WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 ||

«На правах рукописи Суханов Василий Максимович ...»

-- [ Страница 2 ] --

В соответствии с динамикой интенсивности подачи этнических тем процесс формирования республиканской идентичности можно разделить на несколько этапов. Первый этап – конец 1980-х – 1994 гг. – резкая и категорическая дистанцированность от Центра; 1994 – 2000 гг. – неконфликтное утверждение республиканской идентичности; с 2000 года – интерпретация республиканской идентичности, как составной части общероссийской идентичности. Несмотря на продолжение выстраивания линии «мы» – «они», тема российской власти все чаще используется в положительных интенциях. В ряде изданий акцентируется внимание на ее функции борца за закон и справедливость. Выборочный мониторинг публикаций в СМИ показывает популярность темы нарушений местными властями российских законов в республике.

В целом, выявленные тенденции позволяют надеяться, что успешная модернизация российской экономики и успешное решение большинства социальных проблем в общегосударственном масштабе создадут объективную основу для формирования единой политической идентичности всех российских регионов, независимо от их этнического и конфессионального состава.

Третий параграф четвертой главы «Идеологические и ценностные факторы региональной идентичности» содержит анализ эволюции идентификационной роли идеологического фактора.

На основе анализа разнообразных научных подходов к политической функциональности идеологии и разнообразных эмпирических материалов в диссертации констатируется, что на протяжении последних 15-20 лет российское общество прошло весьма сложный и противоречивый путь от безоглядного отказа от моноидеологии к деиделогизации, а, затем, к пониманию необходимости общенационального идейного и ценностного фундамента, оформленного в виде партийных идеологий.

Соответственно менялась и идентификационная роль идеологического фактора. В 2000- годы эти моменты учли и открыто была поставлена задача сформировать и использовать общенациональную доктрину на основе базовых ценностей, идей и принципов, признаваемых представителями всех основных политических сил в обществе. Этот идеологический фундамент, как показано в данном разделе, с одной стороны, включил в себя демократические ценности, права и свободы, а с другой, вобрал в себя специфические, наиболее соответствующие менталитету многонационального российского народа, ценности патриотизма, государственничества, патернализма.

Формирование такого фундамента не предполагает внедрение его в виде единственной партийной идеологии (хотя опасность подобного варианта очевидна и ее понимание присутствует в сознании элит и общества), а нацеливает на создание некоего ценностного консенсуса всех конкурирующих друг с другом политических сил.

Соответственно и в структуре политической идентификации, конкуренция различных мировоззрений, идей и ценностей, мотивов и установок должна опираться на единый и незыблемый фундамент. Без решения этой задачи невозможно обеспечить стабильное общественно-политическое развитие, особенно в сложнейших условиях мирового финансового и социально-экономического кризиса.

В главе пятой «Глобализация и региональная политическая идентичность» исследованы геополитические и глобализационные факторы региональной политической идентификации.

В параграфе первом пятой главы «Геополитические факторы политической идентификации» обосновывается, что глобализация воздействует на региональный уровень политических процессов вообще, и отечественных политических процессов в частности, не напрямую. Одним из важных опосредующих механизмов здесь выступает геополитика как система особых, вытекающих из свойств «месторазвития» отдельных государств и традиций межгосударственного взаимодействия, интересов по контролю и использованию пространств и ресурсов и механизмов реализации таких интересов. Именно геополитика со свойственными ей традициями и специфическими нормами поведения ее акторов, преобразует культурные по своей сути императивы «цивилизованного поведения» политических субъектов (которые чаще всего и обозначают обобщенно понятием «глобализация») в систему «вызовов», реально обнаруживающих себя в политическом процессе на региональном уровне. Понятием «вызов» в данном случае обозначены определенным образом сформулированные субъектами политики задачи и проблемы (проблемные ситуации) для осуществления их политического участия.

