WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Аккумуляция тяжелых металлов в почве и растениях в условиях городской среды (на примере г. чита)

На правах рукописи

Войтюк Екатерина Александровна

Аккумуляция тяжелых металлов в почве и растениях

в условиях городской среды (на примере г. Чита)

03.02.08 – Экология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Улан-Удэ 2011

Работа выполнена на кафедре биологии и методики обучения биологии ГОУ ВПО «Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского»

Научный руководитель: Якимова Елена Павловна

кандидат биологических наук, доцент

Официальные оппоненты: Анцупова Татьяна Петровна

доктор биологических наук, профессор

Жигжитжапова Светлана Васильевна

кандидат биологических наук, старший

научный сотрудник

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Иркутская государственная

сельскохозяйственная академия»

Защита состоится « 29 » апреля 2011 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.022.03 по защите докторских диссертаций при
Бурятском государственном университете по адресу: 670000, г. Улан-Удэ
ул. Смолина, 24а, конференц-зал.

Факс: (3012) 210588, e-mail: d21202203@mail.ru;

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

Бурятского государственного университета

Автореферат разослан «26» марта 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат биологических наук Н.А. Шорноева

ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. С ростом урбанизации происходит изменение городской среды, которая во многих отношениях отличается от природной. Основной причиной является загрязнение тяжелыми металлами в силу их цитотоксического и мутагенного действия на все живые организмы, в том числе и на растения. Тяжелые металлы занимают особое положение среди других техногенных загрязняющих веществ, поскольку, не подвергаясь физико-химической или биологической деградации, накапливаются в поверхностном слое почв и изменяют их свойства, в течение длительного времени остаются доступными для корневого поглощения растениями и активно включаются в процессы миграции по трофическим цепям. В их числе находятся как элементы с хорошо известными биологическими функциями и жизненно необходимые для живых систем, но переходящие в разряд токсичных при повышении некоторых пределов их содержания в биологических объектах, так и элементы, физиологическая роль которых выяснена недостаточно или неизвестна и проявляющие токсический эффект уже при относительно низких концентрациях.

В настоящее время для удаления тяжелых металлов с загрязненных территорий используют различные методы (Корте, 1997; Фелленберг, 1997; Протасов, 2005). Известно, что технологические методы недостаточно эффективны и экономически невыгодны. Восстановление окружающей среды при помощи растений вызывает широкий интерес во всем мире благодаря возможностям, которые открывает технология фиторемедиации для очистки атмосферы и верхних слоев загрязненных почв (Salt D.E. et al., 1995; 1998; Экология…, 2004; Прасад, 2005; Буравцев, Крылова, 2005; Холодова и др., 2005; Маджугина и др., 2008). Известно, что растительные организмы чувствительны к составу окружающей среды и активно реагируют на изменение ее состояния. Разные виды растений обладают неодинаковой способностью накапливать загрязнители, в том числе и тяжелые металлы, что может широко применяться для снижения антропогенного воздействия на урбанизированных территориях и использовать их в качестве перспективных аккумулянтов-фиторемедиантов.

Цель и задачи исследования.

Цель исследования – изучить содержание и особенности накопления некоторых тяжелых металлов в почвах и растениях в условиях городской среды (г. Чита).

Задачи исследования:

1. Определить валовое содержание железа, меди, цинка, никеля, ртути в почвах городской среды и уровень их загрязнения. Провести корреляционный анализ для выявления взаимосвязи между содержанием тяжелых металлов в почве, в древесных и травянистых растениях.

2. Установить годовую и сезонную динамику в накоплении некоторых тяжелых металлов в древесных и травянистых растениях.

3. Изучить характер накопления тяжелых металлов в органах древесных и травянистых растений.

4. Выявить видовую специфику среди древесных и травянистых растений к аккумуляции железа, меди, цинка, никеля, ртути.

Научная новизна. Впервые проведены комплексные эколого-биологические исследования содержания некоторых тяжелых металлов в почвах и растениях в условиях г. Чита. Определен уровень загрязнения железом, медью, цинком, никелем, ртутью почв в условиях городской среды. Показана корреляционная зависимость между валовым содержанием металлов в почве и растениях. Получены сведения о годовой и сезонной динамики в накоплении некоторых тяжелых металлов в древесных и травянистых растениях. Выявлены виды-аккумуляторы Populus balzamifera и Caragana arborescens по содержанию железа и цинка соответственно. Получены достоверные данные о накоплении ртути в листьях древесных и травянистых растений.

Теоретическая и практическая значимость. Полученные в работе результаты существенно расширяют и дополняют современные представления о накоплении тяжелых металлов в древесных и травянистых растениях в условиях городской среды (г. Чита). Данные по аккумуляции некоторых тяжелых металлов могут быть использованы в биоиндикации экологического состояния почв и растений, а также могут быть учтены при составлении карт геохимического загрязнения почв и растительного покрова г. Чита. Результаты исследований позволяют рекомендовать некоторые виды растений в целях фиторемедиации и для озеленения города Читы, и населенных пунктов в Забайкальском крае. Материалы исследований используются в учебном процессе при изучении дисциплин: «Экологической биохимии и физиологии растений», «Экологической химии», «Химии окружающей среды» на естественно-географическом факультете Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н. Г. Чернышевского.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Антропогенная деятельность оказывает негативное влияние на состояние почв в городской среде. Почвы в условиях г. Чита загрязнены железом, медью, цинком, никелем, ртутью. Однако содержание их относятся к категории допустимых.

2. Поглощение некоторых тяжелых металлов видо - и элементоспецифично. Железо, медь, цинк, никель накапливаются преимущественно в корнях, ртуть аккумулируется в листьях у исследованных видов растений. Целесообразно создание разновидовых насаждений на урбанизированных территориях для наиболее полного очищения атмосферы и почвы от тяжелых металлов.

Апробация работы. Материалы диссертации были представлены и обсуждены на конференциях: «Экология Южной Сибири и сопредельных территорий» (Абакан, 2008), «Молодая наука Забайкалья» (Чита, 2008), «Проблемы озеленения городов Сибири и сопредельных территорий: международная научно-практическая конференция» (Чита, 2009).

