WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«
Д. А. Авдеев НЕРВНОСТЬ ЕЕ ДУХОВНЫЕ ПРИЧИНЫ И ПРОЯВЛЕНИЯ Москва 2004
...»

-- [ Страница 3 ] --

О великие Христовы угодницы и чудотворцы Пантелеимоне, Космо и Дамиане, Кире и Иоанне, Ермолае, Диомиде, Фотие и Аникито! Услышите нас, вам молящихся (имена). Вы весте наши скорби и недуги, слышите воздыхания множества к вам притекающих. Сего ради к вам, яко скорым помощникам и теплым молитвенникам нашим, зовем: не оставляйте нас вашим у Бога ходатайством. Мы присно заблуждаем от пути спасения, руководите нас, милостивые наставницы. Мы немощны есмы в вере, утвердите нас, правоверия учители. Мы зело убози сотворихомся добрых дел, обогатите нас, благосердия сокровища. Мы присно наветуеми есмы от враг видимых и невидимых и озлобляеми, помозите нам, безпомощных заступницы. Гнев праведный, движимый на ны за беззакония наша, отвратите от нас вашим ходатайством у престола Судии Бога, Емуже вы предстоите на небеси, святые праведницы. Услышите, молим вас, велиции Христовы угодницы, вас с верою призывающия и испросите молитвами вашими у Отца Небеснаго всем нам прощение грехов наших и от бед избавление. Вы бо помощницы, заступницы и молитвенницы, и о вас славу возсылаем Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Очерки врачебного душепопечения

Вы чуточку больны…

Доктор, подскажите, как мне быть. Мне 50 лет. До 50 лет я была спокойным и уравновешенным человеком. В настоящее время, в связи с возрастными проблемами, я себя не узнаю: раздражительна, плаксива, ухудшился сон, нет сил. На службе в храме стою с трудом. «Бросает» то в жар, то в холод. Потею, кружится голова. Меньше стала молиться, не справляюсь с домашними делами. Как мне быть?

С уважением, Е. К.

Уважаемая Е. К.! Как Вы верно сами определили, в основе Ваших проблем — известные симптомы «особого» возраста женщины. В это время в ее организме в связи с гормональной перестройкой происходит много изменений. Жалобы, которые Вы перечислили, увы, типичны.

Прежде всего хочу Вас успокоить. Все это со временем пройдет, и самочувствие нормализуется. Нужны лишь время и терпение. Вы не первая и не последняя. Не требуйте от себя сейчас прежней активности. Душевный конфликт как раз и порождается тем, что женщина стремится непременно оставаться на прежнем уровне, быть такой же деятельной, как и прежде, со всем справляться, но осуществить это в сей период либо затруднительно, либо невозможно.

Поэтому успокойтесь, смиритесь с тем, что сейчас Вы чуточку больны. Поговорите с домочадцами. Если у Вас есть взрослые дети, то для них это самое подходящее время засучив рукава помогать по хозяйству.

В храме следует выбрать немноголюдное место, где побольше воздуха. Все можно организовать, паниковать и унывать не стоит.

Очень помогут Вам отвары из успокоительных трав. Хорошо принимать мед; ешьте курагу, изюм, пейте поливитамины. Напомню о пользе прогулок на свежем воздухе.

Скажу также, что сегодня имеются лекарственные препараты разнообразного свойства и действия, устраняющие болезненные проявления климактерического периода.

В духовном плане интересно следующее наблюдение. В этот период у женщины могут заостряться присущие ей ранее негативные черты характера (читай, грехи). Предположим, если раньше женщина чувствовала в себе склонность к унынию или раздражительности, то теперь эти качества становятся явственно ощутимы, и держать себя в руках не удается. Учтите это. Подай Вам, Господи, здравия и мира душевного.

По поводу заикания

Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Александрович!

Меня зовут Е. Пишу Вам, надеясь получить психотерапевтическую помощь и вообще разобраться в моем недуге. У меня заикание, как назвал его логопед, логоневроз. Болею я уже давно, с детства. Стало очень трудно говорить. Если в общении с друзьями еще терпимо, то дома, в семье, почти нет ни одного слова, которое я сказала бы без запинок и внутреннего напряжения. «Внешние» причины типичны для многих страдающих. Можно даже открыть книгу «Беседы о детской психиатрии» (автора не помню) и процитировать письмо-исповедь одной девушки-пациентки: неблагополучная семья, отец пил, так и погиб. Окончила школу, где чувствовала себя всегда гадким утенком; поступила в педучилище, потом очно-заочно закончила пединститут по специальности методист по дошкольному воспитанию и практический психолог.

Уважаемый Дмитрий Александрович! Я обращаюсь к Вам, потому что Вы православный врач. Наверное, я прочитала все Ваши периодические издания о проблеме неврозов и духовности и др., также книгу профессора Мелихова и некоторые другие. Я тоже верующая, понимаю, с одной стороны, что это наказание за грехи: у меня бывает сквернословие, я очень раздражена, частая смена настроения. Хотя и говорят сослуживцы, что я очень спокойная, но в душе у меня борьба, напряжение.

Каждый день я боюсь своего заикания, при общении с близкими я чувствую себя ущербной, на работе боюсь подойти к телефону, племяннику не могу объяснить домашнее задание.

Я очень надеюсь, что Вы мне ответите и подскажете, в каких направлениях работать. Конечно же, я уповаю на Бога, стараюсь чаще исповедоваться и причащаться, читаю православную литературу. Но раз Господь благословил врачей, то я обращаюсь к Вам как к врачу и очень надеюсь на помощь.

С уважением к Вам, Е., 28 лет.

Со многим, дорогая Е., в Вашем письме я согласен. Посоветую Вам больше думать не о том, как говорить, а о том, что говорить. Чтобы Ваши уста всегда прославляли Бога, чтобы Ваши слова несли мир и утешение близким и окружающим Вас людям.

У каждого человека есть свои недостатки, болезни. Примите это как крест и не унывайте.

Был в моей практике такой случай. За помощью ко мне как к психиатру обратился молодой человек с выраженным заиканием. Он перепробовал многие методы лечения, но результат был либо нулевой, либо незначительный.

Я предложил ему метод, который описан известным австрийский психиатром и психологом Виктором Франклом и называется парадоксальным намерением. В чем же парадокс? Да в том, что человек внутренне позволяет себе именно то, чего он в высшей степени опасается и не желает. В нашем случае — заикание. Всем хорошо известно выражение «клин клином». Здесь схожий механизм.

Я посоветовал этому больному позволить себе заикаться и, более того, попытаться даже усилить заикание произвольным образом. Мой пациент слушал меня с явным недоверием. Еще бы, его долго лечили от заикания, а тут такое — позволить себе заикаться. Однако он решился все-таки попробовать выполнить эту «непонятную» рекомендацию и… вскоре избавился от заикания. Точнее, от пристрастного, болезненного к нему отношения, а поэтому и говорить стал намного лучше.

Произошло это так: в институте на одной из лекций преподаватель неожиданно стал задавать студентам вопросы, пытаясь выяснить, как те усваивают материал. Не обошел он вниманием и нашего героя. У парня, по его словам, помутилось в голове, стальными тисками сжало горло, он покраснел, у него перехватило дыхание. И тут он вспомнил полученный совет — разрешить себе заикаться — и, поскольку деваться было некуда, попробовал.

На удивление окружающим и в первую очередь самому себе, он буквально «выпалил» ответ, практически без сбоев речи. Но самым главным было другое — у него появился позитивный опыт управления своей речью, своими эмоциями. В дальнейшем были и срывы, особенно в сложных стрессовых ситуациях, когда не удавалось преодолеть напряжения, но приобретенный опыт всегда внушал надежду.

Мне думается, в этом методе Франкла много от христианского смирения. Наверное, поэтому он и помогает. Может быть, дорогая Е., что-нибудь из этих советов позаимствовать и Вам? Помоги Вам, Господи.

Интернетомания

На приеме женщина лет 50-ти и ее 23-летняя дочь В. Обстоятельства, побудившие их обратиться за помощью, таковы: девушка, в недавнем прошлом студентка одного из столичных вузов, долгое время увлекалась творчеством (если так можно сказать) известной западной рок-группы. Она составила целую коллекцию аудио- и видеозаписей, вырезок из газет и журналов, фотографий этих музыкантов. Так продолжалось года полтора-два.

Рок-музыка оказывает сильное воздействие как на психическое, так и на физическое состояние человека. Известный исследователь рок-н-ролла Жан-Поль Режембаль пишет:

«Сила рока заключена в прерывистых пульсациях, ритмах, вызывающих биопсихическую реакцию организма, способную повлиять на функционирование различных органов тела (в частности, бит может вызывать ускорение сердечного пульса и увеличение содержания адреналина, а также возбуждение в половой сфере).

Если, например, ритм кратен полутора ударам в секунду и сопровождается мощным давлением сверхнизких частот (15–30 герц ), то способен вызвать у человека сильное возбуждение. При ритме же, равном двум ударам в секунду и на тех же частотах, слушающий впадает в танцевальный «транс», который сродни наркотическому. Современные рок-группы работают в диапазонах от 80 тысяч герц до 20 и даже ниже. Интенсивность звука доходит до 120 децибел, хотя человеческий слух настроен на среднюю интенсивность 55 децибел. Это уже решительный штурм всей личности. Были случаи, когда переизбыток высоких или низких частот сильно травмировал мозг.

