WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

На правах рукописи

Бунова Ирина Ивановна

участие переводчика

в уголовном судопроизводстве

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2013

Работа выполнена в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Академия управления МВД Российской Федерации»

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент

Хитрова Ольга Викторовна

Официальные оппоненты: Аширбекова Мадина Таукеновна

доктор юридических наук, доцент,

Волгоградский филиал ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин

Гришина Екатерина Павловна

кандидат юридических наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова», доцент кафедры уголовного права и уголовного процесса

Ведущая организация: Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский университет МВД России»

Защита диссертации состоится «04» июля 2013 г. в 14.30 часов на заседании диссертационного совета Д 203.002.01, созданном на базе Академии управления МВД России по адресу: 125171, г. Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, д. 8, в ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России.

Автореферат разослан «03» июня 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук Р.В. Полтарыгин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Россия является многонациональным государством, занимающим достойное место в мировой внешнеполитической деятельности, на ее территории функционируют институты государственной власти, призванные не только охранять права и свободы человека и гражданина, определенные положениями Конституции РФ, но и иметь отлаженные механизмы такой охраны. Именно Конституция РФ закрепляет гарантии, в том числе уголовно-процессуальной защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступления, а также защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, через деятельность участников уголовного процесса, так как в указанной сфере интересы личности затрагиваются в значительной степени. В данном случае речь идет о праве участников уголовного судопроизводства, предусмотренном ст. 26 Конституции РФ.

О том, что Россия идет по пути обеспечения гарантий в области прав человека свидетельствует современное реформирование российского законодательства, проходящее с учетом многонационального состава населения России, который с каждым годом становится все более разнообразным, в том числе ввиду масштабных миграционных процессов.

Иными словами, говоря о такой особенности нашей страны как ее многонациональность, следует учитывать, не только постоянно проживающих в нашей стране представителей более 190 этнических групп, но и граждан иных государств, мигрировавших и осуществляющих на территории России временно или постоянно свою трудовую деятельность. В частности, притоком трудовых мигрантов обусловлено в 2012 году увеличение количества населения страны, постоянно проживающего на территории РФ на 292,4 тысячи человек[1]. Однако следует отметить, что такое увеличение состава населения России коррелирует и с ростом совершенных преступлений. Если в 1991 г. в России было зарегистрировано 308 преступлений, совершенных иностранными гражданами, то в 2012 г. данный показатель достиг 42, 7 тыс. преступлений[2]. По данным ГИАЦ МВД России за январь-март 2013 г. количество преступлений, совершенных в отношении иностранных граждан и мигрантов возросло на 8,7% и составило 2,9 тыс. преступлений[3].

Статья 68 Конституции РФ и ст. 18 УПК РФ предусматривает осуществление уголовного судопроизводства на русском языке. Однако особенность расследования преступлений с участием граждан России, принадлежащих к какой-либо этнической группе, а также мигрантов и иностранцев, в случаях, когда участник недостаточно владеет либо не владеет языком судопроизводства, обусловлена необходимостью привлечения переводчика для участия в производстве по уголовному делу. Осуществляемая переводчиком деятельность имеет неоценимое значение, так как именно переводчик является гарантом реализации принципа языка уголовного судопроизводства. Однако вопрос участия переводчика в уголовном судопроизводстве вызывает множество споров, как в науке, так и в практической деятельности правоохранительных органов.

Это связано, в первую очередь, с несовершенством законодательства, выраженном в недостаточной регламентации прав и обязанностей лиц, производящих расследование (рассмотрение) уголовных дел с участием лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком судопроизводства; отсутствием единого механизма вовлечения переводчика в уголовный процесс; несоблюдением принципа языка судопроизводства, влекущего нарушение других принципов (законности при производстве по делу, презумпции невиновности, состязательности сторон). В конечном результате это приводит к фактам ущемления прав и законных интересов лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком судопроизводства, и к существенным нарушениям норм уголовно-процессуального законодательства.

Вместе с тем, изучение следственной и судебной практики показывает, что при производстве по уголовному делу должностными лицами, не всегда принимаются исчерпывающие меры для обеспечения участия переводчика в следственных и судебных действиях, производимых с участием лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком судопроизводства. Указанное обстоятельство приводит не только к несоблюдению субъективных прав участника процесса, но и признанию доказательств недопустимыми, отмене судебных решений. Не урегулирован механизм отвода, самоотвода переводчика, возможность его замены и возникающие в этой связи последствия юридического характера. Не решена проблема выбора кандидата в переводчики, так как уголовно-процессуальным законом не определены критерии его компетентности, лингвистические характеристики, наличие соответствующего образования, которыми должны руководствоваться должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство при подборе переводчика.

Таким образом, тема данного диссертационного исследования представляется весьма актуальной.

Степень научной разработанности темы исследования. Весомый вклад в разработку проблем участия переводчика в уголовном судопроизводстве и рассмотрению вопросов производства по уголовным делам с участием переводчика внес М.А. Джафаркулиев (конец 80-х - начало 90-х гг. XX века). Его несомненной заслугой следует считать установление взаимосвязи участия переводчика в уголовном процессе с реализацией принципа языка судопроизводства.

Проблема реализации принципа языка судопроизводства посредством деятельности переводчика до сих пор является актуальной, о чем свидетельствуют научные труды современных ученых-процессуалистов: Н.А. Абдуллаева, М.Т. Аширбековой, Е.П. Головинской, А.В. Гриненко, Я.М. Ишмухаметова, Н.И. Хабибулиной, И.В. Чарычанской, С.П. Щербы и др.

