WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Художественный текст, особенности и закономерности его организации находятся в центре внимания современной лингвистики. Текст импрессионистического направления представляет интерес, прежде всего, как способ отражения нового типа мышления, оформившегося на рубеже ХІХ-ХХ веков и воплотившегося в живописи, музыке и литературе, а его изучение позволяет раскрыть новую грань исследовательской парадигмы языкознания, так как именно в языке вербализуется и объективируется всякое новое мировидение и умонастроение.

Актуальность диссертации обусловлена общей направленностью современных лингвистических исследований на изучение функционирования языка как сферы реализации художественного мышления, недостаточной изученностью вербального уровня импрессионизма, а также отсутствием работ в сопоставительном аспекте, что дает основание для изучения универсальных и национальных тенденций импрессионизма.

Творчество писателей импрессионистической направленности изучалось в основном литературоведами (В. П. Агеева, П. Генри, С. С. Журба, В. Т. Захарова, Ю. Б. Кузнецов, С. М. Пригодий, В. И. Силантьева и др.). Многочисленные труды исследователей живописного и литературного импрессионизма (М. Алпатова, Л. Г. Андреева, Е. Евниной, А. И. Зотова, А. Н. Изергиной, И. В. Корецкой, Т. Н. Мартышкиной, К. Моклера, Д. Ревальда, М. Сондерса, Л. В. Усенко, В. А. Филиппова, А. Д. Чегодаева, И. Г. Эрегбурга, Н. В. Яворской и др.) легли в основу представлений о сущности данного культурного явления.

Теоретической основой лингвистического исследования послужили работы по теории художественного текста и «художественного слова» известных филологов ХХ века Ю. Д. Апресяна, В. В. Виноградова, И. Р. Гальперина, Б. А. Ларина, А. Ф. Лосева, Д. Н. Шмелева, а также труды современных ученых, исследовавших отдельные языковые аспекты импрессионистической поэтики на материале произведений русских писателей: Л. В. Авдеевой, Т. О. Дегтяревой, Л. П. Ивановой, Е. В. Кореньковой, И. А. Кривеньковой.

Импрессионизм в литературе, не оформившись в определенный стиль, развивался во взаимодействии с другими художественными системами – реализма, модернизма, поэтому общепринятым стало положение об импрессионистической тенденции в творчестве писателей и поэтов (В. Т. Захарова, В. И. Силантьева, Л. В. Усенко и другие), реализовавшейся в обновленных формах поэтического выражения (Л. Е. Корсакова).

В работе обращаемся к понятию импрессионистического эффекта, в определении которого исходим из разработанного рядом ученых (Л. М. Болдыревой, Н. В. Данилевской, М. Н. Кожиной, В. А. Пищальниковой, Ю. М. Скребневым) представления о стилистическом эффекте в целом как о «заложенном в высказывании и реализованном в нем с помощью специальных языковых средств намерении автора речи вызвать у адресата определенную эмоциональную реакцию на это высказывание» (Н. В. Данилевская) и понимаем под данным термином такое стилистическое «впечатление», которое возникает у читателя в результате появления в тексте стилистически окрашенных элементов, обусловливающих порождение индивидуальных ассоциаций, подобных живописному эффекту картин импрессионистов – необычность колорита, ощущение подвижности статичного полотна, метаморфозу восприятия целостного мира через мелкие детали, иллюзию доступа к внутреннему миру героя.

Определение и сопоставительный анализ лексических и грамматических средств достижения импрессионистического эффекта в произведениях русских, английских, австрийских и немецких писателей позволяет изучить и систематизировать лингвистический аспект импрессионистического воздействия художественного прозаического текста на читателя через представление о доминирующих языковых средствах, с помощью которых в разных языках и, соответственно, в разных культурах нашло свое отражение импрессионистическое мировидение, а также исследовать зависимость инвентаря языковых средств создания импрессионистического эффекта от тех ограничений, которые накладываются системой языка через его принадлежность к определенному структурному типу. Именно этим кругом проблем обусловлена актуальность темы данного диссертационного исследования.

Связь работы с научными программами и темами. Осуществленное исследование импрессионизма и его языковых проявлений в художественных текстах русских, английских, немецких и австрийских писателей связано с научным направлением Национального педагогического университета имени М. П. Драгоманова «Сопоставительная семантика и проблемы межкультурной коммуникации» и входит в план научных исследований кафедры германского и сравнительного языкознания (тема утверждена учёным советом НПУ имени М. П. Драгоманова, протокол № 8 от 28 февраля 2008 года).

Цель диссертации:

1) рассмотреть характерологические и стилеобразующие черты импрессионизма как типа художественного мышления в процессе анализа лингвистических особенностей художественных произведений русских, английских, немецких и австрийских писателей, в творчестве которых отмечена импрессионистическая тенденция; 2) выделить и проанализировать лексико-семантические и грамматические средства импрессионистического эффекта в портретных и пейзажных описаниях исследуемых прозаических произведений.

Для достижения поставленных целей намечены следующие задачи: 1) очертить национально специфические черты художественного и литературного импрессионизма в России, Германии, Австрии, Великобритании, а также тенденции его развития в творчестве писателей указанных стран; 2) проанализировать теоретические аспекты исследования импрессионизма, а также метода интермедиального анализа как методологической основы для сопоставления импрессионизма в живописи и литературе; 3) сформулировать и раскрыть сущность понятия импрессионистической эффекта в художественном тексте; 4) систематизировать средства воплощения импрессионистического мировидения в лингвальном аспекте и выделить языковые составляющие импрессионистического эффекта в пейзажных и портретных описаниях; 5) выявить и описать особенности изучения цвето- и светообозначений, а также лексико-семантической синестезии как ключевых составляющих импрессионистической эффекта; 6) определить и проанализировать особенности использования лексико-грамматических средств импрессионистической эффекта в произведениях русскоязычных авторов; 7) исследовать специфику употребления лексико-грамматических средств импрессионистической эффекта в текстах англоязычных писателей; 8) описать отличительные черты лексических и грамматических средств создания импрессионистической эффекта в текстах немецкоязычных авторов; 9) сопоставить выделенные лексико-грамматические особенности импрессионистической эффекта в российских, английских и немецких художественных текстах.

Объектом изучения в работе выступают языковые средства создания импрессионистического эффекта в художественном тексте. В отличие от импрессионизма как феномена искусства импрессионистический эффект соотносится со стилевой направленностью и позволяет говорить о корреляции художественных литературных текстов с живописными произведениями, об их общих корнях и общих формальных показателях (Д. С. Лихачев).

Предметом исследования служат лексико-семантические и грамматические особенности импрессионистической цветописи, светописи, синестезии как ключевых составляющих импрессионистического эффекта в пейзажах и портретах русских, английских, австрийских и немецких авторов.

Материалом для исследования послужили оригинальные тексты прозаических произведений писателей конца XIX – начала ХХ века, об импрессионистических тенденциях в творчестве которых свидетельствуют заключения общепризнанных ученых-литературоведов. В частности проанализированы языковые средства создания импрессионистического эффекта в произведениях И. А. Бунина, Б. К. Зайцева, С. Н. Сергеева-Ценского, А. П. Чехова, В. Вульф, Дж. Конрада, К. Мэнсфилд, П. Альтенберга, Й. Шлафа, А. Шницлера (всего проанализированных микроконтекстов – 4013: на русском языке – 1349, на английском языке – 1413, на немецком языке – 1251).

Методы исследования обусловлены спецификой языкового материала, предметом, целью и задачами исследования. В отборе материала был использован интермедиальный подход. Интермедиальность – это специфическая методология анализа художественного произведения, опирающаяся на принципы междисциплинарных исследований. Как «специфическая форма диалога культур» (Н. В. Тишунина), явление интермедиальности проявляется в произведениях, ассимилирующих характеристики текстов других искусств, и в узком смысле обозначает особый тип внутритекстовых взаимосвязей в художественном произведении, основанный на взаимодействии художественных кодов разных видов искусств, расшифровка которых предоставляет те референции, понимание которых необходимо для интерпретации произведения.

Интермедиальный анализ способствовал отбору конкретных произведений и контекстов, содержащих элементы импрессионистического мировидения.