Публикации. По материалам исследования опубликовано 9 работ, в том числе 2 статьи в рекомендованном ВАК издании.

Объем работы. Работа изложена на 143 страницах машинописного текста и состоит из введения, пяти глав, выводов, списка литературы и приложения. Библиографический список состоит из 196 источников. Текст иллюстрирован 12 рисунками и 24 таблицами.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. Тяжелые металлы в почвах и растениях, их биологическая роль

В главе приводится обзор литературных данных по биологической роли и токсикологическому действию тяжелых металлов на живые организмы, дана расшифровка понятия «тяжелые металлы» (ТМ) различными авторами (Алексеев, 1987; Гусакова, 2004; Протасов, 2005). Особое место занимают вопросы классификации тяжелых металлов, содержание изученной группы элементов в горных и почвообразующих породах, почвах и растениях. Недостаточно изучено содержание тяжелых металлов в почве и растениях г. Чита, используемых для озеленения урбанизированных территорий, что послужило обоснованием для проведения настоящего исследования.

Глава 2. Объекты, методы исследования

2.1. Физико-географическая характеристика района исследования

На основе литературных материалов дана характеристика географического положения, геологического строения, климата и растительности. Приведены основные особенности района исследования.

2.2. Объекты исследования

Объектами исследования выбраны древесные и травянистые растения: Populus balsamifera L., Ulmus pumila L., Malus baccata (L.) Borkh., Caragana arborescens Lam., широко используемые в озеленении городских территорий; травянистые – Taraxacum mongolicum Hand.-Mazz, Plantago major L., данные виды наиболее часто встречаются на всех исследуемых площадках и имеют большую биомассу. Определение видов исследуемых растений проводили по «Флоре Сибири» (1988-1997).

2.3. Методы исследования

Для исследования были выбраны участки в г. Чита, отличающиеся неодинаковой степенью антропогенной нагрузки и условно чистый участок (фон) с. Беклемишево (Читинский район). Для отбора проб в каждом исследуемом районе закладывались площадки (Пл. 1 – Каштак, Пл. 2 – Титовская сопка, Пл. 3 – СибВО, Пл. 4 (фон) – Беклемишево) размером 100 м2 по общепринятым методикам (Методические…, 1981; Майстренко и др., 1996).

Химический анализ на определение ТМ в растительных и почвенных образцах проводили в лаборатории рентгеновских методов в институте геохимии СО РАН (г. Иркутск). Ртуть определяли атомно-абсорбционным методом на анализаторе РА 915+, железо, цинк, медь, никель – рентгенофлуоресцентным методом на спектрометре S4 Pioneer (Bruker, Germany). Повторность опыта трехкратная.

Отбор проб почвы и растительного материала проводили согласно общепринятым методикам (Алексеенко, 1990; Инструкция…, 1965; Методические…, 1981). Пробы почв и растений для элементного анализа были собраны в течение трех лет (2007-2009 гг.) в сухое время летом в июне, июле, августе. Для химического анализа у травянистых растений использовали надземную часть (лист) и подземную часть (корни); у древесных растений: лист, кору и корни (Инструкция…, 1965; Методические…, 1981).

Определение степени опасности загрязнения почвы химическими веществами проводили с помощью коэффициента концентрации (KC) и суммарного показателя загрязнения (ZC) по оценочной шкале (Методические…, 1999; Головин и др., 2000; Белых, 2006).

Корневое поступление элементов из почвы определяли с помощью коэффициента накопления (Кн) (Воскресенская и др., 2009); процессы передвижения химических элементов с помощью коэффициента передвижения (Кп) (Ковалевский, 1969).

Обработку полученных данных проводили методами статистического анализа – описательная статистика: одномерный анализ для нахождения средней квадратичной, квадратичной ошибки среднего, t-критерий Стьюдента и уровни достоверности, коэффициент линейной корреляции (Пирсона) (r), коэффициент детерминации (r2), вариации (Cv) (Зайцев и др., 2003); одномерный дисперсионный анализ методом Краскала – Уоллиса (непараметрический метод) (Реброва, 2002; Пузаченко, 2004). Использовалось программное обеспечение Statistika 7.0, Excel, Past 1.52.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЧАСТЬ

Глава 3. Содержание тяжелых металлов в почве

3.1. Уровень загрязненности почвы тяжелыми металлами в условиях г. Чита

Содержание тяжелых металлов в почвах зависит от ряда природных факторов: состава почвообразующих пород, рельефа местности, климата, растительности и т.д. В последние десятилетия к естественным источникам поступления тяжелых металлов в почву прибавился и техногенный, который вызывает загрязнение окружающей среды и нарушает естественные экосистемы. Было определено валовое содержание тяжелых металлов в почвах в условиях города и условно чистого участка (фона) в течение сезонного периода в 2009 г. Валовое содержание тяжелых металлов характеризует степень опасности загрязнения почвы и позволяет осуществлять контроль за техногенным загрязнением в условиях города (табл. 1).

Таблица 1

Валовое содержание ТМ в почвах городской среды в 2009 г.*

Уч-к Месяц Тяжелые металлы, мг/кг сухой массы
Fe Cu Zn Ni Hg
Пл. 1 июнь 11200,0±1251,9 10,0±1,2 134,0±5,3 10,0±1,2 0,012±0,001
июль 18550,0±1808,5 22,0±1,5 207,0±11,4 23,0±2,7 0,058±0,001
август 22750,0±2084,6 24,0±2,1 121,0±1,4 19,0±1,2 0,080±0,002
Пл. 2 июнь 20200,0±1463,1 13,0±1,1 88,0±10,1 10,0±1,3 0,057±0,003
июль 15610,0±2376,7 10,0±1,4 42,0±3,2 6,0±0,7 0,015±0,001
август 20510,0±1682,7 11,0±1,3 51,0±2,9 10,0±0,1 0,032±0,001
Пл. 3 июнь 14000,0±1641,5 17,0±2,1 84,0±5,9 10,0±1,2 0,041±0,003
июль 11620,0±1158,3 10,0±0,1 58,0±8,2 10,0±1,2 0,038±0,001
август 24080,0±3353,6 28,0±1,7 102,0±4,1 15,0±1,5 0,100±0,010
Фон июнь 26040,0±3304,1 17,0±1,5 76,0±9,2 10,0±0,1 0,024±0,001
июль 28280,0±1627,4 20,0±2,2 74,0±8,9 10,0±1,2 0,045±0,005
август 25830,0±1411,3 41,0±4,2 136,0±15,5 14,0±1,7 0,104±0,001
ПДК 38000,0 55,0 100,0 85,0 2,1

*Примечание: одной чертой подчеркнуты значения, превышающие фон, двумя – ПДК.