Исследованию проблем правового положения переводчика посвятили свои диссертационные исследования Г.В. Абшилава, О.И. Александрова, Г.Я. Имамутдинова.

Отдельные аспекты участия переводчика в уголовном процессе рассматривали А.И. Бастрыкин, В.П. Божьев, Е.П. Гришина, О.Ю. Кузнецов.

Виды форм участия переводчика в производстве отдельных процессуальных действий на стадии предварительного следствия анализировал Г.П. Саркисянц.

Наряду с уголовно-процессуальными проблемами Г.В. Абшилава исследовал гуманитарные проблемы участия переводчика в уголовном судопроизводстве России. О.И. Александрова рассматривала и криминалистические особенности возбуждения и расследования уголовных дел с участием переводчика.

Вопросу использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России в своих работах уделили внимание Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, В.Н. Махов, И.Л. Петрухин, Р.Д. Рахунов, Е.Р. Россинская, С.С. Самищенко, Е.В. Селина, И.Н. Сорокотягин, М.С. Строгович, И.Я. Фойницкий и др. Однако, в научных исследованиях вышеуказанных авторов вопрос использования специальных знаний переводчика в уголовном судопроизводстве, рассмотрен фрагментарно.

Проведенный анализ научной литературы позволяет сделать вывод о том, что не в полной мере исследован процессуальный порядок вовлечения переводчика к участию в уголовном судопроизводстве, не определены формы и способы использования специальных знаний переводчика в уголовном процессе и т.д. Проблемы принципа языка судопроизводства в исследованиях вышеуказанных авторов не получили должного теоретического освещения, что особенно актуально в современных условиях.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе привлечения и участия переводчика в уголовном судопроизводстве.

Предмет исследования составляют особенности процессуального положения и правовая регламентация деятельности переводчика, привлекаемого в производство по уголовному делу, механизм совершенствования участия переводчика в уголовном судопроизводстве.

Цель диссертационного исследования заключается в формировании научно-теоретических основ процессуальной деятельности переводчика и форм ее реализации в уголовном процессе, в раскрытии значения участия переводчика в уголовном судопроизводстве для обеспечения защиты законных интересов и прав участников уголовного процесса, а также, в разработке практических рекомендаций по совершенствованию процессуальной деятельности переводчика в уголовном судопроизводстве.

Достижение указанных целей обусловлено комплексным подходом к решению следующих задач:

  • определение понятия, значения и содержания принципа языка уголовного судопроизводства;
  • ретроспективный анализ отечественного и зарубежного опыта становления, развития и правового регулирования деятельности переводчика в уголовном судопроизводстве;
  • исследование правового статуса переводчика, его прав, обязанностей и ответственности как участника уголовного судопроизводства;
  • изучение и анализ теоретических основ и обобщение практики расследования уголовных дел с участием переводчика;
  • раскрытие оснований, условий и процессуального порядка привлечения переводчика в уголовное судопроизводство;
  • определение оснований, форм и способов использования специальных языковых знаний переводчика в уголовном процессе, разработка предложений по повышению эффективности использования специальных языковых знаний;
  • анализ оснований и процессуального порядка заявления и разрешения отвода переводчику;
  • разработка рекомендаций по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства и организации деятельности правоохранительных органов для обеспечения эффективного участия переводчика в уголовном процессе.

Методологической основой диссертационного исследования является общенаучный метод диалектического материализма, а также основанные на нем общенаучные и специальные методы, в частности, методы формальной логики и описания; сравнительно-правовой метод; метод системно-структурного анализа (при разработке оснований и процессуального порядка участия переводчика в уголовном судопроизводстве); сравнительно-исторический метод (при изучении и познании различных исторических ступеней развития деятельности переводчика в уголовном процессе России); эмпирический метод; статистический метод (при обработке, описании и анализе данных о современном состоянии и деятельности переводчика, допускающих численное выражение); метод анкетного опроса (при изучении мнений респондентов, касающихся участия переводчика в уголовном судопроизводстве России).

Теоретическая база исследования включает труды отечественных авторов в области общей теории права, уголовного процесса, истории, криминалистики, филологии, лингвистики, иных областей научного знания, содержащих и рассматривающих вопросы участия переводчика в уголовном судопроизводстве.

Нормативная правовая база представлена Конституцией Российской Федерации, международными правовыми актами (конвенции, договоры, соглашения), ратифицированными Российской Федерацией, законами Российской Федерацией, в частности Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, подзаконными ведомственными актами Министерства внутренних дел Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, межведомственными нормативными правовыми актами.

Эмпирическая база исследования представляет собой результаты:

  • анализа официальных статистических данных, обзоров, статистических отчетов органов внутренних дел, прокуратуры о состоянии и динамике преступлений, совершенных гражданами РФ за период времени с 1991 по 2013 гг.;
  • анализа официальных статистических данных, обзоров, статистических отчетов органов внутренних дел, прокуратуры о состоянии и динамике преступлений, совершенных иностранными гражданами и в отношении иностранных граждан за период времени с 1991 по 2013 гг.;
  • анализа материалов опубликованной судебной практики Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции отдельных субъектов Российской Федерации;
  • использование метода включенного наблюдения в период работы диссертанта в должности следователя;
  • изучения 280 архивных уголовных дел, рассмотренных судами г. Астрахани и Астраханской области, Москвы и Московской области, Саратовской и Курской областей за период с 2007-2012 гг., что составляет 13,4% от числа рассмотренных уголовных дел;
  • анкетирования и интервьюирования 233 респондентов Центрального, Северо-Западного, Южного федеральных округов РФ в период с 2007-2012 гг., из которых: 50 % (117 чел.) следователей, 42 % дознавателей (97 чел.) ОВД, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСКН РФ, 8 % (19 чел.) федеральных судей, что составляет порядка 24% от общего числа сотрудников, расследовавших (рассматривавших) уголовные дела с участием переводчика.

