WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

На правах рукописи

Ковалева Наталья Александровна

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

РАССТАВАНИЯ КАК ФЕНОМЕНА МЕЖЛИЧНОСТНОГО ОБЩЕНИЯ

Специальность: 19. 00. 05 – социальная психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Саратов – 2009

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева

Историко-социологический институт

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

РОМАНОВ Константин Михайлович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

ЯРУШКИН Николай Николаевич

кандидат психологических наук, доцент

КОНСТАНТИНОВ Всеволод Валентинович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Удмуртский государственный

университет»

Защита состоится «9» апреля 2009г. в 14 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.243.14 при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по присуждению ученой степени кандидата психологических наук по адресу:

410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83. корп. 12, ауд. 330.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Текст автореферата размещен на сайте Саратовского государственного университета: www.sgu.ru « » марта 2009г.

Автореферат разослан « » марта 2009г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат психологических наук,

доцент Е.В. Рягузова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Общение является категорией психологической науки и одной из базовых проблем социальной психологии (наряду с личностью и группой). Поэтому тематика общения всегда актуальна и представляет особый научно-исследовательский интерес. При этом особенно распространенным предметом исследования в настоящее время считается общение на межличностном уровне.

В числе современных тенденций разработки проблем межличностного общения находится социально-психологический анализ его определенных феноменов – конфликта, манипуляции, доверительного общения и т.п. Расставание выступает одним из самых распространенных и значимых феноменов межличностного общения и потому исследование его оказывается чрезвычайно востребованным. Положение о распространенности феномена расставания может быть доказано на примере анализа ведущих произведений мировой художественной литературы, в которых расставание описывается как одно из первостепенных жизненных событий.

Главным последствием расставания является изменение микросоциальной ситуации. В социально-психологической науке выделяются виды социальных изменений (Г.М. Андреева, А.И. Донцова): смена работы, создание или разрушение семьи, выход на пенсию, рождение ребенка, смена места жительства и т.п. При этом ситуации, связанные с расставанием, не дифференцируются – например, разрушение семьи, смена места жительства, смена работы выступают в качестве ситуативных проявлений целостного социально-психологического феномена расставания. Данное обстоятельство доказывает тот факт, что проблема расставания в социальной психологии на настоящий момент не поставлена, то есть, является принципиально новой областью научного анализа.

Теоретический анализ научных работ в области психологии межличностного общения показывает, что феноменология, механизмы и закономерности общения считаются достаточно изученными (Андреева Г.М., Бодалев А.А., Ковалев Г.А., Леонтьев А.А., Лисина М.И., Хараш А.У. и др.), в то время как проблема расставания действительно остается практически не разработанной. В отечественной и зарубежной традиции рассмотрены лишь некоторые аспекты проблемы расставания. К ним относятся: последствия депривации в младенчестве (Кистяковская М.Ю., Лисина М.И., Боулби Дж., Фрейд А., Эйнсворт М. и др.); закономерности психологической дестабилизации отношений (Гозман Л.Я., Обозов Н.Н., Вейс Р., Ли Л, Альтман И., Тейлор Д., Дак С. и др.); особенности переживания смерти близкого человека (Заманаева Ю.В., Арьес Ф. и др.). Анализ соответствующей литературы позволяет говорить о том, что научные представления о феномене расставания характеризуются разобщенностью и фрагментарностью. Данные представления формировались в рамках самостоятельных научно-исследовательских проблем, поэтому на их основании невозможно дать системную характеристику расставания.

Приходится констатировать, что необходимость проведения теоретического анализа и эмпирического исследования проблемы расставания как социально-психологического феномена определяют следующие противоречия:

- между значимостью и распространенностью расставания как феномена межличностного общения и его недостаточной изученностью в рамках социальной психологии;

- между необходимостью системной характеристики расставания как целостного социально-психологического явления и несогласованностью и разобщенностью научных представлений о нем.

Обозначенные противоречия актуализируют проблему исследования - социально-психологический анализ расставания как феномена межличностного общения оказывается чрезвычайно востребованным.

Таким образом, актуальность настоящего исследования определяется с одной стороны, несомненной личностной значимостью и распространенностью феномена расставания, а с другой – слабой разработанностью данной проблемы на теоретическом уровне.

Объект исследования – расставание как феномен межличностного общения.

Предмет исследования – социально-психологическое содержание расставания как феномена межличностного общения.

Цель исследования – выявить и описать социально-психологическое содержание расставания как феномена межличностного общения.

Гипотезы исследования:

1. Расставание с близким человеком представляет собой критическую ситуацию, поскольку делает невозможной реализацию привычных условий и форм значимого общения.

2. Социально-психологическое содержание расставания определяется возрастными, гендерными и индивидуальными особенностями.

В соответствии с целью, предметом и гипотезами в диссертационной работе ставились и решались следующие задачи:

1. Проанализировать научные подходы к проблеме разрушения значимого общения и определить понятие «расставание».

2. Разработать классификацию видов расставания.

3. Дать социально-психологическую характеристику расставания как процесса.

4. Выявить возрастные, гендерные и некоторые индивидуальные особенности расставания.

5. Разработать комплекс методик исследования феномена расставания.

Методологическую основу исследования составили методологические идеи и научные факты, полученные при разработке: а) проблем общения и межличностных отношений (В.Н. Мясищев, А.А. Бодалев, Н.Н. Обозов, Л.Я. Гозман, В.Н. Панферов, Г.М. Андреева, М.И. Лисина, А.У. Хараш и др.); в) основных проблем возрастных особенностей общения (Д.Б. Эльконин, Л.И. Божович, А.В. Мудрик, И.С. Кон, Т.В. Драгунова, Э. Эриксон, Г.С. Салливан, Г. Олпорт и др.); г) некоторых положений социальной психологии личности (В.В. Ядов, А.К. Абульханова-Славская, Д.А. Леонтьев, В.С. Агеев), а также результаты экспериментальных исследований динамики кризиса (Е.Е. Торчинская, Н.В. Тарабрина, Е.С. Калмыкова и др.), анализ критических ситуаций и связанных с ними личностных изменений в структуре жизненного пути личности (Л.И. Анцыферова, В.Ф. Василюк, Н.В. Дорожевец, Г.А. Виноградова).

Методы и методики исследования:

Реализация поставленных задач и проверка выдвинутых гипотез осуществлялась с помощью следующих групп методов исследования:

1) методы теоретического анализа, синтеза и обобщения социально-психологической литературы по проблеме исследования;

2) методы эмпирического исследования – контент-анализ, анкетирование, беседа, методика сочинения «Расставание в моей жизни», рисуночная методика «Мое значимое расставание»;

3) методы обработки и анализа эмпирических данных: количественный и качественный анализ, методы математической статистики: (первичная описательная статистика, метод оценки значимости различий по критерию t-Стьюдента, коэффициент корреляции r-Пирсона).

Научная новизна исследования:

1. Дана социально-психологическая характеристика значимого расставания (расставание как фактор социальных изменений выступает кризисной, переломной ситуацией; основная трудность реабилитации связана с невозможностью быстрого установления равноценных значимых связей с другими людьми; субъект расставания выпадает из актуального настоящего – распространен феномен «пребывания в прошлом»).

2. Разработана классификация видов расставания (выделены следующие основания и параметры классификаций: условия разрушения привычного способа общения и отношений; виды межличностных отношений субъектов расставания; природа «объекта» расставания; степень и характер значимости; позиция субъекта расставания).

