WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Паульман Валерий Фёдорович История человечества (глазами политэконома) Часть I. От австралопитека до буржуя Cодержание ...»

-- [ Страница 5 ] --

При феодализме, отличавшимся достаточно консервативным способом производства, происходили процессы эволюционного развития единства производительных сил и экономических отношений. Пожалуй, мотором этих процессов служило развитие городской культуры, в рамках которой созревал потенциал промышленного производства, использованный капитализмом при его становлении, а также набирали силу торговый и ростовщический капиталы на базе возрастающих масштабов товарно-денежных отношений. Как точно заметил Василий Георгиевич Колташов, «…падение рабовладельческого мира рассматривается многими как катастрофа цивилизации. Однако это был немалый шаг вперед, впоследствии открывший новые перспективы общественного развития. В мраке средневековья рождался свет буржуазного просвещения» (Колташов В. Эксплуататорские общества. Lib. ru. Современная литература).

Производительные силы

Развитие производительных сил продолжалось и при феодальном способе производства. Взгляд на феодальное средневековье, как на эпоху застоя в развитии техники, науки и производства, не соответствует историческим фактам.

В аграрном секторе развитие производительных сил выражалось в увеличении обрабатываемых сельскохозяйственных угодий, применении плуга, лошади как тягловой силы. Развивается трехполье, значительно растет урожайность зерновых (по отдельным оценкам, – в 2 раза).

Железо заняло свое достойное место при изготовлении орудий труда, оружия, средств транспорта.

В качестве источника энергии все шире стала применяться сила водяного потока. Движение падающей воды вращало водяное колесо, которое в свою очередь приводило в движение самые различные механизмы. Оно применялось для откачки воды из шахт и рудников, для подъема руды и угля на поверхность земли, нагнетания воздуха в металлургические печи и т.д.

Совершенствуется ремесленное дело и ширится специализация труда. Города превращаются в крупные центры ремесленного производства и торговли. Например, в начале XIV века в Париже насчитывалось свыше 300 отдельных цехов, в которых трудилось 5,5 тысячи ремесленников.

Значительный размах приобретает строительство. Появляются все новые и новые города.

Цеховой строй в городах на первоначальной стадии своего существования способствовал развитию и унификации ремесла, распространению профессиональных навыков, повышению качества работы, а, следовательно – и продукции.

В целях упорядочения системы мер и весов создаются купеческие гильдии, союзы торговых городов.

Продолжалось развитие математики, естественных наук, архитектуры, медицины.

Экономические отношения

Выше уже неоднократно отмечалось, что в рамках феодального способа производства (как и любого другого) существовала и развивалась многоукладная экономика.

Преобладающим, бесспорно, были экономические отношения между крестьянами и феодалами-владельцами земель.

В обществе, как правило, складывалась лестница иерархических зависимостей: вассал получал за службу земельный надел (лен, феод, или фьеф) и крепостных у вышестоящего сеньора. Во главе этой пирамиды стоял монарх, которого окружала толпа крупных сеньоров, которые в свою очередь не имели абсолютной власти над всеми землевладельцами, стоящими ниже их в феодальной лестнице. Структура крупной земельной собственности сложилась как бы в два этапа. Сначала земли выдавались в качестве пожизненных владений (бенефиций) при условии несения военной службы. С течением времени земельные владения превращались уже в наследственные (феоды). При этом рост крупного землевладения сопровождался усилением политической власти феодалов на подвластных им территориях.

Однако специфика землепользования при феодализме состояла в том, что наряду с землями феодала во многих регионах существовала также земля, принадлежавшая крестьянским общинам и самим крестьянам. Чтобы составить себе представление о сложности отношений в области землевладения и землепользования, приведу отрывок из «Капитала» К.Маркса (том I, отдел седьмой, параграф 2 «Экспроприация земли у сельского населения». Государственное издательство политической литературы. 1950. С.721-722). Он писал: «В Англии крепостная зависимость исчезла фактически в конце XIV столетия. Огромное большинство населения состояло тогда - и еще больше в XV веке – из свободных крестьян, ведущих самостоятельное хозяйство, за какими бы феодальными вывесками ни скрывалась их собственность. В более крупных господских имениях bailiff (управляющий), некогда сам крепостной, был вытеснен свободным фермером. Наемные рабочие в земледелии состояли частью из крестьян, употреблявших свободное время на работу у крупных земельных собственников, частью из особого, относительно и абсолютно немногочисленного, класса собственно наемных рабочих. К тому же даже эти последние фактически были крестьянами, ведущими самостоятельное хозяйство, так как наряду с заработной платой получали коттедж, а также 4 и больше акров пахотной земли. Кроме того, совместно с крестьянами в собственном смысле они пользовались общинными землями, пасли на них свой скот и добывали топливо: дрова, торф и т.п. Во всех странах Европы феодальное производство характеризуется разделением земли между возможно большим количеством вассально зависимых людей. Могущество феодальных господ, как и всяких вообще суверенов, определялось не размерами их ренты, а числом их поданных, а это последнее зависело от числа крестьян, ведущих самостоятельное хозяйство» (Здесь следует очень интересное примечание следующего содержания: «Япония с ее чисто феодальной организацией землевладения и с ее широко развитым мелкокрестьянским хозяйством дает гораздо более верную картину европейского средневековья, чем все наши исторические книги…»).



Итак, крепостные в феодальной экономике являлись пользователями небольших участков земли, обязанными платить оброк, но одновременно они были и совладельцами общинной земли. Таким образом, мы наблюдаем при феодализме сращивание первобытной общины, состоящей из патриархальных семей, с вассальной зависимостью крестьян. По отношению к крестьянскому двору она представляла собой сумму прав феодалов на получение ренты. Последняя была представлена двумя формами: отработочной рентой, или барщиной, и натуральным оброком (рента поставками продуктов). Под влиянием развития городов и расширением сферы товарно-денежных отношений постепенно происходило превращение ренты продуктами в денежную ренту. Ее уплата, естественно, предполагала производство части продукта уже как товара и непосредственный выход крестьянина на городской рынок. По мере развития товарно-денежных отношений исчезает и такая форма как барщина. Процесс трансформации натурального оброка денежной рентой в Западной Европе получил название коммутации.

Коммутация вызвала изменения и в хозяйстве феодалов, которые получая денежную ренту, потеряли интерес к его содержанию и развитию. Они предпочитали сдавать свою землю внаем (аренду) крестьянам. Феодалы изменили и свое отношение к ним. Это выражалось в предоставлении большей свободы крестьянам, которые не только стремились наращивать товарную часть своего продукта, но и уходили в город на заработки, сменив характер своей трудовой деятельности. Многие более состоятельные крестьяне выкупали себя на свободу, получив право наследования земли, которую они обрабатывали, однако они по-прежнему должны были платить денежную ренту за право пользования господской землей. Таким образом, отношение семьи крестьянина к земле было опосредовано зависимостью от общины и от феодала.

Второй сферой экономики, которая неуклонно возрастала, было ремесло в специфической форме феодальной организации – цеховой. Они создавались в городах как объединения ремесленников, относящихся к одной или близкой по характеру ремесленной работе. Целью создания цехов было не только противостояние феодалу, но и организация реализации своей продукции в условиях конкуренции как внутригородской, так и внешней. Полноправным членом цеха был только цеховой мастер, он же владелец средств производства. Цеховой мастер отличался высоким профессиональным мастерством. В цеху мастер трудился с одним-двумя подмастерьями и учениками, у которых имелась перспектива, овладев в совершенстве профессией, стать самостоятельным мастером. Ученики находились на довольствии у мастера, правда, одежду давали ему родители. По мере развития ремесленного производства мастера все чаще после завершения обучения ученика заставляли его работать на себя еще много лет. Например, в договоре, заключенном в немецком городе Кельне между мастером Брунером и горожанином Тойнбургом, говорилось, что если сын последнего по имени Теннис убежит от мастера до истечения 8-летнего срока и станет заниматься ремеслом, то хозяин взыщет с него крупный штраф.

Рабочий день ремесленника, как правило, длился 16 часов (с 5 часов утра до 9 часов вечера). Заработок был небольшим и строго ограничивался цехом. Ремесленник изготавливал товар от начала и до конца. Например, шпажник не только выковывал и закалял клинок шпаги, но и украшал рукоятку художественной отделкой.

Цех регламентировал размеры, технологию и организацию производства, количество и качество выпускаемой продукции, цены. Как правило, цех снабжал мастеров сырьем и материалами, создавал общие склады для готовой продукции, кассы взаимопомощи, словом, был своеобразной ремесленной общиной мастеров. Как отмечал К.Маркс, целью цехового мастера, эксплуатировавшего труд подмастерьев и учеников, было «…соответствующее его положению существование, - а не меновая стоимость как таковая, не обогащение как таковое…» (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2-ое изд. т.49. с.85).