Анализ валового содержания тяжелых металлов в почвах показал, что содержание железа, меди, никеля и ртути в течение исследуемого периода не превышало ПДК в условиях города и фона. Содержание цинка в почвах превышало ПДК на площадке 1, в то время как на площадке 2 превышение концентрации металла не отмечено. На площадке 3 и на фоновом участке превышение ПДК наблюдалось в августе, что вероятно связано с постепенным накоплением металла и увеличением антропогенного воздействия. Из литературы известно, что одним из источников цинкового загрязнения выступает автотранспорт, который возможно и является одним из главных источников поступления металла в окружающую среду в городе (Цинк и кадмий…, 1992; Дубов, 1995). Из ранее проведенных исследований нами было установлено, что на площадке 1 количество автотранспорта было больше (720 ед/ч), чем на площадках 2 (120 ед/ч) и
3 (80 ед/ч) (Ефименко, Манукян, 2009), что в свою очередь связано с расположением в исследуемом районе городской автостоянки, с ростом котеджного строительства, а также с увеличением нагрузки на федеральную автотрассу
М – 58 «Амур», проходящей вблизи исследуемой площадки.

Превышение фоновых концентраций отмечено в отдельные месяцы: на площадке 1 для меди, никеля и ртути; на площадках 2 и 3 – для ртути.

При рассмотрении динамики посезонного накопления металлов в почве, их закономерного увеличения к августу не прослеживалось. Полученные данные подтверждают существующее мнение об относительном постоянстве физико-химических свойств почв в течение сезонного периода, а увеличение того или иного металла на исследуемых площадках вероятнее всего связано с усилением антропогенной нагрузки.

Для оценки степени опасности загрязнения почвы химическими веществами рассчитали коэффициент концентрации химических веществ (KC) и суммарный показатель загрязнения (ZC), позволяющий вычислить геохимический (фоновый) уровень загрязнения. Оценку степени опасности загрязнения почв по показателю ZC, отражающему дифференциацию загрязнения металлами проводили по оценочной шкале (Методические…, 1999).

Таблица 2

Суммарные показатели загрязнения почв городской среды (2009 г.)

Уч-к Месяц ZC Ряды вкладов загрязняющих веществ (коэффициент концентрации, KC)
Пл. 1 июнь 0,3 Hg(0,5) – Cu(0,7) – Ni(1) – Zn(1,7) – Fe (0,4)
июль 4,2 Hg(1,3) – Cu(1,1) – Ni(2,3) – Zn(2,8) – Fe(0,7)
август 0,6 Hg(0,8) – Cu(0,6) – Ni(1,4) – Zn(0,9) – Fe(0,9)
Пл. 2 июнь 2,2 Hg(2,4) – Cu(0,8) – Ni(1) – Zn(1,2) – Fe(0,8)
июль -1,4 Hg(0,3) – Cu(0,5) – Ni(0,6) – Zn(0,6) – Fe(0,6)
август -1,5 Hg(0,3) – Cu(0,3) – Ni(0,7) – Zn(0,4) – Fe(0,8)
Пл. 3 июнь 1,3 Hg(1,7) – Cu(1) – Ni(1) – Zn(1,1) – Fe(0,5)
июль -0,5 Hg(0,8) – Cu(0,5) – Ni(1) – Zn(0,8) – Fe(0,4)
август 0,4 Hg(0,9) – Cu(0,7) – Ni(1,1) – Zn(0,8) – Fe(0,9)

Суммарные показатели (ZC) были выше на площадке 1 в июле и августе, что свидетельствовало о большей загрязненности исследуемого участка в городе. На основании полученных результатов по уровню загрязнения (ZC), почвы отнесены к категории допустимых с возможным их использованием под растения и с меньшим негативным воздействием на здоровье населения в условиях города.

3.2. Взаимосвязь содержания тяжелых металлов в почве и растениях

При анализе литературных источников (Леванидов, Давыдов, 1961; Ковалевский, 1969; Добровольский, 1983; Ильин, 1985; Кабата-Пендиас, Пендиас, 1989; Прохорова и др., 1998) известно, что почва как основа экотопа в значительной мере определяет макро и микроэлементный химический состав, произрастающих на ней растений. При проведении корреляционного анализа было выявлено, что между валовым содержанием тяжелых металлов в почве и их накоплением в растениях существует определенная математически обоснованная зависимость (табл. 3).

Таблица 3

Коэффициент корреляции (r) и детерминации (r2) между накоплением ТМ
в Populus balsamifera и их валовым содержанием в почве*

