WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Содержание КАТАСТРОФА В ЯПОНИИ: БУЙСТВО СТИХИИ И ПРОСЧЕТЫ ЛЮДЕЙ Автор: Е. М. РУСАКОВ 1 ...»

-- [ Страница 2 ] --

ОБРАЗОВАНИЕ В АФРИКЕ: ПРОБЛЕМЫ, РАЗВИТИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ Автор: Е. Б. ДЕМИНЦЕВА

Е. Б. ДЕМИНЦЕВА

Кандидат исторических наук

Ключевые слова: Африка, образование, нищета, гендер, дискриминация, конфликты, СПИД, ЮНЕСКО

В последнее десятилетие на международном уровне вопросам образования уделяется особое значение. Для стран Африки, как Северной, так и, особенно, Тропической, одной из наиболее актуальных и требующих незамедлительных действий задач является повышение образовательного уровня населения. По данным Всемирного банка, более 70% детей, не охваченных школьным образованием, живут в Южной Азии и странах Африки южнее Сахары1.

По данным ЮНЕСКО, в субсахарской части Черного континента 35 млн. детей не ходят в школу, причем 19 млн. составляют девочки2. Средний уровень грамотности в Африке достигает 70% для мужчин и 50% для женщин, а степень охвата школьным обучением в некоторых странах составляет 90%, тогда как в других - лишь 60%. Доступность начального образования во многом зависит от того, где проживают дети - в городах или в деревнях, а также от уровня доходов семьи и пола ребенка. По данным Всемирного банка, на 100 мальчиков, получающих начальное образование, приходится лишь 83 девочки3.

Ведущей организацией, занимающейся формированием политики в сфере образования на международном уровне, является ЮНЕСКО, которая, в частности, курирует проект ООН "Десятилетие грамотности" (2003 - 2012 гг.). Среди целей проекта - повышение качества и расширение программ ликвидации неграмотности для молодежи и взрослых, а также привлечение дополнительных финансовых средств для их выполнения. В центре внимания ЮНЕСКО находится Африка с такими проблемами, как низкий уровень образования, гендерное неравенство в этой сфере и др.

2012 год является завершающим в проекте "Десятилетие грамотности". В связи с этой программой ЮНЕСКО поставила перед собой задачу продемонстрировать важнейшую роль образования в обеспечении устойчивого социально-экономического развития. На сегодняшний день, совместно с другими партнерами, ЮНЕСКО ведет работу, направленную на то, чтобы все дети имели возможность посещать школу, в которой работают квалифицированные учителя, способные дать им качественное образование. Вопросы, которые охватывает деятельность организации, затрагивают и такие темы, как дискриминация в области образования и неграмотности, изучение национальных культур и подготовка национальных кадров.

По данным Всемирного банка, в начале 2000-х гг. в странах Тропической Африки стали наблюдаться некоторое расширение масштабов охвата детей начальным образованием и постепенное возвращение к уровню начала 1980-х гг. (80%). В последние годы правительства многих стран стали уделять достаточно внимания этой сфере, стараясь сократить расходы родителей на образование детей и увеличив выделяемые бюджетные средства.

Вместе с тем, многие исследователи пришли к выводу, что составленные ООН и ЮНЕСКО программы выполняются недостаточно эффективно. Прогнозы свидетельствуют о потенциальном сокращении общих объемов финансирования образования в Африке южнее Сахары и уменьшении расходов на зарплату учителей, школьное оборудование и программы, предназначенные для самых обездоленных слоев населения.

Следует отметить, однако, что некоторые африканские страны в последнее десятилетие успешно развивали систему начального образования. Например, в Эфиопии количество детей, не имеющих возможности обучаться в школах, уменьшилось с 6,5 млн. в 1999 до 2,7 млн. в 2008 г. В то же время в Танзании в начале 2000-х гг. менее половины детей школьного возраста посещали учебные заведения, эта ситуация сохраняется по сей день. В Марокко число детей, не посещающих школу, уменьшилось с 1,2 млн. в 1999 г. до 360 тыс. в 2008 г. В свою очередь, Бенин относится к числу тех стран мира, которые наиболее быстро продвигаются к всеобщему охвату населения образованием: 50% - в 1999 г. и 80% - в 2007 г. Сократился и гендерный разрыв: если в 1999 г. на 100 посещавших школу мальчиков приходилось лишь 67 де-

Статья написана при поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта "Роль человеческого капитала в формировании образа страны в многополярном мире: сравнение российских и африканских реалий". Проект N09 - 02 - 00551а/р.

стр. 15

вочек, то в 2007 г. этот показатель увеличился до 834.

Заметный шаг вперед был сделан даже в некоторых беднейших странах Тропической Африки. Так, отмена платы за обучение в Бурунди способствовала тому, что охват начальным образованием с 1999 г. вырос втрое, составив к 2008 г. 99%. 90%-ный рубеж преодолела и Замбия.

НОВОЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ - СТАРЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Среди основных проблем, за решение которых страны Тропической Африки вынуждены сегодня бороться, остаются нищета, гендерное неравенство, недостаток квалифицированных кадров преподавателей и как следствие - низкий уровень образования, а также нежелание правительств некоторых африканских государств уделять должное внимание вопросам ликвидации неграмотности.

Проблему нищеты можно назвать наиболее распространенной причиной неблагоприятного положения в области образования в Африке. Многие родители неспособны оплатить расходы на обучение, и даже если оно бесплатное, - на учебные пособия и школьную форму, так как они конкурируют с расходами на продукты питания. Несмотря на то, что число детей школьного возраста в мире увеличивается, общее количество не посещающих школу снизилось со 106 млн. в 1999 г. до 69 млн. в 2008 г., но почти половина их (31 млн) живут в странах Африки южнее Сахары5.



Еще одним следствием нищеты является детский труд: по этой причине множество детей из бедных семей не могут посещать школы. Прежде всего, это касается девочек, занятых домашним трудом.

На сегодняшний день актуальной остается проблема гендерного равенства в африканских школах. По данным Всемирного доклада по мониторингу "образование для всех" (ОДВ) за 2010 г., "несколько стран Западной Африки, где гендерные диспропорции особенно велики, разработали политику, направленную на усиление паритета и проводимую в жизнь в рамках более широкой стратегии обеспечения всеобщего начального образования. Эта политика также преследует задачу обеспечить изменение отношения к месту девочек и женщин в обществе, финансовые стимулы для посещения школы, водоснабжение и соответствующие санитарно-гигиенические условия в школах, набор учителей из числа женщин и увеличение их числа в сельских районах, а также больший учет гендерной проблематики при проведении педагогической подготовки".

Однако неравноправное положение женщин не является единственной формой неравноправия в этих странах. К проблемам, стоящим на пути к получению образования, относятся и такие факторы, как место проживания и языковая принадлежность. Многие дети из удаленных деревень не имеют возможности посещать школы, находящиеся на расстоянии многих километров от дома. Наиболее серьезно этот вопрос стоит для детей кочевников, поскольку стационарные школьные инфраструктуры и жесткое расписание занятий не приспособлены для образа жизни мигрирующего населения. В Уганде, например, где в целом отмечается заметный прогресс в развитии всеобщего начального образования, среди скотоводов племени караманджонг продолжительность обучения в среднем составляет менее одного года. Международные организации озабочены созданием сети так называемых школ-сателлитов в таких районах.

Большую роль для развития образования играет и языковый фактор.

Во многих африканских странах дети учатся на языке, на котором не говорят в их семьях. Это касается 221 млн. детей. Одной из причин плохой успеваемости является обучение на языке, которого ученики не понимают или понимают с трудом6. Для Африки, континента со множеством языковых групп, проблема языка обучения имеет особое значение. Языковое разнообразие создает проблемы при наборе учителей, разработке учебных программ и пособий. Вместе с тем, обучение на официальном национальном языке предоставляет в будущем больше шансов на получение хорошо оплачиваемой работы. В настоящее время многие страны пытаются как-то урегулировать этот вопрос, создавая программы двуязычного образования. "Многие программы, введенные в Африке южнее Сахары, показывают, что преподавание на родном для детей языке дает позитивные результаты. Так, создание двуязычных школ в Буркина-Фасо позволило повысить результаты обучения, а в Мали помогло сократить уровень школьного отсева"7.