Численность подмастерьев по мере развития товарно-денежных отношений, расширения рынка сбыта неуклонно возрастала. Этому способствовал и отток крестьян из деревни в города, желавших освободиться от гнета своих сеньоров. Конкуренция в ремесленном производстве возрастала, а цеха постепенно превращались в замкнутые организации мастеров (новыми мастерами могли стать только сыновья и зятья мастеров). Ширилось противостояние мастеров и подмастерьев, доходившее порой до забастовок подмастерьев. Одна из первых таких забастовок произошла в 1470 году в городе Вильштат, когда бастовали подмастерья-скорняки. Подмастерья и ученики становились просто наемными рабочими цехов.

Наряду с феодальными отношениями в деревне, ремесленными цехами в городах быстро набирали мощь торговый и ростовщический капиталы. Развивалась внешняя и внутренняя торговля, охватывая все большее число экономических субъектов. Норма торговой прибыли была довольно высокой за счет неэквивалентного обмена, высокой страховой премии и нередко монопольного положения торговцев ряда товаров на внутреннем рынке. Ростовщический капитал функционировал в двух формах – ссуды крупным землевладельцам, а также ссуды мелким производителям (ремесленникам, крестьянам).

Труд и рабочая сила

В течение тысячелетия существования феодализма, как выше было показано, продолжалось развитие производительных сил и, естественно, их личностного фактора – рабочей силы. Человек овладевал новыми знаниями о природе, технологиях обработки сырья и материалов. Повышался уровень его мастерства, как в сельскохозяйственном производстве, так и в различных ремеслах, а также в строительном деле. Этому способствовала специализация труда, дифференциация профессий.

Умственный труд приобретает все более развитые общественные формы (научные исследования, проектирование, конструирование, изобретательство, архитектура, преподавательская деятельность в учебных заведениях, литература и искусство), которые, однако были под неусыпным контролем церкви.

Продукт

При феодальном способе производства получили свое дальнейшее развитие тенденции, обозначившиеся в конце первобытнообщинной и рабовладельческой формации. Вместе с тем появились новые общественные формы прибавочного продукта.

Первая, четко прослеживающаяся тенденция заключалась в расширяющемся обмене товарами между экономическими субъектами (как на внутреннем, как и на международном рынках). Это означало, что в составе произведенного общественного продукта сокращалась доля продуктов, предназначенных для непосредственного использования в рамках собственного натурального хозяйства, и возрастал удельный вес продуктов, предназначенных для реализации на рынке. Росту товарных потоков способствовало нарастание денежной массы, участвовавшей как в сфере распределения и перераспределения доходов, так и в сфере обмена (средствами производства, оружием и предметами потребления).

Вторая тенденция, обусловленная развитием производительных сил, состояла в значительном расширении номенклатуры производимых продуктов. Достаточно, например, взглянуть на вооружение и доспехи средневекового рыцаря, сидящего на боевом коне.

Третья тенденция заключалась в увеличении доли общественного продукта, используемого для строительства замков феодалов и их оборудование, для церковных нужд, для ведения военных операций, т.е. продукта, не связанного с воспроизводством, а предназначенного на удовлетворение иррациональных потребностей.

Все более значительная часть создаваемых материальных ценностей принимала также форму сокровищ, выпадавших из естественного оборота продуктов.

И, наконец, при феодализме появились такие специфические формы прибавочного продукта, как рента отработочная, рента натуральная и рента денежная.

Собственность

Если в рабовладельческом обществе основными объектами собственности были рабы и земля, то в феодальном – земля. В рабовладельческом и феодальном обществе собственность оказывалась во владении господствующего класса благодаря насилию. Насилие служило основой и экономических отношений, однако оно само могло существовать только благодаря эксплуатации труда соответственно рабов и крепостных. Такая тесная взаимозависимость насилия и эксплуатации – характерная черта обеих способов производства.

Основное экономическое отношение – отношение между феодалом и крепостными, определявшее суть феодальной собственности, - отличалось, как это не звучит парадоксально, взаимной заинтересованностью сторон. Феодал обладал богатством и могуществом в меру наличия у него крепостных, а не только земли, которая была для непосредственных производителей, создававших прибавочный продукт, основным средством производства. Борьба за увеличение числа крепостных была главной причиной непрерывных войн между феодалами. С другой стороны, в условиях нестабильности, постоянной угрозы уничтожения или разорения, крестьяне и ремесленники искали защиту у наиболее сильных феодалов, даже у короля, который считался феодалом № 1, хотя и тот не чувствовал себя в безопасности, выезжая за пределы своего замка. Ценой этой защиты становилась личная зависимость непосредственных производителей от феодалов.

Наряду с частной собственностью феодалов на землю, которая в определенной мере была условной, ибо основывалась на иерархической структуре подчинения, т.е. на праве сильного, существовали еще и иные виды частной собственности. Крестьяне были собственниками орудий труда, своего имущества, а в ряде стран – и земли (небольших участков, примыкавших к их дворам, и общинной земли). Мастера - ремесленники были собственниками средств производства, с помощью которых они производили свою продукцию.

Без преувеличения, огромную роль в экономике средневековья играла церковь. Это выражалось, в частности, в том, что церковь повсеместно укрепляла права сеньоров. А у норманнов главы родов и племен вообще были одновременно и священнослужителями. Пользуясь своими огромными владениями, церкви и монастыри заставляли крестьян осушать болота, вырубать леса, расчищать кустарники и возделывать пустоши. Церковь стала самым крупным землевладельцем, в частности, не только за счет крестьян, которые искали у нее защиты и покровительства от беспредела знати, но и за счет завещаний феодалов. В странах Западной Европы церкви принадлежало от одной трети до половины всех земель. Как отмечал Ф.Энгельс, церковь выступала «…в качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя» (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2-ое изд. т.7. с.361).

Закономерность роста производительности труда

Факты, свидетельствующие о развитии производительных сил в эпоху феодализма, дают основание для вывода о том, что в средневековье имел место и рост производительности труда.

Орудия труда стоили дорого и переходили из поколения в поколение по наследству. Крестьяне и ремесленники не только берегли их, но и старались внести в их устройство улучшения, приспособить их таким образом, чтобы с их помощью было легче и сподручнее работать. Из века в век благодаря совершенствованию орудий труда, повышению уровня мастерства работников росла и производительность труда.

Закономерность развития системы разделения труда

Феодализм получил в наследство от предыдущего способа производства достаточно развитую систему разделения труда. К началу первого тысячелетия н.э. сложилась структура производства, представленная земледелием, скотоводством, ремеслом, торговлей, транспортом, строительным делом, ростовщическими и банковскими операциями, наукой. Развитие системы разделения труда продолжалось и при феодальном способе производства. Особенно заметным оно было в ремесленном производстве, где выделялись все новые и новые виды трудовой деятельности, связанные как с развитием техники и технологии, так и с возрастающим спросом на разнообразные орудия труда, оружие и предметы повседневного пользования.

Однако нельзя не отметить, что при феодализме преобладающей все-таки оставалась натуральная форма хозяйствования. В типичных крестьянских домах женщины пряли шерсть, трепали лен, сучили нитки, ткали и шили одежду для всей семьи, мужчины же наряду с традиционными работами сапожничали, изготавливали упряжь, плотничали, ремонтировали, а в ряде случаев изготавливали сельскохозяйственный инвентарь. И в господских хозяйствах работали крепостные ремесленники: сапожники, седельщики, оружейники, бочары, винокуры, ткачи и др. Вся их продукция не принимала форму товара и не участвовала в общественном обращении.

Закономерность взаимосвязи стадий воспроизводства

Эта закономерность четко проявлялась и в феодальном способе производства. Производство определяло характер распределения, обмена и потребления. Эта зависимость была непосредственно связана с формой хозяйствования, которая в основном была натуральной. И лишь относительно незначительная, правда, неуклонно возрастающая относительно и абсолютно, часть общественного продукта принимала товарно-денежную форму.

В натуральном хозяйстве (будь оно крестьянским или феодальным) распределение, обмен и потребление происходили в его замкнутом пространстве. Если же понимать под феодальным хозяйством комплекс экономических отношений, охватывающий крепостных крестьян и феодала, то фаза производства была разделена во времени и пространстве при оброчной ренте (натуральной и денежной) и, сливалась в случае с барщиной. Распределение при барщине принимало форму регламентации трудозатрат крестьянина, а при оброчной форме устанавливалось количество конкретных продуктов или сумма денег, которые крестьянин должен был отдать господину. В одной из описей имения сеньора о крепостных крестьянах говорилось следующее: «Каждый из них дает ежегодно по поросенку, по пяти кур, по десятку яиц, кормит четырех господских поросят<…>барщины в неделю три дня, дает подводу. Жена же его дает рубаху и шерстяной платок<…>и печет хлеб».