На рок-концертах нередки контузии звуком, звуковые ожоги, потери слуха и памяти. Невозможно в течение продолжительного времени подвергать себя воздействию рока и не получить глубокой психоэмоциональной травмы. При этом возникает утрата контроля над способностью к сосредоточению; значительно ослабляется контроль над умственной деятельностью и волей; необузданные порывы ведут к разрушению, вандализму и бунту, особенно на больших сборищах, где психополе толпы, усиленное вышеуказанными воздействиями рока, практически лишает человека индивидуальности, превращает его в часть машины, управляемой сатанинскими началами.

Как видим, рок-музыка оказывает разрушительное воздействие на личность человека. Не случайно многие солисты рока являются наркоманами и даже открытыми сатанистами».

В институте, в котором обучалась В., появилась возможность бесплатного доступа к сети Интернет. Что тут началось! Девушка стала прогуливать лекции, резко снизила успеваемость. Все ее мысли были поглощены рок-кумирами. Она переходила от сайта к сайту, выискивая новые подробности личной жизни, вкусов, привычек своих любимцев.

Со временем этой возможности «блуждания» по сети Интернет ей стало явно недостаточно, и В. выискивала любые другие варианты подключения. Между тем сфера интересов девушки расширялась, ее стало занимать многое, как она выразилась, «такое, о чем сказать стыдно». Интернет притягивал к себе как магнитом, В. не могла обходиться без него уже ни дня. Время прошло напрасно, полагала она, если не удалось окунуться в это «море увлекательной информации».

Поведение В. заметно изменилось. Она стала очень раздражительной, грубила маме. От частого недосыпания (доступ к Интернет ночью дешевле) появились головные боли, ухудшилось зрение. В Интернет-кафе, в котором она стала регулярно бывать, завязались сомнительные знакомства. Однажды ей предложили попробовать героин, а «травку», призналась девушка, она уже пробовала, и не раз. «Я думала, — говорила она, — что это поможет справиться с усталостью, победить сонливость». Через год В. была отчислена из института за неуспеваемость, но и это не отрезвило ее. В набат забила мама, понимая, что компьютер, а точнее, страсть окончательно погубит ее единственную дочь.

Мама называет себя человеком верующим. В. говорит: «В Бога я верую, но в церковь почти не хожу». Однако она решилась обратиться за помощью только к православному психотерапевту.

Слава Богу, девушка осознала, что последние два года она жила не в реальном, а в «виртуальном» мире и была в плену своей страсти. Эту страсть, очевидно, можно именовать интернетоманией. Глядя на образ Пресвятой Богородицы в моем кабинете, В. с надеждой спросила:

— А Господь поможет мне?

— Конечно, поможет, — ответил я, — для Бога нет ничего невозможного. Надо от всего сердца попросить Его об этом, начать посещать храм, искренне покаяться в своих грехах и иметь твердую решимость не возвращаться к ним.

Девушка внимательно слушала, и в ее заплаканных глазах, как мне показалось, просиял лучик надежды. Я назначил ей успокоительные средства, сделал еще некоторые рекомендации, и мы расстались, договорившись через неделю встретиться вновь.

Синдром тревоги

Вопрос: Врач сказал, что у меня вегетососудистая дистония. Что это за заболевание, чем оно вызвано и как его лечить?

Очень часто к врачу обращаются люди, страдающие распространенным на сегодняшний день недугом, который именуется «нейроциркуляторная дистония» (НЦД) или иначе — вегетососудистая дистония.

В основе этого патологического состояния лежит перенапряжение центральной нервной системы, вызывающее нарушение регуляции сосудистой системы, ухудшение кровоснабжения органов и тканей, трофические расстройства, ухудшение проходимости микрососудов. В специальной литературе дается еще одно название этой патологии — «синдром тревоги». Полагаю, что оно себя вполне оправдывает.

К основной причине, а именно нервному перенапряжению, часто присоединяются другие факторы риска. Среди них хроническая очаговая инфекция (тонзиллит, гайморит, кариозные зубы), травмы головы, последствия острой или хронической интоксикации (в первую очередь алкогольной, а теперь и наркотической). Симптомы недуга связаны преимущественно с нарушением функционирования того или иного вегетативного процесса. Среди них головные боли, головокружения, слабость, утомляемость, излишняя потливость, зябкость, метеочувствительность, неустойчивость артериального давления, ухудшение сна и др.

Наиболее грозными осложнениями этого заболевания являются гипертоническая болезнь, атеросклероз с ишемической болезнью сердца, дистрофия с признаками раннего старения.

НЦД часто развивается у людей, как бы «зацикленных» на своем здоровье. Врачам хорошо знаком термин «ипохондрия», который означает устойчивую фиксацию человека на своем самочувствии, порой переоценку тяжести своего состояния. Так вот среди страдающих этим заболеванием немало ипохондриков, хотя, конечно, все в одну схему не уложить.

Несомненно, следует относиться к себе разумно, беречь здоровье, ибо оно дар Божий. Вредно лишь все чрезмерное.

Лечится НЦД трудно. Основной упор делается на изменении образа жизни человека. Я бы сказал, что главным врачевством при этом страдании должно стать обретение человеком душевного мира. А как известно, мира на душе без благодати Божией не бывает. Именно мирный дух и спокойная совесть в сочетании с разумным постом, телесным трудом, закалкой организма — слагаемые выздоровления.

Конечно, следует обратиться за помощью и к специалисту, но повторю: медикаменты при этом заболевании играют лишь вспомогательную роль.

Памятный случай

Этот рассказ записан мной со слов пациента. «Родился я в Москве, крещен в младенчестве, но к церкви не был приучен. Рос здоровым, подвижным мальчиком, в школе все схватывал налету, учился всегда хорошо. Поступил в вуз, на экономический факультет. В институте, почувствовав свободу, грешил напропалую, это казалось вполне нормальным.

В конце четвертого курса я вдруг стал чрезмерно разговорчивым, оживленным, не мог усидеть на одном месте и нескольких минут. Спал 2–3 часа в сутки, резко похудел. Через месяц это состояние как-то само собой поутихло, может, от того, что я пил какие-то успокоительные лекарства. Однако к осени того же года все возобновилось, но с точностью «до наоборот»: возникла депрессия, не хотелось жить.

По настоятельной просьбе родителей я обратился к психиатру, и вскоре мне поставили диагноз маниакально-депрессивный психоз. Назначили много лекарств, которые необходимо было пить почти беспрерывно. Я страшно тяготился клеймом «сумасшедшего», боялся, что о душевном недуге станет известно друзьям и знакомым.

Примерно в это же время я впервые переступил порог храма. К Богу привела меня болезнь. Батюшка, которому довелось первый раз в жизни исповедоваться, как то сразу стал мне очень близок. Я начал посещать церковные службы, причащался. Все мне в храме нравилось: и пение, и убранство, и лица богомольцев.… Ощущение было такое, что будто после долгой разлуки попал в Отчий дом.

Но потом «завертелся», самочувствие было сносным, и как-то реже стал ходить в храм, к исповеди, а потом и вовсе отошел от Церкви. Закончил институт. Приступы болезни были еще дважды. Пил таблетки, которые выписывал психиатр…

И вот однажды вечером раздался телефонный звонок. Поднимаю трубку и не верю своим ушам — звонит батюшка. Но откуда он узнал номер телефона? Ведь и фамилии-то моей он не знал, и адреса тоже, а лишь одно имя! Вскоре удивление сменилось ощущением такого тепла и покоя в душе, что и не пересказать. Я почувствовал, как подкатывают слезы, а в голове с калейдоскопической скоростью проносились мысли: «Господи! Как же я мог оставить Тебя?! Почему я перестал бывать в храме?!»

Мне стало очень стыдно. Но это были лишь мои чувства. Батюшка поинтересовался, не болен ли я и не нужна ли мне его помощь. Сказал он еще что-то простое и теплое, благословил меня и попрощался. Представляете, он ни в чем меня не укорял, а, напротив, был так добр и приветлив.

Я не спал почти всю ту ночь, много думал. Глядя на иконы, молился и плакал, просил у Господа прощение. Под утро мне пришла мысль о том, что я должен вернуться в Церковь и принести глубокое покаяние. Я где-то читал, что такая исповедь называется генеральной, за всю жизнь. Господь сподобил меня принести такую исповедь. Не буду описывать свое душевное состояние на тот момент, но скажу лишь, что я почувствовал, как будто какая-то глыба рухнула с моей души. И… болезнь отступила. В течение нескольких лет я был практически здоров. Врачи удивлялись и недоумевали: «Как это может быть?»

В дальнейшем я прибегал к помощи психиатров, но той остроты болезненных проявлений, как раньше, не было. Покаяние — это великое благо, дарованное нам Господом. Слава Богу за все!»

* * *

За годы работы врачом я, как и многие мои православные коллеги, встречался с дивными, чудесными случаями помощи Божией людям. Господь, Его Пречистая Матерь, святые угодники Божии по вере страждущих людей обильно подают целебную помощь. Собственно говоря, каждый случай исцеления — это великая милость Божия. Только чудом и никак иначе можно назвать преодоление греховных страстей, когда, к примеру, блудник начинает вести целомудренную жизнь, а пьяница или наркоман приходят к глубокой вере, воцерковляются. Не раз я был свидетелем, как покаяние матери приводило к выздоровлению и даже чудесному сохранению жизни ребенка.