Для многих стран Африки остается актуальной проблема нехватки квалифицированных преподавателей. В государствах Тропической Африки на 1 учителя в среднем приходится 40 учеников. В Мадагаскаре, Мозамбике, Сьерра-Леоне эта цифра увеличивается до 80. В городах квалифицированных педагогов, естественно, больше, чем в сельской местности. Во многих странах Африки проблема учителей упирается не только в вопрос их квалификации, но и оплаты их труда. Из-за низких зарплат преподаватели вынуждены искать приработки или же отказываться от своей педагогической деятельности.

Политические конфликты и войны, которые пришлось переживать многим странам континента, зачастую не только подрывали, но почти полностью уничтожали национальную систему образования, так как правительствам приходилось резко сокращать расходы на социальную сферу. Кроме того, в зонах военных действий родители боялись отпускать детей в школу. В Мозамбике во время гражданской войны (1976 - 1992) была закрыта или разрушена почти половина

стр. 16

начальных школ8. В Сьерра-Леоне, где повстанческие отряды в значительной степени формировались из молодежи и подростков, половина "бойцов" оставила школу из-за разрушения или закрытия учебных заведений в их районах.

Охваченным конфликтами странам помогают различные международные гуманитарные организации. Как правило, эта помощь носит временный характер и касается, прежде всего, систем жизнеобеспечения людей, оказавшихся в военных зонах. Решение вопросов долгосрочного характера, к каким относится и образование, обычно отодвигается на второй план. В результате после разрешения конфликта оказывается, что система образования страны полностью или частично разрушена.

Одной из главных проблем Африканского континента является распространение ВИЧ и СПИДа9, в том числе и у детей моложе 15 лет. Эти заболевания не только угрожают жизни детей, но и препятствуют посещению ими школ. В некоторых учебных заведениях запрещено обучаться инфицированным детям. Программы ООН и ЮНЕСКО, направленные на борьбу с этими заболеваниями, предусматривают их реализацию, в том числе и в школах, что позволяет предоставить школьникам необходимую и жизненно важную информацию о мерах борьбы с ВИЧ и СПИДом. Кроме того, подобные знания препятствуют превращению детей и учителей в изгоев общества и позволяют им вести полноценную жизнь рядом со своими одноклассниками и учениками.

ПОДВОДЯ ИТОГИ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Несмотря на проблемы, с которыми сталкиваются школы и школьники в африканских странах, можно говорить и о прогрессе, например, в обеспечении начального образования. По данным доклада ЮНЕСКО, опубликованного в 2010 г., в некоторых странах уменьшились гендерные диспропорции, расширились возможности для обездоленных групп10.

Согласно осуществляемой ЮНЕСКО программе "Декларация тысячелетия", к 2015 г. все дети-африканцы, достигшие соответствующего возраста, должны стать школьниками. Однако в половине стран Африки к югу от Сахары, по которым получены данные, как минимум каждый четвертый ребенок младшего школьного возраста не попал в число учащихся в 2008 г. Эксперты полагают, что "поставленная на 2015 г. цель, которая состоит в том, чтобы все дети имели возможность поступить в начальную школу и закончить ее в полном объеме, по-прежнему достижима, но это потребует от правительств решительных действий в ближайшие два года, особенно в условиях сегодняшнего экономического кризиса"11. Так, число школьных учителей потребуется удвоить.

Не остаются без внимания и среднее, техническое и профессиональное образование, однако развитие этих видов обучения тормозится недостаточным финансированием, плохой организацией школьного дела и слабыми связями с рынком труда, недостатком квалифицированных преподавателей.

"В странах Африки к югу от Сахары, - отмечают эксперты ЮНЕСКО, - правительства сталкиваются с серьезнейшими вызовами реформы технического и профессионального образования... Учащиеся начинают получать профессиональное образование слишком рано, а завершив его, сталкиваются с угрозой безработицы. Кроме того, исследования, проведенные в Буркина-Фасо, Гане и Объединенной Республике Танзания, показали, что меньше всего возможностей воспользоваться программами профессионального образования имеют обездоленные группы. Вместе с тем, появляются некоторые новые позитивные стратегии, например, в Камеруне, Руанде и Эфиопии. Правительствам в странах Африки к югу от Сахары, как и в других регионах, приходится обеспечивать сбалансированность между общим, техническим и профессиональным образованием. Всеобъемлющим приоритетом должно стать повышение уровней охвата, уменьшение отсева и обеспечение перехода учащихся после базового образования на среднюю ступень. Профессиональное образование, однако, могло бы играть гораздо более заметную роль в предоставлении второго шанса обездоленной молодежи"12.

Что касается высшего образования, то стоит обратить внимание на две проблемы: доступ к этой ступени обучения в странах Африки южнее Сахары и иммиграция студентов. По данным ЮНЕСКО, затраты на одного студента остаются довольно большими, и это само по себе снижает количество мест в университетах. В результате значительная часть молодежи эмигрирует за границу - в соседние африканские государства, в Европу, США, Канаду, а в последнее время и в страны Азии, например, в Китай, для обучения в вузах этих стран.

1 http://www.un.org/ru/youthink/education.shtml

2 http://www.unesco.org/new/fr/education/themes/Ieading-the-international-agenda/efar eport/

3 http://www.un.org/ru/youthink/education.shtml

4 Ibid., p. 13.

5 По данным http://www.un.org/russi-an/millenniumgoals/mdgreport2010.pdf#page=19

6 http://unesdoc.unesco.org/images/0018/001865/186525R.pdf. С. 28.

7 Там же. С. 32.

8 http://www.un.org/russian/esa/hdr/2005/hdr05_ru_chapter_5.pdf

9 Согласно оценкам ЮНЕСКО, в 2007 г. насчитывалось 33 млн. человек, живущих с ВИЧ и СПИДом, включая 2 млн. детей младше 15 лет.

10 http://unesdoc.unesco.org/images/0018/001865/186525R.pdf

11 Ibidem.

12 Ibid., p. 17.

стр. 17

Заглавие статьи ПОЛИТЭКОНОМИЯ СОВРЕМЕННОГО ИСЛАМА: ОПЫТ ТУРЦИИ
Автор(ы) Н. Ю. УЛЬЧЕНКО
Источник Азия и Африка сегодня,  № 4, Апрель  2011, C. 18-23
Рубрика
  • ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА
  • ИСЛАМИЗАЦИЯ, ИСЛАМИЗМ И ЭКСТРЕМИЗМ
Место издания Москва, Россия
Объем 38.7 Kbytes
Количество слов 4202
Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/24859331

ПОЛИТЭКОНОМИЯ СОВРЕМЕННОГО ИСЛАМА: ОПЫТ ТУРЦИИ Автор: Н. Ю. УЛЬЧЕНКО

Ключевые слова: Турция, исламская экономика, ПСР, социальная зашита населения

Н. Ю. УЛЬЧЕНКО

Кандидат экономических наук

12 сентября 2010 г. в Турции прошел референдум во вопросу внесения изменений в действующую конституцию. Поправки затрагивали вопросы политического устройства Турецкой Республики и прав граждан. Первая их группа предусматривала ослабление контроля судебной власти и армии над правительством как таковым, на момент проведения референдума - над ныне действующим правительством происламской Партии справедливости и развития (ПСР). Поэтому благоприятные для ПСР итоги референдума (более половины участников поддержали изменения Основного закона) можно расценивать как очередной вотум доверия правящей партии со стороны значительной части турецкого общества.

Поддержка правительства в вопросах политического устройства была бы невозможна без одобрения массовым избирателем проводимой социально-экономической политики. Каковы же ее особенности, насколько они предопределены идентификацией ПСР как партии происламского толка? Наконец, можно ли говорить о том, что успешная, по мнению значительной части электората, экономическая деятельность ПСР обеспечена использованием в той или иной мере принципов исламской экономики в сегодняшней Турции?

ВОЗМОЖНА ЛИ ИСЛАМСКАЯ ЭКОНОМИКА В СОВРЕМЕННОЙ ТУРЦИИ?

Прежде чем искать ответы на эти вопросы, следует принять во внимание несколько предварительных соображений.