Система распределения и перераспределения отражала классовую и сословную структуру феодального общества. Рядовое крестьянское хозяйство с трудом выдерживало гнет различных поборов. После уборки урожая первым снимал свой оброк феодал. За ним церковь забирала себе десятую часть урожая и приплода скота (десятину). Затем наступала очередь королевского сборщика налогов, который забирал двадцатую часть крестьянского дохода. Кроме того, в Западной Европе феодалы придумывали самые причудливые поборы: за проезд по господскому мосту; за то, что крестьянин проплывал на лодке мимо господского поместья; налог за пыль, поднятую телегой крепостного на дороге перед замком.





Однако бремя налогов и поборов давило на крестьян не только в Западной Европе. Не лучше обстояло дело и в далеком феодальном Китае. Известный поэт БоЦзюй-и писал в стихотворении «Дулинский старик»:

«Колосья зерном не успели налиться, -

Все они, не созрев, засохли.

Старший сборщик все это знает,

Но не просит снизить поборы.

За податью рыщет, налоги тянет,

Чтоб видели его старание».

Не выдержав гнета, в IX веке норвежские земледельцы вынуждены были переселяться в Исландию, на почти безлюдный остров. Здесь сложилась своеобразная республика свободных земледельцев.

В Западной Европе крестьяне бежали в города, но и они, расположенные на землях того или иного феодала, должны были платить ему подати. В начале XII века, доведенные до отчаяния, жители французского города Лане, восстали против домогательств епископа Годри, требовавшего с горожан большую денежную сумму. Годри был убит.

Для борьбы с феодалами горожане создавали тайные союзы – «коммуны». Позднее и города, добившиеся самостоятельности, стали называться коммунами.

По мере развития городов и ремесленного дела в них, как уже выше отмечалось, стал значительно возрастать обмен товарами между городом и деревней, между ремесленниками и крестьянами. Этот процесс оказал существенное влияние на сферу распределения, результатом чего стала коммутация.

Процесс урбанизации не только повлиял на размещение производительных сил, но и изменил потребности населения, их экономические интересы, которые все в большей мере стали испытывать нужду в денежных средствах.

Закономерность пропорционального развития экономики

По мере развития производительных сил изменялись и общественные потребности, которые влияли на формирование пропорций в экономике. Потребности же претерпевали изменения под воздействием процессов, происходивших в надстройке. Это выражалось в межфеодальных разборках, неизбежном процессе централизации политической власти, приведшем, в конечном счете, к возникновению крупных государственных образований, а также в усилении позиций церкви в общественной жизни. Войны и религия отвлекали огромное количество материальных, денежных и людских ресурсов, стимулируя не только производство оружия и военной амуниции, но также строительство церковных и монастырских зданий, изготовление убранства и утвари для церквей и часовен.

Рост технической вооруженности труда требовал увеличения производства средств производства, а также железа, бронзы и строительных материалов. Развитие торговли, особенно международной, стимулировало увеличение объемов производства средств транспорта, в частности, в такой отрасли, как кораблестроение.

Структурные изменения в составе общественного продукта происходили стихийно, через механизм растущего рынка. В рамках же натуральных хозяйств пропорции изменялись незначительно и касались главным образом производства предметов повседневного потребления.

Поскольку экономика феодальной эпохи состояла из бесчисленного множества натуральных хозяйств, практически не связанных друг с другом, незначительно отличающихся по характеру воспроизводства, то обеспечение необходимой пропорциональности обусловливалось, с одной стороны, внутренними потребностями автономных самовоспроизводящихся ячеек общества, а с другой стороны, внешними условиями (природной средой, степенью агрессивности соседних экономических субъектов, близостью городов и торговых путей и т.д.). Шла постоянная борьба центробежных и центростремительных политических сил; равновесие же между ними зависело не только от экономических, но и военных, а также религиозных факторов. Рынки еще носили преимущественно локальный характер, а связи между ними были весьма слабыми, хотя постепенно брала верх интеграционная тенденция, выражающаяся в образовании союзов торговых гильдий (например, Ганзейский союз, ведущий уже и международную торговлю).

Закономерность расширенного воспроизводства

Верными индикаторами расширенного воспроизводства являлись рост численности населения, увеличения числа городов.

Расширенное воспроизводство осуществлялось как за счет экстенсивных, так и интенсивных факторов. К числу экстенсивных факторов относились увеличение числа рабочих рук, расширение площадей сельскохозяйственных угодий, вырубка лесов и кустарников под пашню, открытие и освоение месторождений полезных ископаемых, в частности залежей песка, гравия, известняка, гранита и других строительных материалов. Наконец, к этой группе факторов следует отнести и расширение географии расселения народов, привлечение ресурсов из колоний.

Интенсивными факторами развития экономики в средневековье являлись повышение производительности труда за счет совершенствования техники, новых технологий и агротехники, развития специализации и кооперации труда, международного обмена продуктами.

Закономерность смены форм хозяйствования

Переход от рабовладения к крепостничеству потребовал и новой формы хозяйствования. Такой стало феодальное хозяйство, включающее в себя не только собственно господское поместье, но и взаимосвязи с крестьянами, обязанными отрабатывать барщину и платить феодалу натуральную или денежную ренту. Если на самой первоначальной стадии возникновения феодальных хозяйств они имели натуральный характер, то со временем их все в большей мере пронизывали товарно-денежные отношения. Многочисленные монастырские хозяйства мало чем отличались от феодальных.

В городах возникали и развивались ремесленные цеха и купеческие гильдии.

Закономерность зависимости экономических отношений от уровня развития производительных сил

Наглядным примером такой зависимости в эпоху феодализма стало развитие городов благодаря ремесленному производству, а также торговле. Рост производительных сил в городах вызвал увеличение спроса на продовольствие и сельскохозяйственное сырье, что способствовало, как это отмечалось выше, изменению экономических отношений крестьян с феодалами: отмирала барщина, а натуральная рента была заменена денежной.

Развитие ремесленного производства потребовало увеличения числа подмастерьев и учеников, отношения которых с мастерами все больше теряли патриархальный характер и становились отношениями владельцев средств производства и наемной рабочей силы.

Закономерность перехода одного способа производства в другой

Генезис феодализма в различных регионах и у различных народов происходил неодинаково. Истоки различий следует искать в многообразии причин и путей разложения родовой общины. Так, например, К.Маркс, анализируя две формы возникновения земельной собственности (азиатской и античной) писал: «Вторая форма собственности (античная – мое), - а она так же, как и первая, породила существенные разновидности: местные, исторические и т.п., - будучи результатом более подвижной жизни, судеб и изменений первоначальных племен в процессе исторического развития, в качестве первой предпосылки предполагает общину, но не так, как в первом случае, где община выступает в качестве субстанции, индивиды же как всего лишь акциденции ее или ее составные части, образовавшиеся чисто естественным путем. Эта вторая форма предполагает не земельную площадь как таковую, а город как уже созданное место поселения (центр) земледельцев (земельных собственников). Пашня здесь является территорией города, тогда как в первом случае село выступало как простой придаток к земле» (К.Маркс. Экономические рукописи 1857-1861 гг. Часть I. М.: Издательство политической литературы.1989. с.470).

Многое зависело от того преобладающего вида трудовой деятельности, которая обеспечивала воспроизводство общин и племен, их объединяющих. Одно дело – кочевое скотоводство, когда племя не жило оседло на какой-то данной территории, а вынуждено было передвигаться, используя встречающиеся на пути пастбища. Постоянные передвижения сопровождались столкновениями с другими племенами, «…поэтому война является той важной общей задачей, той большой совместной работой, которая требуется для того, чтобы захватить объективные условия существования, либо для того, чтобы захват этот защитить и увековечить. Вот почему состоящая из ряда семей община организована, прежде всего, по-военному, как военная и войсковая организация и такая организация является одним из условий ее существования в качестве собственницы» (цит. изд.с.470-471).

Совсем другое дело, если основным видом деятельности является земледелие, которое предполагает оседлый образ жизни племени и образование постоянного поселения. Примером такого пути развития являлись племена, проживавшие в долинах Нила и Двуречья.

К.Маркс выделяет еще и третий вид собственности – германскую собственность работающих членов общины, самостоятельно обеспечивающих свое существование.