Почувствовать себя частью «мировой системы», почувствовать себя участником геополитики как игры на «Великой шахматной доске», где партнерами выступают великие державы, все это для региональных социумов сегодня выступает естественным способом компенсировать давление на массовое сознание того очевидного факта, что реальный прогресс проходит мимо многих региональных сообществ и им никогда за ним не поспеть. Такое заключение представляется вполне правомерным и в отношении перспектив включения большинства российских регионов в систему «нового мирового разделения труда» на основе новейших информационных технологий. Сырьевая ориентированность наиболее продвинутых, в плане социально-экономического развития, российских регионов объективно снижает востребованность таких технологий, включающих передовое информационное обеспечение, которые сегодня ориентированы преимущественно на ресурсосберегающие производственные процессы и уникальные социальные услуги. Тем более, что по существующим оценкам примерно 80% российского ВВП сосредоточено в десятке ведущих регионов. Если учесть, что современная геополитика представляет собой, по сути, сложную процедуру обмена «символического капитала (в качестве такового выступают рыночные ценности, права и свободы человека) на капитал реальный (природные и людские ресурсы), то большинство российских регионов со всей очевидностью не представляют собой привлекательного «геополитического товара». Те же регионы, которые выступают в роли обладателей сырьевого ресурсного потенциала, в нынешних обстоятельствах формирования «нового мирового порядка» могут быть идентифицированы, если пользоваться этим термином, вошедшим с 2006 г. в словари по геополитике, как носители новой геополитической угрозы – «энергетической агрессии»[19].

В самом размежевании российских регионов на две группы, на тех, кто прогрессирует за счет подключения своих сырьевых ресурсов к геополитическому участию России, и тех, кто значимых для геополитики ресурсов не имеет и вынужденно тратит все что у него есть на развитие имитационных практик и простое поддержание минимального материального достатка своих граждан, заложен стимул к определенной трансформации контуров и свойств субъектности России в геополитике. Потенциально возможна утрата внутренней целостности такой субъектности. Если одни регионы имеют все возможности осуществлять свою самоидентификацию по тем правилам, которые, отчасти, определяются ими самими как субъектами федеративных отношений, от политической и экономической состоятельности которых зависит геополитическое влияние всей страны, то их идентичность не будет согласовываться с идентичностью регионов, от которых в геополитическом участии России ничего, фактически, не зависит. Поэтому можно предположить, что в ближайшем будущем, несмотря на взятый руководством страны курс на возвращение России ее былых геополитических позиций, этот дисбаланс региональных самоидентификаций будет не самым лучшим образом сказываться на реальном положении дел.

В параграфе втором пятой главы «Региональная идентичность в контексте глобализации» обосновывается, что глобализация как устремленность человека к всеобъемлющей интеграции, с одной стороны, открыла невиданные ранее возможности для сближения культур, расширения коммуникативного пространства, горизонта национальной культуры, духовного развития личности, раскрытия творческих интенций человека, обогащения образа жизни людей новыми знаниями, технологиями, опытом, идеями. С другой стороны, она породила множество серьезнейших проблем и деструктивных тенденций (например, аксиологического краха, культурного хаоса, потерю привычного жизненного ориентира, исторически, тысячелетиями сложившихся обычаев, ценностей, нравов, верований, формированию кризисного сознания), которые требуют научного осмысления и новых подходов к анализу данной проблемы, а том числе и в контексте региональной идентичности.

В диссертации показано, что наиболее важный практический аспект проблемы состоит в том, что без сохранения собственной национально-культурной идентичности российское общество не будет достаточно интегрированным и устойчивым, способным отвечать на многочисленные вызовы современного мира, не сможет осуществить полноценную культурную, экономическую, социальную и политическую модернизацию. Кроме того, представления о национально-культурной принадлежности, соответствующие образы идентичности непосредственно влияют на формирование политической и социокультурной ориентации, связанные с массовым восприятием места и роли России в современном мире, с отношением к странам Запада, западным институтам и ценностям.