3. Исследована процессуальная сторона расставания (представлено социально-психологическое описание этапа ожидания как личностной подготовки к частичным или полным переменам в области общения и взаимоотношений; этапа прощания как кульминационного акта в ситуации расставания, представляющего непосредственный момент разрушения привычных форм общения; этапа разлуки как периода относительного одиночества субъекта расставания, характеризующегося изоляцией от желаемых связей с конкретной индивидуальностью).

4. Выделены:

а) возрастные (расставание выступает как ситуация опасности в дошкольном возрасте, как условие осознания личностной значимости другого и потребности в близких отношениях в младшем школьном возрасте, как фактор возникновения внутриличностных конфликтов в подростковом возрасте, как трагедия монологической формы бытия в период ранней взрослости),

б) гендерные (в качестве ожидаемых образцов женского поведения в ситуации расставания оказывается признание интенсивности негативного переживания и уместность его выражения в обществе, мужского – игнорирование негативности и сдерживание эмоций; в рамках преодоления кризиса расставания выделяются определенные формы социальной активности – женским способом преодоления горя становится доверительное общение, мужским – профессиональная деятельность),

в) некоторые индивидуальные (преодоление кризиса расставания экстравертом определяет расширение круга социальных контактов, а интровертом – глубокий содержательный анализ данной проблемы; в числе факторов, препятствующих реабилитации, выделяются соответственно низкий уровень рефлексивных способностей экстраверта и склонность интроверта к изоляции, а также к игнорированию участия и поддержки окружающих) особенности расставания.

5. Разработан комплекс методов исследования расставания (метод сочинений, анкетирование и соответствующие статистические методы, рисуночная методика представляют взаимодополняющие исследовательские процедуры; это обеспечивает валидность полученных результатов).

Теоретическая значимость исследования:

Научно-исследовательский материал, представленный в диссертации, способствует расширению психологических знаний о феноменологии межличностного общения.

Ставится принципиально новая проблема расставания как одного из самых распространенных социально-психологических феноменов. В данной работе феномен расставания впервые систематически описывается:

1) классифицируются его многочисленные ситуативные проявления, которые в разных исследовательских направлениях представляли самостоятельную область научного анализа;

2) характеристика расставания как целостного явления осуществляется в ходе описания его процессуальной стороны;

3) ведущие социально-психологические особенности феномена расставания рассматриваются в возрастной динамике – показано, что в дошкольном, младшем школьном, подростковом возрастах и в период ранней взрослости расставание имеет свое особое личностное значение и неодинаковые психологические последствия;

4) выделяются гендерные особенности феномена расставания – в диссертационной работе демонстрируется, что существует определенный набор ожидаемых образцов (или норм) мужского и женского поведения.

5) описываются некоторые индивидуальные способы реагирования на значимое расставание, характерные для экстравертов и интровертов.

Практическая значимость исследования обусловлена возможностью учета результатов исследования авторами, составителями, редакторами учебников, учебных пособий по социальной психологии.

Изучение данной проблемы имеет важнейший прикладной аспект – сформулированные на основании полученных результатов исследования положения могут выступить методологической базой для составления программ социально-психологической помощи в ситуации значимого расставания.

Разработанные методики исследования феномена расставания и эмпирические данные соответственно можно использовать для выявления специфических характеристик расставания, связанных с конкретной ситуацией расставания, а также с возрастом, гендером и некоторыми индивидуальными особенностями субъекта расставания. Результаты диагностики могут явиться основой разработки индивидуальных психологических рекомендаций.

Апробация результатов исследования осуществлялась на всероссийской научно-практической конференции: «Система воспитания: теория и практика», МГУ им. Н.П. Огарева, Саранск, 2003; на международной конференции: «Проблемы межкультурной коммуникации: содержание социогуманитарного образования: состояние, тенденции, перспективы» КГУКИ, Казань, 2008; на всероссийской конференции: «Личность и бытие: субъектный подход» Москва, Институт психологии РАН, 2008. Основное содержание диссертации отражено в 13 научных статьях.

Структура диссертации соответствует логике исследования и включает в себя введение, две главы, заключение, список литературы (231 наименование, из них на иностранном языке - 28), приложения. Результаты теоретического и эмпирического исследования представлены в 14 таблицах, 3 диаграммах.

Положения, выносимые на защиту:

1. Расставание представляет собой один из феноменов межличностного общения. Он выражается в разрушении привычных форм значимого общения и изменении психологического содержания и характера межличностных отношений. Возможны позитивный и негативный вариант динамики межличностных отношений.

Ситуацию расставания с близким человеком следует понимать как значимое событие, которое имеет ярко выраженный негативный личностный смысл. Оно приводит к фрустрации базовой потребности в эмоциональном контакте, утрате привычных форм значимого общения.

2. Расставание как социально-психологическое явление имеет богатую феноменологию и, соответственно, может классифицироваться по разным основаниям.

В зависимости от условий разрушения привычного способа общения и отношений выделяются: психологическое расставание как отчуждение и физическое расставание как пространственное дистанцирование. В зависимости от вида межличностных отношений расставание осуществляется с родственниками, друзьями, любимыми. В зависимости от природы «объекта» расставаться можно с конкретным человеком, группой, родиной. В зависимости от степени и характера значимости выделяются расставания с низким или высоким уровнем значимости, расставания с позитивным или негативным личностным смыслом. В зависимости от позиции субъекта ситуацию расставания следует рассматривать с позиции инициатора – активная сторона и с позиции подчинения – пассивная сторона.

3. Расставание как социально-психологическое явление и как событие имеет временную динамику. Выделяются три стадии этого процесса: ожидание, прощание и разлука. Каждая из них имеет свои особенности:

Этап ожидания характеризуется психологической подготовкой человека к основательным переменам условий и форм межличностного общения.

Этап прощания как кульминационный момент расставания связан с актуализацией смысловой сферы личности, переоценкой значимости близкого человека, внутриличностным конфликтом и особой формой общения.

Этап разлуки как период одиночества подразумевает изоляцию от желаемых эмоциональных связей с конкретным человеком.

4. Социально-психологическое содержание расставания зависит от возрастных, гендерных и индивидуальных особенностей субъекта.

Феноменология расставания в дошкольном, младшем школьном, подростковом возрастах и периоде ранней взрослости определяется особой ролью значимого общения в процессах развития и полноценного существования личности.

Существующие стереотипы мужского и женского поведения в кризисных ситуациях оказывают непосредственное влияние на выбор способов реагирования на ситуацию значимого расставания и специфических форм социальной активности, способствующих преодолению кризиса.

Экстравертная и интровертная установки определяют соответствующие стратегии преодоления кризиса расставания; они также оказываются связанными с некоторыми негативными в плане реабилитации линиями поведения.



5. Феномен расставания можно исследовать с помощью контент-анализа, метода сочинений, проективного метода, анкетирования и беседы. Метод сочинений конкретизируется в методике сочинения «Расставание в моей жизни», проективный метод в рисуночной методике «Рисунок расставания».

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проблемы исследования, определяются его объект, предмет и цель; формулируются гипотезы и задачи; указываются методы исследования; обосновывается теоретическая и практическая значимость исследования, показана новизна, а также приводятся положения, выносимые на защиту, даются сведения об апробации результатов проведенного исследования.

В первой главе «Теоретический анализ расставания как феномена межличностного общения» представлен теоретический анализ работ отечественных и зарубежных авторов, в которых затрагивается проблема расставания; формулируется понятие расставания и дается классификация его видов, определяется специфика кризисного значения расставания, формулируются гипотезы относительно социально-психологических характеристик расставания в определенные возрастные периоды.