Анализируя этот третий вид собственности в сравнении с другими двумя, К.Маркс писал: «При этой форме собственности член общины как таковой не является совладельцем общей собственности, как это имеет место при форме специфически восточной. (Здесь следует очень важное примечание К.Маркса, которое я цитирую полностью: «Там, где собственность существует только как общинная собственность, отдельный член как таковой бывает только владельцем, наследственным или ненаследственным, особого участка. Так как каждая частица собственности принадлежит не кому-либо из членов в отдельности, а индивиду как непосредственному члену общества, т.е. как лицу, живущему в единстве с общиной, а не в отличие от нее. Стало быть, это отдельное лицо является только владельцем. Существует только общая собственность и только частное владение. Способ этого владения по отношению к общей собственности может претерпевать весьма различные изменения – исторические, местные и т.д., в зависимости от того выполняется ли самый труд изолированно каждым частным владельцем, определяется ли он сам, в свою очередь, общиной или же тем единым началом, которое встает над отдельной общиной. Нет тут и того, что характерно для римской (а также греческой, короче говоря, классически-античной) формы, где земля, занятая общиной, является римской землей. Одна часть ее сохраняется в распоряжении общины как таковой, а не отдельных членов общины: ager publicus в его различных формах. Другую часть земли делят, и каждая парцелла земли является римской землей в силу того, что она есть частная собственность, достояние римлянина, принадлежащая ему доля в общей лаборатории земли: но и он является римлянином постольку, поскольку он обладает этим суверенным правом на часть римской земли» (цит. изд. с.473-474).

Эти обозначенные К.Марксом три типа собственности определили и главные направления возникновения феодальных экономических отношений. У одних народов это произошло через рабовладельческий способ производства, у других – минуя его.

По второму пути пошли, например, германские племена, у которых на смену кровнородственной общине пришла земледельческая, в которой основу составляли отдельные самовоспроизводящие себя семьи. К.Маркс писал: «(Германская) община – это не субстанция, по отношению к которой отдельный человек выступает только как акциденция (как в восточной общине). Точно так же она и не единое начало (как в античной общине, где) община как таковое в виде города с городскими потребностями и в представлении отдельного человека и в действительности отличается от существования и потребностей отдельного человека; или где община в виде своих городских земель отличается от особого экономического существования отдельного члена общины. Напротив, германская община сама по себе, с одной стороны, как общность по языку, по крови и т.д. является предпосылкой существования индивидуальных собственников; но, с другой стороны, оно фактически существует только в их действительном собрании ради общих целей, и в той мере, в какой она имеет особое экономическое существование, в виде совместно используемых районов охоты, пастбищ и т.п., она используется каждым индивидуальным собственником как таковым, а не как представителем государства (как это было в Риме)» (цит. изд. с.477-478).

Частное производство и частное присвоение его результатов в германской общине со временем не могло не привести к возникновению нарастающего имущественного неравенства, появлению родовой знати. Имущественному расслоению способствовало также накопление военной добычи и сосредоточению земель в руках военоначальников. После падения Римской империи (примерно в конце V века н.э.) на ее территории образовались варварские королевства. Возникают и развиваются т.н. «протофеодальный» уклад позднеантичного общества и дофеодальные элементы разлагающихся первобытных племен, покоривших Римскую империю.

Как отмечается в «Экономической энциклопедии», «…в зависимости от соотношения элементов «протофеодального» уклада позднеантичного и феодальных элементов варварского общества советские историки различали три основных типа феодального синтеза: 1) с преобладанием элементов античного наследия (страны Южной Европы, Византия и др.); 2) с преобладанием элементов разлагающегося первобытнообщинного строя и относительно слабым влиянием античности (отдельные области Германии, Британия, Скандинавия, государства западных и восточных славян и др.); 3) на базе т.н. уравновешенного синтеза тех и других элементов (у франков, части южных славян – сербов, хорватов и др.» (Экономическая энциклопедия. Политическая экономия. Издательство «Советская энциклопедия», М.: 1980. с.271).

Что касается первого типа («протофеодального»), то он сложился на основе разложения рабовладельческого общества на территории бывшей Римской империи. В этом регионе в IV – V веках н.э. обострилось противоречие между рабовладельческой системой, явно тормозившей развитие производительных сил, и формирующимся феодальным укладом. В этот период экономическая деятельность сместилась из городов в сельскую местность, где стало развиваться крупное землевладение и колонат. Колоны были арендаторами, являвшимися свободными гражданами. Они делились на две категории. К первой относились граждане городов, бывшие мелкими рабовладельцами, обрабатывавшими арендованные на пятилетний срок участки с помощью рабов. Ко второй категории относились крестьяне, лишившиеся земли. Со временем колоны становились неотъемлемой частью крупных имений. Они платили за землю долей урожая (1/3 сбора пшеницы, ячменя, оливок), за скот – деньгами и сверх того отрабатывали несколько дней в году в имении владельца. Со второй половины II века в Италии, а затем в III веке во всей Римской империи колонами становились рабы, отпущенные на волю. Колонами становились и взятые в плен варвары. Таким образом, колоны стали, по определению, Ф.Энгельса предшественниками средневековых крепостных.

Так же, как превращение у ряда народов первобытного способа производства в рабовладельческий потребовал длительного времени, или переходного периода, так и становление феодального способа производства на базе рабовладельческого или первобытного способов производства характеризуется длительным переходным периодом.

Основными чертами этого революционного переходного периода, растянувшегося на столетия, независимо от конкретных исторических условий в том или ином регионе земного шара, можно считать следующее.

Во-первых, восстания рабов и бедняков расшатывали рабовладельческий строй. Это были первые в истории классовые бои. В Сицилии в 134 году до н.э. началось восстание под руководством Евноса и Клеона. Под их знамена стекались десятки тысяч рабов. В итоге удалось создать армию повстанцев численностью более 70 тысяч человек. Сражения продолжались два года. Однако победа осталась на стороне отборных римских легионов. Более 20 тысяч человек были распяты на крестах. В 73 году до н.э. Римская империя была потрясена восстанием рабов под руководством легендарного Спартака. Особенностью этого восстания было то, что в рядах повстанцев была масса неимущих и представителей порабощенных народностей, стонавших под игом огромной рабовладельческой империи. Римский историк Флор писал по поводу восстания Спартака: «На самом деле придется перенести позор и вооруженного восстания рабов: хотя они по своей судьбе обречены на рабство и унижены во всех отношения, все же они люди как бы второго сорта и причастны благам нашей свободы. Каким именем назвать войну под начальством Спартака, я не знаю< >Так как ведь, когда рабы стали воинами, гладиаторы стали предводителями, первые по положению люди низкие, а вторые наименее заслуживающие почтения, они своими издевательствами увеличили бедствия римлян. Позор войны с рабами еще терпим. Несмотря на крайнее унижение, которое переживают рабы благодаря своей судьбе, они все же являются людьми, хотя и второго ранга, имеющими возможность когда-нибудь стать свободными. Но я совершенно не знаю, как назвать войну со Спартаком. Рабы были в ней воинами, а гладиаторы полководцами. Это были выходцы из самого низкого, самого презренного класса; к опасности, таким образом, присоединился еще и позор» (http://www.vivl.ru/spartak/flor.php).

Во-вторых, повсеместно происходил процесс формирования государств и феодальной иерархической структуры правящего класса эксплуататоров – крупных собственников земли. В каждом государстве этот процесс имел свои особенности, однако конечный результат был одинаковым. И специфика формирования класса феодалов состояла в том, что присвоение собственности сопрягалось с той функцией, которую крупные землевладельцы выполняли в государстве.

Итогом смыкания политической, а также военной власти и прав на крупную земельную собственность явилась власть над крепостными. Как верно отметил К.Маркс, «…иерархическая структура землевладения и связанная с ней система вооруженных дружин давали дворянству власть над крепостными» (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2-ое изд. т.3. с.23).

И, в-третьих, превращение рабов и свободных крестьян в феодально-зависимых крестьян и ремесленников. Этот процесс также имел различные исторические формы в зависимости от исходных условий и факторов его определявших. Например, у франков в процессе разложения общины наряду с совместным владением общинными угодьями (лесами, пастбищами) возникали аллоды – свободно отчуждаемая земельная собственность отдельных семей в рамках самостоятельного хозяйства. Увеличение поборов ненасытной государственной власти, а также притеснение со стороны знати вынуждали свободных крестьян искать покровительство у богатой и хорошо вооруженной знати, отказываясь от личной независимости.

Эта личная зависимость у франков имела форму серважа и выражалась в выполнении определенных феодальных повинностей: уплате поголовного налога, а при передаче своего надела по наследству еще и в выплате особого взноса. Кроме того, сеньор мог по своему усмотрению потребовать уплаты дополнительного налога (т.н. произвольная талья). Был еще один метод закабаления – это установление поземельной зависимости путем передачи земли сеньора в прекарий. Крестьянин, потеряв право собственности на свою землю, мог получить ее в пользование только при условии уплаты собственнику земли ренты продуктами (натуральный оброк) или же выполнения им отработочной ренты (барщина).