Выбор регионов России обусловлен их многонациональностью, о чем свидетельствуют данные официальной государственной статистики, а также степенью владения населением государственным языком России (русским).

Научная новизна диссертационного исследования определяется его актуальностью, степенью научной разработанности, целями, задачами, особенностями предмета. На монографическом уровне проведено комплексное уголовно-процессуальное исследование всех аспектов участия переводчика в уголовном судопроизводстве на основе современного законодательства России.

Научная новизна определяется также тем, что автором:

  • сформулировано понятие, раскрыто содержание и определены признаки принципа языка судопроизводства, реализуемого посредством участия переводчика в уголовном судопроизводстве;
  • выявлены особенности процессуального статуса переводчика в уголовном судопроизводстве;
  • представлен механизм правового привлечения переводчика в уголовное судопроизводство;
  • предложены варианты качественного улучшения процессуального положения переводчика и оптимальных форм реализации возложенных на него процессуальных функций, проведен сравнительный анализ процессуального положения переводчика и специалиста в области языкознания;
  • выявлены особенности процессуальной регламентации участия переводчика в следственных и иных процессуальных действиях, производимых на территории другого государства в рамках международного сотрудничества и оказания международной помощи по уголовным делам;
  • сформулированы предложения по ведению статистического учета участия переводчика в производстве по делу;
  • обоснована необходимость создания сети региональных бюро переводчиков, а также внедрения и использования электронных переводчиков в деятельности правоохранительных органов, в частности при задержании лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком судопроизводства;
  • сформулированы предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства за счет включения в УПК РФ норм, регламентирующих положения, направленные на обеспечение прав и законных интересов лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком уголовного судопроизводства;

Новизной характеризуются и положения, выносимые на защиту:

  1. Сформулированные диссертантом в целях разработки и закрепления теоретических основ участия переводчика в уголовном судопроизводстве определения и уточнения основных понятий.

Принцип языка уголовного судопроизводства как основа, способствующая укреплению законности в деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (судов), формирующаяся на совокупности конституционных, уголовно-процессуальных норм, определяющих порядок языкового общения между участниками уголовного судопроизводства, обеспечивающими реализацию прав и законных интересов лиц, не владеющих или в недостаточном объеме владеющих языком уголовного судопроизводства.

Переводчик – это незаинтересованное в уголовном деле лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, имеющее навыки перевода с одного языка на другой, свободно владеющее несколькими языками (как минимум двумя), знание которых необходимо для осуществления двустороннего перевода с родного языка участника процесса (или языка, которым он владеет) на язык уголовного судопроизводства, и наоборот.

Специальные языковые знания переводчика - это систематизированное сочетание теоретических знаний, практических навыков и умений их применения, приобретенных им в связи с рождением, проживанием, воспитанием в определенной местности, полученных в рамках высшего профессионального образования или специальной подготовки либо в качестве практического опыта, используемых в уголовном судопроизводстве в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом Российской Федерации.

2. Компетентность переводчика предлагается рассматривать в двух аспектах: как свойство личности и как требование, установленное законом.

В первом случае лицо может обладать компетентностью, независимо от того, вовлечено оно в уголовный процесс или нет. Второй случай - соблюдение законодательного требования, предполагает необходимость проверки ее наличия средствами и способами, установленными УПК РФ.

3. Предложена авторская модель механизма привлечения переводчика в уголовное судопроизводство, разработанная на основе анализа оснований привлечения переводчика к участию в уголовном судопроизводстве, а также форм его участия в уголовном процессе, включающая следующие элементы (этапы): выбор лица, владеющего языками, необходимыми для осуществления двустороннего перевода и владеющего юридической терминологией; допрос переводчика в качестве свидетеля об обстоятельствах получения им знаний и навыков перевода; приобщение к материалам уголовного дела копий документов, подтверждающих наличие у переводчика специальных знаний; вынесение постановления о назначении переводчика; разъяснение переводчику его прав и обязанностей, предусмотренных ст. 59 УПК РФ; отобрание у переводчика подписки с предупреждением об уголовной ответственности в соответствии со статьями 307, 310 УК РФ; постановка вопроса о понимании перевода на первом допросе участника процесса, не владеющего или недостаточно языком судопроизводства; собственноручное письменное заявление допрошенного участника процесса, недостаточно владеющего языком судопроизводства, о понимании им перевода и приобщение данного заявления к материалам уголовного дела; разрешение отвода (самоотвода) переводчику по мотиву непонимания между ним и участником процесса, недостаточно владеющего языком судопроизводства; решение вопроса о приглашении иного лица в качестве переводчика по уголовному делу.

4. Предложение о расширении границ правового статуса переводчика: наделение его правом отказаться от участия в уголовном судопроизводстве при отсутствии необходимых знаний и навыков перевода (заявление самоотвода), а также возложение обязанности неразглашения данных судебного разбирательства (судебного заседания).

5. Вывод о несовершенстве системы учета деятельности переводчика в уголовном судопроизводстве России. Обоснование целесообразности дифференциации информационных показателей, предусмотренных в реквизитах форм государственной статистической отчетности и внесение в них дополнительных сведений, характеризующих потерпевших и лиц, совершивших преступления, по признаку владения (не владения) языком судопроизводства, обеспечения участия переводчика в ходе производства по уголовному делу.