Точно также наши современные представления о глобализации являются в большей степени, чем представлением о реальности, представлениями в рамках научных текстов, созданных за несколько последних десятилетий. Создание научных моделей культурных текстов (демократизации, авторитаризации, свободного и управляемого рынков новой этноконфессиональной идентичности и т.д.) явилось результатом стремления постсоветского научного сообщества к собственной реабилитации в качестве значимого социально-политического актора. Тема «хорошего общества» возникает в научных текстах как эмпирическая и нормативная попытка «сконструировать» социум на основе конвергенции лучших черт, присущих разным обществам. Она возникает в связи с исчерпанием доверия к радикальным проектам, будь они неолиберальные, коммунистические или какие-либо еще. Последняя тенденция к замещению блага свободы материальными благами, отмечаемая многими отечественными аналитиками, представляется особенно важной для понимания логики включения региональных идентичностей в глобальный контекст, логики совмещения этих двух культурных текстов. В принципе, региональное развитие России в период демократических реформ было ни чем иным, как попыткой, отказавшись от идеологических императивов, заняться «сборкой» местных «хороших обществ» из наличного социального, культурного, политического и экономического материала. «Сборкой» одновременно в направлении реализации интересов самых разных акторов региональной и федеральной политики, что и придало российскому регионализму как реальности причудливую нелинейность, а как культурному тексту многосмысленность и сложность знакового выражения.

В параграфе третьем пятой главы «Информационно-коммуникационное обеспечение региональной идентичности в условиях глобализации» доказывается, что информационно-коммуникативная составляющая вышла на одно из важных мест и в структуре региональных идентичностей.

Последнее обстоятельство, а именно интерес региональных социумов и региональных элит к автономизации своего информационного пространства, отечественными политологами интерпретируется по-разному. Одни исследователи связывают природу интереса региональных элит и социумов с объективными тенденциями глобализации, в частности, с изменениями качества и количества информации как таковой, которая становится и предметом бизнеса, и инструментом манипуляций массовым сознанием, и сферой генезиса имиджевых форм, и просто предметом престижного обладания.

Независимо от того или иного ракурса оценки состояния информационного компонента современной региональной политики отечественные специалисты признают, что информационный компонент в политике, в том числе на региональном ее уровне сегодня имеет первостепенное значение фактора, определяющего позиционирование политических субъектов в пространстве политики. Если говорить о региональном политическом пространстве и системе его идентификаций, то границы этого пространства обозначаются сегодня, прежде всего, информационным влиянием субъектов политики, их возможностями довести до сознания региональных социумов суть своей политической позиции, охарактеризовать ресурсный потенциал своего властного запроса и политического влияния.

Именно это обстоятельство, как представляется, побуждает исследователей увязывать свои интерпретации сущности глобализационных процессов, в ходе которых качественно меняются базовые характеристики политических пространств, с проблемами информатизации региональных пространств и процессов, в них протекающих. При этом, внимание исследователей сосредоточивается, в основном, на количественных характеристиках информатизации региональной политики, насыщенности ее поля разного рода объемами политической информации и развитости сети носителей и трансляторов этой информации. Такой подход в основных чертах воспроизводит общий ракурс современных исследований глобализации. Такая логика исследований имеет, как правило, своим следствием вывод, что для укрепления политической идентичности региона в информационном аспекте надо совершенствовать правовую базу отношений СМИ с властью и обществом, финансировать техническое усовершенствование информационных коммуникаций, воспитывать в обществе культуру потребления политической информации. Само по себе это верно.

Но это диссонирует с общей логикой современных политико-философских подходов к изучению феномена современной глобализации. А суть этой логики сводится к тому, что под глобализацией подразумевают не только и, может быть, даже не столько количественный прирост информационного ресурса современной цивилизации, сколько изменение качества этой информации в связи с различными техническими новациями, приобщением к этой информации огромных масс людей, изменением ценностных установок современных обществ, сталкивающихся с кризисами своих социально-политических систем, идеологий, мифологий, с экологическими угрозами и фактом неопределенности перспективы демократического и пост-демократического развития. Именно качество информации, как представляется, в условиях современной глобализации определяет ее значение как фактора политической идентификации самоидентификации региона.