Во-первых, необходимо выяснить содержание термина "исламская экономика". Экономисты из мусульманских стран, являющиеся авторами концепции и разработчиками теоретических основ исламской экономики, часто определяют ее как рыночную, но руководствующуюся исламскими ценностями, такими как сотрудничество, ответственность, справедливость. По их мнению, исламская экономика представляет собой не более, чем попытку обеспечить баланс между рынком, семьей, обществом и государством, поэтому "исламизация" экономики в первую очередь затрагивает распределение доходов и борьбу с бедностью, то есть проблемы, в решении которых не удалось преуспеть капитализму1.

Принцип социальной справедливости рассматривается как наиболее существенный атрибут исламской экономики. Трактовка данного принципа базируется на двух положениях. Первое положение предусматривает взаимную ответственность, второе - соблюдение социального баланса. Это означает, что ислам допускает имущественное неравенство, но в разумных пределах. Не одобряется общественное устройство, в рамках которого меньшинство живет в роскоши, а большая часть населения влачит голодное нищенское существование.





Во-вторых, исламская экономика зачастую ассоциируется с деятельностью исламских финансовых институтов, функционирующих на беспроцентной основе. В современной Турции существуют и, по-видимому, довольно активно развиваются банковские институты исламского типа. Они известны как "специальные финансовые организации". В последние годы информация о деятельности специальных финансовых организаций как отдельном фрагменте национальной банковской системы не публикуется. Можно сказать лишь о том, что, по состоянию на конец 1990-х гг., на них приходилось немногим более 2% от суммарных активов национальных банков2. Тем не менее, банковские учреждения, функционирующие на беспроцентной основе, видимо, правильнее было бы рассматривать как одну из форм соблюдения общего принципа исламской экономики - принципа социальной справедливости.

Акцент на общие принципы, а не на конкретные формы их воплощения обусловлен не только стремлением избежать узости подхода, в рамках которого исламская экономическая модель иногда сводится лишь к наличию специфических финансовых институтов. Важно учесть, что светский характер Турецкой Республики и довольно длительный период жесткого ограничения государством влияния ислама на общественное развитие значительно ослабили и юридические, и исторические предпосылки полномасштабного возрождения исламской экономической традиции. Известный турецкий исследователь З. Ониш пишет: "Несомненно, что значительно более скромный курс, которого придерживаются в последние годы исламисты в Турции, отражает, в том числе, влияние кемалистского проекта модернизации с его сильным акцентом на принцип секуляризации"3.

В качестве третьей важнейшей предварительной посылки анализа следует принять следующее: говоря о возможном влия-

стр. 18

нии принципов исламской экономики на современное экономическое развитие Турции, можно ставить вопрос лишь о вероятной модификации общей модели, некоторых изменениях приоритетов, но никак не о полномасштабной реализации экономико-правовых установок шариата, официальном использовании предписываемой им системы налогообложения и проч.

Разработка концепции исламской экономики пока еще далека от своего завершения, что позволяет дополнить ее более или менее официально признанные постулаты логически вытекающими из них положениями, которые подтверждены тезисами отдельных теоретиков или, что более важно, экономической практикой исламских (происламских) правительств в национальных мусульманских государствах. Так, например, из важности соблюдения принципа социальной справедливости логически следует признание довольно существенной роли государства как экономического и социального регулятора в системе исламской экономики.

Поскольку сама идея исламской экономики вдохновлена стремлением создать экономическую модель, альтернативную либеральной западной экономике, вполне логично, что эта модель не может или, по крайней мере, не должна воплощаться на деньги Запада, для которого, в свою очередь, целесообразность финансирования исламского экономического эксперимента не очевидна. Поэтому идее перестройки экономики на исламский лад свойственно отрицательное отношение к использованию внешних источников финансирования, в первую очередь, к средствам из западных стран, которые являются крупнейшими кредиторами на мировом финансовом рынке.

Данный тезис в настоящей статье является четвертой посылкой дальнейшего анализа.

Например, руководство Ирана проявляет крайнюю осмотрительность в отношении внешних источников финансирования на протяжении всего периода развития после Исламской революции 1979 г. Но финансирование иранской экономики поддерживается нефтяными доходами, особенно в годы благоприятной ценовой конъюнктуры.

Что же касается экономики Турции, которая еще со времен проблемы османского долга оказалась прочно привязанной к финансированию извне, провозглашение подобных лозунгов следует рассматривать либо как проявление экономического авантюризма, либо, в лучшем случае, - сознательной готовности пойти на замедление темпов экономического роста, если, конечно, не найдется более приемлемый источник финансовой поддержки за рубежом, лучше всего, имеющий мусульманское происхождение.

Так, в 1995 г. важнейшей составляющей предвыборной кампании Н. Эрбакана, лидера происламской Партии благоденствия (ПБ) - предшественницы ПСР, стала идея противостояния Западу и Европейскому Союзу. Лидеры ПБ противопоставляли сложившейся модели идею опоры на собственные силы. Государственный министр* коалиционного правительства А. Гюль (от Партии благоденствия), отвечая на вопрос турецкого журнала "Ekonomist" об изменениях в экономической политике, планировавшихся его правительством, заявил: "Каждая страна прибегает к использованию внешних источников, к займам, но мы верим, что главный принцип, который позволит разорвать порочный круг, заключается в том, что страны, подобные Турции, способны поддерживать динамизм внутри национальной экономики"4. Отсюда и главный принцип исламистов во взаимоотношениях с МВФ - "да" сотрудничеству по вопросам разработки макроэкономической политики, "нет" - долгосрочному кредитному сотрудничеству в рамках схемы "stand by".

Ниже будут рассмотрены, во-первых, особенности социальной политики действующего правительства Партии справедливости и развития. Во-вторых, его отношение к использованию внешних источников финансирования. Важно также выявить, произошли ли за годы его правления какие-либо изменения в характере отношений Турции и Фонда.

СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ПСР

На первых этапах в экономической политике нового правительства проявлялась наметившаяся еще в период предвыборной борьбы попытка противостояния требованиям МВФ по соблюдению жесткой фискальной политики, что неизбежно предполагало ограничение социальных расходов. 5 апреля 2003 г. турецкие уполномоченные лица подписали очередное "Письмо о намерениях"**, подготовленное в связи с началом работы специалистов Фонда над очередным отчетом по кредитному соглашению с Турцией. В письме подчеркивалось: "Оставаясь приверженным политике дезинфляции и стабилизации, правительство признает жизненно важным для успешного продолжения реформ социальную защиту наиболее уязвимых слоев населения". ПСР как партия власти не скрывала своего намерения, оставаясь в рамках бюджета, повышать роль социальных расходов посредством более избирательной целевой направленности социальных программ и использования основной части имеющихся ресурсов на поддержку наиболее нуждающихся групп населения (курсив - Н. У.)5. При этом активность социальной политики в действительности не всегда позволяла оставаться в рамках бюджета.

В дальнейшем сотрудничество с МВФ стало носить более согласованный характер. Тем не менее, турецкая элита не отказалась от продолжения и даже введения дополнительных социальных программ, впрочем, довольно ограниченных, но неизменно компенсировала новые расходы увеличением налогов и сборов. При этом подходы правительства ПСР к финансированию социальной политики вполне соответствовали объявленным еще в начале его правления и не утратившим актуальность в дальнейшем принципам целевой избирательности и поддержки наиболее нуждавшихся групп (как правило, они совпа-

* Пост государственного министра в правительстве Турции соответствует посту вице-премьера в правительстве РФ.

** Письмо представляет собой анализ состояния экономики страны и изложение макроэкономической программы на ближайший период.

стр. 19

Таблица

Размеры выплат по линии учреждений социальной поддержки Турции (% ВВП)

Учреждения (виды) социальной поддержки 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г.
Министерство здравоохранения (система "зеленых карт") 0,19 0,20 0,19 0,28 0,38 0,46
Общество социальной защиты 0,09 0,16 0,14 0,16 0,17 0,19
Генеральное управление вакфов* 0,0008 0,0010 0,0015 0,004 0,008 0,007
Общество социальной защиты детей (расходы по предоставлению материально-вещественной помощи) 0,0015 0,0021 0,0020 0,0024 0,005 0,006
Министерство образования** 0,004 0,003 0,004 0,007 0,007 0,009
Фонд поддержки социальной помощи и солидарности ... 0,06 0,07 0,09 0,10 0,10

* Расходы по статье "Расходы на обеспечение горячим питанием и обеспечение повседневными продуктами питания", являющейся наиболее крупной в структуре расходов Генерального управления вакфов.