Аккумулирование и систематизация указанных выше информационных показателей, в перспективе позволит:

  • проследить динамику участия переводчиков в уголовном судопроизводстве;
  • просчитать процессуальные издержки, которые имеются по уголовным делам с участием переводчика;
  • выработать конкретные предложения, позволяющие обосновать и создать бюро переводчиков и баз данных.

6. Предложения диссертанта о совершенствовании деятельности переводчика в уголовном судопроизводстве:

  • Разработана схема формирования штата государственных региональных бюро переводчиков, состоящего как из постоянных сотрудников, так и сотрудников, работающих по совместительству и по договору, исходя из:

1) расчета численности населения и представителей различных национальностей в регионе;

2) подтверждения их квалификации соответствующими документами (аттестатом, дипломом, удостоверением личности, сертификатом и др.);

3) необходимости тестирования кандидата в переводчики, при решении вопроса о его привлечении в уголовное судопроизводство, на предмет знания языков, приобретенных им в связи с рождением, проживанием, воспитанием в определенной местности, обладания лингвистическими познаниями или навыками сурдоперевода, владения юридической терминологией; владения техникой, методикой перевода (последовательного, синхронного и др.);

  • Предложено использование электронных переводчиков в работе российских правоохранительных органов при задержании лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком судопроизводства, во исполнение ч. 3 ст. 14 Федерального закона (далее ФЗ) от 07.02.2011 г. №3-ФЗ «О полиции». Представлена авторская методика выбора языков для электронных переводчиков, наличие которых наиболее востребовано в правоприменительной деятельности правоохранительных органов.

7. Предлагается внести следующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (выделено курсивом):

  • часть 1 ст. 141 УПК РФ предложено изложить в следующей редакции: «Заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде на родном языке заявителя или на языке, которым лицо владеет, а также с участием переводчика»;
  • часть 2 ст. 142 УПК РФ изложить в следующей редакции «Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде с участием переводчика на родном языке или языке, которым лицо владеет. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном частью третьей статьи 141 настоящего Кодекса»;
  • внести изменения в статью 59 УПК РФ, предусмотрев часть 2.1. следующего содержания: «Осуществлять допрос лица, являющегося кандидатом в переводчики, в качестве свидетеля в целях установления данных о его личности, компетентности, отсутствии обстоятельств для отвода»;
  • внести изменение в содержание п. 2 ч. 4 ст. 59 УПК РФ «разглашать данные предварительного расследования, судебного разбирательства (судебного заседания), ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве переводчика, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса»;
  • изменить название и содержание ст. 161 УПК РФ, следующим образом: «Статья 161. Недопустимость разглашения данных предварительного расследования и (или) судебного разбирательства (судебного заседания):

1. Данные предварительного расследования и (или) судебного разбирательства (судебного заседания) не подлежат разглашению, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

2. Следователь, дознаватель, суд (судья) предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования и (или) судебного разбирательства (судебного заседания), о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».

В этой связи одновременно предлагаются изменения в статью 310 УК РФ.

3. Данные предварительного расследования и (или) рассмотрения уголовного дела судом (судьей), могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя, суда (судьи) и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и (или) судебного разбирательства (судебного заседания) и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается»;

  • часть 2 статьи 399 УПК РФ дополнить и изложить в следующей редакции: «…При наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Обеспечить право участника уголовного судопроизводства, не владеющего или недостаточно владеющего языком судопроизводства, бесплатно пользоваться помощью переводчика, в том числе при изложении своей позиции с использованием видеоконференц-связи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом…».

Теоретическая и практическая значимость определяется тем, что разработанные в процессе диссертационного исследования предложения призваны способствовать недопущению совершения сотрудниками правоохранительных органов процессуальных ошибок, нарушений законности в стадиях возбуждения, расследования и рассмотрения уголовного дела. Значимость исследования определяется и разработкой законодательных мер, направленных на защиту законных интересов и прав лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком уголовного судопроизводства.

Положения, выносимые на защиту, направлены на восполнение существующих в науке и законодательстве пробелов в сфере регулирования участия переводчика в производстве по уголовному делу, и способствуют совершенствованию правового положения и участия переводчика в процессе.

Сформулированные в исследовании выводы и рекомендации могут быть использованы в науке уголовного процесса, нормотворческой деятельности при подготовке или совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, ведомственных правовых актов, в учебном процессе при подготовке специалистов.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечиваются его методологией и методикой, а также репрезентативностью эмпирического материала, на котором основываются изложенные в диссертации предложения и выводы. Обоснованность результатов диссертационного исследования определяется его комплексным характером, основанным на анализе норм действующего российского и зарубежного законодательства, правоприменительной практики, научных работах ученых-правоведов, статистической информации, научных публикациях по соответствующей тематике. Для обеспечения полноты исследования изучен широкий круг правовых и теоретических источников, получены и интерпретированы статистические данные ГИАЦ МВД России, ИЦ МВД России по субъектам Российской Федерации в период с 1991 по 2013 гг.

Обоснованность и достоверность полученных результатов определены количественными и качественными показателями выборки уголовных дел, значительным числом опрошенных респондентов.

Апробация результатов научного исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены автором в 11-ти научных публикациях общим объемом 3,96 п.л., в том числе 5-ти рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Результаты исследования и научные сообщения по теме исследования докладывались на заседаниях кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, а также на научно-практических конференциях: межвузовской конференции «Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства» (Москва, 2008); межвузовской конференции «Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений» (Москва, 2009); Всероссийской конференции «Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия» (Москва, 2010); межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики» (Смоленск, 2010); Всероссийской научно-практической конференции «Органы предварительного следствия в системе МВД России: история, современность, перспективы» (Москва, 2013).