За годы врачебной практики я встречался со множеством случаев исцеления от неизлечимых с медицинской точки зрения недугов, тяжелейших заболеваний. Приведенный пример — один из множества подобных.

Дивны дела Твои, Господи!

Традиционно принято считать, что большинство психотической патологии малоизлечимо. Особенно это относится к тяжелым психозам, дегенеративно-дистрофическим заболеваниям коры головного мозга, врожденным формам умственной неполноценности и т. д. Но милость Божия по вере людей являет нам чудеса, и законы естества отступают. Приведу несколько примеров.

Около пяти лет тому назад в храме я увидел женщину с младеницей на руках, облик которой известен любому врачу. Диагноз, как говорят в таких случаях, был у девочки на лице. Обычно звучит он как приговор. Болезнь Дауна. Патология эта возникает в результате генетических нарушений.

На следующей неделе я вновь обратил внимание на эту девочку, а затем видел ее на службах постоянно. Младеницу (ей было года 3–4) всегда причащали Святых Христовых Таин. С переездом в другой город, связанным со служебными обстоятельствами, я потерял из виду свою «пациентку». И вот как-то летом, четыре года спустя, я увидел ее вновь. Малютка возвращалась с мамой с вечернего богослужения. Лицо ее было милым, улыбчивым, красивым! Под светленькой косыночкой красовались два белоснежных банта. Узнать в ней «обреченного инвалида» было нелегко. Разглядеть следы заболевания смог бы только специалист. Храни тебя Господь, милое дитятко!

* * *

Воспользуемся очень ярким примером, который описан в небольшой книжечке с названием «Когда болеют дети». Ее автор — врач и священник о. Алексий Грачев.

«Два с половиной года назад ко мне на исповедь пришла больная девочка лет двенадцати из детского дома. Она не могла связать двух слов, крутилась как волчок, ее ненормальный взгляд, постоянные гримасы, весь вид ее говорил о «неполноценности». И вот она стала исповедоваться и причащаться каждое воскресенье.

Через год у нее появилась потребность откровения помыслов (кто молится и часто исповедуется, тот знает, что это такое). Девочка стала вести такую внимательную духовную жизнь, о которой не подозревают даже те люди, которые считают себя глубоко верующими и церковными. Она стала молиться Иисусовой молитвой («Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную»), бороться с прилогами, прощать обиды, терпеть все. В течение нескольких месяцев она научилась читать и писать, прошли все признаки дебильности, на лице изобразилась печать духовности. Во всем, что она говорила и делала, было чувство и рассуждение…».

Чудесное возвращение жизни

Как-то после службы довелось услышать рассказ одной прихожанки о чудесном возвращении жизни ее сыну. История эта произошла примерно двадцать пять лет тому назад. Сын этой женщины, находясь в больнице в критическом состоянии с диагнозом менингит, скончался и пролежал бездыханным несколько минут. Усилия врачей вернуть ему жизнь не увенчались успехом. Лечащий врач вышел из палаты реанимации и, выразив соболезнование, вошел в ординаторскую. Нечего и говорить о том, что испытывала в ту минуту мать.

Но вот что случилось дальше. По коридору в этот момент проходила одна из медицинских сестер. Она была глубоко верующей женщиной. Состояние здоровья больного сына ей было известно, но о том, что он скончался, она не знала. Эта медсестра подошла вплотную к матери и тихо, но очень решительно сказала: «Молитесь Богородице! Просите ЕЕ исцелить сына». Мать умершего, не будучи осознанно верующим человеком, упала на колени и взмолилась Господу и Пресвятой Богородице. В этот момент из ординаторской вышел тот самый лечащий врач. Он увидел пламенную молитву матери и решил еще раз ввести внутрисердечно адреналин. И… мальчик ожил. Жив и здоров по сей день. Слава Богу! А его мама не только вновь обрела сына, но и крепкую веру!

Девство и «комплекс»

Здравствуйте, доктор! Читала Вашу книгу и решила написать Вам. Я испытываю «комплекс». Мне 21 год. Многие мои подружки уже замужем, имеют детей. Я девственница, а мне говорят, что это старомодное понятие. И что если буду себя беречь, то замуж не выйду. Я понимаю, что блуд — это грех, но как мне быть?

С уважением, Т.

Дорогая Т., не поддавайтесь никакому давлению. Вы совершенно верно написали, что блуд — это грех. А мы уточним, что это смертный грех, ввергающий душу в бездну адову. Только глубокое покаяние и исправление своей жизни воссоединяет такую душу с Богом, Его святой Церковью.

Блуд лишает душу человека благодати Божией. Лишившись благодати, блудник часто лишается и душевного мира. Такие люди очень невротичны, им присуще почти постоянное чувство тревоги. Отчасти поэтому они все время находятся в поисках новых приключений и наслаждений.

Блуд лишает человека возможности любить по-настоящему. Как правило, повинные в этом грехе не могут создать крепкую семью, воспитать нравственно здоровых детей. Ну а про СПИД, венерические болезни, аборты, бесплодие, думаю, говорить Вам не надо.

Теперь к вопросу об особо «продвинутых» в этом отношении подружках. Как тьма не уживается со светом, так для блудника или блудницы девство является неким укором, тревожит их совесть. Посему лучше бы о нем ничего не слышать и всех мерить на свой аршин.

Брак создан Богом, семья задумана Господом как малая Церковь. Благочестивые девушки-христианки молились Господу, Пресвятой Богородице о даровании им жениха, берегли себя для будущего мужа и украшали себя скромностью, целомудрием, смирением — такое они готовили себе приданое. В старину говорили: «Смиренье — девушки ожерелье». И семьи были, не в пример сегодняшним, крепкие.

Психотерапия

О нравственности в психотерапии

Психотерапия, возникшая на рубеже XIX и XX веков, в нашей стране получила официальный статус лишь в 1985 году, когда в номенклатуре врачебных специальностей означилась специальность «врач-психотерапевт». Одно из наиболее простых и понятных определений гласит: «Психотерапия — это система лечебных воздействий на психику и через психику на организм больного». Отсюда и показания к психотерапии. Считается, что чем больше удельный вес психологических факторов, тем более психотерапия показана. Понятны мотивы, которыми руководствовались в Минздраве, принимая решение о введении специальности психотерапевта. Это и стремительно растущее число пограничных психических расстройств (неврозы, психопатии, постстрессовые состояния), алкоголизация населения, проблемы наркомании и токсикомании и др.

Если попытаться кратко выразить сущность этого терапевтического направления, то можно сказать, что оно представляет собой лечение словом, утешение и душевную поддержку обращающихся за помощью людей. Такие цели были продекларированы.

Примечательно, что именно в советский период сформировалось это направление медицины. Атеизм не давал душе ничего светлого. Особенно это касалось больных, скорбящих, обездоленных. К тому же врачам стало очевидно, что душевное состояние человека во многом определяет его здоровье. Вот и получился некий парадокс. С одной стороны, наличие души у человека не признавалось и понятие это считалось сугубо идеалистическим, а с другой — в клиниках стали появляться врачи, которые этой самой душе делали попытки помочь. Врачей на курсах усовершенствования по психотерапии обучали преимущественно гипнозу, аутотренингу и еще некоторым «премудростям» и засылали «на передовую», то есть в лечебные учреждения. Естественно, что никаких нравственных требований к врачу-психотерапевту не предъявлялось. Кто как хотел, так и работал.

Основной «инструмент» психотерапевта — слово. Однако психотерапия более призвана не к словесному, но к духовному воздействию на человека.

В древности говорили, что врачебное искусство держится на трех «китах»: нож, целебная трава и слово. Нож — прообраз хирургии, целебная трава — собирательный образ лекарственных форм, а под словом понимается живое, душевное отношение врача к больному.

Годы атеизма и гонений на Православие не прошли бесследно. Выросло почти два поколения людей, не знавших Бога и Его святую Церковь. Сегодня мы переживаем очень трудное время. К большой скорби, духовный вакуум у части наших соотечественников (и не такой малой) заполняется лжеучениями, ересями, всевозможными сектами, увлечением оккультизмом.

С помощью этих суррогатных средств кто-то пытается обрести спасение: одни — хотят исцеления от недугов, другие — оказываются жертвой обмана, психологической обработки или собственного религиозного невежества.

В России к настоящему времени калечат души людей более 300 000 оккультных «целителей». И с прискорбием приходится констатировать, что и многих врачей-психо­терапевтов можно записать в число вышеупомянутых вредителей.

Для этих «экстраординарных» личностей не существует разницы между незначительным и кратковременным облегчением, возникающим в силу известных психофизиологических законов, выздоровлением или духовной прелестью. Люди втягиваются в своеобразную «игру», шансов на выигрыш в которой нет.

Психотерапия — особая медицинская специальность, связанная не столько с лечением в привычном понимании этого слова, сколько с воздействием на личность больного человека, на его душу. Она ставит перед собой благие цели. Однако на практике сложилась тяжелая ситуация, вызванная тем, что, теснейшим образом соприкасаясь с душой человека и пытаясь ее уврачевать, эта область медицины оказывается духовно несостоятельной, не имеющей нравственных ориентиров.

Нельзя облегчить душевное бремя другого человека, не имея собственных духовных ценностей. «Может ли слепой водить слепого? Не оба ли упадут в яму» (Лк. 6, 39).