Уч-к Populus balsamifera (корни) Содержание ТМ в почвах, за вегетационный период, 2009 г.
Fe Cu Zn Ni Hg
r r2,% r r2,% r r2,% r r2,% r r2,%
Фон Fe 0,24 6 -0,97 94 -0,96 92 -0,93 86 -0,99 98
Cu -0,99 98 0,39 15 0,41 17 0,5 25 0,26 7
Zn 0,91 83 -0,79 62 -0,80 64 -0,85 72 -0,69 48
Ni 0,35 12 -0,99 98 -0,98 96 -0,97 94 -0,99 98
Hg -0,39 15 0,99 98 0,99 98 0,97 94 0,99 98
Пл. 1 Fe -0,98 96 -0,91 83 0,17 3 -0,66 44 -0,97 94
Cu 0,16 3 0,39 15 -0,99 98 0,74 55 0,19 4
Zn -0,96 92 -0,99 98 -0,29 8 -0,93 86 -0,97 94
Ni 0,63 39 0,79 62 0,79 62 0,98 96 0,66 44
Hg -0,22 5 0,01 0,01 0,97 94 0,43 18 -0,18 3
Пл. 2 Fe -0,86 74 -0,27 7 -0,12 1 -0,83 69 -0,34 12
Cu -0,99 98 -0,76 58 -0,65 42 -1 1 -0,81 66
Zn -0,98 86 -0,84 71 -0,76 58 -0,98 96 -0,89 79
Ni 0,99 98 0,76 58 0,65 42 1 1 0,81 66
Hg 0,99 98 0,63 39 0,51 26 0,98 96 0,69 48
Пл. 3 Fe -0,62 38 -0,43 18 -0,22 5 -0,75 56 -0,72 52
Cu -0,65 42 -0,79 62 -0,91 83 -0,5 25 -0,54 29
Zn -0,19 4 0,02 0,04 0,25 6 -0,36 13 -0,32 10
Ni -0,98 96 -0,92 85 -0,81 66 -1 1 -0,99 98
Hg 0,81 66 0,92 85 0,98 96 0,69 48 0,72 52

*Примечание: темным фоном отмечены достоверные коэффициенты парной корреляции и детерминации (при уровне значимости 0,05)

Аналогично такая взаимосвязь была выявлена и для всех других исследуемых видов. При этом прямая или обратная достоверная корреляция только установила наличие и силу статистической связи, а детерминация долю влияния валового содержания тяжелых металлов на поступление элементов в древесные и травянистые растения, поэтому возможно в одних случаях влияние валового содержания металлов на поступление элементов в растения, в других случаях влияние второго признака на первый, но не исключается и тот факт, что наряду с установленной связью имеет место и наличие других факторов, которые определяют поступление тяжелых металлов из почвы в древесные и травянистые растения (подвижные формы, рН и др.). Отсутствие линейной корреляции также не означает, что анализируемые признаки независимы, т.к. их взаимосвязь может быть нелинейной (Реброва, 2002; Зайцев и др., 2003).

Поэтому целесообразнее определять не валовое содержание тяжелых металлов, а их подвижные формы и видовые особенности к аккумуляции элементов, что согласуются с данными других исследователей (Цветкова, 1977; Ильин, 1991; Староверова, Ващенко, 1998; Кудряшова, 2003).

Глава 4. Содержание тяжелых металлов в древесных растениях

4.1. Годовая динамика аккумуляции тяжелых металлов в листьях древесных растений

Многими авторами (Прохорова и др., 1998; Битюцкий, 1999) отмечены видовые различия в характере металлоаккумуляции у растений. При этом установлено, что видовая специфичность металлоаккумуляции может проявляться очень четко, так как для некоторых видов нормой становятся концентрации тяжелых металлов, в сотни и тысячи раз превосходящие фоновые (Fernandes, Henriques, 1991). Такие аномальные по металлоаккумуляции способности видов редки, но они являются фитоиндикаторами повышенного содержания тяжелых металлов или отдельного элемента в почвах и подстилающих породах.

Для выявления технического загрязнения тяжелыми металлами исследовались листья древесных растений в июле 2007-2009 гг. (рис. 1, табл. 4). При анализе содержания тяжелых металлов непараметрическим тестом Краскала-Уоллиса в листьях древесных растений в июле с 2007-2009 гг. было выявлено, что содержание никеля, меди и ртути достоверно не различалось по площадкам. Отличие в содержании и накоплении было отмечено для железа и цинка (рис. 1). Такая закономерность была прослежена у всех исследуемых древесных видов.

Рис. 1. Среднее содержание металлов в листьях Populus balsamifera

в июле на участках 1, 2, 3 в условиях города и фона

(анализ методом Краскала – Уоллиса)

Таблица 4

Среднее содержание тяжелых металлов в листьях древесных растений
в условиях городской среды (июль, 2007-2009 гг.)*

ТМ, мг/кг Объекты исследования 2007 2008 2009 ПДК, норма, мг/кг сухого вещества*
железо Populus balsamifera 206,7±20,2 177,7±22,8 150,0±20,8 20-300 (норма)
Ulmus pumila 183,3±17,6 158,3±48,5 160,0±26,4
Malus baccata 236,0±45,1 176,7±8,8 173,3±14,5
Caragana arborescens 223,7±15,2 213,3±52,1 220,0±48,9
медь Populus balsamifera 7,2±0,4 7,0±0,6 5,3±0,3 15-20 (ПДК)
Ulmus pumila 6,5±0,3 6,7±0,9 4,7±0,9
Malus baccata 5,3±0,9 6,7±0,9 5,3±0,9
Caragana arborescens 7,3±0,9 8,3±1,3 4,5±0,4
цинк Populus balsamifera 172,7±41,4 121,3±38,4 144,7±29,2 150-300 (ПДК)
Ulmus pumila 36,7±5,5 35,7±1,8 28,3±3,7
Malus baccata 76,3±51,9 25,7±5,2 18,7±0,9
Caragana arborescens 25,3±4,7 34,7±1,7 21,0±1,6
никель Populus balsamifera 1,1±0,1 2,0±0,1 2,0±0,01 20-30 (ПДК)
Ulmus pumila 1,5±0,2 2,3±0,1 2,3±0,3
Malus baccata 2,3±0,3 1,9±0,1 2,0±0,1
Caragana arborescens 2,3±0,3 2,1±0,1 2,0±0,1
ртуть Populus balsamifera 0,056±0,003 0,037±0,002 0,028±0,002
Ulmus pumila 0,079±0,002 0,028±0,001 0,03±0,01
Malus baccata 0,012±0,003 0,041±0,001 0,034±0,005
Caragana arborescens 0,02±0,01 0,045±0,001 0,069±0,001

*Примечание: - данные ПДК (Ni, Cu, Zn) по Sauerbeck (1982); нормальное содержание (Fe) по Baker, Chesnin (1975)