В заключении диссертации формулируются обобщения, подводятся итоги исследования, определяются возможные направления дальнейшего изучения его отдельных проблем, обосновывается ряд концептуальных предложений.

Например, одним из теоретических усовершенствований ракурса политологического исследования современных региональных идентичностей в контексте глобализационных процессов, может быть идея и практика «хорошего общества». Ее суть в попытке «сконструировать» социум на основе конвергенции лучших черт, присущих разным обществам прошлого и современности. Идея «жить не хуже других» возникает в связи с исчерпанием доверия в массе граждан к радикальным проектам любой идеологической окрашенности. На этом фоне в массовом сознании, и у исследователей-политологов в том числе, растет доверие к историческому опыту и исторической памяти региональных социально-политических систем как альтернативному ресурсу идей и ценностей, обеспечивающих легитимность притязаний на полноценное политическое участие и статус участника создания нового справедливого миропорядка. Эти элементы, позаимствованные их исторической памяти и исторического опыта, становятся дополнительным конструктивным материалом для создания программ перехода регионов в состояние «хорошего общества», что в идеологическом творчестве элит и на практике часто приобретает вид противоестественного синтеза модернизационных либеральных императивов и региональных «почвеннических» ценностей. Подход к изучению современных российских региональных идентичностей в ракурсе идеи «хорошего общества» позволяет проследить генетическую преемственность порядков и смыслов современных региональных идентификаций и предшествовавших им механизмов и принципов идентификации.

Основные положения диссертационного исследования отражены

в следующих научных публикациях автора:

Публикации в изданиях,

рекомендованных Высшей аттестационной комиссией

  1. Суханов В.М. Региональная идентичность в контексте глобализации: теоретический анализ // Мировая экономика и международные отношения. 2009. №1. С.104-110.
  2. Суханов В.М. Башкортостан: проблемы идентичности в мультикультурном пространстве // Полис. 2008. № 4. С. 55-65.
  3. Суханов В.М. Проблемы социально-политической идентичности в обществоведческой литературе современной России // Вестник Саратовского государственного университета. Серия Социология. Политология. 2008. Т. 8. Вып. 1. С.98-103.
  4. Суханов В.М. Политическая идентичность в контексте федеративных отношений: теоретико-методологические аспекты анализа // Вестник Саратовского государственного университета. Серия Социология. Политология. 2008. Т. 8. Вып. 2. С. 76-80.
  5. Суханов В.М. Информационно-коммуникационное обеспечение региональной идентичности в условиях глобализации // Вестник Саратовского государственного университета. Серия Социология. Политология. 2008. Т. 8. Вып. 2. С. 119-123.
  6. Суханов В.М. О некоторых вопросах становления региональной идентичности в России // Вестник Башкирского государственного университета. 2008. №4. С.1071-1079.
  7. Суханов В.М. Некоторые аспекты становления и функционирования региональной идентичности в РФ (на примере Республики Башкортостан) // Вестник Башкирского государственного университета. Уфа: изд-во БашГУ. 2007. № 2. С.101-107.
  8. Суханов В.М. Проблемы политической идентичности обновленной России и формы их отражения в массовом сознании граждан, // Вестник Башкирского государственного университета. Уфа: изд-во БашГУ. 2002. №1. С.83-87.
  9. Суханов В.М. Некоторые тенденции развития массового политического сознания на современном этапе, // Вестник Башкирского государственного университета. Уфа: изд-во БашГУ. 2001.№4.С.48-66.

Монографии

  1. Суханов В.М. Региональная политическая идентичность в постсоветской России: теория и практика. Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. – 254 с. (15 п.л.)
  2. Суханов В.М. Региональная политическая идентичность в современной России: идеологические, социокультурные и исторические основания. Саратов: Издательский центр «Наука». 2008. – 190 с. (12 п.л.)
  3. Курлов А.Б., Суханов В.М., Шкель С.Н. Социодинамика политических приоритетов электората в условиях регионального самоуправления. Уфа. РИО БашГУ, 2003. – 215 с. /48 авторских (13 п.л./ 3 п.л.)