Врач может иметь докторскую степень, звание профессора или академика, однако это не меняет сути, если вера Христова для него лишь пустой звук. Его усилия не дадут душе нужного ориентира, более того, они могут завести ее в пучину тяжких грехов, и скорби болящего лишь умножатся. Сколько раз ко мне и иным православным специалистам обращались за помощью люди, пострадавшие от горе-психотерапевтов, психоаналитиков, гипнотизеров и др. И подобных фактов, к великому сожалению, становится все больше и больше.

Духовная неопределенность, несостоятельность психологии и психотерапии, основанная на нравственном «плюрализме», позволила внедриться в них огромному количеству психотехнологий — западных, восточных и «доморощенных», большинство которых можно без преувеличения назвать душевредными и губительными.

Один из принципов современной психотерапии — «цель оправдывает средства». Зачастую врачи дают «советы», которые вместо пользы несут душе явный вред. У меня на лечении был пациент, который прежде прошел курс психотерапии у светского психолога. Так вот, со слов моего больного, у него напрочь исчезло покаянное чувство (он лечился по поводу наркомании), которое, с его слов, было в душе. Так с его душой «поработали»… Вскоре он, конечно же, и сорвался на наркотики.

Человеку советуют лгать или манипулировать людьми, если это принесет ему какую-то выгоду (подобных рекомендаций много в книгах Дейла Карнеги). Уместно будет сказать несколько слов об учении последнего. В советах и рекомендациях Дейла Карнеги нет подлинного сочувствия и любви к ближнему. Человек для Карнеги не образ и подобие Творца, а средство к достижению различных целей (карьера, власть, богатство, успех и т. п.). Искренность подменяется, в лучшем случае, вежливостью; любовь — любезностью. Психология успеха Карнеги — это конформность, способность манипулировать поведением людей, умение произвести впечатление и добиваться внешнего эффекта. А то, что в действительности за этим стоит, автора указанной психотехнологии не интересует в принципе. Автор искусства «завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» не вспоминает на страницах своих трудов о Богоподобной сущности человеческой души. Читатель произведений Карнеги нигде не найдет ссылок и указаний на Священное Писание. Психология Дейла Карнеги — это психология подмены христианских ценностей псевдогуманистическими.

Трагедия современной науки о душе состоит в том, что она потворствует грехам и страстям человека, всячески стремится поднять его самооценку либо делает упор на медитации, психической саморегуляции через состояния измененного сознания.

Православный психотерапевт из Белоруссии Н. А. Лайша раскрывает важные аспекты этой темы: «Почему же существует такой хаос в сфере психологических и психотерапевтических услуг, оказываемых населению? Дело в том, что в современной научной психологии и психотерапии нет единого взгляда на природу человека, на источник, побуждающий его активность, на причину возникновения нервно-психических расстройств. Существует больше двадцати (!) основных концепций личности, признанных в современной психологии. И каждая из них имеет своих приверженцев. Однако каждая из концепций личности, по сути своей, есть не что иное, как «психотеология», или «психорелигия», во главе которой стоит свой мощный проповедник. Это мнение Д. Гриндера и Р. Бендлера, основоположников нейролингвистического программирования — одной из самых мощных современных психотехнологий. Автор каждой теории личности, являясь, как правило, атеистом, создает свою «теологию», свою псевдорелигию, свою «веру». Будучи уверенным в истинности своего воззрения на природу человека, в правоте своего мировоззрения, в чистоте своего опыта, он отстаивает свои взгляды, стремится переубедить оппонентов и, став «учителем», основоположником очередного учения, концепции, теории, призывает всех следовать именно за ним».

Интересное и во многом показательное исследование мы провели несколько лет тому назад во время семинара по психологии и психотерапии. Его участникам было предложено вспомнить и записать 10–12 событий последних пяти лет, которые оставили в их памяти наиболее яркий след. Затем эти события распределялись по четырем разделам: «здоровье», «деятельность», «контакты», «духовные ценности».

Первый раздел составляли события, связанные со здоровьем, физической активностью, спортом и т. д. Второй раздел — с профессиональной, творческой, научной, педагогической деятельностью, а также самообразованием, увлечениями и т. п. Контакты включали в себя широкий спектр разнообразного общения, от делового до личного. К духовным ценностям относилось все связанное с проблемами религиозности, мировоззрения, впечатления о прочитанных книгах духовного содержания, душеполезных встречах и т. п.

Всего было получено 205 ответов, из которых лишь четыре были отнесены к сфере «духовные ценности», причем лишь в двух случаях речь шла о православной духовности.

Вот такая мрачная картина. Специалистов, призванных врачевать душу, эта самая душа (своя и чужая) как раз меньше всего и интересует. Психотерапия в нашей стране оказалась в положении ребенка, ввергнутого в водоворот жизни без воспитания и присмотра. И как водится в таких случаях, ребенок чаще всего выбирает не самое лучшее. Можно привести и другую аналогию. Психотерапия оказалась в положении человека, сидящего на мешке с золотом и протягивающего руку за милостыней. Духовность Святой Руси в очередной раз оказалась не востребована, свет Православия не привлек к себе внимания ученых мужей и большинства практиков.

Святая Православная Церковь во все времена обличала разного рода оккультные, колдовские практики. В «Книге правил», основанной на решениях Вселенских Соборов и указаниях святых отцов и являющейся сводом церковных православных канонов и догматов, четко и ясно определена эта деятельность как сатанинская, погибельная. И естественно, никакой духовник никогда не посоветует обратиться за помощью к знахарке, гадалке или колдуну.

А вот обратиться за помощью к профессиональному психотерапевту, пожалуй, и благословит. И здесь больного зачастую подстерегает серьезная опасность. Надо понять, что психотерапия немыслима без выражения мировоззрения ее проводящего.

О психологии, утратившей душу

Следует также сказать, что психотерапия тесно связана с психологией. Последняя во многом формирует мышление психотерапевта, так как дает представление о душевных процессах здорового человека. Почти восемь десятилетий психологическая наука пыталась существовать без Бога. Я вспоминаю лекции по психологии, которые мне довелось услышать за годы обучения, и грустно вздыхаю. «За деревьями не было видно леса», — так можно их охарактеризовать. А если иначе — то за мудреными терминами не проглядывала душа человека. До тех пор, пока я не начал знакомиться с творениями святых отцов, и сам находился как бы в тумане. Умудри нас, Господи!

Психотерапевтические техники являются как бы производным психологических воззрений на природу человека. К настоящему времени в психологии (нехристианской) доминируют три ведущие научные школы, а именно: бихевиоризм, психоанализ и гуманистическая психология.

В основе бихевиоризма было положено суждение о человеке как о животном, отличающимся словесным поведением. Так утверждал один из основоположников этого направления психологии Дж. Уотсон. Понятно, что бихевиоризм есть последовательный материализм. Его терапевтический прием — поведенческая психотерапия.

Психоанализ также рассматривает человека как высокоорганизованную особь, у которой преобладают сексуальность и агрессивность. Зигмунд Фрейд, автор учения о психоанализе, был воинствующим атеистом, утверждавшим, что «религия — это массовое безумие». Психоаналитическая процедура отдаленно может напоминать исповедь, но без покаяния, без Бога. Фрейд не оставил и малого места в личности человека для духовности.

Гуманистическая психология провозгласила главной своей идеей обращение к личности человека. Основными постулатами для этой группы психологов стали стремление к совершенствованию, самораскрытию личности. В конечном итоге эти стремления привели их к мысли, что человек — это начало и конец бытия, а его «Я» имеет абсолютную значимость.

Иерей Михаил Недельский в статье «Психотерапия: соблазн подмены» совершенно точно написал по этому поводу: «Интеллектуальная трагедия современного человечества заключается в том, что оно начинает рассматривать человека осужденного, больного и смертного, как нормального человека, и выводить из его поведения философские, политические и научные системы, часто претендующих на роль абсолютных и исчерпывающих. Здесь ужасное заблуждение и, даже более, можно говорить об отклонении мысли вселенского значения. Это как если бы кто-то взял из тюрьмы сумасшедшего, больного, осужденного преступника в цепях, изучил бы его, как если бы он был нормальным человеком, и вывел бы из его поведения и управляющих им физиологических законов, заключение о происхождении человека и об идеальных формах личной, семейной и общественной жизни.

Только Православная Церковь рассматривает человека как бы с Божественной точки зрения, в единстве его бытия, начиная с сотворения его Богом, через грехопадение, смерть, воскресение и бессмертие, и не ограничиваясь лишь его несущественным временным пребыванием на земле в падшем состоянии осуждения и греха».

В настоящее время в психологии набирает силу четвертая «волна». Это так называемая трансперсональная психология. Ее поклонники предлагают с помощью гипервентиляции (усиленного дыхания), гипноза, специально подобранной музыки и применения некоторых психотропных препаратов осуществлять «очищение души». Губительность и мерзость этой, с позволения сказать, процедуры даже не хочется комментировать.

Из вышесказанного можно сделать такой вывод: какова теория, такова и практика, то есть современная психотерапия.

Один из авторов Британской энциклопедии в 70-х годах писал: «Бедная, бедная психология, сперва она утратила душу, затем психику, затем сознание и теперь испытывает тревогу по поводу поведения».

Названные психологические школы развивались в странах Западной Европы, но теперь активно перекочевывают в Россию и на все постсоветское пространство, увлекая за собой умы отечественных психологов и психотерапевтов, воспитанных в духе атеизма и материализма. Христианская православная психология пока только-только возрождается. Какой путь изберут отечественная психологическая наука и психотерапия? Вопрос этот остается открытым.