Анализ проведенных исследований показал, что содержание железа в листьях древесных растений в течение исследуемого периода 2007-2009 гг. на площадках 1, 2, 3 было различным, превышение нормы не наблюдалось. В среднем в условиях города концентрация металла в P. balsamifera составляла 178 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 120-240, Cv 23%). В U. pumila содержание железа составляло 167 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 85-250, Cv 31%); для M. baccata – 195,3 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 160-326, Cv 26%), для C. arborescens – 218,9 мг/кг сухой массы (n=8, Lim 110-300, Cv 28%). При сравнении годовой динамики в накоплении металла в условиях города, повышенное содержание отмечено в 2007 году, что согласуется с усиленной антропогенной нагрузкой в силу пожароопасного периода, большой задымленности и небольшим количеством осадков. Среди исследуемых растений видом – накопителем являлась C. arborescens, концентрация металла, в которой практически не изменялась в течение 3-х лет и была выше, чем в других исследуемых древесных видах, поэтому данный вид рекомендуется использовать для озеленения и оздоровления городской среды.

Содержание меди в листьях древесных растений на площадках 1, 2, 3 в течение исследуемого периода практически оставалось без изменений и не превышало ПДК. В среднем в условиях города концентрация металла в P. balsamifera составляла 6,4 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 5-8, Cv 18%). В U. pumila содержание меди составило 5,9 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 4-8, Cv 22%); для M. baccata – 5,8 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 4-7, Cv 19%), для C. arborescens – 7 мг/кг сухой массы (n=8, Lim 5-11, Cv 29%). При сравнении годовой динамики к аккумуляции металла наименьшее содержание наблюдалось в 2009 г. Вероятно данная закономерность связана с отсутствием медного загрязнения и климатическими особенностями в годы исследования. В 2009 г. было зафиксировано наибольшее количество осадков, чем в период с 2007 по 2008 гг. Видовой специфики к аккумуляции металла не отмечено.

Содержание цинка в листьях древесных растений в течение исследуемого периода на площадках 1, 2, 3 достоверно различалось. Как известно из литературы (Цинк и кадмий…, 1992), при отсутствии специфических источников загрязнения отмечена широкая вариация по среднему содержанию цинка в почвах и растениях. В среднем содержание металла в P. balsamifera за исследуемый период составило 146,2 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 54-218, Cv 40,6%).
U. pumila накапливал цинка в среднем 33,6 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 21-44, Cv 21%), M. baccata – 29,1 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 17-80, Cv 69%), C. arborescens – 27,8 мг/кг сухой массы (n=8, Lim 18-38, Cv 27%). При сравнении годовой динамики к накоплению металла наименьшее содержание цинка было зафиксировано в 2009 году. Среди исследуемых древесных растений P. balsamifera был отмечен как вид-концентратор цинка, что согласуются с данными других авторов (Бессонова, 1992; Прохорова и др., 1988).

Содержание никеля в древесных растениях в течение исследуемого периода оставалось без изменений и не различалось на площадках 1, 2, 3. В среднем содержание металла в P. balsamifera составляло 1,7 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 0,8-2,3, Cv 29%). Концентрация металла в U. pumila достигала 2,1 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 1,2-3, Cv 26%), для M. baccata – 2,1 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 1,9-3, Cv 17%), для C. arborescens – 2,2 мг/кг сухой массы (n=8, Lim 1,9-3,
Cv 16%). При сравнении годовой динамики отличий в содержании никеля не отмечено, что вероятно было связано с отсутствием источников никелевого загрязнения в городе. Превышение ПДК и видовой специфики к аккумуляции металла не выявлено.

Содержание ртути достоверно не различалось на площадках 1, 2, 3 в течение исследуемого периода 2007-2009 гг. В среднем содержание металла в P. balsamifera составляло 0,035 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 0,015-0,061, Cv 57%). Концентрация металла в U. pumila достигала 0,047 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 0,09-0,126, Cv 74%), для M. baccata – 0,029 мг/кг сухой массы (n=9, Lim 0,009-0,065, Cv 63%), для C. arborescens – 0,042 мг/кг сухой массы (n=8, Lim 0,019-0,087, Cv 57%). Видовой специфики к накоплению металла не отмечено.

Таким образом, исследуемые древесные виды накапливали тяжелые металлы в течение 3-х лет без превышения показателей ПДК и в пределах установленной нормы, что вероятно связано с барьерными свойствами растений к аккумуляции металлов и невысоким уровнем техногенного загрязнения в условиях города.

4.2. Сезонная динамика накопления тяжелых металлов в листьях древесных растений

Сезонная динамика в P. balsamifera и U. pumila была отмечена для меди, цинка и ртути.

Содержание меди в листьях древесных растений не превышало ПДК и снижалось к концу вегетации (рис. 2).

А В

Рис. 2. Среднее содержание меди в Populus balsamifera, Ulmus pumila

за вегетационный период (2008-2009 гг., мг/кг сухой массы)

Примечание: А – Populus balsamifera; В – Ulmus pumila

В листьях P. balsamifera в 2008 г. концентрация меди в течение вегетационного периода была больше, чем в 2009 г. и снижалась к августу. Содержание металла в 2009 г. в условиях города не отличалось от фона и составляло в среднем 4,3-5 мг/кг сухой массы. В U. pumila концентрация меди в 2008 году, аналогично P. balsamifera, была выше и составляла в среднем 4-8 мг/кг сухой массы. В 2009 г. содержание металла было меньше и не превышало фоновое (6-4 мг/кг), достигая в среднем 4,3-4 мг/кг сухой массы, при этом наблюдалось закономерное снижение меди к концу вегетации в условиях фона и города.

Содержание цинка в P. balsamifera в условиях городской среды за вегетационный период 2008-2009 гг. было выше, чем в U. pumila (рис. 3).