В зарубежной психологии некоторые аспекты проблемы расставания выделены в рамках: а) психоаналитической традиции (психоанализ З. Фрейда, аналитическая психология К.Г. Юнга, психоаналитическая психология «Я» А. Фрейд, теория привязанности Дж. Боулби, гуманистический психоанализ К. Хорни, Э. Фромма); б) гуманистической психологии (логотерапия В. Франкла, экзистенциальная психология – Р. Мэй, Ж.П. Сартр, А. Камю); в) интеракционизма (Р.Вейс); г) когнитивной психологии (Л. Э. Пепло, М. Мицели, Б. Мораша, Дж. Янга); д) психологии совладающего поведения (Р. Лазарус, С. Фолкиен, П. Коста, У. Лэр, Г. Томэ). В отечественной психологии проблема расставания рассматривается: а) в возрастной психологии – преимущественно при изучении разлуки с близкими людьми в раннем детстве (Лисина М.И., Кистяковская М.Ю. Кулагина И.Ю., Мухина В.С.); б) в психологии экстремальных ситуаций, связанных с внезапной потерей близких людей (Тарабрина Н.В., М.А. Падун, Калмыкова Е.С., Маклаков А.Г. и др); в) в рамках личностного преодоления кризисов: при анализе когнитивных механизмов адаптации (Дорожевец А.Н., Виноградова Л.В.) и в психологии совладающего поведения при исследовании стилей реагирования (Крюкова Т.Л., Либин А.В.).

Понятие «расставание» определяется в рамках существующей на данный момент системы психологических представлений об общении. При этом автор ориентируется на понимание общения как категории социальной психологии. Расставание как социально-психологическое явление выражается в разрушении привычных условий (или форм) значимого общения и сопровождается изменением психологического содержания и характера межличностных отношений. Следствием расставания является затруднение в реализации одной из важнейших функций общения – аффективно-коммуникативной (Г.М. Андреева) или эмотивной (В.Н. Панферов) и депривация (полная или частичная) целого ряда фундаментальных потребностей: в эмоциональном контакте, в уважении, в признании и др. В связи с этим обосновывается необходимость рассмотрения ситуации расставания с близким человеком как личностно значимого события, которое имеет серьезные психологические последствия.

Феномен расставания принимает разные формы выражения, что позволяет выделять множество его видов. Каждый вид расставания характеризуется особым личностным значением, которое определяется конкретной ситуацией расставания. Классификация видов расставания осуществляется по следующим основаниям.

Основным критерием классификации видов расставаний является характер разрушения привычного способа общения и отношений. На этом основании выделяются расставание вследствие пространственного отделения или дистанцирования и расставание вследствие эмоционального отчуждения или психологического отстранения субъектов (психологическое расставание). Невозможность прямой формы общения и переход к косвенной характеризует расставание как пространственное дистанцирование (переезд на другое место жительства, дальняя и продолжительная командировка). В случае психологического расставания партнёры значимого общения начинают испытывать отчуждение по отношению друг к другу. Эмоциональная близость во взаимоотношениях перестает существовать (или, по крайней мере, переживается только одной стороной). Позитивное общение сменяется либо негативным (присутствие другого затрудняет общение и бытие), либо совершенно индифферентным.

На первый взгляд может показаться, что пространственное дистанцирование затрагивает исключительно процесс общения, а психологическое – сам характер отношений. Это положение справедливо только в отношении причины расставания и не касается его последствий. Так, расставание вследствие дистанцирования затрудняет общение и может даже привести к потере (утрате) и психологической близости – в этом смысле оно приобретает статус психологического расставания: другой перестает быть значимым – в этом плане оно уже разрушает сформировавшиеся межличностные отношения, то есть переходит в плоскость отношений. В то же время психологическое расставание является фактором прекращения прямого и косвенного общения.

Исследование расставания как физического дистанцирования в рамках непосредственного процесса общения обязывает учитывать время разлуки – периода одиночества субъекта расставания. В зависимости от этого параметра можно выделить краткосрочные расставания, долговременные расставания и расставания навсегда. Следует предполагать, что период одиночества (время разлуки) прямо пропорционально определяет интенсивность негативных переживаний субъекта расставания. Субъективная картина этих расставаний будет совершенно разной.

К пространственному дистанцированию можно отнести еще один вид расставания, связанного с одновременным прекращением как прямой, так и косвенной формы общения (примером могут явиться те случаи, когда близкий человек считается без вести пропавшим). Ориентация на какой-то определенный период разлуки в этой ситуации становится невозможной.

Правомерно рассматривать в качестве отдельной группы расставания, связанные со смертью близкого человека. Они также относятся к категории специфических изменений в процессе общения, делающих невозможным существование его в прежнем виде. Своеобразие данной группы заключается в том, что здесь имеется в виду не просто утрата прямой и косвенной формы общения с конкретным человеком, но прекращение его существования как такового. Субъективная сторона этого вида расставания соприкасается с религиозными и философскими вопросами о жизни и смерти.

Следующим основанием для классификации расставаний может выступать активность-пассивность участников этого события. Речь идет об инициаторе распада привычных отношений (активная сторона) и о вынужденном подчинении такому решению (пассивная сторона). Выделение таких видов расставания может характеризовать как утрату привычного процесса общения, так и разрушение межличностных отношений. Специфика переживания расставания активной и пассивной стороной во многом определяется вышеописанной утратой уровня или формы контакта: имеется в виду расставание вследствие дистанцирования или психологическое отделение. В первом случае расставание приобретает негативное значение для активной и пассивной сторон в равной мере, во втором случае оно характерно для пассивной стороны. Сама позиция инициатора психологического расставания как своевольного, а не вынужденного разрушения отношений предполагает его позитивное оценивание.

Расставания классифицируются по видам межличностных отношений (дружественные, родственные, любовные); здесь также подразумевается либо уровень утраты физического контакта, либо уровень отчуждения.

Вполне возможна классификация видов расставания в зависимости от характера объекта: (человек, группа, родина, уголок природы) и от природы объекта: социальное расставание (расставание со школой), физическое расставание (расставание с родным домом).

Специфическим видом расставания является ностальгия. В данном случае в качестве объекта выступает совмещенное число вариантов: например, расставание с родиной включает и расставание с конкретным человеком, группой, домом и уголком природы. Предполагается, что расширение объекта расставания может быть еще одним фактором повышения негативной значимости расставания.

Расставания классифицируются по степени значимости и по характеру значимости. Вся совокупность расставаний с низкой степенью значимости не представляют научного интереса, поскольку проходят для личности незаметно, то есть не характеризуются развернутой картиной переживаний. По характеру значимости выделяются расставания с позитивным и негативным личностным смыслом. Предметом нашего исследования являются расставания с высоким уровнем негативной личностной значимости, имеющие последствием разрушение привычных условий позитивных взаимоотношений.

Составление классификации видов расставания имеет вспомогательное

значение при решении конкретных исследовательских задач.

Расставание как значимая для личности ситуация и «поворотный» пункт жизненного пути представляет событие. Как всякое событие расставание выступает в качестве целостного процесса, организованного в пространстве и времени. Оно имеет начало, кульминацию и конец. В данной работе соответственно выделяются три этапа или периода расставания: подготовка к расставанию, момент расставания и, собственно, разлука (период после расставания – относительное одиночество). Социально-психологические характеристики расставания как феномена приобретают специфическое смысловое содержание на определенном этапе.

Во второй главе «Эмпирическое исследование расставания как феномена межличностного общения» представлено описание основных методов и методик исследования, дается системная характеристика расставания как целостного феномена, описываются социально-психологические особенности расставания как процесса, выявляется специфика влияния возрастного и гендерного факторов, а также представляются некоторые индивидуальные аспекты реагирования на разрушение привычных условий значимого общения.