** Данные по расходам на выплаты стипендий.

Составлено и рассчитано по: Hacimahmutoglu H. Turkiyedeki Sosyal Yardim Sisteminin Degerlendirilmesi. DPT-Uzmanlik Tezleri. Ankara, 2009, s. 103.

дают с наиболее важными электоральными группами), в т.ч. за счет роста налогового бремени, ложившегося на плечи прочих социальных слоев.

Определенная двойственность социальной политики как неизбежное следствие ее "избирательности" стала одной из важнейших ее особенностей в период правления Партии справедливости и развития. С одной стороны, важным шагом в сфере социальной политики стало окончательное согласование реформы системы социального страхования, подготовленной в рамках договоренностей с МВФ. Ее основные направления заключаются в следующем: постепенное повышение пенсионного возраста к 2060 - 2070 гг. до 65 лет6, ограничение уровня индексации пенсий уровнем роста цен, снижение уровня пенсий относительно заработной платы до международных стандартов (по состоянию на 2007 г., Турция имела один из самых высоких относительных уровней пенсий среди стран ОЭСР). В апреле 2008 г. реформа была одобрена парламентом.

С другой стороны, пенсионное обеспечение является далеко не единственным и, с точки зрения правительства ПСР, очевидно, не самым важным звеном системы социальной поддержки. И действительно, помимо трудовых пенсий, в Турции осуществляются разнообразные социальные выплаты. Министерство здравоохранения, в частности, покрывает расходы на лечение граждан, не входящих в категорию "оплачиваемой рабочей силы" (через систему так называемых "зеленых карт"). Общество социальной защиты наряду с обычными трудовыми пенсиями выплачивает ежемесячные пособия гражданам в возрасте свыше 65 лет. Генеральное управление вакфов7 уполномочено на поддержку таких проектов, как открытие студенческих общежитий, учебных заведений, выплата ежемесячных пособий нуждающимся инвалидам. Общество социальной защиты детей оказывает поддержку в материально-вещественной и денежной форме детям из нуждающихся семей, не способных обеспечить основные потребности ребенка хотя бы на минимальном уровне для соответствующего возраста. Министерство образования обеспечивает некоторым категориям учащихся бесплатное проживание и стипендии. Фонд поддержки социальной помощи и солидарности (ФП) через обширную систему местных отделений социальной помощи и солидарности оказывает самые разнообразные виды поддержки нуждающимся и т.д.

Анализ статистических данных демонстрирует уверенный рост абсолютных размеров помощи, оказанной через систему государственных организаций социальной поддержки в 2002 - 2007 гг.: среднегодовые темпы роста выплат по линии этих организаций составляли от 30 до 80%, что кратно превосходило годовые показатели инфляции. Еще более убедительным выглядит рост расходов на социальную поддержку относительно ВВП - от 2 до 10 раз (см. табл.).

Турецкий автор Д. Йылдырым отмечает, что если в 2002 г. доля материально-вещественной помощи в общем объеме бюджетных трансфертов составляла 2,64%, то в 2005 г. - 19,29%8.

В декабре 2004 г. в силу вступил закон N5263, имевший целью укрепление организационной структуры Фонда поддержки социальной помощи и солидарности. Для управления Фондом создавалась дирекция при аппарате премьер-министра. Эта мера была продиктована стремлением к дальнейшему расширению роли и влияния ФП в системе социальной поддержки населения.

Особое отношение правительства к Фонду связано с целями и особенностями его функционирования, которые исключительно

стр. 20

близки исламской риторике взаимопомощи и взаимной ответственности членов уммы. Основополагающая целевая установка отражена в ст. 1 закона об учреждении ФП: "Оказывать помощь людям, оказавшимся в затруднительном положении или нуждающимся в помощи, принимая меры к укреплению социальной справедливости, обеспечивать справедливое распределение доходов, поощрять социальную помощь и солидарность"9.

В стране действуют 973 отделения Фонда, расположенные не только в каждом иле, но и каждом илъче (т.е. в каждом территориальном подразделении административного округа). Гибкость достигается через многообразие форм помощи, предоставляемой Фондом. Так, лишь основных ее разновидностей - пять: периодическая помощь, помощь на медицинские нужды (на лечение), выделение средств на особые нужды (финансирование бесплатных общественных столовых, поддержка в чрезвычайных ситуациях, содержание приютов), помощь в получении образования (поддержка студентов и проч.), продовольственная помощь (оказываемая в канун религиозных праздников Курбан-байрам и Рамазан-байрам, организация благотворительных обедов, систематическая помощь продуктами и одеждой).

Масштабная деятельность Фонда, очевидно, во многом обеспечивается статусом одного из трех сохранившихся в Турции на сегодняшний день внебюджетных фондов. Это означает, что расходы ФП не контролируются парламентом, а требуют одобрения только совета Фонда и премьер-министра. Подобный статус Фонда, очевидно, позволяет отнести его к неформальным каналам предоставления помощи, роль которых, по мнению З. Ониша, особенно важна в условиях бюджетных ограничений, т.е. ограничений на использование формальных каналов перераспределения, накладываемых фискальными требованиями МВФ10.

Привлекательность Фонда поддержки социальной помощи и солидарности для правящей партии заключается в том, что через посредство Фонда можно оказывать помощь конкретному избирателю с его специфическими нуждами, используя индивидуальный подход и устанавливая тем самым эффективный контакт нуждающегося электората с властью, как правило, с позитивным исходом для первого, а в более долгосрочной перспективе - и для второй. Размер социальных расходов по линии этого Фонда весьма существенен и уступает лишь социальным выплатам, осуществляемым для финансирования системы "зеленых карт" и поддержки пожилых граждан, не имеющих право на официальную пенсию.

Турецкий исследователь Д. Йылдырым также отмечает исключительно важную роль, которую ПСР отводит Фонду и его многочисленным вакфам в обеспечении роста объемов социальной помощи и трансфертов. По его оценкам, на момент прихода ПСР к власти в 2002 г. численность семей, получавших, например, субсидии на отопление, составляла менее 1 млн, в 2007 г. - уже 1,9 млн, а в 2008 г. - свыше 2 млн. Всего же в период правления ПСР с 2003 по 2008 гг. тем или иным видом социальной поддержки по линии Фонда воспользовались 42,7 млн. человек, или почти половина населения страны11.

Цель нарастающего потока социальных выплат не ограничивается реализацией исламских принципов в рамках экономической политики правящей партии. По верному замечанию Д. Иылдырыма, характерный в целом для неолиберального подхода рост социальных выплат в данном случае удачно переплетается с "проектом исламизации", ибо социальная помощь, являясь своего рода посланием в духе ислама, одновременно позволяет партии заполнять оставшиеся пустоты (на электоральном пространстве. - Н. У.). "Понимание истоков этого существенного роста исходящей от государства денежной и материально-вещественной помощи связано с осознанием того, что в основе расширения поддержки ПСР связанным с нею социальным группам (курсив - Н. У.) лежит стремление... к установлению связи между популистскими посланиями и политическими планами", - резюмирует Д. Йылдырым12.

Схожих позиций в оценке социальной политики ПСР придерживается и З. Ониш. Он рассматривает ее как результат переплетения двух факторов - идеологического и прагматического. Идеологический базируется на понятиях справедливости и равенства, подчеркивающих связь партии с исламским наследием, прагматический связан с необходимостью получить популярность и поддержку13.

При этом ПСР далеко не первая политическая сила, использующая социальную помощь в политических целях. Но нововведение правящей партии состоит в трансформации социальной поддержки из "инструмента ослабления влияния бедноты" в инструмент расширения ее поддержки на фоне заметного увеличения объемов помощи и роста масштабов охвата. Совершенно очевиден параллельный ход процессов усиления (или, по меньшей мере, сохранения на высоком уровне) поддержки ПСР от выборов к выборам и роста численности получателей социальной помощи. З. Ониш прямо пишет о том, что "партии (ПСР. - Н. У.) удалось сделать капитал на систематических усилиях помочь бедным... при посредстве различных формальных и неформальных каналов"14.

