли на безубойное питание, освоили простейшие пранайамы и начальные методы эмо­циональной саморегуляции, — то это им уже, несомненно, помогло.

И лишь для единиц из попавших на те занятия они стали “дверью” в новою жизнь, как это произо­шло для меня.

Благодаря занятиям, я, в частности, познакомился с книгами Владимира Антонова.

Когда я прочитал уже только две его статьи: “За­коны йоги” и “О любви” — то совершенно по-но­вому смог увидеть Путь духовного развития человека! Имен­но там я нашёл высказывания, прозву­чавшие для меня как Откровения: о том, что “йога — это, прежде всего, любовь”, “йога — это дви­же­ние к Бо­гу” и “именно любовь соединяет че­ло­века с чело­веком и человека с Богом”. Именно из них я узнал, что духовный Путь — это не стремление к обре­те­нию сверх­способностей для воз­вы­ше­ния над дру­ги­ми людьми, а развитие в себе любви — чтобы через это сблизиться и слить­ся с Богом. И — что Бог лю­бит нас и ждёт от нас именно этого.

… Представления о Боге, которые я получил в детстве, связывались, в основном, с православной церковью. Богу, зачем-то, оказывается, нужно, чтобы люди ходили в церковь и… “молились” там… на иконы... А если Бог и вмешивается в жизнь людей, то, в основном, для того, чтобы их покарать… В об­щем, с детства Бог рисовался мне каким-то недосягаемым потусторонним существом — грозным Влас­тителем, с которым человеку, если и придётся стол­кнуться, то лишь после смерти, на Его “Страш­ном Суде”…

Понятно, что такого Бога человек может воспри­нимать лишь как помеху в своей жизни, как некий неприятный угрожающий фактор, от которого лучше бы… держаться подальше…

… Впрочем, в те годы иногда стала появляться и более светлая духовная информация. Так, однажды я услышал по радио передачу о людях, испытавших клиническую смерть и сохранивших воспоминания о том, что с ними происходило “по ту сторону смерти”. Некоторые из таких людей имели беседы с некими Высшими Существами, Которые — как Друзья и Наставники — обсуждали с ними их поступки на Земле и даже подшучивали над какими-то ситуациями. Это совсем не согласовалось с образом того мрачного Чудовища...

Неужели же Бог обладает способностью к юмо­ру, может шутить? Тогда, пожалуй,… было бы даже очень интересно встретиться с Ним и пообщаться “на том свете”…

Потом вскоре произошёл и другой случай. Я услышал, как какой-то чудак вещал группе слушателей о том, что Бог любит всех без исключения, никого не обрекает на вечные муки и даже дьявола по­милует…

Так я впервые слышал о Боге, Который любит, а не карает, Который способен любить сильнее, чем люди, — раз уж Он любит именно всех, даже врагов.

Хотя, та информация звучала уж слишком… не­обычно, чтобы серьёзно её воспринять.

Но вот теперь — благодаря книгам Владимира Антонова — я смог увидеть ту полную, вполне логичную и лишённую противоречий картину мира, где сутью взаимоотношений человека с другими су­ществами, с Богом должна быть любовь. И это име­ло для меня высочайший смысл.

Я помню радостное блаженство, охватившее ме­ня при этом открытии. У меня было ощущение, слов­но я вернулся после долгого странствия домой, встре­тился, наконец, с чем-то родным и давно знакомым!

И моё мировосприятие тоже изменилось.

… Сколько книг я прочитал до этого! Сколько различных тем там освещали авторы: эгрегоры, энер­гетические поля, описания различных нематериальных планов, “тонких” тел человека, наставления по правильному образу жизни… Но почему-то никто из них не написал о Любви Бога и любви к Богу, не написал о Боге — как о Друге… Да и вообще — знал ли хоть кто-то из них Бога?…

У большинства тех авторов, по сути, считалось, что человек живёт во враждебном мире, что ему нуж­но лишь спасать себя от чего-то и кого-то...

… Я очень хотел поделиться своим открытием со своими друзьями, с коллегами по работе. Но обнаружил то, с чем сталкиваются многие начинающие духовные искатели: те знания, которые для них самих стали величайшими открытиями, о которых хочется рассказать всему миру, — большинству окружающих людей кажутся совсем неинтересным или просто безнадёжно непонятными…

Особенно ярко это проявлялось, когда мои зна­комые читали книги, которые, как мне казалось, дол­ж­ны раскрыть перед ними новые перспективы в жиз­ни. Но почему-то в этих книгах они замечали лишь самый поверхностный слой, не воспринимая того, что было в них действительного ценного.

Когда я спросил однажды моего приятеля, про­читавшего первый том Кастанеды, о чём эта книга, — он ответил, что она о магах-колдунах, о том, в част­ности, как они воюют друг с другом. Позднее, я встречал мнение, что книги Кастанеды посвящены описанию использования галлюциногенных растений. Другие же считали, что Кастанеда излагает… ос­новы колдовства.

Почему-то множество читателей не заметило, что в этих книгах очень ярко показано, каких духовных высот может достичь человек!