Эмпирическое исследование проводилось в течение 2004-2005гг. на базе Мордовского госуниверситета, общеобразовательных школ и дошкольных детских учреждений города Саранска.

Характеристика выборки. Было обследовано всего 330 человек. Из них: студенты IV-V курсов (18 – 22 года) - 120 человек; подростки (13 – 15 лет) - 115 человек; младшие школьники (9 – 11 лет) - 75 человек; дошкольники (3,5 – 5,5 лет) - 20 человек. Важно отметить, что в ходе выявления и описания общего социально-психологического содержания расставания и характеристик отдельных его этапов мы основывались преимущественно на результатах исследования взрослой выборки – студентах. Данный возраст – 19-22 года относится к периоду ранней молодости или ранней взрослости.

Эмпирическое исследование расставания включало использование следующих методов: анкетирование (респонденты: подростки и молодые люди), метод сочинений (испытуемые младшего школьного, подросткового возраста), рисуночная методика (испытуемые всех указанных возрастных групп), контент-анализ, тест Юнга на определение экстраверсии-интроверсии, статистические методы (критерий t-Стьюдента для независимых выборок, коэффициент корреляции r-Пирсона).

Метод сочинений применительно к нашему исследованию конкретизирован в методике сочинения «Расставание в моей жизни». Инструкция к написанию сочинения: «Случалось ли вам пережить значимое расставание? Если да, то постарайтесь вспомнить и описать, как именно вы пережили это расставание или переживаете в настоящий момент». Сочинения проводились в групповой и индивидуальной формах и обрабатывались с помощью контент-анализа. В качестве единиц анализа рассматривались те суждения, в которых отражались особенности общения, отношения к событию расставания, близкому человеку.

Анкета «Мое значимое расставание» включает 46 вопросов, которые были составлены на основании результатов анализа сочинений. В соответствии с выделенными этапами расставания – этап, предшествующий расставанию, момент расставания (прощание) и этап разлуки – вопросы анкеты были объединены в три блока, соотнесенные с указанными этапами. Инструкция к анкете была направлена на актуализацию в памяти особенностей переживания значимого расставания: «Вспомните, как вам приходилось расставаться (надолго или навсегда) с близкими вам людьми. Цель анкетирования: уточнение (или более детальное исследование) выявленных в ходе анализа сочинений и контент-анализа художественных текстов отдельных аспектов социально-психологического содержания феномена расставания.

Рисуночная методика «Мое расставание» направлена на выявление нераскрытых в ходе использования основных методов (анкетирования и контент-анализа сочинений) характеристик расставания.

Социально-психологическая характеристика феномена расставания осуществлялась на основании наиболее общих результатов контент-анализа и анализа сочинений, представленных в форме процентного соотношения категорий анализа: «общение», «отношение к расставанию», «отношение к близкому человеку», «психологическое время», «мотивационная сфера», «воля», «социальное мышление», «образ мира».

Результаты анкетирования в соответствии с данной задачей обрабатывались следующим образом: в процессе ранжирования полученных количественных значений каждого из признаков были определены наиболее выраженные признаки, характеризующие общую выборку испытуемых. Для установления значимых корреляций между исследуемыми признаками использовался критерий корреляции r-Пирсона.

Подавляющее большинство испытуемых (98%) в ходе проведения исследовательских процедур самостоятельно ориентировалось на представление расставания как события в сфере интимного межличностного общения. Соответствующие инструкции экспериментатором не давались.

Выделены ведущие социально-психологические характеристики феномена расставания, проявляющиеся во множестве его разных видов.

Подчеркивается процессуальный характер расставания. В нем можно выделить три основных этапа или периода: подготовка к расставанию, момент расставания и разлука (период после расставания – одиночество). Удалось зафиксировать различную степень выраженности социально-психологических категорий анализа сочинений относительно каждого этапа расставания. Изменения процентной представленности суждений категорий «общение», «отношение к расставанию», «отношение к близкому человеку», «самовосприятие», «психологическое время», «отношение к другим людям и окружающему миру», «социальное мышление», «воля», «мотивационная сфера» в описании этапов расставания.

На рисунке 1 отображено процентное соотношение категорий анализа на этапе ожидания.

 Процентное соотношение категорий анализа этапа ожидания На этапе-0

Рис. 1. Процентное соотношение категорий анализа этапа ожидания

На этапе ожидания осуществляется психологическая подготовка к предстоящим кардинальным переменам; возникает своеобразное предощущение того, что привычный способ бытия перестает существовать: «становится как-то не по себе», «возникает ощущение, будто что-то не так» (82 суждения категории «отношение к расставанию» - 55 %).

Соответствующим образом изменяется содержание мышления. В этот период будущее представляется в высшей степени неопределенным – этот вопрос является главным предметом размышлений (большая часть суждений категории «социальное мышление»); фиксируется восприятие окружающего мира как нестабильного (суждения категории «образ мира»). Именно этим объясняется специфическое содержание эмоционального реагирования на этапе ожидания: здесь становится характерным страх и состояние тревожности (67 суждений категории «отношение к расставанию» - 45%). Можно говорить, что описываемый дискомфорт сопряжен с некоторыми стрессовыми формами поведения, выражающими неприятие происходящего. Акцентируется внимание на времени: буквально «отсчитываются часы», возникает желание остановить время, поскольку его ход воспринимается несколько быстрее, чем обычно (суждения категории «психологическое время»). Предвосхищение расставания связано с некоторыми изменениями в потребностно-мотивационной сфере. Возрастает понимание нежелательности разлуки и появляется соответствующее стремление проводить как можно больше времени со значимым человеком. Потребность интимного общения действительно становится доминирующей: «хотелось быть с ним наедине постоянно: каждый час, каждую минуту»; «нам очень нужно было просто побыть рядом» (33 суждения (35 %) категории «мотивационная сфера»). Это отражается в особенностях интерактивной стороны реального процесса общения (57 (45%) суждений категории «общение») – появляется тенденция к налаживанию более позитивного, чем обычно, взаимодействия (взаимные уступки, помощь и т.п.). Глубоко осознается уровень значимости другого человека – «объекта» расставания; общение с ним представляет в этот момент одну из главных ценностей (суждения категории «отношение к другому»).

Фиксируются изменения и в содержании коммуникативной стороны общения: актуализируются и обсуждаются воспоминания об общих пережитых моментах: «весь вечер перед расставанием мы вспоминали все, что нам пришлось пережить»; «мы долго гуляли в парке и вспоминали события нашей жизни» (22 суждения категории «общение» - 20%). Специфика перцептивной стороны процесса общения на этапе ожидания заключается в более положительном (чем обычно) восприятии личности близкого человека; внимание на каких-либо отрицательных качествах не акцентируется (35 суждений категории «общение» - 32%).

Результаты анкетирования доказывают, что ситуация расставания представляет мощный фактор разрушения привычного уклада бытия. О событии расставания испытуемые действительно говорят как о кризисной, переломной ситуации - это подтверждает большая выраженность признака 9 (ранговая позиция - 1): «Ситуация расставания изменила привычный ход вашей жизни». Этап ожидания в целом характеризует назревающее негативное отношению к расставанию как фактору нежелательных и пугающих перемен (признак 3; ранговая позиция - 7).

Особенности соотношения категорий анализа на этапе прощания представлены на рисунке 2.