В исследовании был применен функциональный метод, связанный с определением языковых средств выражения импрессионизма в тексте. Определение ключевых характеристик импрессионизма: зрительность, впечатление, пленэр позволило сузить предмет исследования до языковых средств создания визуальных импрессий: цветописи, светописи, синестезии и выявить особенности их функционирования как ключевых компонентов импрессионизма. Под визуальными импрессиями понимаются контексты, описания – пейзажи и портреты, отличающиеся наглядностью (черта, выделенная Д. С. Лихачевым), производящие сходное с импрессионизмом стилистическое впечатление.

Анализ языкового материала проводился при помощи традиционных методов и приемов лингвистических исследований – описательного, компонентного, дистрибутивного, контекстуального, стилистического. Описательный метод позволил выявить и систематизировать языковые средства выражения импрессионизма, представленные на разных уровнях языковой системы. Компонентный и дистрибутивный  анализ были использованы для описания тех семантических наслоений, которые выделенные языковые единицы приобретают в текстах. При помощи контекстуального анализа исследуемые языковые средства импрессионизма были рассмотрены в контекстах, в которых были выявлены их функциональные возможности и потенциал в создании импрессионистического эффекта. Метод стилистического анализа позволил оценить эмоционально-экспрессивную окрашенность высказываний, включающих выделенные языковые показатели импрессионизма. Прием количественного подсчета был использован для представления частотности актуализации импрессионистической цветописи и светописи через колоративы и светообозначения в исследуемых текстах. При помощи сравнительного метода были определены общие и специфические языковые черты выражения импрессионистического мировидения в русских, английских и немецкоязычных текстах.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в работе впервые осуществляется сопоставительное изучение лексико-грамматических средств создания импрессионистического эффекта в русском, английском и немецком прозаических текстах;

- впервые проведено исследование языковых показателей импрессионизма, которые актуализируют в художественном тексте основы определенного мировидения и позволяют рассматривать импрессионизм как особый тип художественного мышления;

- проанализированы лексико-семантические, а также грамматические механизмы усиления выразительности художественного слова для создания импрессионистического эффекта в русском, английском и немецком языках, проведен сравнительный анализ полученных результатов в указанных языках;

- введен термин импрессионистическая лингвистика для обозначения лексико- семантических и грамматических особенностей импрессионистических описаний, что наряду с критериями импрессионистичности текста позволит распознать импрессионистический контекст в формальном и содержательном аспектах.

Теоретическое значение диссертации, выполненной в русле лингвистических исследований, предусматривающих междисциплинарный подход и расширенное понимание парадигмальности современной науки, развивает методологию интермедиальности и представляет определенный вклад в теорию лингвистических исследований, изучающих вербальные составляющие литературно-художественных направлений.

Практическая ценность данного исследования определяется возможностью использования основных положений и выводов работы в учебном процессе на факультетах иностранных языков педагогических институтов и университетов в курсе лингвистики текста, лексикологии, стилистики русского, английского и немецкого языков, литературоведения, в спецкурсе по интерпретации художественного текста, при написании курсовых, дипломных и магистерских работ по филологии, а также в практике преподавания всемирной литературы в средней школе.

Апробация результатов диссертации. Основные положения диссертации обсуждались в виде докладов на международных конференциях: «Язык и культура» им. проф. С.Бураго (г. Киев 2008-2010), «Межкультурные коммуникации: ноосферная парадигма в языке» (г. Алушта, 2008 г.), «Межкультурные коммуникации: компетентностно ориентированное языковое обучение» (г. Алушта, 2011 г.), «Представление мира в гуманитарных дискурсах ХХІ века» (г. Луганск, 2009 г.), международных научно-практических конференциях: «Диалог языков и культур» (г. Киев, 2009 г.), «Актуальные проблемы филологии и американские студии» (г. Киев, 2010 г.), межрегиональной научно-практической конференции «Исследования молодых ученых в области гуманитарных наук» (г. Горловка, 2010 г.), были представлены на ежегодных отчетных научных конференциях преподавателей и аспирантов Национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова (2008-2010 гг.), а также Винницкого государственного педагогического университета им. М. Коцюбинского (2011-2012 гг.).

Публикации. Проблематика, теоретические и практические результаты диссертационного исследования представлены в тринадцати статьях, опубликованных в специализированных научных изданиях, утвержденных ДАК Украины, а также в одной зарубежной публикации (Россия, г. Елец).

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из перечня условных сокращений, вступления, четырех разделов, выводов, списка используемой литературы (321 наименование, из которых 44 на иностранных языках) и приложений, представленных 22 таблицами. Полный объем диссертации – 259 страниц, основное содержание изложено на 199 страницах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении представлены основные положения диссертации: дано обоснование актуальности темы, определены объект и предмет работы, конкретизированы ее цель и задачи, проанализирована степень исследованности темы, обозначены научная новизна и практическая значимость результатов, определены методы исследования.

В первом разделе «Теоретические основы изучения языковых средств импрессионизма» выделяются основные подходы к исследованию импрессионизма как типа художественного мышления и как стилевого метода переходного времени, критически осмысливается литература, посвященная ключевым аспектам изучения вербальных составляющих импрессионизма, в том числе проблематике функционирования в художественном тексте лексики цветовой и световой семантики, синестезии, лексических и семантических окказионализмов, определяются важные методологические позиции исследования.

Изменившееся в середине XIX в. миропонимание эпохи, исчерпанность традиционных форм искусства, а также готовность творчески переосмыслить опыт предшественников и воплотить его в новых формах способствовало появлению новых направлений в искусстве. Импрессионизм, став показателем «переориентации в жизни и искусстве» (В. И. Силантьева), переноса акцента на «внутренний космос» человека (Ю. Б. Кузнецов), проявился в произведениях, основными чертами которых были отказ от нормативности и подражания, «субъективность видения объективного мира», опора на «первичный чувственный образ, чуткость, непосредственность восприятия» (Т. Н. Мартышкина). Принципиальными категориями живописи стали зрительность, впечатление, настроение, пленэр – тип «мгновенного» пейзажа, который сосредоточен на атмосферических эффектах света (В. М. Толмачев).

В литературе импрессионистическое мировидение ярче всего проявилось в текстах лирико-философской зарисовки, новеллы. Романы, как правило, отмечены отсутствием традиционного целостного сюжета, в них нет логической интерпретации событий, главенствует «динамика внутренней, напряженно текущей жизни героя, метаморфозы его настроений, ощущений» (В. Т. Захарова). Характерными чертами импрессионистической поэтики стали живописность, проявившаяся в изысканности визуальных картин, фрагментарность, эскизность, исчезновение характера, сюжета, эмоциональный принцип организации материала (Л. Г. Андреев), особый психологизм, «взгляд на человеческую природу сквозь призму переживаний» (А. Белый), обращенный непосредственно к интуиции читателя, ориентирующийся на его способность мыслить ассоциативно (Р. Г. Кулиева).

Импрессионистическое мировидение привело к обновлению языковых средств выразительности, потребовало от автора «большой работы над словом и строкой» (В. И. Силантьева), вызвало повышенную суггестивность текстов и воплотилось в языковых структурах разного уровня: звукосимволизмом, техникой звукописи и звукоподражания на фонетическом уровне (работы Т. О. Дегтяревой, Т. И. Шуришиной, Л. В. Авдеевой); лексический аспект отмечен приемами цветописи и светописи, окказиональным осмыслением лексем, многозначностью, усиленной метафоричностью, разнообразными синестетическими аналогиями, широким использованием эмоционально и экспрессивно окрашенной лексики (Т. О. Дегтярева, Е. М. Евнина, Е. В. Коренькова, И. А. Кривенькова, В. А. Чебинева, С. В. Шкиль и др.); на уровне синтаксиса выделяются номинатив и безглагольные предложения как специфические черты импрессионизма (В. МЖирмунский, Л. П. Иванова), а также особый, неуравновешенный и отрывистый синтаксический ритм (Л. Г. Андреев). Нетрадиционное применение языковых средств мотивировано импрессионистическим контекстом, когда вся система художественно-языковых приемов стремится запечатлеть сиюминутное настроение и оттенки субъективного впечатления, подвижность и изменчивость, свойственные импрессионизму.

Значительное количество и разнообразие специфических языковых составляющих импрессионистических текстов дает возможность говорить об особой импрессионистической лингвистике представленных произведений – лексико-грамматических, семантических и стилистических особенностях, которые делают возможным выражение импрессионистического видения мира.

Во втором разделе «Лексико-семантические особенности визуальных импрессий в произведениях русских писателей» проанализированы лексико-семантические и грамматические средства достижения импрессионистического эффекта в произведениях русских писателей.