А В

Рис. 3. Среднее содержание цинка в Populus balsamifera, Ulmus pumila

за вегетационный период (2008-2009 гг., мг/кг сухой массы)

Примечание: А – Populus balsamifera; В – Ulmus pumila

В 2008 г. концентрация цинка в P. balsamifera в условиях города повышалась к концу вегетации и составляла в среднем 125-177 мг/кг сухой массы. В 2009 г. содержание металла увеличилось в 1,9 и 1,5 раза соответственно, закономерно повышаясь к августу. В то время как в условиях условно чистого участка (фона) концентрация металла в листьях P. balsamifera снижалась к концу вегетации, составляя в среднем 54-31 мг/кг сухой массы. Данная закономерность к аккумуляции цинка связана с физиологическими особенностями вида к накоплению металла. Содержание цинка в листьях U. pumila в условиях города и фона оставалось практически одинаковым, при закономерном снижении метала к концу вегетации, что возможно связано с физиологическими особенностями вида и защитными механизмами, обеспечивающими небольшое поступление цинка в растение. В 2008 г. концентрация металла в U. pumila была выше, чем в 2009 г., снижаясь к концу вегетационного периода и достигая в среднем – 47,7-27 мг/кг сухой массы. В 2009 г. концентрация металла снижалась к августу в 1,9 и 1,2 раза соответственно. Содержание цинка на фоновом участке составляло в среднем 37-21 мг/кг сухой массы, закономерно снижаясь к августу, как в условиях города, что вероятно, связано с биологической ролью металла и физиологическими особенностями исследуемого вида.

Содержание ртути в листьях древесных растений закономерно увеличивалось к концу вегетационного периода 2008-2009 гг., что свидетельствовало о постепенной аккумуляции металла (рис. 4).

 А В Среднее содержание ртути в Populus balsamifera, Ulmus pumila за-4 А В Среднее содержание ртути в Populus balsamifera, Ulmus pumila за-5

А В

Рис. 4. Среднее содержание ртути в Populus balsamifera, Ulmus pumila

за вегетационный период (2008-2009 гг., мг/кг сухой массы)

Примечание: А – Populus balsamifera; В – Ulmus pumila

Содержание ртути в листьях в P. balsamifera в 2008 г. составляло в среднем 0,04-0,09 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 0,03-0,04 мг/кг сухой массы. В условиях фона концентрация была выше, чем в условиях города и составляла в среднем 0,04-0,07 мг/кг сухой массы. Содержание ртути в U. pumila в 2008 г. в условиях города составило 0,03-0,06 мг/кг сухой массы. В 2009 г. концентрация ртути была выше – 0,04-0,07 мг/кг сухой массы, превышая фоновое содержание в июле-августе в 1,5 и 1,4 раза соответственно. Следует отметить, что в условиях города и фона в исследуемый период наблюдалась увеличение концентрации металла к августу, что вероятно связано с физико-химическими особенностями ртути и способностью к накоплению. Исследуемые древесные виды накапливали металл в определенном диапазоне, что возможно связано с барьерным типом накопления ртути и защитными механизмами к аккумуляции у растений.

Таким образом, сезонная динамика в листьях P. balsamifera, U. pumila была выявлена для меди, ртути и цинка, растения накапливали металлы в пределах нормы и ПДК. P. balsamifera в условиях повышенной антропогенной нагрузке аккумулировал больше цинка, превышая фоновое содержание, данный вид рекомендуется использовать в целях фиторемедиации для снижения уровня цинкового загрязнения.

4.3. Особенности накопления тяжелых металлов в органах древесных растений

Как известно (Григорьев, Бучельников, 1999; Денисов и др., 2006; Шаркова, Надежкина, 2007), растения наземных экосистем являются универсальными индикаторами состояния окружающей среды, так как они первые испытывают на себе выбросы промышленного производства, автотранспорта, топливной энергетики, пыли грунтовых дорог, кислотных дождей и т.д. Распределение поглощенных загрязнителей, в том числе и тяжелых металлов, в растениях зависит от их биологической роли и специфики биохимических процессов в различных частях растений. Поэтому распределение по органам элементов в пределах одного растения, так же как и концентрация одного и того же элемента в растениях различных видов, будут неравномерным. Следует отметить тот факт, что в последнее время на условия поступления и характер распределения значительное влияние оказывают антропогенные факторы. Однако обширный экспериментальный материал свидетельствует о том, что распределение различных металлов по органам растений в основном характеризуется их аккумуляцией в корнях, затем в вегетативных, и наименьшее количество металлов характерно для генеративных органов.

Наряду с изучением годовой и сезонной динамики накопления тяжелых металлов, была исследована аккумуляция тяжелых металлов в органах Populus balsamifera, Ulmus pumila, Malus baccata, Caragana arborescens в разные сезонные периоды вегетационного развития растений, произрастающих в условиях городской среды с различной антропогенной нагрузкой, для возможного использования в фиторемедиационном методе для очистки окружающей среды (табл. 5). Аналогичные результаты были получены для M. baccata, C. arborescens.

Исходя из полученных результатов, органами-концетраторами железа в течение всего вегетационного периода выступают корни и кора стебля, превышая норму и нередко критические концентрации. Наименьшая концентрация отмечена в листьях. Полученные результаты согласуется с данными других авторов (Саенко и др., 1968; Кулагин, Шагиева, 2005).

Таблица 5

Среднее содержание тяжелых металлов в органах Populus balsamifera
за вегетационный период в 2009 г.*