 Процентное соотношение категорий анализа описания этапа прощания -1

Рис. 2. Процентное соотношение категорий анализа описания этапа прощания

Этап прощания является наиболее коротким по времени и самым острым по эмоциональному накалу. Наблюдается доминирование эмоционально-волевых процессов и выраженность мотивации. Суждения категории «социальное мышление» представляют всего 5%. Возможно, это связано с тем, что этап прощания характеризуется небольшой временной продолжительностью – когнитивные процессы просто не имеют возможности разворачиваться в полной мере. Здесь имеет место блок эмоционально-мотивационных факторов в конструировании образа социального мира. Это более ранний этап оценивания ситуации, который опережает когнитивные процессы. Прощание следует характеризовать как момент личностного потрясения: «Было так тяжело расставаться, ну просто невыносимо»; «Прощаться всегда тяжко» (24 суждения категории «отношение к расставанию» - 28%). Такая выраженность эмоционального компонента отношения к расставанию говорит о предельной актуализации личностных смыслов – глубоко осознается высокий уровень значимости другого человека – «объекта расставания». Об этом свидетельствует, высокий процент (19,7%) суждений категории «отношение к близкому человеку». В ситуации прощания характерными становятся чувства любви и жалости к утрачиваемому человеку: «В эти минуты я понимал, как сильно люблю мать», «Я почувствовала прилив нежности и любви к нему»; «Мне стало так ее жалко!» Акцентирование позитивной стороны отношения к другому человеку, наблюдавшееся уже на этапе ожидания, здесь становится особенно выраженным (суждения категории «общение»).

В связи с тем, что обостряется чувство значимости другого человека, расставание оценивается как непоправимое горе, трагедия, которую по возможности необходимо предотвратить (55 суждений категории «отношение к расставанию» - 63%). Присутствует личностный выбор – разрушать или не разрушать существующие условия общения («воля» - 17,3%). Стадия прощания – это конфликтная ситуация, выражающая противоречие между осознанием необходимости расставания и желанием сохранить привычные условия общения.

Суждения категории «общение» раскрывают специфику характерного для ситуации прощания ритуального стиля взаимодействия. Соответствующий комплекс определенных действий мы назвали обряд прощания. Следует полагать, что «обряд прощания» содержит выработанные в определенных культурных традициях способы смягчения тяжести утраты, направленные на отпущение другого в психологическом смысле. Полученные выводы демонстрируют специфику прощания в русской культуре, поскольку проводимое исследование осуществлялось преимущественно на русской выборке. Результаты анализа художественных произведений (где описывалась ситуация прощания) русской и западноевропейской литературы действительно свидетельствуют об этнопсихологических особенностях прощания. Представим основные формы выражения культурологического феномена прощания.

Важной стороной обряда прощания является взаимная просьба прощения: «Перед отъездом мы попросили друг у друга прощения», «Я просила его простить меня» - 20 суждений (24%) категории «общение» (коммуникативная сторона). Интересно заметить, что ритуал взаимного прощения является характерной особенностью традиционно русского прощания. Глубина этой связи утверждается этимологическим единством слов «прощание» и «прощение». Для западноевропейского прощания ритуал просьбы о прощении не характерен, что подтверждается психолингвистическими фактами. Например, в немецком языке слово «прощаться» звучит как «sich trennen», а слово «простить» - «vergeben». Прощаться для русских людей означает просить прощение у другого человека и одновременно простить его грехи – отпустить с миром.

В этом понимании прекращение общения с негативно значимым человеком – врагом – не является расставанием в собственном смысле этого слова; уместнее характеризовать его (прекращение общения) как уход или бегство. Прощания здесь не предполагается – «ушел, не простившись, просто надоело мне это все» (4% суждений категории «общение»). В словаре В. Ожегова «расстаться – разойтись с кем-либо, попрощавшись; расставание – лишение чего-нибудь, кого-нибудь». Лишение или утрата предполагает отказ от чего очень важного и значимого, поэтому расставание действительно оценивается как негативное событие.

В ситуации прощания распространен обычай дарить подарки или обмениваться какими-то личными вещами. Подарок выражает желание дарителя о том, чтобы его помнили: «на прощание я сказала ей, дарю тебе эту шкатулку – будешь смотреть на нее и вспоминать меня», «он оставил мне на память свой альбом с рисунками» (34 суждения категории «общение» - 39%, интерактивная сторона). Кроме того, подарок является еще и неким средством облегчения страданий близкого человека – он как бы замещает собой «предмет» утраты и становится его символом. Этим и определяется значимость подарка как частицы самого «объекта» расставания.

Также была зафиксирована определенная группа форм невербального общения, получившая название «жесты прощания». Так, непосредственному моменту прощанию предшествуют объятия, рукопожатие, поцелуи, взмах рукой «на прощание»: «Перед тем, как сесть в автобус, мама поцеловала меня» «На прощание мы обнялись», «Наступило время отъезда, и мы пожали

друг другу руки» (25 суждений категории «общение» - 29%).

В «обряде прощания» выражается та же тенденция к установлению позитивных взаимоотношений, которая доказывается результатами анкетирования: субъекты становятся более дружелюбными по отношению друг к другу (признак 19, ранговая позиция 21). В ситуации прощания возникает потеря чувства времени: оно начинает восприниматься как миг (категория «психологическое время» - 1,7%). Это подтверждают результаты анкетирования (признак 15, ранговая позиция 16). Данное положение может явиться подтверждением мысли М.М. Бахтина о хронотопическом изменении бытия-сознания в точках кризисов, переломов и катастроф. Расставание как критическая ситуация способно актуализировать комплекс личностных смыслов, связанных с областью референтного общения, а, значит, и провоцировать хронотопические изменения.

На рисунке 3 зафиксировано процентное соотношение категорий анализа описания этапа разлуки.

 Процентное соотношение категорий анализа описания этапа разлуки -2

Рис. 3. Процентное соотношение категорий анализа описания этапа разлуки

Этап разлуки подразумевает период относительного одиночества субъекта расставания. Для него не является характерным диффузная потребность установления значимых связей – данная потребность соответствует прототипу личности одинокого человека. Одиночество субъекта расставания выражается в трагической невозможности возобновить привычные условия общения с конкретным человеком. Данная трагичность раскрывает консервативность человеческой природы, которая исключает быстрое установление равноценных форм значимого общения и отношений. Суждения категории «общение» являют достаточно низкий процент (7%).

Для разлуки характерным становится снижение актуальности вышеупомянутых мотивов: субъект начинает смиряться с расставанием и осознавать его как часть личного опыта (95 суждений категории «отношение к расставанию» - 46%). Применительно к периоду разлуки более всего подходит определение «кризис». Поскольку именно разлука как период одиночества наглядно выражает значение расставания как переломного события, соответствующее уровню глубоких личностных изменений. Здесь особенно выражено негативное отношение к расставанию как показатель невозможности быстрого нахождения новых смыслообразующих отношений («отношение к расставанию» - 61 суждение, 30%): выражены эмоции тоски, грусти, чувство печали, отчаяние.

Значительная представленность суждений категорий «социальное мышление» свидетельствует об актуализации социального мышления личности как интеллектуально-аффективного показателя внутренней работы по осмыслению произошедших социальных изменений. Субъект расставания осмысливает подробности, рассуждает о том, насколько было ожидаемо это событие и т.п. Все это демонстрирует личностную значимость исследуемого события.

Для разлуки характерны процессы перцептивной защиты: «осознать происходящее было сложно», «просто невозможно поверить в то, что происходит», «я думала, что он скоро вернется и попросит прощения» (14 суждений категории «отношение к расставанию» - 25%). Неприятие расставание как факта соответствует стадии шока или отрицания. В дальнейшем отмечается нарастание протестующих и агрессивных настроений. Появляется специфическое отношение к окружающему миру: «Чем я хуже других?!», «Иногда я просто ненавижу счастливчиков»; «Почему все сложилось против меня?», «Почему судьба так ко мне несправедлива?». Агрессия на собственное «Я» одновременно свидетельствует о снижении самооценки: «иногда я просто ненавижу себя, потому что я неудачник». Заниженная самооценка способствует формированию установки на всевозможного рода неудачи в межличностном общении: «Мне кажется, что у меня больше не получится завязать теплые дружеские отношения, я к этому просто не способен»; (58 суждений категории «самовосприятие» - 43%).