1. Импрессионизм в русской живописи и литературе проявился как закономерный этап развития культуры, как «реакция <…> на состояние социального и политического кризиса» (Л. Е. Корсакова), а его развитие было обусловлено внутренними закономерностями эволюции русского искусства (E. A. Кузнецова). Особенностями русской импрессионистической манеры письма стали повышенная «цветность», декоративность, орнаментальность, а главное – близость традициям реалистического изображения, вызванная «особой, русской невозможностью <…> оставить реальность» (Л. Г. Андреев).

В прозе и поэзии импрессионистическое мировосприятие проявилось яркой живописностью, ориентацией на воссоздание субъективного впечатления. Русские писатели импрессионистической направленности – А. П. Чехов, И. А. Бунин, Б. К. Зайцев, С. Н. Сергеев-Ценский, отказавшись от «жанровости и повествовательности, <…> переориентировали реалистическое творчество от социальных коллизий и бытовизма в сторону внутреннего пространства человека и его отношений с миром» (М. А. Воскресенская).

2. Стремление литературы «как бы «состязаться» с живописью, дабы выразить своими средствами чисто живописные зрительные образы» (О. Кочик) вызвало особую импрессионистическую колористику.

Главным средством колористики в текстах русских писателей являются имена прилагательные (77%) – базовые и оттеночные, выраженные корневыми лексемами (розовый, пурпурный), имплицитными цветономинациями: «кровавый огонь» (И.А.Бунин), дериватами на –ист и –оват: «золотистый солнечный свет» (И.А.Бунин), «пар…синеватый» (С.Н.Сергеев-Ценский) и сложными прилагательными четырех видов: цветовой семантики: «дрожащее розово-золотое небо» (И.А.Бунин), со световым компонентом: «ярко-желтая полоса (света)» (А.П.Чехов), «Мутно-матово-синие (поля)» (С.Н.Сергеев-Ценский), эмоционально-оценочные, в большинстве своем окказиональные по своей природе: «Завод зарябил…заплаканно-черными окнами» (С.Н.Сергеев-Ценский), «(осень) делала дали нежно-голубыми» (И.А.Бунин) и синестетические: «(смерть) шла неотвратимо, звуча бархатно-черным тоном» (Б.К.Зайцев). Русские авторы отдают предпочтение сине-красно-желтой цветовой гамме.

Развернутая система сложных прилагательных позволяет писателям выразить идею импрессионистической неточности и субъективности восприятия цвета, служат для создания живописных картин и передачи впечатления-настроения благодаря переосмыслению цветовых характеристик. Значительно менее развиты синтагматические связи колоративов: русским авторам не свойственно дифференцировать цветовой тон в адъективных словосочетаниях, однако имеет место обогащение глагола цветовой семантики через наречие-эпитет: «Ночь темно синела» (Б.К.Зайцев), «Закат вправо алел нежно и тонко» (И.А.Бунин), «он…наливчато краснел» (С.Н.Сергеев-Ценский).

3 Свет в импрессионистических произведениях является основополагающим и органичным элементом описания. В русской языковой культуре представления о свете претендуют на статус ключевой идеи (Ж.Ю.Полежаева). Основным средством создания так называемых «световых картин» являются в изобилии встречающиеся в текстах русских авторов светообозначения, что позволяет провести параллели с известным интересом художников к свету и его эффектам.

Наибольшее количество номинаций световой семантики представлено в текстах Б.К.Зайцева (40% всех светообозначений), которого исследователи его творчества называют солнцепоклонником (В.В.Краснянский, Л.В.Усенко, К.И.Чуковский).

Анализ грамматических категорий позволяет говорить о преимущественно субстантивной презентации света (64%) (главным образом – естественных источников света – солнце, лучи, луна, звезды, а также «образных номинаций»: «Большая Медведица бриллиантами висела по небу» (И.А.Бунин), «…дрожала чистой яркой каплей Венера» (И.А.Бунин)), значительно меньшими по количеству употреблений являются группы прилагательных (17%), глаголов (12%), наречий и причастий (7%).

Лексемы световой семантики обладают высоким потенциалом к актуализации не только световых характеристик. Переосмысляясь в контексте, в словосочетаниях, световые признаки обогащаются цветовыми характеристиками: «…плыл голубой лунный свет» (Б.К.Зайцев), «небо…залито багровым заревом» (А.П.Чехов), коннотативными значениями в сочетании с эмотивами или лексемами абстрактной семантики: «целомудренные предутренние звезды» (И.А.Бунин), «темные дуновения» (Б.К.Зайцев), «…нелюдимо блестела вода» (А.П.Чехов), насыщаются новыми смыслами в синестетических контекстах – «естественных», близких обновленным метафорам: «мягкая темнота звездной бесконечности» (И.А.Бунин), и «экспрессивных», представляющих собой индивидуально-авторские аналогии: «…лучи звонко раскланивались с полями» (С.Н.Сергеев-Ценский), «Солнце вставало пламенным и пахучим» (Б.К.Зайцев), «Все было сочное, здоровое кругом – и земля и небо» (С.Н.Сергеев-Ценский).

Словосочетания с лексемами световой семантики значительно повышают выразительность текста, передают авторское восприятие, позволяют создать полимодальный эмоционально-чувственный образ мира и становятся ярким средством импрессионистической изобразительности.

4. Импрессионистическое мировидение проявилось в создании суггестивных живописных пейзажных импрессий как в однотонных колористических тонах, так и в экспрессивно-контрастных тонах. Цветопись реализуется рядом однородных адъективов при одном существительном, производя эффект ярких пятен: «Снега лежали палевые, розовые, голубые. Палевые они были на плоских низинах, розовые – на взлобьях, голубые – над карнизами сугробов» (С.Н.Сергеев-Ценский). Объекты природы описываются несвойственными им колоративами (А. Ф. Лосев называет данное явление метафорической колористикой), необычность которых мотивирована техникой, близкой живописному импрессионизму (воспроизведение «естественных» атмосферных рефлексий, акцентирование субъективного впечатления автора или персонажа): «Вечерами трава вдоль дороги между хлебами становилась горячей, красно-оранжевой, а белые гуси в ней синими, точно окунуло их в жидкую синьку» (С.Н.Сергеев-Ценский).

Основными чертами светописи, напротив, стали экспрессивность, эмоциональная насыщенность, ассоциативность, динамичность. Светообозначения могут создавать как черно-белые, так и – ассоциативно – цветные импрессии: «Очарованная осенью, она (береза – Л.П.) была счастлива и покорна и все сияла, озаренная из-под низу отсветом сухих листьев» (И.А.Бунин) – активный действующий номинант – осень, а также эпитет сухие листья создают цепочку ассоциативных цветообразов – красных, золотисто-желтых, коричневых, которые обычно связываются с теплым временем бабьего лета. Светообозначения обогащаются приемами персонификации и сравнениями: «Чернота на небе раскрыла рот и дыхнула огнем; тотчас же загремел гром» (А.П.Чехов), «зеленоватая луна глядела сквозь облака, точно чье-то голое тело сквозь дырявое одеяло» (С.Н.Сергеев-Ценский).

Одно из проявлений поэтики импрессионизма – полимодальный эмоционально-чувственный мир – создается синестетическими переносами, или их комбинацией в небольшом контексте. Импрессионистические синестетические аналогии в произведениях русских писателей представлены 18 моделями. Наиболее распространенные – осязательно-визуальные аналогии: «Холодно и ярко сияло на севере над тяжелыми свинцовыми тучами жидкое голубое небо» (И.А.Бунин). Среди прочих синестезий отметим насыщение визуальных образов вкусовыми характеристиками: «июнь жег сочным пламенем» (Б.К.Зайцев), одористическими: «И целый день в одинокой комнате сладко пахло белым, нежным» (Б.К.Зайцев), звуковыми: «Садилось солнце, и хлеба слышнее цвели к ночи» (С.Н.Сергеев-Ценский). Они создают целостные чувственные картины и позволяют писателям добиваться более точного выражения чувств, создают настроение.

5. Портреты, имеющие характер штрихов, а не развернутых описаний, близки в стремлении к цветовой детализации пейзажным импрессиям. В семантике цветообозначений, однако, доминируют не семы соответствующих цветовых тонов, а коннотативные компоненты (контекстуально мелиоративные или пейоративные), ассоциативно вызывающие нужное впечатление: «желтоватый человек лет под сорок, в дорогом платье, усталый» (Б.К.Зайцев) – прилагательное желтоватый становится синонимом слова усталый, актуализируя сему не цветового, а физического признака.