Рекомендации и предложения, содержащиеся в материалах диссертации, внедрены в учебный процесс Академии управления МВД России, научную деятельность Международного юридического института (г. Москва), в практическую деятельность Следственного управления при УВД по г. Астрахани.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих 6 параграфов, заключения, библиографии и приложений – схем, таблиц и аналитических справок (по результатам изучения уголовных дел и результатам опроса следователей, дознавателей, судей).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении раскрывается актуальность темы, степень ее научной разработанности; определяются объект, предмет, цели и задачи исследования; характеризуются его методологическая, теоретическая и эмпирическая основы; обосновываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Теоретико-правовые основы участия переводчика в уголовном судопроизводстве», состоящая из трех параграфов, посвящена исследованию понятия, значения и содержания принципа языка, реализуемого в уголовном судопроизводстве, посредством участия переводчика; ретроспективному обзору отечественного и зарубежного опыта участия переводчика в уголовном процессе; деятельности переводчика, как участника уголовного процесса.

В первом параграфе «Понятие, значение и содержание принципа языка, реализуемого в уголовном судопроизводстве посредством участия в нем переводчика» автор анализирует общетеоретические положения о принципе языка уголовного судопроизводства, уделяет особое внимание дискуссионным вопросам.

Все республики в составе РФ закрепили в своих Конституциях или в специальном законе (Республика Башкортостан), положение о том, что наравне с русским могут употребляться и государственные языки республик. Таким образом, в республиках установлено по два и более официальных языка. Соответственно органы предварительного следствия и дознания, а также суд вправе осуществлять уголовное судопроизводство на одном или нескольких государственных языках.

В случае, если участник уголовного судопроизводства помимо государственного, желает использовать язык, которым он владеет, в качестве языка процессуального общения, ему предоставляется право пользоваться родным или иным языком, на котором он может общаться. Данное право является неотчуждаемым, субъективным правом личности, которое может оказать влияние на ход и содержание производства по конкретному делу только в том случае, если соответствующий его участник реализует данное право.

Основываясь на проведенном анализе норм российского и международного законодательства в области прав человека при осуществлении правосудия, автор пришел к выводу, что принцип языка уголовного судопроизводства – это основа, способствующая укреплению законности в деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (судов), формирующаяся на совокупности конституционных, уголовно-процессуальных норм, определяющих порядок языкового общения между участниками уголовного судопроизводства, обеспечивающими реализацию прав и законных интересов лиц, не владеющих или в недостаточном объеме владеющих языком уголовного судопроизводства.

Изучение и анализ поставленных в первом параграфе задач, позволили автору сформулировать авторское определение и содержание принципа языка уголовного судопроизводства.

Во втором параграфе «Ретроспективный обзор отечественного и зарубежного опыта участия переводчика в уголовном процессе» диссертант отмечает, что начало переводческой деятельности в России было положено еще во времена Киевской Руси, в связи с чем профессию переводчика следует считать одной из старейших.

Начиная с этапа становления российского государства, деятельности переводчика в разных сферах общественной жизни всегда придавалось важное значение; востребованность данной профессии нашла свое отражение, как в нормативных правовых актах, так и в практической деятельности государственных учреждений, в том числе, занимавшихся отправлением правосудия; с развитием государственного аппарата власти и ее разграничением на ветви власти, переводчик был наделен статусом государственного служащего.

Современный период развития законодательства, регулирующего деятельность переводчика в уголовном судопроизводстве, диссертантом был рассмотрен в трех аспектах: регулирование деятельности переводчика в современном российском уголовно-процессуальном законодательстве, регулирование такой деятельности в законодательстве зарубежных стран, а также вопросы деятельности переводчика, осуществляемой в рамках международного сотрудничества и оказания международной правовой помощи по уголовным делам.

Подчеркивая значимость деятельности переводчика в уголовном судопроизводстве, автором отмечено, что на сегодняшний день отдельные вопросы законодательного и, соответственно, практического регулирования такой деятельности в России остаются не разрешенными. В частности, это касается отсутствия какой-либо единой государственной организации переводчиков, способной сконцентрировать специалистов различных языковых направлений и, соответственно, упростить деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по поиску и привлечению переводчиков к процессу по уголовному делу; влечет за собой другие проблемы, возникающие в ходе проведения следственных (судебных) действий, при несоблюдении сроков расследования, некачественном переводе процессуальных документов, приводящем к их недействительности и т.д. Особенно остро данный вопрос стоит для России, что обусловлено массовым потоком мигрантов из стран ближнего и дальнего зарубежья в недостаточной степени владеющих или не владеющих русским языком.

Подвергнут анализу опыт других государств по созданию и регулированию работы бюро переводчиков, приведены данные анкетирования респондентов по вопросу создания региональных бюро переводчиков, которое показало, что 89% согласны с идеей создания такого бюро.

Автором сформулированы предложения, позволяющие своевременно и эффективно обеспечивать права участников процесса, не владеющих языком судопроизводства. Предложено внедрить и использовать в работе российских полицейских при задержании лиц, в том числе по подозрению в совершении преступления, не владеющих или недостаточно владеющих языком судопроизводства, электронные переводчики.

В третьем параграфе «Переводчик как участник уголовного процесса» автор отмечает, что изучение особенностей правового статуса переводчика как участника уголовного судопроизводства имеет важное значение, так как позволяет решить наиболее сложные вопросы, в том числе связанные с процессуальным положением переводчика и его предназначением в реализации принципа языка уголовного судопроизводства. Определяется понятие и структура правового статуса переводчика.