Фиксируется индифферентная жизненная позиция: комплекс социальных отношений, не связанных с «объектом» расставания, теряет на какое-то время значимость – «Меня перестала интересовать учеба»; «С подругами общаться не хотелось»; «Я уже давно забросил свои занятия в спортклубе» - 47 суждений (23 %) категории «отношение к окружающему миру и другим людям». Ход времени в период разлуки воспринимается чрезвычайно замедленным (75 суждений категории «психологическое время» - 24%). Перцептивные процессы приобретают соответствующее содержание. Окружающий мир воспринимается бесцветным и будто бы вымершим; восприятие окружающего мира включает проекции собственных внутренних состояний: «все глухо», «спит вся природа», «вокруг пустота», «вокруг все словно окутано серой дымкой», «хмурые дни» - 31 суждение (25 %) категории «отношение к миру»).

Само расставание воспринимается как смерть («Разлука – это маленькая смерть», «Я ждал отправления автобуса как раненый смерти» - 12 суждений (4 %) категории «отношение к расставанию») или как событие, связанное с потерей собственной души («мне казалось, что вместе с этим человеком уходит часть моей души», «Она всегда была частью меня, самой важной частью меня – с ее уходом я потерял эту часть, потерял что-то самое главное в себе» - 15 суждений (9 %) категории «отношение к близкому человеку»). Такому характеру восприятия соответствует комплекс особых суждений: «внутренняя пустота», «безжалостно вырвали сердце», «чувствую себя опустошенной» - 15 суждений (11,2%) категории «самовоспритие».

В сочинениях часто указывается, что «горе разлуки связано с перспективой одинокого бытия»: «Я думаю, что трагедия расставания именно в предстоящем одиночестве» - 46 суждений (9%) категории «социальное мышление». Специфическим способом воссоздания реального и желаемого способа существования в ситуации разлуки становится субъективная обращенность в прошлое. Описанные воспоминания испытуемых характеризуются необыкновенной образностью и живостью. «Оставшиеся» в прошлом отношения представляют наивысшую ценность, поэтому прошлое в какой-то мере становится центром бытия субъекта расставания (227 суждений категории «психологическое время» - 72%).

Восстановлению полноценной личности во многом способствует образование новых значимых отношений: «Я вдруг стал высоко ценить простое человеческое общение»; «Те отношения с людьми, которым я раньше не придавал никакого значения, вдруг стали необыкновенно значимы и интересны для меня», «Никогда я раньше так не понимала всю силу материнской любви» - 6 суждений (8 % суждений категории «отношение к другим людям»).

Результаты анкетирования. На этапе разлуки очень важным моментом является смешение временной перспективы и ретроспективы – возрастает протяженность актуального прошлого и соответственно снижается значимость будущего. Речь идет об изменении параметров временной перспективы. Особенно характерным в этом плане становится феномен субъективного пребывания в прошлом (признак 27, ранговая позиция - 11). Доминирование прошлого выступает зачастую в роли помехи для повседневных занятий, профессиональной или творческой деятельности, общения, т. е. снижает продуктивность той сферы социальной жизни, которая не связана с утраченным человеком (признак 32, ранговая позиция – 23, находится вблизи от медианы). Субъект расставания на какое-то время выпадает из актуального настоящего. Вместе с этим событие расставания становится главным предметом социального мышления в большей степени на этапе разлуки – признак 24, соотнесенный с этапом разлуки («Событие расставание являлось главным предметом ваших размышлений») занимает 4 ранговое место. Временной период разлуки воспринимается бесконечно растянутым (признак 40, ранговая позиция - 9).

Возрастные особенности значимого расставания. Описание результатов исследования представлено согласно следующим категориям: содержание расставания, образ расставания, конкретный «объект» расставания; наиболее распространенный вид расставания.

Дошкольный возраст

Содержание: характерной является реакция протеста. Образ расставания: выражена тенденция изображать расстающихся людей на предельно близком расстоянии – зачастую они держатся за руки, обнимаются и т.п. (98% рисунков). Дошкольник комментирует этот момент изображения примерно так: «не хочу остаться одна в деревне, без мамы и папы»; «не хочу, чтобы мама уходила». Подтверждается реакция протеста. Конкретный вид расставания, наиболее распространенный в дошкольном возрасте: т.н. физическое дистанцирование как уход значимого человека. «Объект» расставания: (тот, с кем приходиться расставаться) значимый взрослый – родитель или заменяющее его лицо.

Младший школьный возраст

Содержание: в представлении младших школьников данное событие конкретизируется в ситуации прощания как наиболее эмоционально насыщенном этапе расставания. Именно прощание является главным предметом воспоминаний. В младшем школьном возрасте расставание переживется уже не как страх, а как горе. Данное событие тесно связано с осознанием значимости другого человека, поэтому оно является причиной глубоких страданий субъекта. Образ расставания - расстающиеся люди изображаются на некотором расстоянии друг от друга – протеста здесь не наблюдается, как и показывают результаты анализа сочинений. Конкретный вид расставания – расставание как дистанцирование, связанное с объективными обстоятельствами. «Объект» расставания: наряду со взрослыми выступают и друзья, которые практически всегда одного пола с испытуемым (это характерно для обоих полов).

Подростковый возраст

Содержание - расставание выступает как событие, способствующее возникновению внутриличностного конфликта: разрушение диады чревато разрушением целостности Я. Образ расставания - основной сюжетной линией изображения является раскол прежде целой фигуры. Описываемое в сочинениях чувство раскола внутреннего «Я» как показатель внутриличностного конфликта безоговорочно подтверждается. Конкретный вид расставания – рисунки и сочинения подростков не отражали конкретные ситуативные обстоятельства расставания. Возникает предположение, что расставание в их представлении – это, прежде всего, субъективное ощущение момента возникновения разлада и конфликта в отношениях. Данное положение доказывают результаты анкетирования, обрабатываемые с помощью критерия для независимых выборок t-Стьюдента. В целом расставание независимо от ситуативных особенностей имеет для подростков общий смысл. В подростковом возрасте всякая ситуация расставания рассматривается как неудачный социальный опыт: ощущение «оставленности», «покинутости» характеризует переживание отчуждения и дистанцирования – tэ = 0,764; >0,1). Расставание затрагивает здесь не только процесс общения, но и отношений. «Объект расставания» – подавляющее большинство описываемых расставаний (44 сочинения, 88%) происходит с референтной группой сверстников. Причем у мальчиков-подростков – это преимущественно расставания с лицами одного пола – с друзьями (20 сочинений из 25; 80%); у девочек-подростков – расставания с лицами противоположного пола (19 сочинений из 25).

Ранняя взрослость

Содержание: данное событие актуализирует социальное мышление, предметом которого становятся изменения в собственном жизненном пути. Значимое расставание включает только те отношения симпатии и любви, которые возникают на почве глубокого взаимопонимания. Объект расставания: 80% сочинений (40) отражают факт расставания со значимым другим противоположного пола. Это характерно для обоих полов (соответственно 92% и 88% сочинений).

Конкретный вид расставания: дистанцирование и отчуждение.