Месяц Исследуемая часть Тяжелые металлы, мг/кг
Железо Медь Цинк Никель Ртуть
июнь лист 116,7±6,7 130,0±13,8 5,0±0,6 5,0±0,1 244,3±66,5 54,0±11,1 2,0±0,01 2,0±0,01 0,027±0,005 0,020±0,002
корень 746,7±96,4 880,0±57,8 6,7±0,3 7,0±0,2 136,3±37,3 65,0±21,4 3,3±07 6,0±0,2 0,029±0,01 0,052±0,002
кора 613,3±94,3 1540,0±87,1 6,3±0,7 7,0±0,1 74,0±11,2 114,0±43,1 3,0±0,01 4,0±0,02 0,023±0,01 0,009±0,001
июль лист 150,0±20,8 130,0±10,0 5,3±0,3 4,0±0,3 144,7±29,2 39,0±8,7 2,0±0,01 2,0±0,01 0,028±0,002 0,024±0,02
корень 516,7±38,4 640,0±45,9 8,0±0,6 7,0±0,3 80,7±6,2 77,0±15,6 3,7±0,3 5,0±0,01 0,019±0,003 0,015±0,01
кора 786,7±178,2 1850,0±91,4 6,0±0,6 6,0±0,1 75,7±15,9 143,0±25,8 3,0±0,01 4,0±0,01 0,015±0,002 0,018±0,01
август лист 150,0±39,9 150,0±21,1 4,3±0,9 2,0±0,3 260,3±30,9 31,0±5,6 2,3±03 2,0±0,3 0,098±0,01 0,126±0,001
корень 326,7±12,2 210,0±43,2 7,0±0,01 7,0±0,2 78,7±7,8 54,0±8,6 3,3±03 2,0±0,01 0,031±0,02 0,064±0,002
кора 726,7±94,8 460,0±54,7 6,0±0,02 4,0±0,02 158,3±14,3 37,0±3,5 4,0±0,6 3,0±0,01 0,035±0,001 0,036±0,01

*Примечание: над чертой – показатели в условиях городской среды, под чертой – фоновые

Для меди и никеля отмечена аналогичная закономерность: наименьшая концентрация металлов наблюдалась в листьях, наибольшая в корнях и коре стебля. Превышение ПДК во всех исследуемых органах древесных растений не отмечено.

Содержание цинка в листьях исследуемых древесных растений было меньше, чем в корнях и коре стебля. Исключение составил P. balsamifera, где концентрация цинка в листьях в условиях городской среды превышала фоновые показатели и содержание металла в корнях и коре стебля, что вероятно связано с фолиарным типом поступления металла в окружающую среду и особенностями вида к аккумуляции цинка.

Содержание ртути в древесных растениях было выше в листьях, чем в корнях и коре стебля, что возможно связано с фолиарным типом поступления. Видовой специфики к накоплению металла не выявлено.

Таким образом, при анализе изученных видов к накоплению природного металла (железа) и техногенных (медь, цинк, никель, ртуть) было выявлено, что P. balsamifera, U. pumila, M. baccata, C. arborescens накапливали металлы в большей степени в корнях и коре стебля, только для ртути была отмечена повышенная концентрация в листьях и постепенное увеличение содержания металла к концу вегетации. Превышение ПДК для меди, цинка и никеля не выявлено. Превышение критических концентраций в коре стебля и корнях отмечено для железа. Среди исследуемых видов к накоплению повышенных концентраций цинка способен P. balsamifera в условиях городской среды, данный вид рекомендуется использовать в озеленении для снижения цинкового воздействия на живые организмы.

На основании геохимических показателей интенсивности биологического поглощения (К.н.) и передвижения (К.п.) железо отнесено в группу с очень низкой интенсивностью поглощения. Это определяется тем, что накопление железа в древесных растениях происходит по барьерному типу. Поэтому при высоких концентрациях железа на фоновом участке, и в условиях города, количество его в зольном остатке растения ниже. Основными барьерами на пути поступления металла являются барьеры на границе корень-стебель. Базальная часть стебля играет исключительно важную роль в регулировании взаимоотношений между надземной и подземной частями растений. Вследствие этого, содержание железа, в корнях значительно выше, чем в надземной части. Помимо барьерных механизмов растений на поглощение железа влияют и его геохимические свойства и, прежде всего слабая растворимость основных соединений элемента (Fe3+) в почвах – гидроксидов и оксидов: лишь незначительная часть их растворяется в воде, образуя гидролизованные или комплексные формы. Этому способствует то, что ионный потенциал трехвалентного железа равен 4.4, тогда как в виде свободных ионов могут преимущественно существовать элементы с ионными потенциалами ниже 3.0 (Кабата-Пендиас, Пендиас, 1989). Вследствие этого железо рассматривается нами как микроэлемент, из-за низкой концентрации в растениях, несмотря на макроколичества в почвах.

Для меди, цинка и никеля коэффициент накопления был ниже 1, металлы отнесены в группу среднего захвата и слабого накопления. Следует отметить, что в условиях городской среды для P. balsamifera было отмечено повышенное поступление цинка в растение (коэффициент накопления больше единицы), что вероятно связано с особенностями вида и его способностью к аккумуляции металла в условиях повышенной антропогенной нагрузки.

Для ртути отмечено варьирование в накоплении и захвате растениями, в одних случаях металл средне захватывался и слабо передвигался по растению, в других случаях накопление и захват – происходил быстрее. Вероятно, это связано с физико-химическими особенностями металла, наличием атмосферного источника и фолиарном пути поступления ртути в растения. Не один из исследуемых древесных видов не отнесен в группу-гипераккумуляторов, накопление металлов наблюдалось по барьерному типу, не превышая фоновые показатели, норму и ПДК.

Глава 5. Содержание тяжелых металлов в травянистых растениях

5.1. Годовая динамика накопления тяжелых металлов в листьях травянистых растений

При анализе накопления тяжелых металлов в листьях травянистых растений тестом Краскала-Уоллиса было выявлено, что содержание никеля, меди, цинка, ртути в течение 2007-2009 гг. на площадках 1, 2, 3 достоверно не различалось, отличие было отмечено только для железа (рис. 5). Такая закономерность была выявлена и для Taraxacum mongolicum, и Plantago major.

Рис. 5. Среднее содержание металлов в листьях Taraxacum mongolicum в июле

на участке 1, 2, 3 в условиях городской среды и фона

(анализ методом Краскала – Уоллиса)

Содержание железа в листьях травянистых растений превышало нормальное содержание на всех исследуемых площадках в городе, и нередко критические концентрации. При сравнении годовой динамики наименьшее содержание железа наблюдалось в 2008 г. (табл. 6).