Православная психология
(краткий конспект)

О важности изучения православной психологии иеро­схимонах Сампсон (Сиверс) писал: «…предмет «Православная психология», который анализировал бы психологию страстей греховных, наклонности к ним, виды их проявлений, корни их и происхождение, и невольно бы научал пастырей быть лекарями грехов и пороков кающихся, и смог бы наглядно-убедительно приводить к покаянию, которое не есть осознание наименованиями греха священнику на исповеди, но есть жительство, перерождение сердца с принесением плодов осознания греха».

* * *

«Всякий, изучавший психологию научную (мирскую), желая приступить к изучению психологии святоотеческой, должен быть готовым встретить между ними большую разницу.

Ученые психологи в миру, сами будучи душевно-плотскими людьми, изучают всегда душевно-плотских людей и только под душевно-плотским углом зрения. Они настолько погрузились в плотяность, что изучение психических явлений с помощью психометрических методов и разных машин стали считать высшим достижением науки. Эта поразительная узость миросозерцания и рабское подчинение материалистическому направлению, которые делают их подобными каторжнику, прикованному по рукам и ногам цепями к своей тачке, в данном случае — разными «авторитетами» и «духом времени», не дают им возможности увидеть и поверить, что существует, кроме их аудиторий и экспериментальных институтов и кабинетов, еще другая жизнь, где царит свобода духовной мысли, — жизнь, наполненная сиянием вечного дня и благоуханием небесных откровений…

Святоотеческая психология, динамичная, в высшей степени живая, рассматривает дело в широком масштабе приснодвижущегося духа — духа, разорвавшего путы и оковы мира, борющегося со своими и его страстями и перешедшего грань материализма.

Ученые психологи не знают и не подозревают ни тех чувств, ни тех настроений, которыми горит подвижник. Даже движения собственных страстей: гордости, тщеславия, неверия, плотоугодия, — ими не изучаются, а уж, кажется, чего бы проще и естественнее.

А психология святоотеческая — это откровение новой жизни. Это проникновение в такие уголки и глубины человеческого духа, которые никакому психологу со всеми его тонкими инструментами не под силу. Вхождение в изучение святоотеческой психологии — это вхождение в необозримое и бездонное море духовных откровений и осияний.

Итак, ученые в уме, чувстве и воле видят лишь один определенный аспект — греховный, противоестественный; для них самих, впрочем, нормальный.

Святые же отцы, когда рассуждают о разумной, раздражительной и вожделевательной силах души, рассуждают не только в отношении плотского человека, но и борющегося со страстями, и даже святого. Они изучают духовную жизнь в трех срезах (духовном, душевном, плотском), по трем сторонам (способностям), сразу с девяти точек зрения! Я не говорю уже про бесчисленные переходы между ними и оттенки. Вот это-то каждому и надо иметь в виду при изучении аскетических писаний. Этим-то аскетика и отличается от школьно-университетской психологии».

Епископ Варнава (Беляев)

Замечательные примеры психологических наблюдений имеются в творениях святых отцов. У святителя Феофана Затворника читаем о человеке, который не в состоянии управлять действующими внутри него силами, следующее: «Разум заоблачен, мечтателен и отвлечен, потому что не удерживается сердцем и не правится волею; воля своенравна и бессерда от того, что не слушает разума и не смотрит на сердце; сердце неудержимо, слепо и блажно, потому что не хочет следовать указаниям разума и не отрезвляется силою воли. Но мало того, что силы сии потеряли взаимную помощь, они приняли некоторое враждебное друг против друга направление, одна отрицает другую, как бы поглощает ее и снедает…». По словам святителя Феофана, «внутренний мир человека-грешника исполнен самоуправства, беспорядка и разрушения».

Православная психотерапия

Душепопечительская, психотерапевтическая деятельность, проводимая православным врачом или психологом, напротив, может быть очень действенной и полезной. Протоиерей Григорий Дьяченко в начале века в одной из своих книг написал строки, которыми можно определить суть православной психотерапии: «Исповедуйте друг другу свои согрешения», — сказал святой апостол Иаков. Что же делаем мы из этой заповеди? Нам говорят, что достаточно исповедоваться Богу через таинство покаяния. Чтобы быть прощенным — да, без сомнения. Но кроме сего вы увидите, что в сущности человека заключается тайная, но настоятельная потребность быть прямо на виду у человека. Свет видит только наружную и поверхностную сторону нашей жизни, сторону, под которой она представляется в благоприятном виде. Но бывают минуты, когда требуется, чтобы открылась действительность, объявилась сущность этой жизни, чтобы по крайней мере один из подобных нам знал все то, что скрывает в нас нужда и искушения. На это нас толкает не откровенность, но глубокая потребность быть понятым, облегченным, утешенным; и разве мы не знаем, сколько благотворного и спасительного в подобных признаниях? Разве мы не знаем, что некоторые искушения, окружающие нас, неопределенные и смутные, теряют свою силу и прелесть от одной только передачи их словами? Разве мы не знаем, сколько может дать нам силы и утешения выслушивающее, понимающее нас благовоспитанное сердце?..

Найдет ли он его у вас, брат мой? Найдет ли он милосердие, готовое выслушать его настолько, чтобы хранить его признание? Найдет ли он то серьезное внимание, которого никто не чуждается и которое одно лишь заслуживает доверия?»

Однако, к сожалению, православных христиан среди психиатров и психотерапевтов — меньшинство. Психотерапия, пытающаяся различными способами помочь мятущейся душе, насчитывает сегодня порядка тысячи психокоррекционных техник, но количеством качества не подменить. Истинное излечение от душевной скорби может произойти только через покаяние, которое требует духовных усилий и непривычно для немалой части наших современников, в том числе и врачей. В этой связи становится понятно, почему разнообразные рациональные и эмоциональные терапевтические воздействия оказываются далеко не всесильны и приносят лишь временный эффект. Уверен, что психотерапия, проводимая по принципу «потерпите, все пройдет», в большинстве случаев просто недопустима.

Приведу лишь несколько примеров. Женщина средних лет потеряла единственного сына. Горе, слезы, безысходность и отчаяние не покидали ее ни на день с момента автокатастрофы, которая произошла два года тому назад…

Еще пример. Молодой человек, перенесший в свои тридцать восемь лет два инфаркта миокарда.…

Не так давно в состоянии выраженной тревоги ко мне обратился один очень состоятельный предприниматель пятидесяти двух лет от роду. Он сообщил мне, что не хочет больше жить, так как не видит смысла в своей жизни. В течение последних восьми лет он был трижды женат на женщинах вдвое младше его, нажил немалый капитал, и вот какой плачевный итог.

Есть тема практически запретная в светской медицине и психологии. Тема смерти. О смерти предпочитают умалчивать. Наука здесь бессильна. Тяжелых больных постоянно подбадривают: «все будет хорошо», «все будет нормально». В этой лжи и умирает человек. Умирает не подготовившись: без покаяния, без духовного завещания.

Для православного человека памятование часа смертного — одно из главных дел жизни. С юных лет христианин просит у Господа безболезненной, мирной, непостыдной кончины и доброго ответа на Страшном Судилище.

Когда читаешь о кончине праведников и святых, то не горем, а умилением и отрадой наполняется душа…

Для врача, посвятившего себя психотерапии, важно иметь собственные духовные ценности, которые бы определяли его работу с пациентами. Без собственной, добавим — православной, духовной платформы он не сумеет оказать подлинной помощи. Если же на приеме окажется человек, душа которого стремится обрести Господа, то православный психотерапевт должен помочь ему в этом.

Врач, конечно, не подменяет собой священника, он лишь предшествует ему, иногда представляя собой «заслон», препятствующий пациенту впасть в еще большие искушения и грехи — пьянство, блуд, самоубийство. Цель православного пастырства — спасение души, а православной психотерапии — врачевание души.

Священник и врач в данном случае — соработники Богу в деле душепопечения. В социальной концепции, которая была упомянута выше, подчеркивается «наибольшая плодотворность сочетания пастырской и врачебной помощи душевнобольным при надлежащем разграничении сфер компетенции врача и священника».

Нашей задачей, то есть задачей врачей, посвятивших себя православному врачебному душепопечению, является возрождение духовных традиций в медицине и психологии. Нам надо крепко держаться веры Православной и делиться этим спасительным сокровищем с нашими пациентами, любить их и носить их тяготы.

Святоотеческое наследие — основа православной психотерапии. В святоотеческом учении содержится все необходимое и для врачевания души, и для ее спасения. Поэтому не обратиться к этой духовной сокровищнице было бы и неразумно, и грешно.

Отличительной чертой православной психотерапии является христианское милосердие, сострадательность в сочетании с умением пользоваться психотерапевтическими и медицинскими познаниями.

Святителю Луке (Войно-Ясенецкому) принадлежат следующие слова, касающиеся психотерапии: «Психотерапия, состоящая в словесном, вернее, духовном воздействии врача на больного, — общепризнанный, часто дающий прекрасные результаты метод лечения многих болезней». Здесь следует сделать очень важный акцент: суть психотерапии заключается действительно более не в словесном, а в духовном воздействии. Ибо не одухотворенное живительной силой духа слово есть пустая форма, шелуха.