Учебно-методические пособия

  1. Суханов В.М. Региональные аспекты современных международных отношений (метод. указания для ст. 3 к.). Уфа, РИО БашГУ, 2005. (1,5 п.л.)
  2. Суханов В.М. Евразийский союз: миф или реальность (политико-правовые аспекты) (Метод. пособие) Уфа, РИО БашГУ, 2005. (1,0 п.л.)

Статьи в отечественных журналах

  1. Курлов А.Б., Суханов В.М. Социодинамика становления политических приоритетов электората Республики Башкортостан // Полития. Зима 2001-2002. № 4. С. 95-112.

Статьи в зарубежных журналах:

  1. Суханов В.М. Muzulmanie, Wahabici, Rosia. Мусульманство. Ваххабизм, Россия (К вопросу о религиозном политическом сознании российского общества) // Sprawe Politiyzne. Польша. 2001. №4. С.87-94.
  2. Суханов В.М. О некоторых проблемах политической идентичности России.// Sprawe Politiyzne. Польша. 2002. №7. С. 35-47.
  3. Суханов В.М. Возможна ли евразийская интеграция на постсоветском пространстве? // Из историята на европейска интеграция: поглед от Русия и България». Болгария, Великотырновский ун-т, 2005, №1. С.111-118.

Статьи в научных сборниках

  1. Суханов В.М. Политическая идентичность в контексте функциональной сущности политики // Политические проблемы современного общества. Мат. науч. конф. каф. полит. наук. Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Саратов: Изд-во «Наука». 2008. Вып. 9. С. 138-144.
  2. Суханов В.М. К вопросу о региональной идентичности в контексте глобализации // Болгария-Россия: исторический опыт взаимодействия и взаимопонимания. Мат. науч. сессии каф. нов. и новейшей истории истфака БашГУ. Уфа, 2008. С.138-143.
  3. Суханов В.М. Печатные СМИ Республики Башкортостан как фактор формирования региональной политической идентичности в постсоветский период // Политические проблемы современного общества. Сб. науч. ст. каф. полит. наук. Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Саратов: Изд-во «Наука». 2007. Вып. 8. С.67-76.
  4. Суханов В.М. О некоторых международно-правовых проблемах евразийской интеграции на постсоветском пространстве // Modern History: Вып. 4, ч.1, Уфа: РИО БашГУ, 2005. С. 72-77.
  5. Суханов В.М. Федеральная и региональная компоненты политической идентичности в современной России // Современный мир. Сб. науч. тр. Башгос. агроуниверситета. Уфа.. 2005. С. 230-239.
  6. Суханов В.М. Евразийство: модель будущей России или очередной манифест? // Евразийство и национальная идея. Сб. науч. ст. Уфим. гостех. авиауниверситета. Уфа. 2006. С.97-102.
  7. Суханов В.М. Политическая идентичность современного российского общества: социально-философский анализ // Фихте, Платон, Макиавелли и идея правового общества. Матер. междунар. конфер. Уфа: РИО. 2006. С.246-257.

Суханов Василий Максимович

РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В РОССИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Название типографии и её почтовый адрес

Подписано в печать ____.______.2009 г. Формат _______

Гарнитура Times. Бумага офсетная. Тираж 150 экз.

Печать трафаретная цифровая. Уч.-печ.л._____

Уч.-изд.л._____


[1] Бускунов А.М. Политико-правовой статус Республики Башкортостан как субъекта Российской Федерации. Уфа: Гилем, 2003. С. 70-71.

[2] Муфф Ш. Пространства публичной полемики, демократическая политика и динамика настроений // http://2nd.moscowbiennale.ru/ru/muff_doklad1/

[3] Абдулатипов Р.Г. Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях). – М., 2005; Авксентьев В.А. Этнополитическая идентичность в постсоветской России как фактор конфликтности // Сборник научных трудов. Серия Гуманитарные науки. – Ставрополь, 2004; Дробижева Л.М. Российская и этническая идентичность: противостояние или совместимость // Россия реформирующаяся. – М., 2002;

[4] Бажанов В. А. О феномене этнонационализма. Может ли Татария быть катализатором общероссийских тенденций? // Наука, культура, высшее образование на пороге XXI века. Выпуск 4. Ульяновск, 1998. Стр. 29.