На основании глубокого анализа уголовно-процессуального законодательства России, мнения ученых, исследовавших правовой статус переводчика, автором внесены предложения по изменению процессуального статуса переводчика, за счет расширения его прав и наложения некоторых обязанностей.

Автору представляется, что переводчик самостоятельно, признав свою некомпетентность, может воспользоваться правом самоотвода от участия в производстве по делу. В то время как в ст. 59 УПК РФ переводчик таким правом не наделен. Статья 69 УПК РФ предусматривает отвод переводчика лишь дознавателем, следователем, судом (судьей), а в случае обнаружения его некомпетентности свидетелем, экспертом или специалистом.

По мнению автора, право переводчика отказаться от участия в уголовном судопроизводстве при отсутствии знаний, необходимых для перевода, совершенно оправданно и необходимо. Как ранее обращалось внимание, что знаниями переводчик может обладать, а соответствующего навыка для осуществления перевода (синхронного, последовательного и т.п.) может не иметь.

Диссертантом уделено значительное внимание исследованию процессуального сходства переводчика и специалиста, одно из которых заключаются в том, что они оба являются сведущими лицами в своем деле. Тем не менее, приведены доводы, подтверждающие различие процессуального статуса данных участников процесса. Отмечено, что, несмотря на существенные процессуальные отличия специалиста и переводчика, в теории уголовно-процессуальной науки и в теории права в целом, понятие «специалист» является по своему значению более широким и включает понятие «специалист в области языкознания», которым может быть и переводчик. Следовательно, понятие «переводчик» является частным по отношению к понятию «специалист».

Подверглась анализу проблема расследования и рассмотрения в суде уголовных дел в суде с участием глухих, немых и глухонемых лиц, были обозначены проблемные аспекты, возникающие при реализации данными лицами своих прав.

С учетом имеющихся точек зрения в науке и практике, анализа проблем и пробелов законодательного регулирования рассматриваемого вопроса, диссертантом предложено свое видение определения переводчика, под которым следует понимать незаинтересованное в уголовном деле лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, имеющее навыки перевода с одного языка на другой, свободно владеющее несколькими языками (как минимум двумя), знание которых необходимо для осуществления двустороннего перевода с родного языка участника процесса (или языка, которым он владеет) на язык уголовного судопроизводства, и наоборот.

Глава вторая «Процессуальная регламентация участия переводчика в уголовном судопроизводстве» состоит из трех параграфов и имеет, преимущественно, прикладной характер. В данной главе рассмотрены основания и процессуальный порядок привлечения переводчика в уголовное судопроизводство; современное состояние и формы участия переводчика в уголовном процессе; обстоятельства, исключающие участие переводчика в производстве по уголовному делу.

В первом параграфе «Основания и процессуальный порядок привлечения переводчика в уголовное судопроизводство» уделено внимание процессуальному порядку привлечения и участия переводчика в производстве по делу, а также проблемным его аспектам.

Диссертантом отмечено, что привлечение переводчика в уголовное судопроизводство, является достаточно сложной процедурой. На практике, при решении вопроса о приглашении переводчика в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования возникают трудности, обусловленные рядом объективных обстоятельств.

Доказательством высказанного мнения служит проведенный автором опрос, подтверждающий сложности привлечения переводчика в уголовное судопроизводство. Основными из них являются: поиск лица, отвечающего требованиям, предъявляемым к переводчику – 84% и отсутствие у переводчика достаточного опыта осуществления перевода по уголовным делам – 58%.

Последнее основание также осложняет работу органов предварительного следствия, дознания и суда, ведь определение компетентности приглашенного лица необходимо для исключения впоследствии его отвода.

Акцентировано внимание на том, что законодатель, устанавливая общие правила проведения допроса (ст. 189 УПК), не предусматривает участие в допросе переводчика в случае отказа допрашиваемого лица от дачи показаний. Судебная практика свидетельствует о том, что привлечение переводчика к участию в уголовном судопроизводстве, с целью соблюдения и защиты прав лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком судопроизводства, необходимо во всех подобных случаях.

Кроме того, диссертантом обращено пристальное внимание на случаи злоупотребления участниками процесса, недостаточно владеющими языком уголовного судопроизводства, своим правом. Рассмотрены факты подобных злоупотреблений.

Анализ УПК РФ позволил отметить различный подход законодателя к регламентации участия переводчика в досудебном и судебном производстве по уголовному делу. Диссертантом отмечено, что ч. 2 ст. 169 УПК РФ предусматривает обязанность следователя не только разъяснить переводчику его права и ответственность, но и удостовериться в его компетентности. В то время как требования ст. 263 УПК РФ, предусматривающее участие переводчика в судебном производстве, удостоверение в компетентности переводчика председательствующим не требуют. Учитывая, что в досудебном и судебном производстве в качестве переводчика могут участвовать разные лица, необходимо устранить отмеченный пробел в законе.

Анализ норм уголовно-процессуального законодательства, в частности ст. 399 УПК РФ позволил сформулировать и внести предложения о дополнении данной статьи, регламентирующей использование систем видеоконференцсвязи, нормой об участии переводчика, в случае, если участник уголовного судопроизводства, не владеет или недостаточно владеет языком судопроизводства.