Консультативный прием в православной, или, как часто мы называем, святоотеческой психотерапии — это прежде всего встреча во Христе. Даже если пациент атеист, православный врач не рассматривает эту встречу как случайность. Но православный врач должен также с величайшим благоговением отнестись к душе такого человека и сделать все, что в его силах.

Больные психотерапевтического профиля — это совершенно особенный контингент. Их старания нередко связаны с моральными конфликтами, семейными проблемами, переживаниями после тяжелых болезней, духовными поисками. В глаза врачу, как правило, смотрит человек, который испытывает дефицит любви, взаимопонимания, поддержки со стороны близких. К специалисту он обратился тогда, когда душа буквально заполнена переживаниями. Иногда переживания трансформируются в тяжелые соматические симптомы, различные боли, онемения, другие нарушения.

Нередко пациенты сами спрашивают меня о смысле жизни, видя в моем кабинете иконы, лампаду, святоотеческие книги. И тогда тем, у кого открыто сердце к вере, я рассказываю о православии, о христианском понимании смысла жизни, смысле страдания, болезни.

Лечебное психотерапевтическое воздействие должно, на мой взгляд, иметь иерархию целей: от ближайших (успокоить, вселить надежду, устранить симптомы заболевания) до главных — внутренний рост и развитие, обращение к непреходящим ценностям. В противном случае психопрактика может стать небезопасным манипулированием душами людей или принесет лишь «косметический» эффект.

По моему глубокому убеждению, психотерапия, когда это возможно, должна стать «мостиком» к Православию. Я искренне радуюсь, видя некоторых из числа своих бывших пациентов в Храме. Впоследствии, если они и заходят в кабинет к психотерапевту, то чаще всего только в гости, ибо обретают их души Всемогущего Целителя — Господа Иисуса Христа.

Поделюсь еще одним примером. В течение трех лет я работал в реабилитационном отделении кардиологической клиники. Мне предстояло проводить психологическую реабилитацию больных после инфаркта миокарда. Люди, которые приходили на прием, а это были в основном мужчины трудоспособного возраста, не находили себе места. Настроение их было подавленным, на глазах часто появлялись слезы. Другие — недоумевали, находились в растерянности и не верили происшедшему с ними. Еще бы: 45–50 лет, обилие планов, проектов. А тут такая тяжелая болезнь — инфаркт. От одного этого слова многие вздрагивали, на коже появлялись мурашки.

По инструкциям, как врачу-психотерапевту и психиатру, мне следовало проводить диагностику психических аномалий и лечить с помощью медикаментов и психологического воздействия.

Различными исследователями установлено, что даже спустя 6–12 месяцев от возникновения инфаркта у 90% пациентов обнаруживается депрессия. Причины ее стойкости, как показали наблюдения, связаны с утратой смысла жизни, крахом надежд.

Детально ознакомившись с литературой по вопросу психологической реабилитации инфарктных больных, я уловил одну тенденцию, которую можно обозначить как уход от действительности, сглаживание острых углов или отвлечение. Конечно, успокоиться необходимо, но что дальше? Такие вопросы я задавал себе очень часто.

Желающим пациентам я стал читать поучения святых отцов. Мы прослушивали православные песнопения, встречались с духовенством. К большой радости всех нас, кардиологическая клиника располагалась прямо возле стен Введенского собора. Некоторые больные по возможности посещали богослужения, готовились к Исповеди и Святому Причащению. Бывало и так, что больной поступал на лечение в очень тяжелом состоянии. Затем — этап реабилитации. А перед выпиской домой он исповедовался и причащался. Слава Богу!

Во многих случаях поведением человека движут страсти. Именно они в своей глубинной основе подталкивают человека к греховным поступкам. Отсюда, кстати, становится понятно, почему вокруг так много конфликтного, нелепого, необдуманного, злобного. Как много в нашей жизни противоречит элементарной логике и здравому смыслу.

Доктор медицинских наук О. Г. Сыропятов совершенно верно указывает на то, что «православная антропология диаметрально противоположна психотерапевтическим подходам к человеку. Если для новейшей волны психотерапии характерно использование психотехник для «трансформации личности», то, по учению Церкви, человек на своем пути к соединению с Богом никогда не теряет личностного, хотя и добровольно отказывается от своих природных наклонностей. Духовная жизнь всегда сознательна, тогда как бессознательность, на чем строят свои системы большинство психотерапевтических школ, есть признак тьмы и греха».

Пациентам нашим прежде всего надо дать любовь и душевное тепло. А знания нужны для того, чтобы эту любовь лучше приложить. Душевное немирствие, потеря самообладания, безволие… Именно с этого происходит множество неприятностей, ссор, конфликтов, болезней, семейных нестроений и тому подобное. Всего и не перечислить. Задача врача заключается в том, чтобы пациент обрел мир с собой, а через это и мир с Богом.

Одной из важнейших задач православной психотерапии является содействие человеку (пациенту) в осознании им психологических страстных механизмов болезни или конфликтной ситуации.

Трудно переоценить роль православной психотерапии в реабилитации страждущих наркоманией, алкоголизмом. Основной задачей психотерапевтических мероприятий будет формирование у страждущих отношения к наркомании, пьянству как к греховным недугам.

Подводя итог, можно сказать, что только та психотерапевтическая помощь будет по-настоящему действенной и полезной, которая ведет ко Христу и проводится православным врачом или психологом, кающимся и исправляющим свою жизнь. В этом случае слово специалиста будет подкрепляться благодатной силой Божией и утешит болящего, укажет дорогу к Тому, Который — Истина, Путь и Жизнь! Психотерапия может помочь человеку лучше понять себя, свое душевное устроение, глубже оценить ту или иную конфликтную ситуацию, успокоиться и т.п. Однако никакой психотерапии не под силу преодолеть в душе человека грехи и страсти, это, при условии его духовных усилий, возможно только Господу.

Оппоненты говорят: православной психотерапии быть не может; верующий врач не может навязывать свои религиозные убеждения другим людям, так как имеют право на существование другие религиозные учения. Вопросы эти нелегкие. Выскажу свое мнение. Мне видится в данном случае такое решение вопроса. Если врач-психотерапевт верующий, православный человек, то его душепопечительская практика будет основываться на христианских ценностях. И в его лечебном арсенале не будет медитативных техник, гипнотических трансов и тому подобных приемов, несущих разрушение душе пациента. Понятно также, что говорить о вере и духовности православный врач будет с теми людьми, которые хотят об этом услышать. Убежденно веруя в то, что Истина только одна — и она только в Святом Православии, верующий доктор не станет предлагать на «пробу» догматы других конфессий и религий. Таким образом у православного врача и будет православная психотерапия.

Психотерапия, как выше уже было определено, специфический вид лечебной помощи, ибо в фокусе ее теории и практики душа человека. Естественно, что православный человек стремится в этом случае обратиться на прием к православному врачу. Укажу еще и на то обстоятельство, что православные в России — это основной культурообразующий слой нашего общества, это миллионы людей. А нам, православным врачам, неустанно твердят: «Вы не имеете права!.. Вы не должны!.. Вы пытаетесь ограничить науку рамками библейских представлений!..» Но, позвольте, почему? Ведь если на приеме у верующего врача верующий пациент, то почему же им следует скрывать друг от друга свои убеждения. А бывает и так: увидев в кабинете иконы, лампадочку, больной и сам просит, чтобы ему рассказали о вере, Церкви, и разговор приобретает совсем иное содержание.

Думается, что пора признать нравственно-религиозное направление в медицине, а именно православную психотерапию.

Духовно-психологическая самопомощь

Очень важным на путях психологической самопомощи является правильная оценка больным причин собственных падений и грубых промахов (по В. К. Невяровичу). Нередко мы пытаемся оправдать себя и искать причины в других людях или внешних обстоятельствах. Святоотеческая мудрость учит никогда не заниматься самооправданием, ибо человек по природе своей себялюбив и всегда найдет способ исказить в доказательство своей невиновности истинное положение вещей (например: пусть я погорячился и нагрубил, но я ведь тоже живой человек, а вот он должен бы был… и т. д., постепенно все более убеждая себя в виновности другого и оправдывая себя).

Вместо самооправдания правильнее обвинить себя, искренне попытаться разобраться в причинах падения, которые обычно кроются в себялюбии, тщеславии и особенно в гордыни. «Где совершается падение, там прежде водворяется гордость; ибо гордость есть предвестница падения» (преподобный Никодим Святогорец).

Другим из действенных психологических приемов является рационализация. Прежде всего надо успокоиться, помолиться; потом взять чистый лист бумаги, авторучку и внимательно, трезво проанализировать сложившуюся затруднительную или конфликтную ситуацию, выписать главные причины столкновения и возможные пути решения этого конфликта, взвесить все «за» и «против», усмотреть нужды и тревоги всех участников сложившегося недоразумения, найти верные доводы в пользу выдержки, самообладания, смирения. Попутно можно разглядеть некоторые ранее не замеченные обстоятельства, существенные психологические нюансы. Завершающим этапом рационализации должно явиться принятие определенного решения, так как чем длительнее будет сохраняться неопределенное, двойственное отношение к конфликту, тем труднее его разрешить, а стало быть, и восстановить душевное равновесие. Враг нашего спасения всегда пытается лишить нас душевного мира, запутать, склонить к унынию. Будем помнить это и трезвиться.