Весьма существенное обстоятельство, связанное с социальной политикой правительства ПСР, заключается в следующем: рост объемов абсолютной и относительной помощи, оказываемой по вышеперечисленным каналам социальной поддержки, происходит на фоне остающихся практически неизменными относительных размеров расходов на социальные услуги: доля статьи "Здравоохранение и социальные услуги" в структуре ВВП, рассчитанного в ценах 1998 г., в 2002 г. составила 1,3%, в 2003 г. - 1,1%, во все последующие годы, включая 2008 г., -1,2%. Аналогична ситуация и с величиной затрат на образовательные услуги: в 2002 г. - 2,2%, а в последующие годы даже снизилась до 2%15. Данное обстоятельство заставляет вновь обратить внимание на уже отмеченный ранее факт, заключающийся в том, что усиление социальной политики ПСР, очевидно, соседствует с усилением дифференциации в

стр. 21

процессе перераспределения ВВП. Иными словами, принцип избирательности, поддержки связанных с партией социальных групп (курсив - Н. У.) при неизменной доле расходов на социальные услуги означает вытеснение из системы социальной поддержки "несвязанных групп" или, говоря проще, удорожание для них тех услуг, цены на которые субсидируются для "избранников" ПСР.

Обращает на себя внимание справедливое, на наш взгляд, замечание Д. Йылдырыма: "С одной стороны, превращение государственного образования в рыночный товар, с другой - проведение политики в пользу связанных (с ПСР) социальных групп (курсив - Н. У.)"16.

ПРАВИТЕЛЬСТВО ПСР И МВФ

Поскольку правительство ПСР пришло к власти в конце 2002 г., т.е. в период исполнения очередного соглашения с МВФ о стабилизационном кредите, его политика в отношении использования внешних источников финансирования оказалась в большей мере преемственной, чем новаторской.

Вопрос встал более остро летом-осенью 2004 г., когда необходимо было решить, заключать ли новое кредитное соглашение с МВФ. На сей раз было принято положительное решение. Руководство страны кратко объяснило это требованиями рынка17. Сдержанность комментариев официальных лиц объяснялась, видимо, тем, что вновь правительству пришлось сделать выбор не в пользу собственных экономических предпочтений, а в пользу предопределенности, продиктованной экономическими реалиями.

Срок действия соглашения с МВФ истек в мае 2008 г. Повторное решение о сохранении прежнего формата отношений с МВФ, с одной стороны, могло повлечь за собой уже серьезную дискредитацию экономических принципов ПСР, с другой - в пользу возможности проведения более независимой экономической политики говорили достижения Турции в сфере экономической стабилизации и роста. Уже в заключительном "Письме о намерениях", подготовленном турецкой стороной в конце апреля 2008 г., отмечалось, что государственные финансы Турции существенно окрепли за счет поддержания высокого уровня профицита первичного бюджета* на протяжении ряда последних лет: государственный долг снизился до 30% ВВП (к концу 2002 г., т.е. на момент прихода правительства ПСР к власти, он составлял 80%)18. "Это позволяет нам отказаться от достижения цели по поддержанию профицита в размере 6,5% ВВП, которая рассматривалась как ключевая в фискальной политике, заменив ее четким среднесрочным ориентиром"19. Таким образом, речь шла о стремлении Турции перейти к более мягкой фискальной политике, которая допускала бы кратковременное нарушение бюджетной дисциплины при условии его компенсации по итогам среднесрочного периода.

В итоге премьер-министр Р. Т. Эрдоган позволил себе в нескольких публичных выступлениях в 2008 г. заявить, что он не заинтересован в дальнейшем сотрудничестве с МВФ, который вынуждает правительство проводить жесткую фискальную политику. Но решимость правительства поколебал мировой финансовый кризис.

К декабрю 2008 г. Анкара все же объявила о решении заключить соглашение с МВФ с тем, "чтобы повысить доверие инвесторов и покрыть свои потребности во внешнем финансировании"20. Вместе с тем, турецкая сторона начала ставить вопрос об использовании средств Фонда не на цели финансовой стабилизации, а на покрытие возросшего вследствие активных антикризисных мер правительства дефицита бюджета.

16 сентября 2009 г. была обнародована Программа среднесрочного развития Турции на 2010 - 2012 гг. По итогам кризисного 2009 г. Турция не только не планировала достичь какого-либо уровня профицита первичного бюджета, но, напротив, размер дефицита еще до учета процентных выплат по госдолгу должен был составить 2,1% ВВП. В 2010 г. первичный бюджет вновь планировалось свести с дефицитом. Вернуться к профициту первичного бюджета Турция планировала только в 2011 г., по итогом которого он запланирован в размере 0,4%, а по итогам 2012 г. - 1% ВВП21. Турецкая пресса оценила приведенные в программе макроэкономические показатели как "далекие от ожиданий МВФ"22.

Тем не менее, в последовавшем за обнародованием программы заявлении Рашель Ван Элкан, главы миссии МВФ в Турции, отмечалось: "Мы воодушевлены среднесрочной программой, которая ставит целью постепенное выправление ухудшившегося состояния государственных финансов страны... Программа, исходя из серьезного влияния глобального кризиса на турецкую экономику, устанавливает реальные макроэкономические цели и включает важную задачу по стабилизации отношения госдолга к ВВП к 2011 г. и его дальнейшему снижению в последующем"23. Но, видимо, по замыслу турецкого правительства, программа все же должна была стать своего рода вызовом финансовым параметрам, "навязываемым" МВФ.

В качестве ответа на этот вызов можно расценивать заявление, сделанное директором-распорядителем МВФ Д. Стросс-Каном на пресс-конференции 2 октября 2009 г. о том, что МВФ - это институт помощи и он не имеет дела со странами, которые этого не хотят: "Если они не чувствуют нужды в помощи, для нас это хорошо. МВФ не является банком и не ищет клиентов"24.

Еще некоторое время в отношениях сторон сохранялась неопределенность. Турецкий экономист О. Улагай объяснил затяжной характер переговоров следующим образом: "Эрдоган продолжает играть в эту игру, поскольку она очень подходит для Турции в ее нынешнем положении. Во-первых, демонстрируемая им готовность поставить на карту отношения с МВФ приносит неплохие политические дивиденды. Во-вторых, то, что соглашение с МВФ остается неподписанным, позволяет властям безответственно увеличивать госрасходы. В-третьих, то, что отношения с

* Речь идет о подведении сальдо бюджета, в структуре расходов которого не учтены расходы по процентным выплатам, связанным с обслуживанием госдолга.

стр. 22

МВФ все же сохраняются, позволяет заигрывать с рынком, который придает большое значение соглашению с Фондом. В силу всех названных причин Турция, если она не столкнется с новыми экономическими шоками, возможно, пожелает продолжать эту игру"25.

"Игра" была прекращена по инициативе МВФ. 11 марта 2010 г. стало окончательно известно, что в силу невозможности достичь договоренности по определенным пунктам стороны отказались от подписания нового соглашения о стабилизационном кредите. Стремясь успокоить общественное мнение, госминистр Турции А. Бабаджан отметил, что Турция уже два года осуществляет движение без программы МВФ и вполне способна и далее двигаться таким же образом. "Соглашение о стабилизационном кредите с МВФ, - заявил он, - это дверь, которую Вы длительное время не вправе закрыть перед 192 странами-членами"26. Бабаджан подчеркнул, что отныне экономическая политика будет определяться Программой среднесрочного развития Турции.

Какими же могут оказаться экономические последствия решения правительства? За период кризиса Турция, очевидно, не сумела произвести структурную перестройку экономики, направленную на повышение ее конкурентоспособности, о необходимости которой уже довольно давно говорится в стране. Но тогда возобновление экономического роста будет автоматически означать рост дефицита по счету текущих операций. По итогам 2009 г. дефицит составил $13,8 млрд27, к концу 2010 г. - $25 млрд28. Таким образом, речь идет о возвращении к предкризисному сценарию развития, когда экономический рост в значительной мере опирался на поступление источников извне.