Необычность цветовых тонов пейзажных импрессий присуща и портретам, особенно при описании глаз, испокон веку считавшимися в русской культуре зеркалом души, неким ключом к внутреннему миру: «Зеленовато, как бы электрически, блеснули глаза мужа» (Б.К.Зайцев), «…жалась к Анне Маша с какими-то пунцовыми от счастья глазами» (С.Н.Сергеев-Ценский). Поскольку цвет считается психическим феноменом, цветовая семантика в тексте отражает психическое состояния героя (Т. И. Шуришина), его характер, становится лейтмотивной деталью, приобретет символическое звучание: «Солнце стояло прямо над головой, – от этого, что ли, пожелтело в глазах Анны: желтые стены, желтая земля, желтый Игнат, желтые руки у Фомы Иваныча, желтые тяжелые сапоги кругом, то в желтой извести, то в опилках» (С.Н.Сергеев-Ценский). В. И. Силантьева называет данный прием использованием цвета «в его импрессионистическом функциональном значении».

Светообозначения в портретных описаниях используются главным образом в переносных значениях, в «несветописной» функции, актуализируя эмоционально-оценочный компонент, реализуемый при описании внутреннего мира героев: «А она обнимает его и целует в лоб, блистая, со славным, солнечно-полевым и радостным запахом» (Б.К.Зайцев), «Людмила Ильинична сияла, перекатывалась телесными украшениями; полнота ее весело играла под платьем» (Б.К.Зайцев). Для портретных импрессий также характерны метафоричность и синестезия.

В третьем разделе «Лексико-семантические особенности визуальных импрессий в произведениях английских писателей» установлены и рассмотрены лексико-семантические и грамматические средства импрессионистического эффекта в английских текстах.

1. Ростки импрессионизма прослеживаются в английской живописи и литературе XVIII века (Л. Стерн, У. Тернер, Дж. Констебль), однако расцвет импрессионистических идей в Великобритании приходится на начало ХХ века, когда он развивался во взаимодействии с другими художественными системами, главным образом модернистской направленности. Интерес к импрессионизму английских писателей (в частности, В. Вулф, К. Мэнсфилд, Дж. Конрада) был вызван теми возможностями, которые он предоставлял для передачи впечатлений и душевных переживаний. Дж.Конрад писал: «мы – всего лишь внутренний поток ощущений, взирающий на внешний поток импрессий». У названных писателей, творчество которых носило несколько экспериментальный характер, импрессионизм выражался внутренним монологом, техникой потока сознания, дальнейшим развитием красочных, живописных свойств.

2. Основным средством колористики в текстах английских писателей являются номинации с атрибутивным признаком (95%) и небольшое число – с субстантивным. Английские авторы отдают предпочтение сине-красно-белой цветовой гамме и используют главным образом колоративы базовых тонов (69%), что можно считать особенностью именно импрессионистической цветописи, так как, в целом, система цветономинаций в английском языке достаточно развернутая, имеет место более подробная передаче оттенков цвета по сравнению с русским языком (Т. Ю. Светличная, И. В. Макеенко).

Английские авторы предпочитают уточнять или обогащать цвет, создавая тончайшую цветовую дифференциацию, при помощи исключительно развернутой системы словосочетаний 1) цветовой семантики: ср. оттенки красного: «apples stained with strawberry pink /яблоки с клубнично-розовыми пятнами[1]

» (К.Мэнсфилд) и «blushed brick red /кирпично-красно покраснел» (В.Вулф); 2) световой (с лексемами bright, glossy, vivid, dazzling, pale, light, dark, hazy, dim): «fiery red (Alice) /огненно-красная (Алиса)» (К.Мэнсфилд) и «pale red (sunlight) /бледно-красный свет солнца» (К.Мэнсфилд); 3) эмоционально-оценочной (с эмотивами и со светообозначениями, актуализирующими свой коннотативный потенциал): «the tender, the caressing blueness of an English sky/ нежная, ласкающая синева английского неба» (Дж.Конрад); 4) синестетической: «deep orange (flower) /цветок глубокого (насыщенного) оранжевого цвета» (В.Вулф).

Подчеркнем незначительную распространенность суффиксальных дериватов («the pinkish, bluish masses of flowers /розоватые, голубоватые массы цветов» (К.Мэнсфилд)) и колоративных моделей («smoke-coloured donkeys / ослики дымчатого цвета» (В.Вулф)), что вызвано известными особенностями английского языка, не склонного к синтетичности, а также сложных прилагательных («dark-green jungle /темно-зеленые джунгли» (Дж.Конрад)) в текстах у всех исследуемых авторов, несмотря на высокую продуктивность данного способа словообразования в английском языке (А.В.Ребрий), что является серьезным отличием от выражения цветового мировидения в произведениях русских писателей.

3. В исследовании светономинаций анализ грамматических категорий позволяет сделать вывод о предпочтительно субстантивной презентации света в текстах (61%); значительно меньшими по количеству употреблений и по составу являются группы прилагательных света (20%), глаголов (14%) и наречий (5%). В группе светолексем с субстантивным признаком наиболее многочисленной, как и в русском языке, является подгруппа «естественный источник света» (sun, moon, sunlight, sunshine, sunbeams, moonlight, stars, lightning).

Дифференциальные семы в семантике светономинаций (насыщенность, излучение, их отсутствие, приглушенность, а также тепло, движение, эстетические характеристики) позволяют авторам широко использовать их синтагматические возможности и создавать образы разной степени световой насыщенности: «A white eagle… appeared dazzlingly brilliant /белый орел казался ослепительно блестящим» (Дж.Конрад); цветовой насыщенности – свет в английском импрессионизме часто разукрашен в разные тона: «purple glow /пурпурное свечение» (Дж.Конрад), светообозначения также косвенно указывают на цвет, характерный для описываемой реалии: «rich dark leaves spangled with light /богатые темно-зеленые листья, заляпанные светом» (К.Мэнсфилд); эмоциональные: «gorgeous sunset had blazed and died /великолепный закат вспыхнул и погас» (К.Мэнсфилд); динамичные: «the quivering sky /дрожащее небо» (К.Мэнсфилд), «running darkness /бегущая темнота» (Дж.Конрад); синестетические, главным образом осязательно-визуальные: «softly luminous sky /мягко светящееся небо» (Дж.Конрад).

Широкая распространенность светообозначений и их сочетаний вызвана как интересом писателей к свету, так и семантической гибкостью данной лексики.

4. Пейзажные зарисовки в произведениях английских писателей напоминают сюжеты картин импрессионистов и подчас точно следуют технике художников в изображении свето-воздушной среды.

Эстетическая потребность «передать все переливы красок» (М.Серюлля) проявились усилением изобразительного начала, обилием колористических эпитетов как «естественных» для описываемых реалий тонов, так и необычных оттенков. Высокая концентрация цветообозначений производит эффект импрессионистической пастозности, плотного слоя краски, создающего рельефность: «Now there were houses again, blue-shuttered against the heat, with bright burning gardens, with geranium carpets flung over the pinkish walls /И вновь дома, закрытые голубыми ставнями от жары, с яркими горящими садами, с коврами гераней, наброшенных на розоватые стены» (К.Мэнсфилд).

Цветовая насыщенность, выбор цветообозначений, традиционно соотносимых с определенными коннотациями, типичное для английского текста сочетание цвета с эмотивами и динамичными компонентами вызывают особую экспрессию описаний, цель которых – создать живописный образ и передать тонкие оттенки чувств и настроений героя. Основной чертой цветовых описаний становится импрессионистическая «двуплановость» живописной изобразительности и субъективности впечатления, создающая «гипнотически импрессионистическую образность» (Kathryn N. Benzel): «A fleecy pink cloud drifted high above, trailing the delicate colouring of its image under the floating leaves and silvery blossoms of the lotus /кудрявое розовое облако дрейфовало высоко, оставляя деликатный цветовой оттенок своего образа под покачивающимися в воздухе листьями и серебряным цветением лотоса» (Дж.Конрад) – положительная коннотация создана традиционно мелиоративными колоративами pink и silvery; цветорефлексия (pink cloud), цвето-световой штрих (silvery blossoms), импрессионистическое «размывание» розовой окраски на листве и цветах (trailing the delicate colouring of its image) создают образ, подобный широкому мазку кистью.