Предусмотрительность. Несмотря на все многообразие жизненных событий, многие из них неоднократно повторяются и представляют собой как бы некое «клише». По опыту известно, что можно «спотыкаться», терять душевный мир или впадать в прегрешения регулярно, в одних и тех же ситуациях. Поэтому надо заранее готовить себя к трудностям, важным разговорам, встречам, ответственным шагам. Всего, конечно, учесть невозможно, но многое можно предусмотреть. Причем готовиться следует не только размышлением, но и молитвой, беседой с духовником, его советом и благословением. Святитель Феофан советует: «Утром, по молитве, сядь и расчисли, что тебе необходимо делать в продолжение дня, где быть, с чем и с кем встречаться, и применительно тому наперед определи, что где помышлять, что сказать, как держать свою душу и тело и проч. Это значит, что истинный христианин должен сам держать себя в руках, сам заведовать всеми движениями своей души, а не позволять им происходить самим собою, как бы без его ведома. Он должен быть сам владыкою всего внутри его происходящего, владыкою своих сил».

Переключение — простой и эффективный прием. Кому не известно, как приятно прогуляться по лесной тропинке, послушать пение птиц, полюбоваться луговыми цветами. Одному доставляет радость работа на даче, другому — встреча с друзьями и вечер, проведенный в сердечном и душеполезном общении, и т. д. Умение отдыхать с пользой для души — премудрость, которая стоит того, чтобы ею овладеть.

Уединение и безмолвие. Совершенно необходимо каждому из нас время от времени уединяться (хотя бы на полчаса), побезмолвствовать, привести в порядок мысли, помолиться в тишине; отключиться от повседневных забот, побыть наедине с Богом и с самим собой.

Хорошо прогуляться с молитовкой на устах и миром в сердце, можно заняться рукоделием или почитать.

Терпение скорбей. На практике удавалось с Божией помощью утешить скорбящего человека таким образом. Ему предлагалось представить себе последний день своей земной жизни и оценить свои переживания с этой точки зрения. Нередко подобный совет оказывался полезным.

Рецепт духовный
святителя Игнатия (Брянчанинова)

Присылаю вам рецепт духовный и советую вам употребить предлагаемое лекарство по нескольку раз в день, особливо в минуты усиленных страданий, и душевных и телесных. Не замедлится при употреблении вынаружение силы и целительности, сокровенных во врачевстве, по наружности своей самом смиренном.

Уединясь, произносите неспешно, вслух самому себе, заключая ум в слова (так советует святой Иоанн Лествичник) следующие:

«Слава Тебе, Боже мой, за посланную скорбь; достойное по делам моим приемлю: помяни мя во Царствии Твоем!»

Должно произносить молитву крайне неспешно. Сказав молитву однажды, несколько отдохните. Потом опять скажите и опять отдохните. Продолжайте так молиться минут пять или десять, доколе не ощутите вашу душу успокоенною и утешенною. Причина этому ясна: благодать и сила Божия заключается в славословии Бога, а не в красноречии и многословии. Славословие же и благодарение суть делания, преподанные нам Самим Богом, — отнюдь не вымысел человеческий. Апостол заповедует это делание от лица Божия (см. 1 Сол. 5, 18).

Основные принципы православной психотерапии

1. Исповедание Православной веры и привнесение ее спасительной Истины и духовной чистоты в лечебный процесс. Психотерапевты, соприкасаясь с душой своего подопечного, должны иметь чувство благоговения, ибо каждый человек — обладатель величайшего дара Божиего — святыни души, которая есть образ и подобие Творца.

2. Базирование психотерапевтической деятельности на святоотеческом наследии. Обучение пациентов необходимым навыкам в аспектах самопознания, духовного совершенствования и нравственного воспитания. Содействие в воцерковлении больных и страждущих.

3. Исключение из лечебной работы методов, связанных с насилием над личностью, ложью, лицедейством, оккультно-мистических, механистических психотехник (типа программирования, кодирования и прочих) и иных душевредных воздействий.

Письма коллег

Уважаемый Дмитрий Александрович!

С большим интересом прочитала Вашу книгу «Из дневника православного психиатра». Я работаю детским психологом. Приходится решать много разнообразных проблем, связанных со страхами, тревожностью, агрессивностью детей, с так называемым отклоняющимся поведением. Большинство семей, с которыми мне приходится работать, неверующие. Некоторые из них готовы принять веру, я это чувствую и стараюсь им в этом помочь. Но другие, еще больше нуждающиеся в помощи, очень далеки от истинной веры и либо готовы верить во все подряд, либо являются убежденными атеистами. А помочь надо всем.

Сама я окончила факультет психологии МГУ, еще будучи человеком неверующим. Православную веру я обрела позже. И так получилось, что мои профессиональные знания и мировоззрение плохо связаны между собой. Надеюсь на сотрудничество.

С уважением, Л.

* * *

Уважаемый Авдеев Д. А.!

Ваша книга у меня в руках. В настоящее время я обучаюсь по специальности «Социология и психология» и через несколько месяцев должна получить диплом с правом практического применения.

С самого начала я пришла учиться психологии с желанием не выходить за рамки православных канонов, мне это обещали, но сейчас, когда у нас проходит практика, то выяснилось, что у меня душа не принимает все «это» в прямом и переносном смысле!

Я хотела бы работать в православной методике, соответствующей уважительному отношению к человеку. Ваша книга для меня как знамение! Вы могли бы посоветовать мне что-то в теоретической части? Методической? У меня самой есть некоторые мысли по этому поводу. Я собираюсь писать диплом о связи психологии и Православия.

И извините, конкретный вопрос о моем трудоустройстве после получения диплома… С моим 100%-ным неприятием американских психопрактик мне трудно будет найти себе работу. Я считаю, что западные системы должны сильно перерабатываться с учетом русской специфики и добавлением православных аспектов.

Г. М.

* * *

Уважаемый коллега!

Пишет Вам психотерапевт из Грузии К. Коротко о себе: в своей психотерапевтической практике сполна испил чашу всей сатанинской смеси: прельщенный сначала гипно- и суггестотерапией, позже отверг их под влиянием еще большего мракобесия — психоанализа. Умудрился даже защитить диссертацию, где мало-мальски сведущему человеку не составило бы трудности узреть в авторе адепта фрейдовского учения.

А все это для того, что бы через несколько лет прежние увлечения (читай — грехи) захоронить перед исповедным аналоем и оставить за стенами православного храма. И слава Богу!

* * *

Уважаемый коллега!

С большим интересом и душевной радостью прочел Вашу книгу. В ней во многом отражено то, о чем я размышлял в последние годы, — важнейший вопрос о духовности в медицине.

Несколько слов о себе. Мне 46 лет, в 1978 году окончил 4-месячные курсы усовершенствования по психотерапии на кафедре профессора Филатова А. Т. в городе Харькове и с тех пор занимаюсь психотерапией. 12 лет работал психиатром-наркологом, а последние 10 лет — психотерапевтом в общесоматической больнице.

Искал «духовность» в йоге, различных восточных и западных культах, но, слава Богу, стал православным христианином. После воцерковления мне стало настолько тесно в современной психотерапии, где 90% методик не подходят православному врачу, что серьезно встал вопрос об уходе из психотерапии. Однако меня на это не благословили. И вот читаю у Вас: психотерапия — мостик к Православной вере. Отрадно и радостно читать о том, о чем сам много размышлял.

Сейчас действительно в нашей стране идет напряженная борьба за методы и направления, которые примет наша психотерапия. Будет ли ее стержнем православная духовность, либо плюрализм новомодных школ поставит нас по разные стороны баррикад. Пока все говорит о преобладании последнего. Вижу еще две очень важные задачи на своем врачебном приеме: подвести человека к истинам Православия; разъяснять и предостерегать пациентов от многочисленных оккультных новомодных псевдолечений (так как именно к психотерапевту чаще всего обращаются с такими вопросами).

* * *

Спаси вас, Господи, дорогие коллеги за ваши отклики, за ваш труд, желание поработать во славу Божию и на помощь ближним!

Комментарий священника-психолога

Какими же видятся сегодня пути подлинной профессионализации психолога и одухотворения самого психологического знания? Первый вопрос — это характер отношения психолога к другому человеку. Психолог-практик, психолог-теоретик и психолог-экспери­ментатор — все они, приступая к человеку, должны иметь чувство, которое пока совершенно чуждо большей части нашей ученейшей публики. Даже само это слово, можно сказать, неизвестно. Но я дерзну его произнести. Это чувство благоговения. Благоговению пред человеком чужда сентиментальность. Каждый, любой человек (даже человек «последний») является обладателем великого сокровища — святыни души, образа Божия, который неуничтожим принципиально, к которому нужно подходить крайне бережно и осторожно, не считая себя вправе хозяйничать в чужой душе, наводить там свои порядки (а именно так подходят к проблеме большинство именующих себя психотерапевтами, и в этом отношении — корень всех преступлений современной психотерапии).

У психолога такое знание о человеке может проявиться только тогда, когда он сам для себя отыщет среди современной душевной тьмы Свет Христов. Путь возрождения души для каждого триедин: 1) обогащение сознания Православным духовным смыслом в процессе раскрытия для себя богатейшего знания о душе, невидимом мире, грехе как причине душевных кризисов, стрессов, надломов и болезней; 2) покаянное чувство в Боге (не надо путать с обычным раскаянием или сожалением о содеянном); 3) воцерковление, устроение личной жизни по заповедям Божиим. Проще говоря, направление своей жизни ко Христу. В этом некое условие, благоприятная почва для осуществления нравственного действия на своих пациентов.