[5] Валеев Д.Ж. Национальный суверенитет и национальное возрождение. Уфа. 1994; Валеев Д.Ж., Файзулин Ф.С., Садыков Ф.Б. Межнациональные отношения сегодня. Р/Д, 1993; Вальков А.А. Философия национального становления. Уфа. 2002; Галиев Г.Т. Преодоление межнациональных конфликтов и гармонизация межнациональных отношений (Проблемы социальных технологий). Уфа. 1997; Илишев И.Г. Язык и политика в многонациональном государстве. Политические очерки. Уфа: Китап, 2000; Ирназаров Р.И. Равенство этносов в Республике Башкортостан. Уфа. 1997; Касимов С.Ф. Автономия Башкортостана. Уфа: Китап, 1997; Кузеев Р.Г. Патернализм и этническая мобилизация в развитии народов России (Модель Башкортостана). М., 1998; Кульшарипов М.М. У истоков суверенной республики. Уфа. 1997; Тухватуллин Р.М. Влияние общественного мнения на ценностные ориентации личности в сфере национального развития и межнациональных отношений. Уфа, 1997;

[6] Брудный И.М. Политика идентичности и посткоммунистический выбор России // Полис. 2002. №1. С.87-104; Права человека и проблемы идентичности в России и в современном мире / Под ред. Малиновой О.Ю., Сунгурова А.Ю. – СПб., 2005;

[7] Кочетков В.В. Цивилизационная идентичность России // Вестник МГУ. Серия. 18. Социология и политология. 2006. № 3; Семененко И.С. Культурные факторы и механизмы формирования российской национально-цивилизационной идентичности на рубеже XXI в. // Полис. 2004. № 1. С. 101-114;

[8] Тихонова Н. Постимперский синдром или поиск новой идентичности? // После империи. Под ред. И.М. Клямкина. М.: Фонд «Либеральная миссия». 2007. С. 158.

[9] Там же. С. 172.

[10] Волков Ю.Г. Гуманистическая идеология и формирование российской идентичности. – М., 2006; Громыко Ю.В. Антропология политической идентичности. М. Век МЕТА. 2006; Фадеичева М.А. Идеология и дискурсивные практики «нашизма» в современной России // Полис. 2006. № 4. С. 53-60.

[11] Баранов А.В. Региональная политическая идентичность: методы исследования // Социальная идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы Всероссийского научно-методического семинара. – Краснодар, 2004; Большаков С.Н. Проблемы региональной идентичности в российском политическом пространстве // Управленческое консультирование. 2003. № 1; Дробижева Л.М. Этническая и республиканская идентичность: проблемы совместимости // Региональные процессы в современной России: экономика, политика, власть. М., 2003; Задорожнюк И., Лаврик Э. Централизм, самоуправление и региональная идентичность славянства // Свободная мысль. 2007. № 1. С. 177-192; Киселев И. Ю., Смирнова А. Г. Формирование идентичности в российской провинции. М., 2001; Крылов М.П. Региональная идентичность в историческом ядре Европейской России // Социологические исследования. 2005. №3; Лебедева Н.М. Теоретико-методологические основы исследования этнической идентичности в поликультурных регионах России и СНГ // Идентичность и толерантность / Под ред. Н.М. Лебедевой. – М., 2002; Мелешкина Е.Ю. Региональная идентичность как составляющая проблематики российского политического пространства // Региональное самосознание как фактор формирования политической культуры в России. М., 1999; Туровский Р. Региональная идентичность в современной России // Российское общество: становление демократических ценностей? М.: Гендальф, 1999; Центр и региональные идентичности в России / Под ред. Гельмана В., Хопф Т. – СПб., 2003.