Субъекты расставания как физического дистанцирования, несмотря на интенсивность негативных переживаний, испытывают уверенность в благополучном перенесении разлуки (tэ = 8,05; < 0,001). Такая уверенность связана с надеждой на возобновление контакта. В ситуации физического дистанцирования набирает силу тенденция к установлению более тесных отношений. Возрастает внимательность по отношению друг к другу и уровень доброжелательного отношения (tэ =3,315; < 0,001). В момент непосредственного прощания субъекты физического расставания более склонны просить друг у друга прощение (tэ = 3, 235; 0,00).

В ситуации психологического расставания одиночество приобретает смысл не просто «физической», а эмоциональной изоляции. Поскольку в обществе (как отмечают Л. Хоровиц, К. Рубинстайн, Ф. Шейвер) события разрыва эмоционально близких связей расцениваются как социальная неудача, то и отчуждение значимого лица воспринимается как «покинутость» или «оставленность». Важное психологическое значение здесь имеет снижение самооценки (tэ= 5,052; < 0, 001), что усугубляет процесс выхода из кризиса. Заниженная самооценка выступает мощным препятствием на пути возобновления референтных контактов (Bitter A., Bandura A., Farber R).

В качестве наиболее распространенного образа расставания как ситуации отчуждения значимого лица выступает разбитый или расколотый предмет (20 рисунков (62%) этой группы). Подчеркнем, что это изображения реального предмета, а не геометрической фигуры, как было распространено в подростковом возрасте. Этот факт подразумевает под собой совершенно иные интерпретации. Так, в большинстве случаев в качестве такого предмета выступает «разбитое сердце» как символ трагедии, связанной с изменой или охлаждением любимого человека (Сходное значение имеет, например, изображение «треснутой чашки с горячим чаем»; здесь мы встречаем интересный символ переживания утраты эмоционального тепла). Другая особенность изображения фиксирует важные детали момента объективации разрыва (8 рисунков – 14%). Это, прежде всего, расположение расстающихся людей: они изображаются стоящими друг к другу спиной – между ними не обнаруживается никаких признаков связи.

Образ расставания как дистанцирования - изображаются реальные фигуры субъектов расставания. Их поза, мимика, жесты выражают тесное общение, что свидетельствует об эмоционально теплом прощании и стремлении предотвратить расставание. Подтверждается выявленный в ходе анкетирования позитивный фон взаимоотношений.

Было установлено также влияние гендерного фактора на поведение в ситуации расставания: 1) различия в интенсивности эмоциональных проявлений: нормой мужского поведения, в отличие от женского, является отрицание негативных эмоций и потребность их выражения (t э = 3, 823; < 0, 01); 2) специфические стили реагирования на стрессовый фактор расставания: женским стилем оказывается поиск поддержки и утешения со стороны окружающих (tэ = 4,411; < 0, 01), мужским - активная деятельность (t э = 2,058; 0,05 0,01); 3) специфические отличия в расширении круга значимого общения в подростковом возрасте: согласно результатам анкетирования, в 60% случаев у девочек представлено расставание со значимым другим противоположного пола – общение с противоположным полом считается приоритетным, получает высокую социальную оценку, у мальчиков такой вид расставания выражен лишь в 15% случаев – дружба с девочками получает негативную оценку со стороны сверстников, высмеивается; в период ранней взрослости расставание с противоположным полом становится наиболее значимым для мужчин и женщин (его описывают около 78 % испытуемых).

Индивидуальные особенности расставания рассматривались в связи с экстравертной и интровертной установками сознания. На основании теста К.Г. Юнга (на определении экстраверсии-интроверсии) установлено, что из 235 испытуемых 58% - экстраверты, а 42% - интроверты. Взаимосвязи между некоторыми особенностями реагирования на расставания и типом установки сознания установлена с помощью критерия корреляции Пирсона.

Экстраверт старается игнорировать негативные последствия расставания В период разлуки актуальным становится интенсивное общение: была установлена корреляция (r =0, 295; 0, 05 0, 01) между тенденцией к подавлению негативных переживаний и долговременным пребыванием в обществе (корреляция с экстраверсией соответственно: r = 0, 380; = 0, 1 и r = 0, 465; < 0, 01). Избегание одиночества служит распространенным способом подавления страданий. В отдельных случаях стремление находиться в обществе может быть продиктовано поиском поддержки и утешения (здесь также установлена корреляция: r = 0, 301; 0, 05 0, 01).

Интроверты оценивают негативные последствия расставания уже в период ожидания (r = 0, 376; 0, 05 0, 01). У интровертов практически не выражается потребность в поддержке и участии (r = 0, 216; > 0, 1). Полученные результаты могут свидетельствовать о глубокой вовлеченности в собственный внутренний мир как попытке самостоятельно (без всякой посторонней помощи) справиться с создавшейся ситуацией.

Таким образом, в ходе диссертационного исследования, были подтверждены сформулированные гипотезы. Во-первых, расставание действительно оценивается как негативная жизненная ситуация, Во-вторых, социально-психологическое содержание во многом определяется возрастным, гендерным фактором, а также некоторыми индивидуальными особенностями субъекта расставания.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, делаются основные выводы.

Проведенное эмпирическое исследование и анализ полученных результатов подтвердили справедливость выдвинутых гипотез и позволили сделать следующие выводы:

1. Расставание представляет собой одно из самых распространенных социально-психологических явлений, связанной с изменениями социальной ситуации. Данные изменения выражаются в дестабилизации значимых межличностных отношений и разрушении привычных условий общения. Дестабилизация отношений может осуществляться как в деструктивном направлении, так и в сторону их продуктивного развития.

Основные социально-психологические характеристики феномена расставания демонстрируют его негативное значение для личности:

1) расставание оценивается субъектом как личностная трагедия, связанная с объективной невозможностью возобновления эмоционального контакта с определенным человеком; это вызывает специфический для расставания комплекс отрицательных эмоциональных реакций.

2) негативный личностный смысл расставания оказывает специфическое влияние на процессы социальной перцепции: значительное снижение самооценки, возникновение установки на неблагоприятное развитие взаимоотношений с окружающими; доминирующим мотивом становится восстановление утраченных форм общения; в ситуации значимого расставания происходит изменение некоторых параметров субъективного времени, характерное для кризиса.

3) особенности процесса преодоления противоречия между реальной (отсутствие необходимых эмоциональных контактов) и желаемой (возобновление значимых отношений) социальной ситуацией выражаются в процессах перцептивной защиты, в тенденции к актуализации прошлого времени; особое значение здесь приобретают процессы социального мышления личности как инструмента конструктивного разрешения указанного противоречия.

2. Расставание как сложное и многомерное явление имеет множество форм выражения в конкретных ситуациях, которые подлежат классификации. Классификация видов расставания осуществляется по следующим параметрам:

1) в зависимости от условий разрушения привычного способа общения и отношений – расставание вследствие пространственного отделения или дистанцирования (физическое расставание) и расставание вследствие эмоционального отчуждения или психологического отстранения (психологическое расставание);

2) в зависимости от временного периода разлуки в рамках пространственного дистанцирования – краткосрочные и долговременные расставания;

3) в зависимости от вида межличностных отношений - расставания с родственниками, друзьями, любимыми;

4) в зависимости от характера объекта – расставание с человеком, группой, родиной и от природы объекта – социальное (расставание со школой, смена места жительства, смена работы), физическое (родной дом, уголок природы и т.п.)

5) по степени личностной значимости – значимые и незначимые расставания; научный интерес представляют расставания с высокой степенью значимости.