Следует заметить, что в ряде стран (в Византии, например) установление феодальной зависимости происходило при сохранении института рабовладения. В то же время во многих государствах (в Англии, в скандинавских странах) еще долгое время существовали большие группы свободных крестьян.

Таким образом, многоукладность являлась нормальным явлением при становлении нового, феодального способа производства. Естественно, что по мере развития феодального способа производства происходило не только изменение соотношения между различными укладами, но и возникновение новых, капиталистических экономических отношений на базе развития мануфактурного производства, торгового и ростовщического капиталов.

4.Зарождение капитализма

Слово «капиталист»— «осколок жаргона спекулянтов на первых европейских биржах».

Марк Блок

«Если бедность искоренить, то разорятся богатые».

Народная мудрость

«…свобода рабочего это свобода выбирать своего эксплуататора».

В.Колташов

Две антагонистические общественно-экономические формации (рабовладельческая и феодальная), выросшие из недр первобытнообщинного строя, подготовили прочную основу для становления последней, третьей формации, основанной на эксплуатации человека человеком – капиталистической. Предпосылки возникновения нового способа производства были созданы не только в производительных силах предшествующих формаций, но довольно основательные – в системе экономических отношений (был накоплен солидный опыт в использовании рабочей силы для выжимания прибавочного продукта), а также были аккумулированы разными способами солидные денежные суммы, которые можно было использовать для создания чисто капиталистических предприятий (при этом, однако, следует иметь в виду, что одного только наличия денежного богатства отнюдь было не достаточно для того, чтобы произошло его превращение в капитал).

В связи с анализом механизма превращения денежных сумм, накопленных ростовщиками и купцами, в промышленный капитал, представляется интересным обратиться к рукописям К.Маркса, который исследовал исторический процесс становления капиталистического способа производства в процессе создания своего фундаментального труда «Капитал». Он писал: «Политическая экономия имеет дело со специфическими общественными формами богатства, или, точнее, производства богатства. Вещество богатства, будь то субъективное, как труд, или объективное, как предметы, служащие для удовлетворения естественных или исторических потребностей, представляется сначала общим для всех эпох производства. Поэтому это вещество представляется сначала всего лишь предпосылкой, лежащей целиком за пределами политической экономии и входящей в сферу ее рассмотрения лишь тогда, когда оно видоизменяется отношениями, присущими форме, или само выступает как видоизменяющее их. То общее, что обычно говорится об этом, ограничивается абстракциями, которые представляли некоторую историческую ценность в эпоху первых опытов политической экономии, когда формы еще с большим трудом вышелушивались из вещественного содержания и с большим напряжением фиксировались как подлинный объект исследования. Позднее они становятся скучными общими местами, тем более противными, чем больше они выступают с претензией на научность. Это относится ко всему тому, о чем немецкие экономисты обычно болтают под рубрикой категории «благ».

Важно то, что как процент, так и прибыль выражают соотношения капитала. Капитал, приносящий проценты, противостоит как особая форма не труду, а капиталу, приносящему прибыль. То отношение, когда, с одной стороны, рабочий выступает еще как самостоятельный работник, т. е. не как наемный рабочий, но когда, с другой стороны, предметные условия такого работника уже обладают самостоятельным существованием рядом с ним самим, являясь собственностью особого класса ростовщиков, по необходимости развивается при всех способах производства, более или менее покоящихся на обмене, — вместе с развитием купеческого имущества или денежного имущества, в противоположность особенным и ограниченным формам земледельческого или ремесленного имущества. Само развитие этого меркантильного имущества можно рассматривать как развитие меновой стоимости и поэтому как развитие обращения и денежных отношений в указанных сферах. Это отношение, с одной стороны, показывает нам, правда, обособление, отделение условий труда — которые всё более и более приходят из обращения и всё более и более зависят от него — от экономического бытия рабочего. Но с другой стороны, последнее еще не подчинено процессу капитала. Поэтому способ производства еще существенно не видоизменяется. Если указанное отношение повторяется в рамках буржуазной экономики, то это имеет место в отсталых отраслях производства или в таких, которые еще<..>сопротивляются грозящей им гибели в современном способе производства. В этих отраслях имеет место самая гнусная эксплуатация труда без того, чтобы здесь отношение капитала и труда носило в себе базис для развития новых производительных сил и зародыш новых исторических форм. В самом способе производства капитал еще выступает здесь как вещественно подчиненный отдельному работнику или рабочей семье — будь то в ремесленном производстве или в мелком земледелии. Имеет место эксплуатация со стороны капитала без капиталистического способа производства. Процентная ставка очень высока, так как процент включает в себя прибыль и даже часть заработной платы. Эта форма ростовщичества, при которой капитал не овладевает производством и, следовательно, является капиталом лишь формально, предполагает господство добуржуазных форм производства, но она снова воспроизводится во второстепенных сферах в рамках самой буржуазной экономики.

Вторая историческая форма процента: отдача в ссуду капитала потребляющему богатству. Эта форма является здесь исторически важной, как один из моментов возникновения капитала, поскольку доход, а зачастую также и земли земельных собственников накопляются и капитализируются в карманах ростовщиков. Это один из тех процессов, посредством которых оборотный капитал или также капитал в денежной форме концентрируется в руках класса, независимого от земельных собственников.

Формой реализованного капитала, как и реализованной им прибавочной стоимости, являются деньги. Прибыль (а не только процент) выражается, таким образом, в деньгах, ибо в них стоимость реализуется и измеряется.

Необходимость денежных платежей — а не только денег для покупки товаров и т. д. — развивается повсюду, где имеются меновые отношения и денежное обращение. Вовсе не обязательно, чтобы обмен был одновременным. При наличии денег имеется возможность, что одна сторона отпускает свой товар, а другая производит платеж лишь позже. Потребность в деньгах для этой цели (в дальнейшем приводящая к развитию займов и учета векселей) — один из главных исторических источников процента. Но это нас здесь еще совершенно не касается; это следует рассмотреть лишь при анализе кредитных отношений» (К.Маркс и Ф.Энгельс. 2 изд. т.46 часть II, с.214-215).

И далее К.Маркс пишет: «Торговый капитал, или деньги, как они выступают в виде купеческого имущества, есть первая форма капитала, т. е. форма такой стоимости, которая проистекает исключительно из обращения (обмена), сохраняет, воспроизводит и увеличивает себя в обращении, так что исключительной целью этого движения и этой деятельности является меновая стоимость. Налицо оба движения — покупать для продажи и продавать для купли, но<...>преобладает форма Д — Т — Т — Д. Деньги и их умножение являются исключительной целью операции. Купец не покупает товар для собственных потребностей, ради его потребительной стоимости, и не продает его для того чтобы, например, погасить денежные обязательства или чтобы получить другой товар для удовлетворения своих потребностей. Его прямая цель есть увеличение стоимости, и притом в ее непосредственной форме в виде денег. Торговое имущество, во-первых, — это деньги как средство обмена: деньги как такое движение, которое опосредствует обращение; купец обменивает деньги на товар и товар на деньги, и наоборот. Деньги выступают здесь также и как самоцель, но они не обязательно должны поэтому существовать в своей металлической форме. Здесь имеет место живое превращение стоимостях в обе формы — товарную и денежную; безразличие стоимости по отношению к определенной форме потребительной стоимости, принимаемой ею, и вместе с тем ее метаморфоз во все эти формы, которые, однако, выступают только как переоблачение.

Если, таким образом, торговая деятельность связывает между собой процессы обращения и поэтому деньги как купеческое имущество являются, с одной стороны, первой формой существования капитала и выступают исторически именно так, то, с другой стороны, эта форма выступает как прямо противоречащая понятию стоимости. Покупать дешево и дорого продавать — таков закон торговли. Следовательно, не обмен эквивалентов, при котором, наоборот, торговля была бы невозможной как особый вид промысла.

Однако деньги как торговое имущество, — так, как они выступают в самых разнообразных формах общества и на самых разнообразных ступенях развития общественных производительных сил, — представляют собой лишь опосредствующее движение между противоположными сторонами, над которыми они не господствуют, и между предпосылками, которых они не создают» (К.Маркс и Ф.Энгельс. 2 изд. т.46 часть II, с.216). «Конечно, торговля будет оказывать большее или меньшее влияние на те общества, между которыми она ведется. Благодаря торговле производство все более и более будет подчиняться меновой стоимости, а непосредственная потребительная стоимость — все больше оттесняться на задний план, поскольку торговля делает существование все более зависимым не от непосредственного потребления продукта, а от его продажи. Она разлагает старые отношения. Тем самым она усиливает денежное обращение. Сначала она охватывает только излишки производства; шаг за шагом захватывает и само производство. Однако разлагающее влияние торговли весьма зависит от природы тех производящих обществ, среди которых оперирует торговля. Например, торговля почти не потрясла основ древнеиндийской общины и вообще азиатских отношений. Обман при обмене есть<…>базис торговли, выступающей самостоятельно.