Многочисленные световые зарисовки отличаются высокой концентрацией световой лексики и цветообозначений ахроматических тонов в минимальном речевом отрезке, динамичностью, вызванной как семантикой светообозначений, так и сочетаниями с глаголами и причастиями, метафоричностью, так как светила всегда оживлены, их образы персонифицированы, суггестивностью – высокий коннотативный потенциал и символика добра-зла, отраженная в светономинациях, усиливают импрессионистическое впечатление: «The sky is the colour of jade. There are great many stars; an enormous white moon hangs over the garden. Far away lightning fluttersflutters like a wing – flutters like a broken bird that tries to fly and sinks again and again struggles /Небо цвета нефрита. Очень много звезд, огромная белая луна висит над садом. Вдалеке молния бьется – бьется, как крыло – бьется, как раненая птица, которая пытается лететь и вновь падает, и вновь борется» (К.Мэнсфилд). Короткие предложения, написанные в стиле простого перечисления: полупрозрачное нефритовое небо (the sky is the colour of jade), огромная висящая луна (an enormous white moon hangs over the garden) (образ практически осязаемый), звезды – создают образ равнодушного неба, на фоне которого «бьется» молния (lightning flutters). Отсутствие эмоционально-оценочных слов в достаточно «эмоционально насыщенном» сравнении молнии с погибающей, но борющейся птицей придает описанию своеобразную остраненность.

Синестезия в исследуемых текстах проявляется сложными метафорическими образами-штрихами в словосочетаниях: «dark flutter of the leaves /темный шелест листвы» (В.Вулф), а также целостными картинами: 1) перцептивными контекстами, объединяющими впечатления разных сенсорных анализаторов и близкими реалистическому восприятию природы: «Black Sea, black as velvet, and rippling against the banks in silent, velvet waves /Черное море, черное, как бархат, набегающее на берега тихими бархатными волнами» (К.Мэнсфилд) – синестетическое сравнение черного моря с бархатом, в котором лексема velvet актуализирует осязательно-визуальную семантику; 2) синестетическими контекстами, в которых автор находит нужные слова для передачи перцептивного впечатления в образах совсем иной модальности, например, визуальное представление звука: «fellow…draws ribbons – long, twisted, streaming ribbons – of the tune out of a fiddle / парень…вытягивает из скрипки ленты – длинные, закрученные, струящиеся ленты мелодий» (К.Мэнсфилд).

Импрессионистические синестетические аналогии в произведениях указанных писателей представлены 10 моделями межчувственных переносов. Среди наиболее распространенных, осязательно-визуальная аналогия: «It was dark…all seemed carved out of solid darkness /было темно…все казалось вырезанным из твердой (непроходимой) темноты» (К.Мэнсфилд); визуально-осязательная: «…air that had somehow grown heavy and solid like water /воздух стал тяжелым и твердым, как вода» (К.Мэнсфилд); визуально-аудиальная: «The sound floated out and was cut into atoms by a flock of fieldfares flying at an enormous speed /звук летел и был разбит на атомы стаей быстролетящих дроздов» (В.Вулф).

Для англоязычных текстов не характерны аналогии с опорным вкусовым компонентом, что можно объяснить тем, что данная перцепция не занимает доминирующую позицию в импрессионистическом, визуальном по своей природе, описании. Кроме того, в анализируемых текстах не выявлены синестезии, в которых метафорический компонент представлен обонятельной сенсорикой.

5. Интересной особенностью английских импрессионистических портретов стало почти полное отсутствие развернутых описаний внешности персонажей. Герои произведений, как правило, «обрисованы» несколькими штрихами, создающими общее впечатление. При этом авторы редко описывают какие-то определенные черты внешности (глаза, руки): «Dr. Holmes came again. Large, fresh coloured, handsome, flicking his boots /Доктор Холмс пришел вновь. Большой, со свежим цветом лица, красивый, щелкнув каблуками ботинок» (В.Вулф) – портрет, очертивший несколькими штрихами всего человека – комплекцию (large), здоровье (fresh coloured), внешность (handsome), манеры (flicking his boots).

Цветообозначения в портретах не играют такой роли, как в пейзажах, однако являются ярким ключевым штрихом (В.А.Кухаренко называет этот прием символической художественной деталью): «but now at 17…she had become very serious; like a hyacinth, sheathed in glossy green, with buds just tinted /но сейчас, в 17…она стала очень серьезной; как гиацинт, одетый в блестящий зеленый, с только слегка окрашенными бутонами» (В.Вулф). Для сравнения: зеленым называют неопытного человека и в русской культурной традиции.

Тем не менее английские авторы с интересом углубляются во внутренний мир своих персонажей и дают развернутые «внутренние» портреты, в создании которых ключевую роль играют светообозначения: «The lustre had gone out of her /блеск в ней погас» (В.Вулф). Отметим широкое использование сравнений и метафор: «he…was overcome with his own grief, which rose like a moon looked at from a terrace, ghastly beautiful with light from the sunken day /его одолело горе, которое поднималось как луна, которую видно с террасы, мертвенно прекрасная от света утонувшего дня» (В.Вулф). В целом, именно такие «психологические» импрессии являются характерной чертой английского импрессионизма.

В четвертом разделе «Лексико-семантические особенности визуальных импрессий в произведениях немецких и австрийских писателей» выделены и систематизированы лексические и грамматические средства импрессионистического эффекта в немецкоязычных текстах.

1. Австрийский и немецкий импрессионизм, заметно отличавшийся от его французского варианта, на рубеже столетий воспринимался «как самое характерное воплощение «конца века» (Л. Г. Андреев). Именно в Германии были сделаны попытки его теоретического осмысления в работах искусствоведов и литераторов (Р. Гаманн, О. Вальцель, Г. Бар). В отличие от других стран Европы, импрессионизм ярче проявился в литературе, чем в живописи, особенно в австрийской литературе, специфика общественной жизни которой обусловила «органичное сосуществование различных мировоззренческих и эстетических теорий» (Л. Ю. Коршунова).

В новелле, которая характерна для Австрии этого времени (Ю. Архипов), главная задача – передать атмосферу, настроение. Однако интерес писателей направлен на изучение внутреннего мира (влияние учений З. Фрейда, Э. Маха, А. Шопенгауэра), поэтому в текстах встречается много внутренних монологов, используется техника потока сознания (особенно у А. Шницлера), разрабатываются и декоративные свойства речи (П. Альтенберг, Й. Шлаф).

2. В произведениях немецких и австрийских писателей импрессионистической направленности цвет представлен атрибутивно (97%), цвето-субстантивы встречаются в рассказах А. Шницлера и Й. Шлафа (2%), практически не представлены цветономинации с процессуальным и адвербиальным признаком.

Цветопредпочтения у немецких авторов очень различные – у П. Альтенберга доминирует красная цветовая гамма, у А. Шницлера – серая, у Й. Шлафа – желтая, все писатели одинаково часто используют белый цвет. Наряду с оттеночными колоративами, выраженными деривациями на –liсh: «der bluliche Glanz der schwlen Nacht /синеватый блеск душной ночи» (А.Шницлер) и цветономинациями по модели – farbige: «Streifen in bronzefarbigem Wasser /полосы на воде бронзового цвета» (П.Альтенберг), главным средством цветописи в немецкой импрессионистической литературе стали композиты цветовой и световой семантики. Большинство из них не являются новообразованиями. Толковый словарь Duden фиксирует целый ряд сложных адъективов, что свидетельствует об их закреплении в узусе. Это, как правило, сочетания колоративов близких семантических полей: «silberweie Sterne / серебряно-белые звезды» (Й.Шлаф), сложения контрастных колоративов: «gelbgrne Muskatellertrauben /желто-коричневые гроздья мускатного винограда» (П.Альтенберг), сложения со свето-компонентом dunkel-, hell-, matt-, trb-, bla-, dmmer-, где они уточняют цветовой тон или актуализируют коннотативную сему: «ein Stck blassblauer Himmel / бледно-голубое небо» (А.Шницлер).

Сложные прилагательные совмещают несколько цветовых характеристик и выполняют функцию изобразительности, отражая поиск наиболее точного выражения цветового впечатления. Дифференциация цветовой характеристики в словосочетаниях исследуемым авторам не свойственна.

3. Особенностью немецкой импрессионистической светописи является незначительное расхождение в количестве лексем световой семантики разных частей речи (существительные - 38%, прилагательные – 30%, глаголы – 23%). В группе светолексем с субстантивным признаком, как и в других языках, наиболее многочисленной является подгруппа «естественный источник света»: die Sonne, die Sterne, die Helle, der Mond, die Morgenrte.