3. Расставание как событие выступает в качестве целостного процесса, организованного в пространстве и времени. Выделяются три этапа (или стадии) расставания: ожидание, прощание и разлука:

1) на стадии ожидания осуществляется внутренняя подготовка субъекта к серьезным переменам своего бытия – жизни без значимого другого. Важным компонентом такой подготовки является процесс размышлений о собственном жизненном пути; специфика стресса ожидания связана с особым образом будущего как в высшей степени неопределенного. потребность интимного доверительного общения со значимым другим становится доминирующей; превалируют подчеркнуто позитивные взаимоотношения.

2) стадия прощания представляет собой сам момент разрушения привычных условий общения с близким человеком и, соответственно, изменения своего бытия; здесь происходит актуализация смысловой сферы личности, переоценка значимости другого человека – это сопровождается предельным усилением эмоционального переживания происходящего и возникновением стремления по возможности отсрочить момент прощания или даже предотвратить само расставание; прощание приобретает особый критический статус как ситуация внутреннего конфликта: субъект осознает необходимость расставания, однако не смиряется с этим; характерными для прощания являются особые ритуальные формы взаимодействия.

3) стадия разлуки подразумевает период относительного одиночества субъекта расставания, в котором в полной мере актуализируется социальное мышление личности как инструмент преодоления противоречия реального и желаемого бытия;

4. Расставание как социально-психологическое явление зависит от возрастных, гендерных и некоторых индивидуальных особенностей.

1) ситуация расставания в дошкольном, младшем школьном, подростковом возрастах и периоде ранней взрослости приобретает свое особое психологическое содержание, которое определяет характер личностных последствий:

- в дошкольном возрасте расставание актуализирует потребность в безопасности и реакцию протеста, лишение значимого другого (родителей или заменяющих их лиц) представляет для ребенка столкновение с опасным и чуждым миром и может способствовать (как и в младенческом возрасте) формированию замкнутости;

- в младшем школьном возрасте расставание выступает как фактор глубокого осознания значимости другого человека, расставание уже не вызывает реакцию протеста и выступает как горе;

- в подростковом возрасте каждая ситуация расставания начинает рассматриваться как неудачный социальный опыт - это связано с тем, что интимно-личностное общение в этом возрасте становится особенно приоритетным и получает высокую социальную оценку; разрушение общения со значимым другим провоцирует возникновение внутриличностного конфликта;

- в период ранней взрослости расставание оценивается как трагедия вынужденного монологичного бытия более или менее зрелой личности; расставание представляет либо неудачный социальный опыт в случае эмоциональной изоляции, либо дефицит прямой формы общения.

2) набор ожидаемых образцов поведения мужчин и женщин в критической ситуации определяет:

- выбор способов реагирования на ситуацию расставания: женщины подтверждают тяжесть переживания расставания и оказываются склонны к бурному проявлению эмоций; мужчины отрицают сам факт интенсивности негативных эмоций и потребность их выражения;

- специфические линии защитного поведения: для женщин более характерным оказывается поиск поддержки и утешения со стороны окружающих, что чревато снятием личной ответственности за разрешение проблемы расставания; для мужчин в ситуации значимого расставания свойственно погружаться в чрезмерно активную деятельность, которая по сути своей представляет средство вытеснения неприятных переживаний;

3) индивидуальные особенности расставания связаны с экстравертной и интровертной установками, которые определяют соответствующие стратегии преодоления кризиса:

- хорошая ориентация во внешнем мире экстраверта способствует успешности активного поиска поддержки и новых отношений; высокий уровень рефлексии интроверта выступает условием целенаправленных и гибких внутренних процессов, что обеспечивает глубокое понимание и разрешение проблемы расставания на психологическом уровне.

- возникновение негативных аспектов преодоления кризиса связано с чрезмерной концентрацией на сознательной установке. Преимущественная экстравертная ориентация на объект в некоторых случаях приводит к повышенной ригидности внутренних процессов – осмысление расставания как важной части собственного личностного опыта становится невозможным; характерной становится защитная реакция подавления неприятных переживаний. Склонность интроверта к изоляции затрудняет установление новых социальных контактов.

5. Эмпирические данные о значимом расставании получены в ходе применения методики сочинений «Расставание в моей жизни», проективной методики «Рисунок расставания», анкетирования и контент-анализа. Результаты применения данных методов являют согласованную картину – это доказывает объективность сформулированных научно-исследовательских положений и подтверждает правомерность использования указанных методов.

Основное содержание и результаты исследования отражены в рецензируемом журнале, рекомендованном ВАК РФ:

1. Изучение закономерностей и феноменологии человеческого бытия в курсе психологии // Интеграция образования (научно-методический журнал), 2008, №1. С. 75 78. 0, 25 п.л.

а также в следующих публикациях автора:

2. Модифицированный вариант контент-анализа как инструмента исследования душевной реальности» // Альманах Гуманитарий. Научный ежегодник ИСИ. – Саранск: Тип. «Красный Октябрь», 2004. №4. – С. 255 – 258. 0,25 п.л.

3. Философско-психологический анализ значимых отношений. // Гуманитарные исследования: традиции и новаторство: Сб. науч.-метод. тр. / МГУ им.Н.П. Огарева. – Саранск: Тип. «Красный Окт.», 2004. – С. 122 – 125. 0, 25 п.л.

4. Исследование феномена расставания в контексте проблемы межличностного общения. // Вагант (Сборник научных трудов студентов и аспирантов ИСИ). 2005. №4. – С. 31 – 32. 0, 12 п.л.

5. Исследование возрастных аспектов утраты значимых отношений // Альманах Гуманитарий. Научный ежегодник ИСИ. – Саранск: Тип. «Красный Октябрь», 2005. №4. – С. 124 – 127. 0, 18 п.л.

6. Исследование субъективной стороны этапов расставания как феномена общения. // Вагант (Сборник научных трудов студентов и аспирантов ИСИ), 2005. № 6. – С. 74 – 76. 0, 18 п.л.

7. Категория личностного смысла как основа модификации контент-анализа // Первые Саранские философские чтения: Памяти профессора Р.И. Александровой / Под ред. Е.В. Мочалова. – Саранск, 2005. – С. 249 – 251. 0, 18 п.л.

8. Субъективная картина расставания // ХХХIII Огаревские чтения: материалы научной конференции: В 2 ч. Ч. 1. Гуманитарные науки. – Саранск, 2005. – С. 75-76. 0,06 п.л.

9. Феномен расставания в контексте русской и западноевропейской культуры (в соавторстве) // Истоки православного сознания и самосознания народов Поволжья: материалы IV Масловских региональных образовательных чтений / редколл. Н. И. Новотрясов и др. – Саранск, Изд-во Мордов. ун-та, 2006. – С. 260 – 264. 0, 25 п.л.

10. Расставание как феномен личностного бытия. Всеросс. науч. конф.: Личность и бытие: субъектный подход / Материалы науч. конф., посвященной 75-летию со дня рождения А.В. Брушлинского, 16-17 октября, 2008. – М.: изд-во «Ин-т Психологии РАН», 2008. – С. 537 – 541. 0, 18 п.л.

11. Влияние отрицательного прогноза на характер межличностных отношений (в соавторстве) / Вестник МГУ им. Н.П. Огарева // Науч.-публиц. ж-л. №3. 2008. – С. 249 – 251. 0, 1 п.л.

12. Повышение уровня коммуникативной компетенции у студентов в рамках курса «Психология общения» // Проблемы межкультурной коммуникации: содержание социогуманитарного образования: состояние, тенденции, перспективы: в 2-х ч. // КГУКИ, Материалы междунар. конф., Казань: КГУКИ, 2008. – С.183 – 185. 0, 18 п.л.

Объем опубликованных работ автора составляет 2, 36 печатных листа.



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.