Однако капитал возникает лишь там, где торговля овладевает самим производством и где купец становится производителем или производитель становится просто купцом. Этому противостоит средневековый цеховой строй, кастовый строй и т. д. Но возникновение капитала в его адекватной форме предполагает наличие капитала как торгового капитала, так что люди производят уже не для потребления, более или менее опосред­ствованного деньгами, а для торговли в крупном масштабе.

Купеческое имущество, в качестве самостоятельной экономической формы и основы торговых городов и торговых народов, существует и существовало как посредник между народами, стоящими на самых различных ступенях экономического развития, а в самом торговом городе (например, в древнеазиатском, греческом или же итальянском и т. д. в средние века) производство может продолжать существовать в цеховой и тому подобной форме» (К.Маркс и Ф.Энгельс. 2 изд. т.46 часть II,с.218).

К эпохе становления капитализма государственные структуры накопили достаточный опыт в обращении с подневольными гражданами (рабами и крепостными), в усмирении бунтов и восстаний. Были разработаны системы права для обоснования господства частной собственности в процессе общественного воспроизводства. Церковь, сконцентрировав в своих закромах огромные богатства и обретя власть над душами верующих, превратилась в надежный инструмент в руках богачей и правителей для «просвещения» трудящихся - рабочего быдла.

С XV века начинается победное шествие капитализма.

Третий и исторически последний эксплуататорский способ производства – капитализм – возник первоначально в Западной Европе. Элементы капиталистических отношений впервые появились в городах Италии и Голландии в XIV – XV веках. К XVIII веку Голландия представляла собой уже вполне созревшую капиталистическую страну, пережившую первую в истории буржуазную революцию. Веком позже буржуазная революция, сокрушившая феодальный строй, свершилась в Англии. К началу XIX века Англия, опередив всех, превратилась в развитую индустриальную страну, ставшую настоящей «мастерской мира». Франция, Германия и США вступили на путь капиталистического развития в конце XVIII – первой половине XIX века. В России еще в конце XIX века капиталистические отношения сосуществовали с различными формами полуфеодальной зависимости.

К.Маркс в первом томе «Капитала» подробно описывает все стадии генезиса капитализма и здесь нет никакой необходимости останавливаться на историческом аспекте этого процесса.

Основной экономической закономерностью капитализма является производство наемными работниками прибавочной стоимости и присвоение ее капиталистами. Эта закономерность свойственна всем видам и формам капиталистической деятельности.

Произведенная прибавочная стоимость при капиталистическом способе производства принимает форму прибыли. Мотивом деятельности всех капиталистов является погоня за максимальной прибылью, независимо от того, в какой отрасли она осуществляется: в производстве товаров или оказании услуг, в финансовой сфере или в спекулятивных операциях. Межотраслевая конкуренция приводит к уравниванию нормы прибыли в различных отраслях капиталистической деятельности.

Совокупная прибыль распадается на промышленную, торговую и банковскую прибыль.

В процессе кругооборота промышленный капитал последовательно принимает три функциональные формы – денежную, производительную и товарную.

Следует отметить следующие три особенности капиталистической экономики.

Во-первых, ее общественный характер. Производственные процессы, имеющие форму функционирования частного капитала, сливаются в единый общественный процесс.

Во-вторых, с возникновением международных корпораций и банков капитал сметает на своем пути национальные границы и барьеры, а экономика становится глобальной; складываются региональные экономические образования, наиболее развитая форма которого представлена Европейским Союзом, объединяющим уже 28 государств.

В-третьих, до настоящего времени сохраняется сосуществование капиталистического уклада с другими типами экономических отношений – рабовладением и феодализмом, которые сыграли свою немаловажную роль не только в процессе становления капитализма, но и способствовали его развитию. Как пишет Василий Георгиевич Колташов. «Потребность капиталистического центра в дешевом продовольствии и другом сырье удовлетворялась феодальной периферией<…>В XVIII веке Испания поставляла на английский рынок шерсть. Россия – лен, пеньку, пшеницу, руды и чугун. В колониях формально принадлежавших Испанскому королевству, хозяйничал английский торговый капитал. В колониях европейских держав создавались плантационные хозяйства, ориентированные на внешний рынок и построенные по феодальному типу, с чернокожими рабами или зависимыми крестьянами-аборигенами» (Колташов В. Эксплуататорские общества. Lib-ru/Современная литература).

Характерными чертами капиталистического способа производства являются сравнительно высокие темпы развития производительных сил и возникновение новых форм и элементов хозяйственного механизма, обеспечивающих реализацию основной экономической закономерности. Стремление получить максимальную прибыль и конкурентная борьба, безжалостно выбрасывающая за борт потерпевших в ней поражение, являются могучими силами развития капиталистического способа производства. В этом движении наряду с положительными результатами (научно-технический прогресс, повышение уровня жизни значительных масс наемных работников) проявляются и негативные тенденции: хищническое отношение к природе, поляризация населения всего земного шара по уровню доходов, а в последние десятилетия – общая деградация качества жизни и культуры.

Производительные силы

Уже на начальной стадии своего существования капитализм взял ориентацию на овладение крупной промышленностью, создание общенациональных рынков и развитие международной торговли. И это обстоятельство было продиктовано характером производительных сил, переросших в процессе своего развития тесные рамки феодализма. Как заметил К.Маркс, «Древние, которым никогда не удавалось выйти за рамки собственно городского художественного ремесла, никогда не могли поэтому создать крупной промышленности. Ее первый предпосылкой является вовлечение всей страны в производство не потребительных, а меновых стоимостей. Стекольные фабрики, бумажные фабрики, железоделательные заводы и т.д. не могут работать цеховым способом. Они требуют массового производства, сбыта на широком рынке, денежного богатства. В руках предпринимателя (не то, чтобы он создавал условия, - он не создает ни субъективных, ни объективных условий), - но при прежних отношениях собственности и прежних производственных отношениях невозможно соединить вместе эти условия» (К.Маркс. Экономические рукописи. 1857-1861 гг. М.: Издательство политической литературы. 1980. с.509).

Капитализм обеспечил невиданные доселе темпы развития производительных сил, создав спрос на новую технику, высокопроизводительные технологии, передовые формы организации труда. С появлением статистики стало возможным оценивать количественные параметры роста производительных сил.

Так, объем мирового промышленного производства за 1820-1850 годы возрос примерно в 5 раз. Более достоверные данные содержит статистика, отражающая производство ряда важнейших видов промышленной продукции в натуральном выражении. Вот некоторые наиболее характерные показатели. Добыча каменного угля в Великобритании увеличилась с 10 млн. т в 1800 году до 112 млн. т в 1870 году, в Германии соответственно – с 2,6 млн. т в 1840 году до 26,4 млн. т в 1870 году. Выплавка чугуна составила: в Великобритании в 1800 году 0,16 млн. т, а в 1870 году уже 6,1 млн. т; в Германии – 0,18 млн. т в 1840 году и 1,4 млн. т в 1840 году. Особенно впечатляют цифры потребления хлопка, которое возросло в Великобритании с 24 тыс. т в 1800 году до 488 тыс. т в 1870 году.

К.Маркс и Ф.Энгельс, оценивая невиданный в истории человечества рост производительных сил, писали: «Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые. Покорение сил природы, машинное производство, применение химии в промышленности и земледелии, пароходство, железные дороги, электрический телеграф, освоение для земледелия целых частей света, приспособление рек для судоходства, целые, словно вызванные из-под земли, массы населения, - какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда!» (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2-ое изд. т.4. с.429).

В конце XIX – начале ХХ века вплоть до первой мировой войны темпы роста экономики еще больше возросли. Выплавка стали в 1913 году составила 76 млн. т против 0,5 млн. т в 1870 году. Добыча угля к началу ХХ века превысила 1 миллиард т. Семимильными шагами развивалась энергетика. Революционную роль сыграло изобретение и усовершенствование двигателей различных типов: динамо-машины, двигателя внутреннего сгорания, паровой турбины, дизель-мотора. Появление этих машин вызвало к жизни и новые виды транспорта: трамвая (1879 года), автомобиля (1885 год) и т.д. Начала быстро развиваться электротехника.

Уровень промышленного производства к началу Первой мировой войны по сравнению с 1890 годом возрос почти в 4 раза, а товарооборот мировой торговли – в 2,4 раза.