Основным словообразовательным средством в поиске новых форм светономинаций остаются композиты, например «Frhlingshimmel /весеннее небо» (П.Альтенберг), «Herbstsonne /осеннее солнце» (П.Альтенберг), «Nachthimmel / ночное небо» (Й.Шлаф), объединяющие признаки нескольких важных понятий – небо и весна, осень и солнце, небо и ночь, ассоциативно вызывая изобразительные образы и «рисуя» свойственную им колористическую гамму.

Световой образ значительно обогащается благодаря синтагматическим связям: сочетания светообозначений усиливают световую насыщенность: «heies, goldenes Sonnenblut /горячая золотая солнечная кровь» (Й.Шлаф); создают цветовое впечатление благодаря ассоциациям описываемых предметов и явлений с определенным цветом (сам свет в текстах немецкоязычных писателей практически не бывает цветным, в отличие от русских или английских произведений): «Der See lag in den matten Abendfarben /озеро лежало в тусклых вечерних красках» (П.Альтенберг) – эксплицируются тусклые серо-синие тона вечернего озера. В окказиональных сочетаниях доминирует коннотативный компонент светообозначений, согласующийся с символикой света – мелиоративная коннотация: «Da gehen Hand in Hand Adam und Eva im gtigen Sonnenlicht /идут рука об руку Адам и Ева в благосклонном солнечном свете» (Й.Шлаф), пейоративная: «In der ferne aber lag das Lеben, das schwere dunkle Lеben /но вдалеке лежала жизнь, тяжелая темная жизнь» (П.Альтенберг); создаются синестетические образы: «Die blhende Liebe…starrte in die milde Nacht hinaus…/цветущая любовь смотрела на мягкую ночь» (П.Альтенберг) – основанием аналогии стала общая сема мелиоративной коннотации, возникающая в контексте цветущей любви и мягкой ночи.

4. Отличительными чертами пейзажных описаний австрийских писателей стали цветосветовая насыщенность, метафоричность, обилие окказиональных сочетаний, перцептивных образов, в целом создающие комплексные картины-импрессии, передающие индивидуально-авторское мировосприятие.

Необычные цветовые и световые импрессии напоминают технику художников-импрессионистов. Отметим особый интерес писателей к изменениям цвета в зависимости от света и времени дня: «Erst ist es warm und trocken, dann sinkt das Thermometer, die Abendsonne funkelt herber, der See hat kupferrote und flaschengrne Streifen, pltzlich wird er bleigrau, das Thermometer sinkt und die Wiesen beginnen zu duften und feucht zu werden /сначала тепло и сухо, потом температура падает, вечернее солнце сверкает, озеро покрывается медно-красными и бутылочно-зелеными полосами, вдруг все становится свинцово-серым, температура падает, и луга начинают пахнуть и влажнеть» (П.Альтенберг). Данная пейзажная зарисовка реалистична и, одновременно, живописна. С импрессионизмом ее роднит цветовая насыщенность, изменчивость состояния природы, вызванные сменой дня и ночи. Писатель фиксирует мгновение несколькими колоративами – kupferrote, flaschengrne – тона, которые появляются на воде озера в свете заходящего солнца (Abendsonne), «неожиданно» превратившись в свинцово-серые (bleigrau). Визуальное описание дополнено перцептивными образами – тактильными (warm und trocken /теплый и сухой, а позже – feucht /влажный), одористическими (Wiesen beginnen zu duften), создающими эффект присутствия адресата в картине.

Подчеркнем чисто импрессионистическое желание авторов заострить цветовое восприятие: «Morgens ging er in den groen Park, welcher eben Mai-Toilette angelegt hatte. Ein riesiges Blumenbeet leuchtete wie Glut und Brand, wie Schnee und bertriebene Schminke /по утрам ходил он в большой парк, который облачился в майские одежды. Огромная клумба горела как огонь и пожар, как снег, как чрезмерная косметика» (П.Альтенберг). Сочетание Mai-Toilette имплицирует образы зеленой листвы деревьев и ярких цветов, дополненные сравнением огромной «светящейся» клумбы с пламенем, пожаром, чрезмерной косметикой.

Подобная метафоричность с дополнительным подчеркиванием живописного – цветового или светового компонента является одной из основных характеристик импрессионистических пейзажных зарисовок. Особо отметим перцептивную насыщенность импрессий: «Warme, blhende, duftende Sommernacht mit der endlos gebreiteten Pracht der Gestirne /теплая, цветущая, ароматная летняя ночь с бесконечно раскинувшимся великолепием созвездий» (Й.Шлаф).

Одной из главных задач писателя-импрессиониста является изображение чрезвычайной изменчивости душевного состояния героя, поэтому описания внешней среды, предметов, природы указывают на определенную неуравновешенность человеческой психики, создают настроение.

5. Портретные импрессии немецкоязычных авторов напоминают технику живописцев, могут быть написаны в одной цветовой гамме или контрастной, создающей импрессию ярких пятен: «der Marchese, dessen wachsgelbes schmales Antlitz durch die ber den Stechenden grnlichen Augen zusammengewachsenen dichten roten Brauen ein nicht eben freundliches Ansehen erhielt /маркиз, чьи колючие зеленоватые глаза под густыми сросшимися рыжими бровями придавали всему его желтому, как воск, узкому лицу не весьма приветливое выражение» (А.Шницлер).

В немецкоязычных текстах встречаются как развернутые портретные импрессии, так и портреты-штрихи, описывающие детали одежды, волос, глаз, рук: «Sie hat feucht schimmernde Augen /у нее влажные сверкающие глаза» (П.Альтенберг). Цвето-световые доминантные характеристики внешнего портрета сообщают читателю дополнительную информацию о персонаже, приобретают символическое значение. Так, тусклые, бледные тона в одежде и чертах девушки свидетельствуют о некоторой блеклости ее аристократической натуры: «Wie lieb sie ist, wie bleich! Sie ist wirklich wie eine kranke Blume /Какая она милая, какая бледная! Она как больной цветочек» (П.Альтенберг), а розовые – полноте жизненной энергии: «Sie war fest und rosig wie eine Knorpelkirsche. Sie strotzte von guten gesicherten Krften /она была крепкой и розовой, как вишня. Она излучала жизненные силы» (П.Альтенберг).

Лексемы световой (не цветовой) семантики используются для создания внутреннего портрета героя: «Senkst Du deinen Blick, den mden, dunklen, in die weien Tage deiner Kindheit? /Бросаешь ли ты свой взгляд, усталый, темный, в белые дни твоего детства?!» (П.Альтенберг). Контрастное соположение: темный, усталый взгляд – светлые, белые дни детства – подчеркивает изменения и в жизни героини, и в ее душевном состоянии. Цветообозначение wei в необычном сочетании weien Tage deiner Kindheit метафоризуется и приобретает новое наполнение – радостные, беззаботные (дни). Подобный пример «внутренней» импрессии: «Ich bin die lichtgewlkte Weite da oben mit ihren zahllosen Welten. Ich bin das tiefe, se Dmmern der Breite, der Duft des Roggens und der tiefbraunen Erdschollen /Я — светлооблачная даль, там наверху, с ее неисчислимыми мирами. Я — глубокий, сладостный сумрак простора, благоухание ржи и темно-бурых земных глыб» (Й.Шлаф).

Интерес немецкоязычных писателей к внутренней жизни персонажей проявляется также внутренними монологами.

В заключении подводятся итоги проведённого диссертационного исследования. Указывается, что в каждой из изучаемых культур импрессионизм проявился по-разному. Причиной различий послужили как лингвистические, так и экстралингвистические факторы.

1. Ключевые категории импрессионизма (зрительность, впечатление, настроение, пленэр), а также характерные черты импрессионистической поэтики (живописность, фрагментарность, эскизность, исчезновение характера, сюжета, эмоциональный принцип организации материала) специфически отразились в языке. Ключевыми составляющими импрессионистического эффекта в пейзажах и портретах русских, английских, австрийских и немецких авторов стали цветопись, светопись, синестезия. Для них характерна необычная метафорическая колористика, ассоциативность, усиление коннотативного компонента в лексемах цветовой и световой семантики, обилие индивидуально-авторских окказионализмов.