Представители крупного бизнеса Турции отметили, что руководству страны предстоит серьезная работа по устранению дефицита внешних источников финансирования. Причины, по которым правительство согласилось принять на себя риски, связанные с обострением данной проблемы, назвал Ф. Гилл, аналитик по Турции инвестиционного агентства Standard & Poors: "2010 год проходит в предвыборной атмосфере. Правительство захотело освободить себя от жестких финансовых ограничений МВФ"29. А поскольку некоторые эксперты прогнозируют обострение в результате мирового кризиса социальных проблем в ряде быстроразвивающихся индустриальных стран30, подобные превентивные меры, видимо, могут оказаться нелишними для укрепления такого важнейшего направления экономической политики ПСР, как социальная защита населения.

* * *

Итак, социально-экономическая политика Партии справедливости и развития во многом отвечает общим лозунгам и установкам исламской экономики, что обеспечивает формирование позитивного имиджа партии у значительного по численности, но преимущественно по сути маргинального электората. Но в долгосрочном плане эффективность ее основных направлений вызывает, на наш взгляд, большие сомнения и даже определенные опасения, связанные либо с самой возможностью, либо со способами поддержания стабильной экономической ситуации в Турции.

1 Iqbal A. Islamic economy remains undefined: US report -www.dawn.com

2 Подсчитано по: Banks in Turkey 1998. Istanbul, 1999, p. 11 - 28.

3 Onis Z. The Political Economy of Islam and Democracy in Turkey: From the Welfare Party to the AKP. Revised Draft-May 2005. Istanbul, 2005, p. 1 - http://home.ku.edu.tr/-zonis/ONIS_WelfarePartvtotheAKP.pdf

4 Ibidem.

5 См.: Gozden Gecirmeye Eliskin Niyet Mektubu - www.hazine.gov.tr

6 До недавнего времени в Турции отсутствовало понятие пенсионного возраста, основанием для получения пенсии являлось число лет трудового стажа, что позволяло получать пенсию людям, едва перешагнувшим свое 40-летие.

7 Главное управление вакфов было создано в 1924 г. на базе существовавшего еще в Османской империи министерства по делам вакфов. Осуществляет госконтроль за деятельностью вакфов (благотворительных фондов). Вакфы в качестве платы за аудит и инспектирование перечисляют Главному управлению 5% чистой прибыли, которые используются для инвестирования в различные коммерческие проекты. Получаемая от них прибыль, в свою очередь, используется на нужды вакфов (например, на содержание принадлежащих им объектов недвижимости), а также на разнообразные социальные программы и проекты.

8 Yildirim D. AKP ve Neoliberal Populizm // AKP Kitabi. Bir Donusumun Bilancosu. Ankara, 2009, s. 97.

9 Hacimahmutoglu H. Turkiyedeki Sosyal Yardim Sisteminin Degerlendirilmesi. DPT-Uzmanlik Tezleri. Ankara, 2009, s. 142.

10 Onis Z. Conservative Globalism at the Crossroads: The Justice and Development Party and the Thorny Path to Democratic Consolidation in Turkey. Revised Draft - December 2008. Istanbul, 2008, s. 23 - http://home.ku.edu.tr/~zonis/m_politics.pdf

11 Yildirim D. AKP ve Neoliberal Populizm.., s. 97 - 99.

12 Ibid., s. 99 - 100.

13 Onis Z. Conservative Globalism.., s. 23.

14 Ibid., s. 4.

15 См. сайт Турецкого статистического общества: www.tuik.gov.tr/PreIstatistikTablo.do?istab_id-993

16 Yildirim D. AKP ve Neoliberal Populizm.., s. 92 - 93.

17 Milliyet, 30.07.2004.

18 TOBB. Ekonomik Rapor 2007. Ankara, 2008, s. 143.

19 См. сайт Казначейства Турецкой Республики: www.hazine.gov.tr

20 Turkey once again seeks help from the IMF / Back to the fund // The Economist, 12.12.2008 - http://www.economist.com/agenda/displaystory.cmf&story_id=12711068

21 Orta Vadeli Program (2010 - 2012). 16 Eylul 2009, Ankara, s. 22, 27, 28 - www.hazine.gov.tr

22 Milliyet, 23.09.2009.

23 Statement by the IMF on Turkey. Press Release N09/307, September 16, 2009 - www.imf.org/external/np/sec/pr/2009/pr09307.htm

24 Transcript of a Press Conference by International Monetary Fund Managing Director John Lipsky and External Relations Director Caroline Atkinson. Istanbul, October 2, 2009 - www.imf.org/external/np/tr100209.htm

25 Ulagay Osman. IMF ve AB 'capa' oyunu // Milliyet, 02.06.2009.

26 Ibidem.

27 TOBB. 2009 Ekonomik Rapor. Ankara, 2010, s. 136.

28 Hursit Gunes. IMF neve yarayacak? // Milliyet, 09.02.2010 // www.milliyet.com.tr.

29 Yakin Secin. IMF uzak // Milliyet, 11.03.2010.

30 См., например: Рапопорт Г., Герц А. Глобальный экономический кризис 2008 - 2009: истоки и причины // Вопросы экономики, 2009, N 11.

стр. 23

Заглавие статьи ИСЛАМСКИЙ СЕКТОР БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ ПАКИСТАНА
Автор(ы) А. А. ИСКАНДАРОВ
Источник Азия и Африка сегодня,  № 4, Апрель  2011, C. 24-31
Рубрика
  • ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА
  • ИСЛАМИЗАЦИЯ, ИСЛАМИЗМ И ЭКСТРЕМИЗМ
Место издания Москва, Россия
Объем 41.8 Kbytes
Количество слов 4747
Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/24859327

ИСЛАМСКИЙ СЕКТОР БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ ПАКИСТАНА Автор: А. А. ИСКАНДАРОВ

А. А. ИСКАНДАРОВ

Аспирант Института востоковедения РАН

Ключевые слова: исламское финансовое право, международная исламская банковская система, Пакистан, риба

Современная исламская банковская система - относительно новый элемент мировой финансовой структуры, хотя механизмы и нормы, заложенные в ее основу, существуют уже несколько веков. Этот специфический вид банковской деятельности приобретает все большее распространение, выходит за пределы исламского мира; более того, некоторые ведущие европейские банки учредили специализированные подразделения, занимающиеся предоставлением исламских финансовых услуг на территории Европейского Союза.

За 30 лет, прошедшие с момента своего становления, международная исламская система достигла заметных успехов. Так, в течение прошедшего десятилетия исламский финансовый сектор рос примерно на 15 - 20% в год1 (более того, накануне мирового финансово-экономического кризиса 2008 - 2009 гг. этот показатель доходил до 30%).

Пакистан стал одним из пионеров в области систематического внедрения исламского банковского дела. К настоящему времени страна сформировала относительно оптимальную, на наш взгляд, систему институциональной организации банковского дела, в рамках которой традиционные коммерческие банки осуществляют свою регулярную деятельность наряду с исламскими банками.

Эффективность такой системы проявилась в период мирового кризиса 2008 - 2009 гг.: он сравнительно слабо повлиял на пакистанские кредитные учреждения вообще и исламские банки, в частности.

ИСТОКИ И ПРЕДПОСЫЛКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ИСЛАМСКОГО ФИНАНСОВОГО РЫНКА

Финансовые предпосылки для распространения сети исламских банков возникли после нефтяного кризиса 1973 г.2

Тогда из-за резкого повышения цен на нефть, главными поставщиками которой на мировой рынок были страны Персидского залива, валютные резервы этих стран многократно увеличились. Это повлекло за собой рост доходов населения стран-экспортеров нефти, равно как и многочисленных трудовых мигрантов из соседних мусульманских стран. Однако значительные слои населения этих стран не могли воспользоваться услугами традиционной кредитной системы, основанной на взимании банковского ссудного процента - риба*, запрещенного нормами и обычаями шариата.