Хотя обе мировые войны и Великий экономический кризис начала 1930-х годов и привели к снижению почти в 2 раза темпов прироста промышленного производства и более чем в 4 раза темпов прироста мировой торговли, тем не менее, процесс интернационализации и глобализации капиталистической экономики продолжался. Об этом свидетельствуют такие данные, как рост физического объема товарооборота на мировом капиталистическом рынке в 1973 году по сравнению с 1913 годом примерно в 7 раз, а объем торговли изделиями обрабатывающей промышленности – почти в 11 раз.

После Второй мировой войны началась научно-техническая революция. Человек проник в микромир, что привело к коренным изменениям в теоретических основах физики, химии, генетики. Была создана ядерная энергетика. Стала развиваться кибернетика, электронно-вычислительная техника, лазерная технология. Человек вышел в космос и приступил к практическому использованию космической техники и технологии.

Наука превратилась в мощную непосредственную производительную силу общественного производства. Как средства производства, так и в значительной мере предметы труда становятся овеществленной силой знания. Наглядные примеры: роботизация многих производственных процессов, использование достижений кибернетики в управлении. В итоге сокращается доля ручного труда за счет его механизации и автоматизации. Снижается материалоемкость и энергоемкость производства, растет фондоотдача, повышается качество продукции.

3. Экономические отношения

Экономические отношения капиталистического способа производства – это отношения между капиталом и наемными работниками. «Капитал по существу дела – это капиталист, - писал К.Маркс, - но в то же время, являясь опять-таки отличным от капиталиста элементом его существования или выступая как производство вообще, капитал – это капитал» (К.Маркс. Экономические рукописи. 1857-1861 гг. М.: Издательство политической литературы. 1980. с.511).

Здесь мы сталкиваемся с проблемой, которая уже была рассмотрена нами при анализе категории «собственность». С одной стороны, капитал, пользуясь выражением К.Маркса, это – «не-предметность рабочего, как предметное воплощение субъективности, противоположной рабочему, как собственность чуждой ему воли», воли капиталиста. А с другой стороны, капитал – это экономическое отношение. Оно состоит в том, что лично свободные наемные работники, не имеющие средств к существованию, вынуждены продавать свою рабочую силу в качестве товара на рынке капиталисту. Покупая этот специфический товар, капиталист соединяет его со средствами производства, которые являются его собственностью, в целях производства товара, в меновой стоимости которого содержится прибавочная стоимость, т.е. стоимость, создаваемая в процессе производства, которая превышает стоимость рабочей силы наемного работника.

К.Маркс писал: «Обмен эквивалентами, который как будто предполагает право собственности на продукт собственного труда и поэтому как будто отождествляет присвоение посредством труда, т.е. действительный экономический процесс присвоения, с правом собственности на объективированный труд (то, что прежде являлось реальным процессом, здесь выступает как юридическое отношение, т.е. признается всеобщим условием производства и поэтому признается в качестве закона, выступает как изъявление всеобщей воли), переходит в свою противоположность, оказывается, в силу необходимой диалектики, абсолютным разрывом между трудом и собственностью и приводит к присвоению чужого труда без обмена, без эквивалента. Основанное на меновой стоимости производство, на поверхности которого происходит указанный свободный и равный обмен эквивалентами, в основе своей есть обмен овеществленного труда как меновой стоимости на живой труд как потребительную стоимость; или, выражаясь иначе, это есть отношение труда к его объективным условиям – а потому и к создаваемой самим трудом объективности – как к чужой собственности: отчуждение (Entuberung) труда. С другой стороны, условием меновой стоимости является то, что она измеряется рабочим временем и что поэтому мерой стоимостей служит живой труд, а не его стоимость» (К.Маркс. Экономические рукописи. 1857-1861 гг. М.: Издательство политической литературы. 1980. с.512-513).

Тот факт, что с образованием акционерных обществ, капиталист перестает быть одним конкретным индивидом, а является группой лиц, коллективом капиталистов, не меняет сути дела. Отношения, которые обеспечивают присвоение прибавочной стоимости, созданной трудом наемных работников, нанятых данным акционерным обществом, остаются отношениями эксплуатации. Как правило, акции распределены среди собственников капитала таким образом, что подавляющее их большинство не принадлежит наемным работникам, работающим в данном акционерном обществе. Львиная доля дивидендов, как показывает статистика, достается немногочисленной кучке капиталистов, имеющих контрольный пакет акций и заправляющих делами данного акционерного общества, т.е. каждый присваивает создаваемую наемными работниками прибавочную стоимость пропорционально размерам авансированного им капитала.

С развитием капитализма происходит обособление двух функциональных форм промышленного капитала: товарной и денежной, которые соответственно превращаются в торговый и ссудный капиталы, получающие свою часть совокупной прибыли.

На рубеже XIX и ХХ веков произошла смена свободной конкуренции капиталов господством монополий. Капитализм достиг новой стадии – империалистической. Сегодня, в эпоху глобального капитализма, мы наблюдаем всевластие финансового капитала в развитых государствах ОЭСР и их господствующее положение в мире. Более подробно о глобальном капитализме см. 1 и 2-ую главы моей монографии «Мир на перекрестке четырех дорог. Прогноз судьбы человечества» (четвертая редакция), а также в статьях, опубликованных в журнале «Вестник аналитики» (№№ 32,35,36,38,39,40,42). Процессу глобализации будет также посвящена отдельная глава во второй части данного произведения.

4. Труд и рабочая сила

Рабочая сила при капитализме, как уже выше было отмечено, становится товаром; она является собственностью свободного наемного работника. Свободного в двух аспектах: как личности и как экономического субъекта, не являющегося собственником вещественных факторов производства. В освобождении наемного работника от уз рабства и личной крепостной зависимости состоит великая заслуга буржуазных революций и капиталистического способа производства. Однако, тем не менее, несмотря на свободу наемного работника как личности, он находится в полной экономической зависимости от капитала и его владельца. Жизненный цикл наемного работника полностью подчинен интересам функционирования капитала. Как писал К.Маркс, «…индивидуальное потребление рабочих, с одной стороны, обеспечивает их сохранение и воспроизводство, с другой стороны, уничтожая жизненные средства, вызывает необходимость их постоянного появления на рынке труда. Римский раб был прикован цепями, наемный рабочий привязан невидимыми нитями к своему собственнику. Иллюзия его независимости поддерживается тем, что индивидуальные хозяева - наниматели постоянно меняются, а также тем, что существует fictio juris (юридическая фикция) договора” (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2-ое изд. т.23. с.586).

Научно-технический прогресс повысил требования к квалификации и мастерству рабочей силы. В связи с этим важной задачей государств стало повышение образовательного уровня населения, развитие профессионально-технического и высшего образования, особенно по техническим специальностям и естественным наукам. Благодаря упорной борьбе за свои экономические и социальные права возросла реальная заработная плата наемных работников, повысилось качество их жизни.

Вместе с тем действует и другая объективная тенденция. Ее суть состоит в том, что повышение технической вооруженности труда, влекущее за собой рост органического строения капитала, неизбежно ведет к увеличению относительного перенаселения и образованию хронической безработицы, которая резко возрастает в период экономических кризисов. Неотвратимо действует и всеобщий закон капиталистического накопления, выражающийся в растущей поляризации доходов населения, росте нищеты и пауперизма, особенно в странах третьего мира, жестоко эксплуатируемого государствами ОЭСР.

5. Продукт

С развитием производительных сил и изменением структуры индивидуальных, коллективных и общественных потребностей за время существования капиталистической системы производства произошли существенные изменения в составе совокупного общественного продукта. Во-первых, возрос удельный вес отраслей, оказывающих услуги. Во-вторых, в связи с милитаризацией увеличилась доля продукции военного назначения. В-третьих, быстрыми темпами развиваются новые отрасли промышленности, транспорта и связи, рожденные научно-технической революцией.

Вместе с тем необходимо отметить, что растет технологический разрыв между развитыми странами ОЭСР и развивающимися государствами. ТНК государств ОЭСР переводят трудоемкие отрасли промышленности в периферийные страны, что способствует увеличению числа безработных в развитых странах. Таким образом, третий мир по-прежнему остается поставщиком сырья, энергоносителей, а также трудоемкой продукции для развитых капиталистических государств мира.

6. Собственность

Частная собственность со времени ее возникновения в недрах первобытного общества на заключительной стадии его существования сменила несколько форм, пока не стала капиталом. Сначала она была семейной, затем стала индивидуальной.

В капитале частная собственность достигает своего расцвета, вобрав в себя огромное число модификаций: капитал промышленный, торговый, финансовый, спекулятивный и т.д. Капитал породил банки, биржи, фонды и другие формы своего функционирования.

Отличительной особенностью капитала является то, что он может существовать только в товарном хозяйстве.