2. Основной экстралингвистической причиной различий в проявлениях импрессионистического мировидения в исследуемых странах стал тот фактор, что в каждой из изучаемых культур пришедший из Франции импрессионизм опирался на национальные тенденции развития. В Великобритании и России импрессионизм развивался во взаимодействии с другими художественными системами, в Германии и Австрии он получил теоретическое обоснование и ярче проявился в литературе, чем в живописи.

Декоративность, близость традициям реалистического изображения русского варианта импрессионизма воплотились в текстах яркой живописностью, ориентацией на воссоздание субъективного впечатления, акцентом на взаимоотношения человека с окружающим миром и обусловили большое количество комплексных пейзажных описаний, создающих полимодальный эмоционально-чувственный образ мира. Портреты носят характер штрихов, деталей, напоминающих импрессионистический мазок, при этом в семантике цветообозначений доминируют коннотативные, в не колоративные компоненты, приобретая при этом символическое значение.

Интерес английских писателей-модернистов к импрессионизму был вызван теми возможностями, которые он предоставлял для передачи душевных переживаний человека, его настроений и нашел отражение в портретах, во внутренних монологах, несколько меньше в пейзажах, в которых авторы подчас точно следуют технике художников. Подобно русским, английские импрессионистические портреты отличаются «штриховностью» в случае, если речь идет о внешности персонажа. Однако английские авторы создают развернутые «внутренние» портреты, в которых ключевым компонентом выступают светообозначения.

Импрессионизм в Германии и Австрии как одно из течений модерна проявился в новелле, главная цель которой – передать атмосферу, настроение. Как и в английской литературе, интерес писателей направлен на изучение внутреннего мира, поэтому в текстах много внутренних монологов, используется техника потока сознания. Пейзажные импрессии отличаются исключительной декоративностью, орнаментальностью и близки к изображениям в живописи.

3. Важным лингвистическим фактором различий в выражении импрессионистического эффекта в художественных текстах стали структурные особенности исследуемых языков.

Русские писатели используют словообразовательные особенности языка, поэтому в текстах зафиксировано значительное количество колоративов оттеночных тонов, суффиксальных дериватов на -оват, -ист, а основным средством передачи импрессионистического мировидения стала система сложных прилагательных световой, цветовой, эмоциональной и синестетической семантики, окказиональные сочетания, семантика которых обогащается коннотативными смыслами при сближении с эмотивами или актуализации эмоционального компонента светообозначения, а также дополнением визуального компонента тактильным (реже акустическим, одористическим).

Словообразовательные возможности аналитического английского языка не позволяют авторам «разрисовывать» мир с использованием морфем. В анализируемых англоязычных текстах выявлено больше колоративов базовых тонов. Дифференциация и обогащение цветовых и световых признаков происходит в исключительно развернутой системе словосочетаний цветовой, световой, синестетической и эмоциональной семантики, что совершенно не характерно для русских и немецких текстов.

Субъективное впечатление с его приблизительностью и неточностью в немецком языке выражено с помощью оттеночных колоративов, суффиксальных дериватов, композитов цветовой или световой семантики.

Немецкий окказиональный композит – важное словообразовательное средство в поиске новых форм выражения импрессионистического мировидения. Объединяя признаки нескольких важных понятий, они создают емкие ассоциативные образы, вовлекая читателя в творчество декодирования текста. Как и в русских текстах, дифференциация цветового признака в словосочетаниях с колоративами немецким авторам не свойственна.

На морфологическом уровне импрессионистическая колористика во всех языках представлена именами прилагательными. При этом русские авторы также используют в небольшом количестве глаголы цветовой семантики, английские и немецкие – имена существительные.

Светопись реализуется главным образом субстантивами; значительно меньшими по количеству употреблений являются группы прилагательных света, глаголов и наречий в русских и английских текстах, что является особенностью именно импрессионистических текстов, поскольку противоречит общепринятой концепции о преимущественно глагольной презентации светописи в русском и английском языках (Е.В. Мишенькина, Ж.Ю. Полежаева). Особенностью немецкой импрессионистической светописи является близкое количество лексем световой семантики разных частей речи. Во всех языках наиболее многочисленной является подгруппа «естественный источник света».

4. Усиление изобразительности импрессионистического текста во всех языках происходит благодаря концентрации лексики цветовой и световой семантики в минимальном контексте, а также насыщению признакового значения цвето-световых слов эмоционально оценочными семами в результате их сближения в тексте с эмотивами. Лексика света, однако, благодаря своему богатому семантическому потенциалу усиливает не столько живописный план описания, сколько создает коннотативные, динамичные и даже цветовые импрессии, значительно повышая выразительность и эмоциональность произведения.

Все проанализированные тексты также отмечены метафоризацией, поскольку импрессионистическая метафора, соединяя цветовые тона и оттенки, которые традиционно не используются вместе или не описывают определенные реалии объективной действительности, является показателем индивидуально преломленного цветового мировосприятия и мотивирована особенностями импрессионистического мировидения. Общими характерными чертами импрессионистических визуальных картин стали исключительная световая насыщенность и синестетическая образность, где доминируют осязательно-визуальная и визуально-звуковая синестезии. Наиболее часто и разнообразно синестезия проявляется в текстах русских писателей. Дополнение вербализованных зрительных впечатлений словесными акустическими, обонятельными, вкусовыми, тактильными ощущениями создает эффект присутствия адресата в текстовом мире, равно как и целостности восприятия действительности.

Таким образом, в ходе исследования выявлены как универсальные, так и национально специфичные языковые средства импрессионистического описания.

Список публикаций по теме диссертации

  1. Прадивлянная Л. Н. Импрессионистический эффект и его языковая репрезентация в русских, английских и немецких текстах / Л. Н. Прадивлянная // Наукові записки Вінницького державного педагогічного університету ім. Михайла Коцюбинського. Серія: Філологія (мовознавство): збірник наукових праць / гол. ред. Н. Л. Іваницька. – Вінниця: ТОВ «Фірма «Планер», 2013. – Вип. 17. – С. 286-293.
  2. Прадивлянная Л. Н. Семантика цвето- и светообозначений в портретах Петера Альтенберга / Л. Н. Прадивлянная // Мова і культура. (Науковий журнал). – К.: Видавничій Дім Дмитра Бураго, 2013. – Т. 160. – С. 68-75.
  3. Прадивлянная Л. Н. Национальная специфика русского импрессионизма / Л.Н.Прадивлянная // Система і структура східнослов’янських мов: зб. наук. праць /ред. кол.: В. І. Гончаров (відп. ред.) та ін. – К.: Видавництво НПУ ім. М. П. Драгоманова, 2012. – Вип. 4. – С. 239-249.
  4. Прадивлянная Л. Н. Семантика светообозначений в морской прозе Дж. Конрада / Л. Н. Прадивлянная // Ученые записки Таврического национального университета имени В. И. Вернадского. Научный журнал. Серия «Филология. Социальные коммуникации». – Т. 24 (63), № 2. – Часть 1. – Симферополь, 2011. – С. 174-178.
  5. Прадивлянная Л. Н. Синестезия в прозе английских писателей начала 20 века (на материале произведений В. Вулф, К. Мэнсфилд, Д. Конрада) / Л. Н. Прадивлянная // «Восточнословянская филология». Сборник научных работ. Выпуск № 18. Языкознание. – Горлівка, Из-во ГГПИЯ, 2010 – С. 266-273.
  6. Прадивлянная Л. Н. Кольоропис як елемент імпресіоністичного опису в прозі Вірджинії Вулф / Л. Н. Прадивлянная // Науковий збірник «Гуманітарна освіта в технічних вищих навчальних закладах» - Київ, Видавництво Європейського університету, 2010 – С. 248 - 258.
  7. Прадивлянная Л. Н. Импрессионизм: живопись, литература, язык / Л. Н. Прадивлянная // Мова і культура. (Науковий журнал). – К.: Видавничій Дім Дмитра Бурого, 2009. – С. 63-70.
  8. Прадивлянная Л. Н. Акустические образы в русской импрессионистической прозе / Л. Н. Прадивлянная // Наукові записки. – Випуск 81(3). Серія: Філологічні науки (мовознавство). – Кіровоград: РВВ КДПУ ім. В. Винниченка, 2009. – С. 401-406.
  9. Прадивлянная Л. Н. Лексические и семантические окказионализмы в русской прозе начала ХХ века / Л. Н. Прадивлянная // Науковий часопис Національного педагогічного університету імені М. П. Драгоманова. Серія 9. Сучасні тенденції розвитку мов. – Випуск 3: збірник наукових праць. – К.: Вид-во НПУ ім. М. П. Драгоманова, 2009. - С. 236-240.
  10. Прадивлянная Л. Н. Импрессионистическая светопись в прозе русских писателей / Л. Н. Прадивлянная // Система і структура східнослов’янських мов: до 175-річчя національного педагогічного університету імені М. П. Драгоманова (Збірник наукових праць) – К.: Знання України, 2009. – С. 161-168.
  11. Прадивлянная Л. Н. Функции адъективных сложений в прозе русских писателей Серебряного века / Л. Н. Прадивлянная // Европейские языки: историография, теория, история. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 7. – Елец, 2009. – С. 55-61.
  12. Прадивлянная Л Н. Лексико-семантическая синестезия в импрессионистических текстах / Л. Н. Прадивлянная // Наукові записки Луганського національного університету. – Випуск 8. Т. 2. Серія «Філологічні науки». – Луганськ: Вид-во ДЗ «ЛНУ ім. Тараса Шевченка», 2009. – С. 330-337.
  13. Прадивлянная Л. Н. «Туман» как объект импрессионистического описания в прозе И. А. Бунина / Л. Н. Прадивлянная // Мова і культура. (Науковий журнал). – К.: Видавничій Дім Дмитра Бурого, 2008. – Вип. 10. – Т.XII (112). – С. 53-58.
  14. Прадивлянная Л. Н. Импрессионистическая лексика в русской прозе рубежа 19-20 веков /Л. Н. Прадивлянная // Культура народов Причерноморья (Научный журнал). – Симферополь, Межвузовский центр «Крым». № 137. Том 2. 2008. – С. 147-150.