Отказ от ссудного процента давал возможность исламскому банковскому сектору дополнительно аккумулировать значительные денежные сбережения населения, которые до этого не были реально вовлечены в экономический процесс. Формирование банковских структур, покрывающих потребности в дополнительных заемных ресурсах как частных лиц-мусульман, так и нефтяных корпораций, и при этом функционирующих в соответст-

* Риба - начисление и взимание любых видов процентов (как по привлеченным вкладам и депозитам, так и по предоставленным кредитам и ссудам), равно как и любое ростовщичество (заем или предоставление денег под проценты) запрещаются Кораном: "Те, кто пожирают рост, восстанут только такими же, как восстанет тот, кого повергнет сатана своим прикосновением" (2:276). Пер. акад. И. Ю. Крачковского. М., Раритет, 1990 (прим. ред.).

стр. 24

вии с нормами ислама, представляется вполне закономерным.

В этих условиях в 1974 г. Организация Исламская конференция учредила межгосударственный Исламский банк развития, на основе которого стало возможным перераспределять доходы от экспорта нефти, а также финансировать экономические и социальные программы в странах-участницах. Это дало толчок к расширению сети национальных исламских банков во многих мусульманских странах: в 1975 г. был учрежден Исламский банк Дубая*, в 1977 г. - исламские банки в Египте и Судане, в 1979 г. - на Бахрейне, в 1983 г. - в Малайзии и ряде других стран3.

По мере накопления опыта и финансовых средств из разобщенных национальных исламских банков стран Персидского залива и Малайзии сформировался международный исламский финансовый рынок. Современная исламская финансовая структура охватывает множество различных по своим функциям кредитных, а также специальных регулирующих, юридических и образовательных учреждений по всему миру.

В 2005 - 2010 гг. наметилась тенденция к стандартизации и унификации правил функционирования институтов международной исламской банковской системы, что способствовало созданию ряда международных исламских финансовых институтов. В их числе: Управление исламскими финансовыми услугами, Организация бухгалтерского учета и аудита для исламских финансовых учреждений, Международное исламское рейтинговое агентство, международные исламские финансовые рынки и Центр управления банковской ликвидностью.

ПУТИ ИСЛАМИЗАЦИИ БАНКОВСКИХ СТРУКТУР

В рамках общемировой тенденции исламское банковское дело на основе исламского финансового права весьма активно развивается и в Пакистане.

Этому способствовало, в частности, установление, заложенное в Основном законодательном акте страны. В статье 38 Конституции Исламской Республики Пакистан подчеркивается: "Государство должно как можно скорее избавиться от ссудного процента (рибы)".

Первые шаги, направленные на исламизацию кредитно-банковской и финансовой систем Пакистана, были предприняты в 1978 г. в рамках исламизации уклада жизни в стране, инициатором которой стало правительство премьер-министра генерала Зия-уль-Хака.

В Пакистане процесс исламизации перекликался со схожими по сути процессами во многих странах исламского мира. Он стал результатом повсеместного распространения идей исламизма. Всю правовую систему Пакистана, основанную, прежде всего, на англо-саксонском праве, планировалось привести в соответствие с нормами и обычаями шариата. Стали квалифицироваться преступлением и карались тюремным заключением или штрафом продажи и потребление алкоголя, внебрачные отношения, высказывание неуважения к Корану, шариату, Пророку Мухаммеду и т.д.

В финансовой сфере был введен обязательный налог в пользу бедных - закят. Одновременно предполагалось полностью запретить во всех кредитных учреждениях в стране взимание ссудного процента - рибы.

В результате Пакистан стал одной из трех стран мира, наряду с Ираном и Суданом, предпринявших попытку внедрить исламскую экономическую модель на общегосударственном уровне. Несмотря на то, что выполнение данной задачи требовало кардинальной перестройки всей кредитно-денежной системы страны, первоначальный план правительства предполагал переход в кратчайшие сроки на новые правила функционирования кредитных институтов в стране.

В июле 1979 г. были предприняты первые практические шаги по исламизации финансовой сферы, они привели к отказу от использования ссудного процента в операциях государственных специализированных финансовых учреждений.

Так, Строительная финансовая корпорация, Инвестиционная корпорация Пакистана и Национальный инвестиционный траст прекратили инвестирование средств в какие-либо ценные бумаги, обеспечивающие получение процентного дохода. Ранее использовавшиеся методы финансирования в стране были фактически заменены прямым исламским инвестированием и другими методами, основанными на базо-

* По мнению многих специалистов, эксперимент, внедривший принципы исламского банковского дела в практику, был осуществлен в Мит-Гамр в Египте еще в 1963 - 1967 гг. Первый исламский банк в городских условиях учрежден в Каире в 1971 г. - http://www.muslimcco.ru/doc/section/ifinance/ibanking/ (прим. ред.).

стр. 25

вом принципе долевого участия ссудодателя в прибылях и убытках заемщика (дебитора)4.

В 1980 г. были внесены необходимые изменения в Закон о банковских учреждениях 1962 г., а также приняты сопутствующие нормативные акты, регламентировавшие и упорядочившие функционирование финансовой системы Пакистана в условиях ее перехода к исламской финансовой модели5. Новые законы обусловили использование понятия мударабы* как базового исламского метода финансирования, а также устанавливали правила учреждения и функционирования компаний, специализирующихся на применении данного вида финансовых трансакций.

Был также разработан новый вид ценных бумаг корпоративных финансовых инструментов - сертификат временного участия. Этот инструмент, основанный на принципе долевого участия в доходах и убытках, позволял компании-эмитенту (ссудодателю) увеличить размер собственного капитала, а инвестору в свою очередь давал право на получение своей (зафиксированной) доли от прибыли компании в течение ранее определенного договором срока. Фактически с введением в оборот сертификата временного участия был дан толчок развитию рынка исламских ценных бумаг, основанных на принципе раздела прибылей и долевого участия, что привело впоследствии к созданию множества подобного типа финансовых инструментов и их модификаций.

С 1981 г. в каждом местном коммерческом банке с государственным участием, а также в одном иностранном банке (Банке Омана) стали действовать подразделения, осуществляющие обслуживание клиентов на беспроцентной основе. Клиенты банков теперь могли открывать беспроцентные инвестиционные депозиты, основанные на принципе раздела прибылей и долевого участия. Средства, аккумулированные на их депозитных счетах, затем использовались банками для финансирования государственных, экспортных и импортных трансакций с отсрочкой платежа и с последующей наценкой к фактурной цене учетной партии товара. С 1982 г. для осуществления регулярного финансирования торговли банки стали использовать методы исламского финансирования - мушараку**.

В течение 1982 - 1985 гг. было принято еще несколько законодательных актов, существенно расширивших спектр исламских методов финансирования и всестороннего рефинансирования и регламентирующих деятельность исламских банков.

В 1984 г. Государственный банк Пакистана (ГБП) - полномочный центральный эмиссионный банк страны - издал распоряжение о переводе всех банковских операций в местной национальной валюте на беспроцентную основу. С апреля 1985 г. любая трансакция в пакистанских рупиях должна была соответствовать одному из 12 ранее утвержденных базовых методов исламского инвестиционного финансирования. Банкам было запрещено открывать новые депозиты с фиксированной процентной ставкой, а все действующие депозитные счета переводились на принцип долевого участия. Данные требования не распространялись на депозитные и кредитные операции в иностранной твердой валюте: там сохранились прежняя система начисления и выплаты процента, а также на открытие и ведение текущих счетов6.

РИСКИ И ДИЛЕММЫ ИСЛАМСКОГО БАНКОВСКОГО ДЕЛА

На практике внедрение принципов исламского финансирования в стране встретило множество препятствий.

За время реформ наметился существенный рост доли исламского сектора в местной банковской системе. Так, если на начало 1981 г. удельный вес депозитов в пакистанских рупиях, базирующихся на принципах долевого участия, составлял 9,2% от их

Апокалипсический сценарий будущего: Уолл-стрит, трепещи! Грядет исламский банкинг!

* Мудараба - система специального партнерства - требует, чтобы одна сторона -мудариб (поставщик капитала) предоставляла капитал (денежные ресурсы), а другая сторона - контрагент-инвестор (даариб) в свою очередь непосредственно вкладывала его в торговлю или иной разрешенный исламом бизнес.

** Мушарака - форма совместной (объединенной) собственности двух или более лиц на какой-либо конкретный актив, при которой право собственности постепенно переходит к одному из совладельцев посредством его периодических выплат другому собственнику.