Кроме этого, предложено изложить в следующей редакции ч. 1 ст. 141 УПК РФ: «Заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде на родном языке заявителя или на языке, которым лицо владеет, а также с участием переводчика»; ч. 2 ст. 142 УПК РФ «Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде с участием переводчика на родном языке или языке, которым лицо владеет. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном частью третьей статьи 141 настоящего Кодекса»;

Второй параграф второй главы «Современное состояние и формы участия переводчика в уголовном процессе» посвящен анализу форм участия переводчика в уголовном процессе посредством использования им специальных знаний, наличие которых является неотъемлемым условием для реализации данным участником процесса переводческой функции.

Диссертантом тщательно проанализированы мнения ученых-правоведов, исследовавших категорию специальных знаний, а именно: Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, Е.П. Гришиной, В.Н. Махова, И.Л. Петрухина, Р.Д. Рахунова, Е.Р. Россинской, Е.В. Селиной, И.Н. Сорокотягина, М.С. Строговича, И.Я. Фойницкого и других.

Отмечено, что в теории уголовно-процессуального права единый подход к вопросу использования специальных знаний до сих пор не сформирован.

Автором уделено внимание рассмотрению форм и способов использования специальных знаний переводчиком путем осуществления двустороннего перевода речи участника судопроизводства, не владеющего языком судопроизводства на язык судопроизводства. Приведены практические примеры, наглядно демонстрирующие использование специальных знаний переводчиком в ходе уголовного судопроизводства, например в ходе Нюрнбергского процесса, а также из судебной и следственной практики.

Анализ оснований привлечения переводчика к участию в уголовном судопроизводстве, а также форм его участия в уголовном процессе позволили диссертанту выявить основные проблемы, возникающие в ходе использования специальных знаний переводчиком; предложить свое видение определения специальных знаний переводчика; разработать механизм привлечения переводчика в уголовное судопроизводство.

Опираясь на материалы проведенного исследования по вопросу использования специальных знаний, определению форм и способов их использования переводчиком, автором сделаны следующие выводы.

Во-первых, для осуществления правильного перевода информации в рамках уголовного судопроизводства переводчика необходимо информировать об обстоятельствах и предмете, о которых пойдет речь в ходе конкретного процессуального действия. Особое значение отводится знанию языка уголовного судопроизводства, то есть переводчик должен хорошо владеть юридической терминологией, для осуществления правильного перевода, что важно учитывать при выборе того или иного переводчика.

Во-вторых, переводчик должен обладать большим словарным запасом; знать синтаксический строй языка. Помимо прочего, переводчику необходимо учитывать и то обстоятельство, что в законодательных актах используется свой синтаксис, своя особенность построения и связки предложений.

В-третьих, следует учитывать, что многонациональный состав России диктует свои требования к формам переводческой деятельности в уголовном судопроизводстве. При вовлечении переводчика необходимо внимательно изучить вопрос о характере и наличии диалектов соответствующих языков; принять во внимание особенности оценки внутренней мотивации личности, общественной морали этноса, к которому принадлежит участник, не владеющий или недостаточно владеющий языком судопроизводства. В ходе расследования уголовных дел в отношении представителей определенных этнических групп, целесообразно разъяснять переводчикам обычаи, традиции, особенности воспитания и культуры лиц данной этнической группы. Это позволит следователю, дознавателю с большей информативностью осуществлять предварительное расследование, а, соответственно, улучшить качество работы с переводчиком.

В-четвертых, следует учитывать, что деятельность переводчика, в рамках его участия при производстве по уголовному делу, может быть существенно осложнена, наличием диалектов этнических криминальных сообществ, а также преступным тюремным жаргоном, на котором может изъясняться подозреваемый (обвиняемый).

В-пятых, следователю, дознавателю, судье часто приходится сталкиваться с рядом проблем, связанных с попытками недобросовестного поведения как подозреваемого (обвиняемого), так и представителя защиты, злоупотребляющего путем подстрекательства лица, имеющего право пользоваться услугами переводчика, к ложному непониманию перевода, влекущему впоследствии отвод переводчика. Обозначенная проблема на сегодняшний день является достаточно актуальной для российской системы уголовного судопроизводства, так как ее наличие обуславливает ряд других проблем, в частности: нарушение процессуальных сроков расследования; прекращение уголовного преследования, утрату доказательств; вынесение оправдательного приговора и т.д.

В третьем параграфе «Обстоятельства, исключающие участие переводчика в производстве по уголовному делу» диссертантом обращено внимание, что уголовно-процессуальное законодательство России относит переводчика к группе участников уголовного судопроизводства, которые должны отвечать требованиям незаинтересованности и компетентности. Процессуальным механизмом достижения указанной цели служит институт отводов, призванный отстранять от участия в уголовном процессе субъектов, в случае, если имеются предусмотренные в законе обстоятельства, исключающие их участие в производстве по уголовному делу.

В качестве основной задачи, поставленной автором исследования, являлся анализ обстоятельств, служащих основаниями отвода переводчика от участия в уголовном судопроизводстве по делу. На примерах судебной и следственной практики рассмотрены основания отвода переводчика, предусмотренные УПК РФ.

Автором обращено внимание на последствия отвода переводчика. Так, утрата в результате отвода переводчиком своего процессуального статуса, в соответствии со ст. 161 УПК РФ не освобождает его от принятого на себя обязательства без особого разрешения разглашать данные предварительного расследования и судебного заседания, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу. На основании сказанного, предложено внести дополнение в ст. 310 УК РФ, предусмотрев ответственности не только за разглашение данных предварительного расследования, но и судебного разбирательства (судебного заседания) лицом, предупрежденным в установленном законом порядке и о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя, лица, производящего дознание, а также суда (судьи).