Собственность, имеющая форму капитала, обладает свойством самовозрастания, ибо его сущностью является присвоение прибавочной стоимости, принимающей превращенную форму прибыли. Субъект – собственник капитала – любыми законными и незаконными методами стремится максимизировать величину прибыли, вступая в ожесточенную борьбу, как с наемными работниками, так и с конкурентами – другими капиталистами. При этом следует иметь в виду, что в конкурентной гонке капиталов, как правило, преимущества на стороне крупного капитала, который в состоянии оплачивать немалые затраты на НИОКР и вкладывать инвестиции в новейшие технологии, принципиально новые средства производства и продукты, а также на рекламу.

Накопление капитала путем образования добавочного капитала является фактором расширенного воспроизводства. Это свойство капитала является могучим движителем производительных сил, его экспансии по всему земному шару.

Что касается сущности богатства при капитализме, то оно представляет собой, с одной стороны, сумму накопленных в обществе потребительных стоимостей как результат конкретного труда наемных работников, а, с другой стороны, - сумму абстрактного труда, точнее, аккумуляции овеществленного прибавочного труда. Отдельный же товар выступает, по выражению К.Маркса, как «элементарная форма этого богатства».

Структура стоимости товара в силу двойственного характера труда также двойственна: «…так как присоединение новой стоимости к предмету труда и сохранение старых стоимостей в продукте суть два совершенно различных результата, достигаемых рабочим в одно и то же время, хотя в это время он работает не вдвойне, то эта двойственность результата, очевидно, может быть объяснена лишь двойственным характером самого его труда. В одно и то же время труд в силу одного своего свойства, должен создавать стоимость, а в силу другого свойства должен сохранять или переносить стоимость» (К.Маркс и Ф. Энгельс. Соч. 2-ое изд. т. 23. с.210).

7. Закономерность роста производительности труда

С капиталистическим способом производства рассматриваемая закономерность приобретает качественно иной характер: потребность капитала к расширенному воспроизводству, стремительному самовозрастанию обусловили резкий рост производительности труда. Капитал мощно стимулировал процесс создания и внедрения в производство новой техники и технологии, что послужило основой скачкообразного ускорения темпа роста производительности труда. При этом в силу двойственного характера труда наблюдается тенденция изменения структуры стоимости товара. В результате в определенный данный промежуток времени увеличивается количество производимых потребительных стоимостей при одновременном сохранении прежнего объема вновь создаваемой стоимости. В то же время величина перенесенной стоимости применяемых в производстве средств производства, энергии и предметов труда при прочих равных условиях либо остается неизменной, либо сокращается значительно меньше, нежели уменьшаются затраты живого труда на единицу продукции. В итоге уменьшается стоимость единицы товара при сокращении удельного веса вновь созданной стоимости и увеличении доли перенесенной стоимости.

Если обратиться к статистике, то она показывает, что только в ХХ веке производительность труда в промышленности возросла не менее чем в 6-7 раз.

Важнейшими факторами роста производительности труда являются совершенствование его организации, увеличение фондо-и энерговооруженности, специализация и кооперирование производственного процесса.

8. Закономерность развития системы разделения труда

При капитализме продолжается дальнейшее развитие системы разделения труда; углубляется специализация и кооперирование производства, как в отраслевом, так и в территориальном разрезе. Эта закономерность действует не только в силу развития производительных сил, но и в результате погони капиталистов за максимальной прибылью. Перелив капитала из одной отрасли в другую, из одного региона мира в другой (как в национальном, так и в международном масштабе) происходит из-за различий норм прибыли, способствуя не только ее усреднению, но и развитию системы разделения труда.

Специализация предприятий в сочетании с кооперацией является одним из факторов роста производительности труда, сокращения затрат на единицу выпускаемой продукции, повышения рентабельности производства.

В погоне за максимальной прибылью происходит концентрация капитала, централизация производства, формирование новых структур организации производства и управления им. Все больший удельный вес в формировании системы глобального капитализма занимают ТНК, использующие все преимущества специализации и кооперирования производства. ТНК также являются мощным стимулятором процессов региональной интеграции.

Обычно при исследовании структуры общественного производства, процессов простого и расширенного воспроизводства применяется его деление на два подразделения – производство средств производства и производство предметов потребления. Эта общепринятая схема не позволяет в полной мере учитывать сущность процессов современного общественного производства (более подробно об этом см. в моей монографии «Мир на перекрестке четырех дорог. Прогноз судьбы человечества», 4-я редакция. Параграф 2.4.2.), особенно, что касается специфики ВПК, а также сферы науки, проектирования и конструирования. Существует необходимость, на мой взгляд, в схеме воспроизводства выделять не только вышеназванные два комплекса, а также и такие важные отрасли, как производство услуг для населения и государственное управление.

9. Закономерность взаимосвязи стадий воспроизводства

В предыдущем пункте уже отмечалась целесообразность дальнейшего совершенствования схемы общественного воспроизводства. Сделать это не очень сложно, так как в межотраслевых балансах представлены все основные отрасли экономики. Межотраслевой продуктовый и финансовый балансы позволяют также детально исследовать взаимосвязи между стадиями общественного воспроизводства.

При капитализме, как и в предыдущих способах производства, ведущей и определяющей стадией является производство общественного продукта. На этой стадии создается прибавочная стоимость, обеспечивающая не только доходы и объем потребления класса капиталистов, но и создается ресурс для расширенного воспроизводства. В процессе производства наемные работники производят и ту часть национального дохода, которая обеспечивает возмещение фонда оплаты их труда. Словом, именно на стадии производства создается не только масса потребительных стоимостей, предназначенных для удовлетворения всех видов общественных потребностей, но и формируются базовые пропорции распределения вновь созданной стоимости. Его абсолютная величина меньше общей стоимости внутреннего валового продукта на величину амортизации и стоимости использованных в процессе производства энергии и предметов труда.

На стадии распределения элементы вновь созданной стоимости приобретают сначала форму прибыли и заработной платы (как аванс наемному работнику), которые после соответствующего перераспределения приобретает форму конечных доходов всех субъектов капиталистического общества. На основе этих конечных доходов формируется платежеспособный спрос на рынке товаров и услуг, созданных в процессе производства внутреннего валового продукта.

В современном капиталистическом обществе огромную роль в процессе распределения первичных доходов играет государство, проводящее ту или иную экономическую и социальную политику. Через механизм государственного бюджета проходит от 30 до 60 % вновь созданной стоимости (в зависимости от той или иной страны).

Важными инструментами перераспределения являются также банки, различные фонды, биржи, регулирующие потоки финансового капитала, в том числе спекулятивного и криминального.

Естественно, что сфера распределения является полем ожесточенной конкуренции и политической борьбы, а в последние десятилетия она является также источником нестабильности и экономических кризисов, коренные причины которых кроются в сфере производства.

Капиталы, функционирующие в сфере обращения, также ведут ожесточенную конкурентную борьбу за рынки сбыта товаров и услуг, манипулируя рекламой и ценами. Нередко продавцы (оптовые и розничные) товаров вступают в картельный сговор, ведя совместное наступление на потребителя, который в силу разрозненности оказывается жертвой манипуляций.

Следует отметить, что обмен товаров на деньги представляет собой взаимопроникающую противоположность. Для торговцев товарами они являются непосредственной потребительной стоимостью, которая ищет своего потребителя. Но на руках у потребителя находятся деньги, являющимися товаром в его всеобщей форме. Если продавцу безразлична потребительная стоимость его товара, ибо его интересуют только деньги, в то же время покупатель, как обладатель денег, получает в свое распоряжение мощное оружие – возможность выбора товара, т.е. той потребительной стоимости, которая, с одной стороны, удовлетворяет наилучшим образом его потребности, а, с другой стороны, имеет наименьшую цену. Именно в этом заключается сила покупателя на рынке.

С учетом этого фактора продавцы вынуждены противопоставить позиции потребителя свое оружие – рекламу и манипулирование ценами. Таким образом, при капитализме на стадии обмена разрешается противоречие, заложенное в двойной природе товара. Противоположность спроса и предложения имеет, таким образом, в своей основе противоположность меновой стоимости и потребительной стоимости товаров.

И, наконец, в сфере потребления проявляются все противоречия капиталистического способа производства. Его характерными чертами являются поляризация и цикличность. Разрыв между лицами, получающими сверхвысокие конечные доходы, и беднейшими слоями населения увеличивается с каждым десятилетием. Растет разрыв в уровне потребления между развитыми государствами ОЭСР и периферийными странами Азии, Африки и Латинской Америки. В годы регулярных экономических кризисов в связи ростом числа безработных резко сокращается уровень потребления многих семей, вынужденных как-то перебиваться на пособия по безработице.

Голод в мире стал хроническим явлением (см. мою статью «Голод»), несмотря на то, что в мире производится достаточное количество продовольствия.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.