стр. 26

общего объема, то на конец 1985 г. данный показатель достиг 61,6%7.

Главное, однако, в том, что многие банки оказались просто не готовы к столь резким переменам. Свою роль сыграла и нехватка квалифицированных специалистов по исламскому банковскому делу в Пакистане (данная проблема актуальна до сих пор), что усугублялось отсутствием возможностей у банковского персонала получить соответствующее образование в своей стране. Недостаток информации и общее недопонимание возможностей исламской банковской системы инвестиционного финансирования отпугивали многих потенциальных клиентов.

Более того, были выявлены серьезные недостатки в применявшихся методах финансирования.

Неслучайно в 1991 г. Федеральный шариатский суд признал ключевые из них (например, финансирование торговли с отсрочкой платежа и наценкой к фактурной стоимости учетной партии товара) не соответствующими нормам шариата, что фактически перечеркивало все достижения за период 1981 - 1985 гг. по целенаправленной исламизации банковского сектора и кредитного рынка в стране.

На несколько лет развитие исламской банковской системы затормозилось. Апелляция ГБП рассматривалась почти восемь лет. Окончательная фетва суда была оглашена лишь в 1999 г.: суд подтвердил вынесенный ранее вердикт, констатировав необходимость кардинального реформирования всей комплексной кредитной системы для приведения ее в соответствие с нормами шариата8.

Вторая попытка исламизации банковской системы была предпринята в 2000 г.

Под эгидой ГБП была учреждена Комиссия по трансформации финансовой системы страны. Перед Комиссией стояло несколько ключевых целей, среди которых основными были проведение всестороннего анализа причин неудачной исламизации банковской системы 1980-х гг. и разработка программы дальнейшего реформирования банковского сектора в сторону его целенаправленной исламизации.

Выводы Комиссии затем легли в основу Закона об исламизации финансовых операций 2001 г. Были также пересмотрены и приведены в соответствие с нормами шариата некоторые базовые методы исламского инвестиционного финансирования, разработаны рекомендации по конкретным финансовым продуктам как депозитным, так и кредитным схемам рефинансирования, межбанковским ссудным трансакциям, ведению различных типов банковских счетов.

Первостепенной задачей, которую необходимо было решить до момента повторного внедрения исламских принципов инвестиционного финансирования, явилось формирование полноценной нормативной базы, разработка образовательных программ в целях популяризации исламского банковского дела в средствах массовой информации.

Главное, однако, в том, что реальным результатом этих исследований стала новая концепция развития финансовой системы страны, учитывающая просчеты 1980-х гг.

В данном контексте было решено отказаться от принудительного резкого перехода в кратчайшие сроки на исламские методы финансирования и применить более эволюционный подход - постепенно создавать благоприятные условия для развития исламского банковского сектора. В отличие от прежней концепции, где предполагалась автоматическая полная исламизация банковской среды, в новой концепции был сделан основной акцент на всестороннем развитии кредитной структуры, сочетающей в себе как элементы традиционного банковского дела, основанного на взимании ссудного процента, так и исламский финансовый сектор.

Подобный подход оказался на деле весьма эффективным, так как при достаточном развитии банковского сектора стало возможным аккумулировать в институциональные банковские структуры максимально большие объемы финансовых ресурсов. Объясняется это, на наш взгляд, следующими факторами:

С одной стороны, в Пакистане 97% населения составляют мусульмане, и объективно исламские банки пользуются определенным доверием, которое повышается с ростом количества и качества предоставляемых клиентам финансовых услуг (как депозитных продуктов, так и кредитов и ссуд). Определенное влияние оказали и государства Персидского залива, с которыми Пакистан расширяет тесные торгово-экономические, социальные и культурные связи. Так, основным торговым партнером Пакистана стала Саудовская Аравия, а регион в целом - главным направлением трудовой миграции из Пакистана9.

С другой стороны, исторически в Пакистане заметное развитие получила именно традиционная банковская структура коммерческих банков, что обусловлено, во-первых, британским колониальным прошлым страны, а, во-вторых, экономическими и политическими связями с США и западными странами.

Исламская и традиционная банковские системы изначально стали занимать разные ниши на финансовом рынке Пакистана и были нацелены на разные потребительские сегменты.

стр. 27

В этих условиях расширение деятельности исламских банков происходит и, видимо, будет происходить не за счет их конкурентной борьбы с традиционными банковскими институтами (наоборот - многие традиционные коммерческие банки учредили отделения по исламскому финансированию и свободно предлагают клиентам исламские банковские услуги наряду с традиционными), а за счет привлечения новой клиентуры, еще не пользовавшейся банковскими услугами.

ФОРМИРОВАНИЕ ИСЛАМСКОГО БАНКОВСКОГО РЫНКА

Ведущую роль в регулировании и стимулировании развития исламского банковского дела в стране играет Государственный банк Пакистана, в структуре которого был учрежден собственный департамент исламского инвестиционного финансирования.

Основная его функция - разработка методологической и адекватной правовой базы, определение критериев и нормативов операционной и инвестиционной деятельности для действующих и вновь создаваемых исламских банков, определение правил создания шариатских советов при банках, текущий надзор за банковскими учреждениями, контроль над соответствием конкретных финансовых продуктов и отдельных сделок нормам шариата, создание и описание новых инвестиционных продуктов.

Между тем, в конце 2003 г. лишь один пакистанский банк на деле функционировал как полностью исламский и еще три традиционных банка имели в своей структуре специализированные подразделения, предоставляющие исламские финансовые продукты. Совокупный объем активов в отрасли достиг 13 млрд. рупий10 ($1 равен примерно 136 пакистанским рупиям).

В июне 2010 г. совокупный объем активов в отрасли достиг 560 млрд. рупий11, что составило 5,2% от объема активов всей банковской системы Пакистана. Для сравнения, на конец 2003 г. доля исламских банковских активов составляла всего 0,5%. Среднегодовые темпы прироста за этот период составили более 71%, что намного опережает совокупный прирост банковской системы в целом12.

В настоящее время в Пакистане функционирует 6 полностью исламских банков, а также 13 традиционных коммерческих банков имеют лицензии на организацию у себя структурных подразделений, предоставляющих банковские услуги на основе отдельных норм шариата. Пять крупнейших коммерческих банков Пакистана также располагают исламскими банковскими услугами. Сеть учреждений, предоставляющих исламские банковские услуги, в 2010 г. насчитывала 667 отделений и филиалов в 50 городах и крупных населенных пунктах.

В настоящее время исламские банки в состоянии предложить клиенту лишь 75% видов банковских продуктов и услуг, свободно доступных в традиционных банках.

В сфере потребительского кредитования в стране наиболее сложным остается использование чисто кредитных продуктов, таких как мелкорозничные потребительские займы на личные цели и кредитные карты. Для корпоративного бизнеса проблемным остается краткосрочное кредитование и кредитование в форме овердрафта* по обороту на цели пополнения оборотных средств и финансирования кассовых разрывов (в т.ч. овердрафтного кредитования). Лишь немногие банки реализуют специальные программы по кредитованию малого и среднего бизнеса, в то время как жизненно необходимое микрофинансирование и кредитование сельскохозяйственных производителей практически не развиваются.

В результате данное поле кредитно-ссудной деятельности остается свободным и дает возможность в будущем существенно, в разы, расширить охват рынка и увеличить объемы инвестиционного финансирования со стороны исламских банков. Эти стимулы определяют также финансовую стратегию исламских банков в стране.

Расширение их присутствия на кредитном рынке возможно через разработку банками вкладных новых продуктов, расширение сети офисов обслуживания, освоение еще неохваченных секторов и секторов, имеющих большой потенциал для развития. Речь идет в этой связи о потребительском кредитовании, сельско-

Таблица

Отраслевая и секторская структура кредитных продуктов в банковском секторе Пакистана (2008 г.)

  Доля ИБС в общем объеме
Кол-во заемщиков Сумма
Корпоративный сектор 7,5% 4,1%
Средний и малый бизнес 1,5% 2,9%
Сельское хозяйство 0,0% 0,0%
Потребительский сектор 1,2% 0,8%
Торговое финансирование 1,2% 0,8%
Другие виды 0,9% 3,3%
Всего 0,9% 4,0%


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.