Замечено, также, что в уголовно–процессуальном законодательстве России не установлен срок действия ограничений по неразглашению переводчиком, утратившим свой процессуальный статус ввиду отвода, данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу. Кроме того, не оговорены юридические последствия, которые могут возникнуть в случае разглашения участниками процесса сведений, излагаемых в судебных разбирательствах в закрытых заседаниях.

В заключении автором подведены итоги исследования, сформулированы основные предложения, выводы и рекомендации, которые в концентрированном виде отражены в положениях, выносимых на защиту, и, по мнению диссертанта, представляют научный интерес и практическую значимость.

Теоретическая основа исследования участия переводчика в уголовном судопроизводстве позволила диссертанту проанализировать понятие и содержание принципа языка уголовного судопроизводства, а также возникающие проблемы, связанные с его реализацией через деятельность переводчика, тем самым разработать его авторское определение и раскрыть содержание и признаки; предложить авторское видение понятия переводчика и специальных знаний, используемых переводчиком в уголовном судопроизводстве; исследовать и обосновать необходимость совершенствования уголовно-процессуального закона, позволяющего реализовать в практике уголовного судопроизводства реальную потребность участника процесса, не владеющего или недостаточно владеющего языком, посредством которого осуществляется производство по уголовному делу.

Прикладная часть диссертационного исследования представлена научно-обоснованными предложениями о внесении в уголовно-процессуальное законодательство РФ ряда предложений по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства, в частности, в статьи 59, 69, 161, 141, 142, 263, 399 УПК РФ; о необходимости создания региональных бюро переводчиков и системы их формирования; о внесении изменений в реквизиты форм государственной статистической отчетности, позволяющих проследить динамику участия и привлечения переводчиков в уголовное судопроизводство, просчитать процессуальные издержки, которые имеются по уголовным делам с его участием; разработкой механизма привлечения переводчика в уголовное судопроизводство; внедрении в работу российских правоохранительных органов электронных средств по переводу (мобильных переводчиков).

Основные положения диссертационного исследования отражены в одиннадцати научных публикациях, общим объемом 3,96 п.л., в том числе, в пяти изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

  1.  Бунова, И.И. Как определить владение участника процесса языком судопроизводства? / И.И. Бунова // Следователь. – 2010. № 3. – С. 4-6. (0,36 п.л.)
  2. Бунова, И.И. Некомпетентность переводчика как основание его отвода от участия в уголовном судопроизводстве / И.И. Бунова // Общество и право. – 2010. №3. – С. 205-208. (0,42 п.л.)
  3. Бунова, И.И. Использование специальных знаний переводчиком в уголовном судопроизводстве / И.И. Бунова // Российский следователь. – 2010. №16. – С. 4-6. (0,40 п.л.)
  4. Бунова, И.И. Критерии, определяющие степень владения участником процесса языком судопроизводства / И.И. Бунова // Российский судья. – 2010. №7. – С. 14-17. (0,38 п.л.).
  5. Бунова, И.И. Возникновение и развитие института переводчика в уголовном судопроизводстве России / И.И. Бунова // Криминологический журнал. – 2011. №4. – С. 90-94. (0,42 п.л.).

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

6. Бунова, И.И. Основания и процессуальный порядок вовлечения переводчика в уголовное судопроизводство / И.И. Бунова // Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства: Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции: В 2-х ч. – М.: Академия управления, 2008. – С. 239-244. (0,34 п.л.).

7. Бунова, И.И. Особенности назначения переводчика по уголовным делам / И.И. Бунова // Проблемы практики применения уголовно-процессуального законодательства: Сборник научных статей докторантов, адъюнктов, соискателей. Вып. 2. – М.: Академия управления МВД России, 2008. – С.29-31. (0,27 п.л.).

8. Бунова, И.И. Обеспечение участия переводчика в уголовном судопроизводстве / И.И. Бунова // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений: Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции. В 2-х ч. – М.: Академия управления, ч. 1. 2009. – С.270-272. (0,29 п.л.).

9. Бунова, И.И. Обстоятельства, исключающие участие переводчика в уголовном судопроизводстве / И.И. Бунова // Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия (к 150-летию образования следственного аппарата в России): Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции: В 3-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2010. Ч.3. – С. 50-55. (0,39 п.л.).

10. Бунова, И.И. Реализация принципа языка уголовного судопроизводства / И.И. Бунова // Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики: Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции. – Смоленск, 2010. – С. 27-29. (0,32 п.л.).

11. Бунова, И.И. Процессуальный статус переводчика и специалиста в уголовном судопроизводстве: сходство и различие / И.И. Бунова // Органы предварительного следствия в системе МВД России: история, современность, перспективы (к 50-летию со дня образования следственного аппарата в системе МВД России): Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции: В 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2013. Ч. 2. – С.17-21. (0,37 п.л.).

БУНОВА Ирина Ивановна

УЧАСТИЕ ПЕРЕВОДЧИКА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Подписано в печать 24.05.2013 г.

Усл. печ. 1,5 п.л.

Тираж 100 экз. Заказ №77

Отпечатано в типографии: Издательство РГАУ – МСХА

им. К.А. Тимирязева

127550, Москва, ул. Тимирязевская, 44

Тел.:977-00-12, 977-40-64


1Статистический обзор по Российской Федерации за 2012 год // Статистическое обозрение. 2013. №1 (84). С. 9-14.

[2] Состояние преступности в России за январь - декабрь 2012 года. М.: ФКУ ГИАЦ МВД РФ. 2013. С. 50.

[3] Состояние преступности в России за январь – март 2013 года. М.: ФКУ ГИАЦ МВД РФ. 2013. С. 40.



 




<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.