Аннотации

Прадивлянная Л. Н. Лексико-грамматические средства создания импрессионистического эффекта в русских, английских и немецких художественных текстах конца ХІХ начала ХХ века. На правах рукописи.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук по специальности 10.02.15 – общее языкознание. – Донецкий национальный университет, Донецк, 2013.

Диссертация посвящена сопоставительному исследованию свойства и особенностей функционирования цветописи, светописи, синестезии как ключевых компонентов импрессионистического эффекта в пейзажных и портретных описаниях русских, английских, австрийских и немецких писателей конца ХІХ – начала ХХ века, в творчестве которых проявилась импрессионистическая тенденция.

В результате сопоставительного исследования были выявлены и проанализированы доминирующие языковые средства, с помощью которых в разных языках нашло свое отражение импрессионистическое мировидение в зависимости от экстралингвистических (национальной специфики развития), а также лингвистических факторов (принадлежность языка к определенному структурному типу). Проанализированные лексико-семантические и грамматические механизмы усиления выразительности художественного слова дают основания для введения термина импрессионистическая лингвистика для обозначения формальных особенностей импрессионистических описаний.

Ключевые слова: художественный текст, импрессионистический эффект, цветопись, светопись, синестезия, импрессионистический контекст, визуальная импрессия

Прадівлянна Л. М. Лексико-граматичні засоби створення імпресіоністичного ефекту в російських, англійських і німецьких художніх текстах кінця ХІХ початку ХХ століття. – На правах рукопису.

Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата філологічних наук за спеціальністю 10.02.15 – загальне мовознавство. – Донецький національний університет, Донецьк, 2013.

Дисертація присвячена зіставному дослідженню властивостей та особливостей кольоропису, світлопису і синестезії як ключових елементів створення імпресіоністичного ефекту в пейзажних та портретних описах російських, англійських, австрійських та німецьких письменників кінця ХІХ – початку ХХ століття, творчість яких позначено імпресіоністичною тенденцією.

Імпресіоністичний ефект розуміється як стилістичне «враження» подібне до мальовничого ефекту картин імпресіоністів, яке виникає у читача в результаті появи в тексті особливих стилістично забарвлених елементів і, на відміну від імпресіонізму як феномена мистецтва, співвідноситься зі стильовою спрямованістю й дає змогу говорити про кореляцію художніх літературних текстів із живописними творами.

Відмічено, що для літературних текстів характерні відсутність традиційного цілісного сюжету, фрагментарність, мальовничість. Розкрито сутність принципових категорій імпресіонізму - зоровості, враження, настрою, пленеру, та виявлені ключові компоненти візуальних описів - кольоропис, світлопис, синестезія.

Окреслено основні напрямки дослідження імпресіонізму в лінгвальному аспекті. Встановлено, що імпресіоністичне світобачення призвело до оновлення мовних засобів виразності і втілилося в мовних структурах різного рівня: технікою звукопису і звуконаслідування, звукосимволізмом у фонетиці; лексичному аспектові властиві прийоми кольоропису і світлопису, оказіональне осмислення лексем, багатозначність, посилена метафоричність, різноманітні синестетичні аналогії, широке використання емоційно й експресивно забарвленої лексики; на рівні синтаксису виокремлено номінатив і бездієслівне речення як особливі риси імпресіонізму, а також особливий, неврівноважений та уривчастий синтаксичний ритм.

У результаті порівняльного дослідження були виявлені та проаналізовані домінантні мовні засоби, за допомогою яких у різних мовах знайшло своє відображення імпресіоністичне світобачення залежно від екстралінгвістичних факторів (національної специфіки розвитку), а також лінгвістичних чинників (належність мови до певного структурного типу).

Виявлено, що в російській мові основним засобом імпресіоністичного ефекту стала система складних прикметників, а в англійській мові - словосполучень колірної, світлової, синестетичної та емоційної семантики. Важливим словотворчим засобом у пошуку нових форм вираження імпресіоністичного світобачення в німецькій мові називається оказіональний композит.

На морфологічному рівні імпресіоністичну колористику у всіх мовах представлено прикметниками, а світлопис реалізується головним чином субстантивом.

Встановлено, що спільними рисами імпресіоністичних візуальних картин стали висока концентрація лексики колірної і світлової семантики в мінімальному контексті, специфічна імпресіоністична метафора, насичення ознакового значення лексем на позначення кольору та світла емоційно оціночними семами, виняткова світлова насиченість, при цьому лексика світла завдяки своєму багатому семантичному потенціалу не стільки посилює мальовничий план опису, скільки створює конотативні, динамічні й навіть колірні імпресії, значно підвищуючи виразність та емоційність твору, а також синестетична образність, де домінують дотиково-візуальна й візуально-звукова синестезії. Найчастіше різноманітні види синестезії виявляються в текстах російських письменників. Доповнення вербалізованих зорових вражень словесними акустичними, одористичними, смаковими, тактильними відчуттями створює ефект присутності адресата в текстовому просторі, а також цілісності сприйняття дійсності.

Проаналізовані лексико-семантичні та граматичні механізми посилення виразності художнього слова дають підстави для введення терміна імпресіоністична лінгвістика на позначення формальних особливостей імпресіоністичних описів.

Ключові слова: художній текст, імпресіоністичний ефект, кольоропис, світлопис, синестезія, імпресіоністичний контекст, візуальна імпресія.

Pradivlyanna L. М. Lexical and Grammatical Means of Creating Impressionistic Effect in Russian, English and German Literary Texts of the late XIX - early XX century. - Manuscript.

Thesis for a Candidate Degree in Philology, speciality 10.02.15 – General Linguistics. - Donetsk National University, Donetsk, 2013.

The thesis focuses on the comparative study of the linguistic means of creating impressionistic effect in the works of Russian, British, German and Austrian authors of the late ХІХ – early ХХ century who are renowned for the use of impressionistic technique in their writings.

Impressionism as an aesthetic movement and a type of artistic thinking manifests itself in the language in the use of a special pattern of words and structures of color and light semantics, synesthesia, which are employed in a stylistic context specifically designed for a purpose of creating the impression of immediate subjective sensuous (predominantly visual) experience and achieving vividness as of the impressionistic painting.

The thesis identifies and analyzes both extra-linguistic (national identity), and linguistic factors (language belonging to a particular structural type) of impressionistic effect in the Russian, English and German texts and adopts the term impressionistic linguistics to refer to the formal features of impressionistic descriptions which are used to evoke subjective and sensory impressions.

Key words: impressionistic effect, vocabulary of color and light semantics, synesthesia, impressionistic context, visual impression


[1] Здесь и далее в работе приводятся собственные переводы английских и немецких текстов. Для нас важно показать языковые аспекты импрессионизма, поэтому мы стремимся к абсолютной точности перевода – Л.П.



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.