Когда я читал наставления дона Хуана, обращённые к Кастанеде, моё сердце — пело! Я чувствовал то состояние свободы, силы духа, о котором Он говорит! Я примерял Его принципы — к своей жизни и видел, что мне нужно в себе изменить. Его наставления дали мне силу оторваться от привычных жизненных стереотипов и совершенно по-но­во­му взглянуть на себя, на свой образ жизни.

… В то время я остро почувствовал, что мне не хватает уединённости, чтобы работать над собой. Днём на работе я всё время находился в обществе других сотрудников, после работы возвращался в общежитие, где в комнате тоже жил не один. Я мечтал тогда: “Как хорошо было бы пожить одному!… Я мог бы в спокойной обстановке медитировать, чи­тать книги…”

И Бог реализовал это моё желание: вскоре мне предложили поехать в командировку за рубеж, где я действительно стал жить один и получил те условия, о которых мечтал.

Там, куда я приехал, был красивый ландшафт, благоприятствующий расправлению сознания: высокая местность, с которой были видны просторы вокруг, гряда гор, за которыми по вечерам садилось солнце, купол неба, накрывающий долину. Когда на голубом небе от горизонта до горизонта раскидывались перистые облака, — это ещё сильнее помогало распахиваться сознанием во всю ширь.

Но подобные медитации стали доступны мне не сразу, а лишь годы спустя: когда я стал осваивать буддхи-йогу.

А тогда, в самом начале, мне предстояло учить­ся перемещению концентрацией со­зна­ния в пре­де­лах пока ещё только собственного тела, очистке и развитию чакр и основных мери­диа­нов.

… Оказавшись в новой обстановке, я с радос­тью взялся за работу. Утром — медитации, вечером после работы — чтение книг. Я составил список того, что хочу в себе изменить, в частности, в моём отношении к другим людям, — и работал над этим.

Бог помогал мне выявлять недостатки, которые я сам не замечал. Например, вдруг приходил ответ на только что возникшую мысль — так, что не заметить в этом Глас Бога было просто невозможно! И меня охватывала радость: “Ведь Бог действительно обращает на меня внимание, общается таким образом со мной!”

Так, постепенно, я осознавал, что Бог — не где-то далеко — безучастный Наблюдатель-Судья всего, что происходит на Земле. Нет! Он реально при­сутствует и участвует в моей жизни — как самый близ­кий Друг!

* * *

… Но Он не сразу стал Целью и смыслом моей жизни.

Переломной в этом отношении стала для меня одна новогодняя ночь.

Я с детства привык, что Новый Год надо встре­чать в кругу семьи или друзей, с застольем и смотрением телевизора. Но в этот раз я решил не искать компании, а попробовать провести эту ночь по-ино­му: один-на-один с Ним. Отчасти к этому меня подтолкнуло поверье, которое я переформулиро­вал для себя так: “С какими намерениями ты всту­пишь в наступающий год, так год и проживёшь”. Мне очень хо­телось, чтобы моя жизнь наполнилась выс­шим смыс­лом. И я решил остаться в эту ночь наедине с Богом, встретить Новый Год с мыслями о том, как бы я хотел прожить предстоящий год.

Оставшись один в комнате, я просматривал вновь книги, перечитывал в них мысли, которые вы­зывали наибольший резонанс в моём сердце, прилагал сфор­мулированные там принципы к своей жизни, размы­ш­лял о том, как бы я хотел жить дальше.

И тот вечер оказался для меня заполненным ощущением близости Бога!

Я понял тогда, что имен­но взаимодействие с Ним — и есть самое важное в жизни, что это — несравненно более важное, чем деланье карьеры или стремление к финансовому достатку! Я сформулировал тогда для себя очень чётко, что хочу жить дальше именно так!

* * *

После этого ход событий в моей жизни ускорил­ся.

С помощью возникших недомоганий Бог обратил моё внимание на необходимость оздоровить те­ло: ведь я вёл слишком малоподвижный образ жизни, постоянно работая за компьютером.

В одной из книг Владимира Антонова [7] я познакомился с методикой медитативного бега — и стал совершать регулярные пробежки, совмещаемые с медитацией. Также по несколько раз в день делал короткую гимнастику. А прочитав о принципах “раз­дель­ного питания”, стал стремиться избе­гать неже­ла­тельных сочетаний продуктов во время приёмов пищи.

Всё это дало прекрасный эффект: состояние вя­лости тела сменилось бодростью, словно в него влился поток свежих сил! И эти новые силы помогали успешнее продвигаться дальше в духовном плане.

Потом я много раз убеждался, насколько важно для успешного освоения медитаций — иметь здо­ровое, полное сил тело. Не говоря уже о том, что тк — просто намного приятнее жить: в сравнении с тем, чтобы “тащиться по жизни” с вялым, слабым телом, которое то и дело склонно заболевать.

… В природе как раз шла весна, неся с собой пробуждение, цветение всего вокруг. В городе на улицах зацвели деревья, потом в садах распустились розы. Любуясь на эту красоту — я тоже наполнялся состоянием весны.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 




<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.