Задача психолога (если он желает помочь пришедшему к нему человеку, привести его к Истине, а не к своей «уникальной» личности) указать дорогу к храму. Один святой сказал, что благоговение состоит из двух начал: страха и радости. Страха, опасения, как бы не навредить душе этого человека. Ведь этот человек имеет свой путь жизни. Поэтому сначала «не вреди», а потом «помоги». И второе — радость, радость от того, что сейчас между двумя людьми произойдет встреча. Два слова о так называемой психологической помощи. Здесь все просто. Если психолог в вышесказанном смысле смог «помочь» самому себе, то он (в той или иной мере, конечно) может помочь и другому. Если же внутренняя и личная жизнь самого психолога несостоятельна, греховна, то не надо и браться помогать другим. Врач! Исцели самого себя (Лк. 4, 23). Известен только один путь определения, могу ли я «помогать» людям. Это получить благословение своего духовника.

Примеры губительного психического воздействия

Медитация и йога

Медитация — это средство саморазвития и самосовершенствования, применяемое в восточных мистических практиках. Вот как выглядит использование медитации в йоге. Классическая йога состоит из восьми последовательных ступеней, которые затрагивают практически весь «арсенал» телесных и душевных функций. Медитация активно используется на двух последних ступенях. Седьмая ступень «дхияна» обучает йога способности созерцать один и тот же объект, не отвлекаясь, в течение длительного времени (собственно медитация). А восьмая ступень, именуемая «самадхи» ведет обучившегося медитации йога к «поглощению «я» абсолютным сознанием», которое, по учению йоги, увенчает труды «подвижника» блаженством и подаст «духовное видение», то есть способность ясно различать правду и ложь.

Священник Владимир Елисеев в книге «Православный путь ко спасению и восточные и оккультные мистические учения» пишет по этому поводу: «Медитация и плоды ее — это не духовное видение, в котором исчезает слепота духа; это практика ложных образов и ощущений, которыми еще более этот дух ослепляется, ибо попадает в ловушку необычайных и затягивающих переживаний, откуда он и сам уже не хочет выйти. В медитации нет прикосновения Святого Духа, как нет и покаяния — этого необходимого условия духовного видения. Без покаяния нет очищения от греха, а в неочищенную душу не войдет Дух Святой, ибо сказано: «В лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху, ибо Святый Дух премудрости удалится от лукавства и уклонится от неразумных умствований, и устыдится приближающейся неправды» (Прем. Солом. 1, 4–5).

Нужно также уяснить следующее. Путь йоги — это искание Бога в себе. Проповедующие йогу индусы отрицают Божественное откровение в том смысле, как его понимают христиане. По их убеждению, откровение идет не из какого-то особого источника, но оно есть раскрытие высшего «я» в самом человеке. Следуя этим воззрениям, учителя йоги, как и индуизма, внушают своим ученикам, что они частицы самого божества и при определенном усердии можно добиться святости и могущества.

Как явствует из вышесказанного, йога — это антихристианство. Священник Родион в книге «Люди и демоны» очень точно сравнивает утверждения йогов с мыслями возмечтавшего о себе Денницы, который пал с неба и стал сатаной (Ис. 14, 14).

Христианин уповает на Господа, на Его милость и благодать, но отнюдь не на собственную немощь и грехи.

Некоторые люди занимаются йогой и медитацией, по их мнению, только ради физического совершенствования. Иеромонах Серафим (Роуз) детально исследовавший этот вопрос, однозначно утверждает, что занятия этими «восточными премудростями» только ради телесного здоровья уже подготавливают человека к определенным духовным воззрениям и даже переживаниям, о которых он, несомненно, и не догадывается. Мне приходилось встречаться с тяжелыми нарушениями психики у людей, длительно занимавшихся йогой и медитацией.

Психоанализ Фрейда

Лечиться фрейдовским психоанализом не следует. Человек воспринимается Фрейдом как необузданная высокоорганизованная особь, у которой доминируют идеи сексуальности и агрессивности. Эти идеи формируют поведение человека, мотивируют поступки. Вытесненные сексуальность или агрессивность приводят к болезням, неврозам. Осознать их — значит решить все проблемы. А за осознанием Фрейд одобрял и соответствующие действия. К примеру, он утверждал, что «свобода половых связей между юношами и «приличными» девушками необходима — в противном случае общество станет жертвой неизлечимых неврозов, которые сведут наслаждения, получаемые от жизни, до минимума, разрушат супружеские отношения и вызовут наследственную катастрофу в целом грядущем поколении» (П. Н. Будзилович, статья «Область медицины или новая религия»).

Современная «либерализация» секса открыла дорогу темным противоестественным извращениям. Это — не просто следствие «гуманистической терпимости», но и продукт влияния психоаналитических доктрин.

Напомним, что Зигмунд Фрейд был воинствующим атеистом, утверждавшим, что «религия — это массовое безумие».

И вот к такому человеку, точнее к его «научному наследию», обратили умы тысячи людей. Среди них, в первую очередь, психологи, философы, психиатры, психотерапевты, студенчество. Созданы психоаналитические ассоциации, издаются специальные журналы, выходят книги и статьи. Прискорбно, что и в России ширится число последователей Фрейда.

Что представляет собой психоаналитическое лечение? Оно может отдаленно напоминать исповедь, но без покаяния, без Бога. В течение нескольких лет клиент выносит на «суд» психоаналитика свои переживания, воспоминания и т. п. Сеанс длится около часа и стоит немалые деньги. Затем психоаналитик интерпретирует сказанное клиентом. И так из раза в раз. Духовность подменяется суррогатом, а человек все дальше и дальше уходит в эту пучину. Примечательно, что среди последователей Фрейда оказался необыкновенно высоким процент лиц со всевозможными половыми извращениями.

Видеть в человеке только бессознательное, сексуальное, агрессивное — значит невероятно умалить, упростить и извратить человеческую сущность, углядеть в ней только негативное, не понимать высшего предназначения человека, смысла его жизни и устремления в вечность.

Гипноз

К великому сожалению, гипноз широко используется официальной медициной, врачами-психотерапевтами. Есть среди последних те, которые применяют гипноз по религиозному невежеству. Иные — считают себя атеистами. Есть и сознательные служители злу.

Православию чужды методы, насильственно воздействующие на личность. Адепты применения гипнотических трансов говорят об открытии особых психосоматических каналов во время использования гипноза, о влиянии на психику человека, минуя критику («без тормозов»), о раскрытии резервных возможностей организма, о потрясающих терапевтических эффектах.

Как специалист, я с уверенностью заявляю, что никаких исключительных эффектов нет. А если и бывает какая-то «польза» от гипноза, то неизвестно, как она еще аукнется в будущем.… Точнее, известно, и даже с определенностью. Об этом гипнологи, в лучшем случае, и не помышляют.

Гипноз — это насилие над душой человека. К примеру, в 3-ей стадии гипноза сомнамбул (загипнотизированный) во всем беспрекословно подчиняется своему «гуру»: может видеть, слышать, ощущать несуществующие предметы, людей (галлюцинации); может не чувствовать боли; обнажать потаенные мысли, чувства, желания. Кстати, есть так называемый эффект постгипнотического внушения. Это когда указания гипнолога выполняются спустя определенное время после проведения сеанса.

Насколько оправдано лишать человека критики и рассудка, даже на короткое время, даже с благой, казалось бы, целью? Оправдания этому нет. Человек — величайшая тайна, и нам грешным просто не дано знать и видеть, что испытывает душа в гипнотическом состоянии, что происходит в глубине человеческого духа. Ни один святой не прибегал к тому, чтобы исцелять человека в измененном состоянии сознания. Кротко и смиренно угодники Божии являли дар целительства людям, который стяжали от Господа за святость жизни.

Следует сказать, что гипноз со временем приобретает роль наркотика. Одни и те же люди ходят от гипнотизера к гипнотизеру, стремятся чаще испытывать «необыкновенные» состояния. Как жаль этих людей! И как преступно поступают те, которые приводят их к подобной зависимости.

В последние годы в специальной литературе появилось много публикаций, свидетельствующих о дезорганизации психической деятельности человека после частого применения к нему глубокого гипноза.

Оптинские старцы о гипнозе

«Ужасное дело этот гипноз. Было время, когда люди страшились этого деяния, бегали от него, а теперь им увлекаются… извлекают из него пользу» (преподобный Нектарий).

«И ведь вся беда в том, что это знание входит в нашу жизнь под прикрытием как будто могущего дать человечеству огромную пользу» (он же).

«Гипноз — злая, нехристианская сила» (преподобный Варсонофий).

«Если же вы, оставив Бога, прибегнете к магнетизму — противоестественному средству, — то я уже ничего не могу вам сказать» (преподобный Макарий).

Влияние гипноза на детей

Приведу лишь один пример. Профессор В. Лебедев сообщает: «Обследовано 2015 школьников, 93% были вовлечены в сеансы Кашпировского. Во время сеансов отмечаются навязчивые движения, истерические реакции, галлюцинаторные феномены и другие психические нарушения. У 42% был отмечен гипнотический сон, после сеансов у 7% детей выявлены различные формы психической дезадаптации.

Четко наметилась тенденция повышения внушаемости и рост истерических реакций. В результате телесеансов некоторые дети впадали в состояние каталепсии при виде только фотографии Кашпировского».

Аутогенная тренировка (как вид самогипноза)



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 




<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.