[12] Азметова Р.Ф. Структура этнических и гражданских идентичностей в Башкортостане // Человек. 2007. № 5. С. 57-60; Ачкасов В.А. Региональная идентичность в российском политическом пространстве: «калининградский казус» // Политэкс. – 2005. – № 3; Берендеев М.В. Кто мы? Калининградцы в поисках идентичности // Социс. 2007 - №4; Колосов В.А., Галкина Т.А., Криндач А.Д. Территориальная идентичность и межэтнические отношения (На примере восточных районов Ставропольского края)// Полис. 2001. №2. С.61-77; Сайфуллина Р.М., Сунаева Г.Г. Формирование национального самосознания и особенности этнодемографического развития некоторых районов Башкортостана. Уфа, 1994; Суханов В.М. Проблемы политической идентичности обновленной России и формы их отражения в массовом сознании граждан // Вестник Башгосуниверситета. Уфа: Изд-во БашГУ. 2002. № 1. С. 52-64.

[13] См.: Сагитова Л.В. Региональная идентичность: социальные детерминанты и конструктивистская деятельность СМИ (на примере республики Татарстан) // Центр и региональные идентичности в России / под ред. В.Гельмана, Т.Хопфа. СПб; М.: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге; Летний сад, 2003, С.77-124; Шайхитдинова С. Этнонациональные ценности и ориентации культурной элиты Татарстана: опыт культурологического анализа свободных интервью // Постсоветская культурная трансформация: медиа и этничность в Татарстане. Казань: Изд-во КГУ, 2001, С. 86-109; Якупова В. 100 историй о суверенитете. Казань: Идел-пресс, 2001.

[14] См.: Астапова Е.В. Политико-правовая идентичность России в контексте тенденций глобализации. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. – Ростов-н/Д., 2002; Азимов Т.Г. Идентичность как глобальная проблема современности: политологические аспекты. Автореф. дис.... канд. полит. наук. – М., 2000; Журавлева В.Ю. Эволюция гражданской идентичности россиян в 20-е и 90-е гг. XX века. Автореф. дис.... канд. полит. наук. - М., 2003; Котенева М.В. Эволюция современной европейской идентичности (геополитический аспект). Автореф. дис.... канд. полит. наук. – М., 2004; Львова М.А. Сущность и содержание феномена национальной идентичности в современных философских, социальных и политических теориях. Автореф. дис.... канд. филос. наук. – Архангельск, 2004; Разуваев В.В. Национальная идентичность и отношение России к Европе. Автореф. дис.... д-ра полит. наук. – М., 1993; Филатов Г.А. Русская национальная идентичность в современном российском политическом процессе. Автореф. дис.... канд. полит. наук. – Ростов н/Д., 2005; Чагилов В.Р. Феномен политизированной этнической идентичности: теоретико-методологический анализ. Автореф. дис.... д-ра полит. наук. – М., 2000; Яппаров А.Р. Кризис идентичности и политическое сознание транзитивного общества. Автореф. дис.... канд. полит. наук. – Саратов, 2004.

[15] Федотова В.Г. Россия в глобальном и внутреннем мире // Мир России. Сер: Социология, Этнология. Т. IX. М., Высшая школа экономики. 2000. №4. С. 3-34.

[16] Градировский С. Поликонфессиональность как ресурс и как угроза формирования гражданского общества в России // Гражданское общество в многонациональных и поликонфессиональных регионах: Материалы конф.: Казань, 2—3 июня 2004 г. / Под ред. А. Малашенко; Моск. Центр Карнеги. — М.: Гендальф, 2005.С.46.

[17] Более подробно теоретико-методологические принципы проведения диссертационного исследования изложены в первой главе настоящей работы.

[18] Муфф Ш. Пространства публичной полемики, демократическая политика и динамика настроений // http://2nd.moscowbiennale.ru/ru/muff_doklad1/

[19] Комлева Н.А. Современная Россия в поствестфальской системе международных отношений / Перспективы политического развития России. Материалы Всероссийской научной конференции. Саратов, 1-20 апреля 2007 г. Саратов: Саратовский социально-экономический университет, 2007. С.183.



Pages:     | 1 ||
 




<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.