Таблица 6

Среднее содержание тяжелых металлов в листьях травянистых растений в условиях городской среды (июль, 2007-2009 гг.)*

ТМ, мг/кг Объекты исследования 2007 2008 2009 ПДК, норма, мг/кг сухого вещества*
Fe Taraxacum mongolicum 778,0±41,22 508,7±90,4 716,7±101,4 50-240 (норма)
Plantago major 503,3±74,9 265,7±44,9 650,0±103,5
Cu Taraxacum mongolicum 6,7±0,7 8,0±0,6 5,3±0,3 15-20 (ПДК)
Plantago major 6,0±0,6 4,7±0,7 4,0±0,3
Zn Taraxacum mongolicum 40±7,0 43,0±7,2 47,0±5,1 150-300 (ПДК)
Plantago major 60,3±9,5 38,0±5,3 42,0±3,6
Ni Taraxacum mongolicum 2,7±0,3 2,3±0,3 4,0±0,6 20-30 (ПДК)
Plantago major 3,0±0,3 1,7±0,2 3,3±0,3
Hg Taraxacum mongolicum 0,025±0,003 0,029±0,002 0,070±0,005
Plantago major 0,019±0,002 0,037±0,007 0,056±0,007

*Примечание: данные ПДК (Ni, Cu, Zn) по Sauerbeck (1982); нормальное содержание (Fe) по Baker, Chesnin (1975)

Содержание меди в течение исследуемого периода достоверно не различалось на площадках, что вероятно связано с отсутствием медного загрязнения и барьерным типом накопления. Превышение ПДК не отмечено. При сравнении годовой динамики, наименьшее содержание металла наблюдалось в 2009 г.

Для цинка и никеля отмечена аналогичная закономерность, превышение ПДК и видовой специфики не выявлено. Для ртути наблюдалось постепенное накопление к 2009 г. на всех исследуемых площадках в городе. Видовой специфики к накоплению металла не отмечено.

Таким образом, полученные результаты показали, что аккумуляция тяжелых металлов в листьях травянистых растений наблюдалось практически одинаково, видовой специфики к накоплению железа, меди, цинка, никеля и ртути не отмечено. Содержание железа превышало норму, и нередко критические концентрации, что свидетельствовало о способности данных видов к аккумуляции металла. В условиях города на всех площадках в 2009 г. наблюдалось превышение фонового показателя для железа, что вероятно связано с антропогенной нагрузкой. Достоверных различий по аккумуляции меди, никеля и цинка в исследуемый период не отмечено, превышение ПДК и видовой специфики не выявлено. Для ртути отмечено постепенное накопление в травянистых растениях к 2009 г. на всех исследуемых площадках в городе.

5.2. Сезонная и годовая динамика накопления тяжелых металлов в органах травянистых растений

Рассмотрена сезонная и годовая динамика к аккумуляции железа, меди, цинка, никеля и ртути в течение вегетационного периода (июнь, июль, август) в травянистых растениях 2008-2009 гг.

Полученные результаты показали, что концентрация железа 2008-2009 гг. была больше в корнях к концу вегетации, чем в листьях. В 2008 г. содержание железа в корнях T. mongolicum в августе в среднем достигало 776,3 мг/кг сухой массы, в 2009 г. концентрация возрастала в 1,4 раза, при этом наблюдалось превышение фонового показателя в 1,3 раза. Содержание железа в P. major аналогично T. mongolicum, было выше в корнях, достигая максимального значения к августу. В 2008 г. содержание железа в условиях города в среднем составляло 1006,3-2737,7 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 1493,3-2736,7 мг/кг, превышая нормальное содержание и критические концентрации. Следует отметить, что исследуемые травянистые виды способны к аккумуляции железа в большей степени, чем древесные, поэтому могут использоваться в целях удаления металла из почвы.

Содержание меди, аналогично содержанию железа, было больше в корне. Превышение ПДК в листьях и в корнях не отмечено. В T. mongolicum концентрация металла в листьях в 2008 г. составляла в среднем 6,7-8 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 5-5,3 мг/кг сухой массы. Закономерного повышения металла к концу вегетации не отмечено. В корнях содержание меди было больше: в 2008 г. концентрация металла в среднем составляла 17,3 и 23,3 мг/кг сухой массы, превышая ПДК и закономерно увеличиваясь к концу вегетации. В 2009 г. концентрация в корнях была меньше в 1,6 и 2,1 раза соответственно, аналогично увеличиваясь к августу. В P. major концентрация в надземной фитомассе была меньше, чем в корнях, изменений в течение вегетации не отмечено. В 2008 г. концентрация меди в условиях города в среднем составляла 3,3-5,7 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 3,3-4 мг/кг сухой массы. В корнях концентрация металла в 2008 г. варьировала в пределах 12,7-15 мг/кг сухой массы, в 2009 г. концентрация меди была меньше в 1,5-1,4 раза, достигая максимального значения в июле. В 2009 г. наблюдалось превышение фоновых концентраций в июле-августе в надземной и подземной части растения.

Содержание цинка было больше в корнях исследуемых растений. Содержание цинка в T. mongolicum в надземной фитомассе в 2008 г. в условиях города составляло в среднем 41-50,3 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 47-63 мг/кг сухой массы, закономерно увеличиваясь к концу вегетации. Содержание в корнях варьировало: в 2008 г. концентрация цинка составляла в среднем 29-64,7 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 34-37 мг/кг сухой массы. Отмечено, наименьшая концентрация металла в корнях приходилась на июль месяц в 2008-2009 гг., вероятно это связано с периодом вегетации растения (цветение) и оттоком металла в вегетативные и генеративные органы. В 2009 г. наблюдалось превышение фоновых концентраций в исследуемых органах в течение всего вегетационного периода. Содержание цинка P. major в надземной части в период 2008-2009 гг. было наименьшее. В 2008 г. в условиях города концентрация металла в надземной фитомассе составляла в среднем 32-42 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 35,7-45,3 мг/кг сухой массы, при этом наблюдалось постепенное увеличение концентрации к концу вегетации. В корнях содержание цинка было выше и в течение 2-х лет практически не изменялось, в 2008 г. концентрация металла составляла в среднем 50,7-51,7 мг/кг сухой массы, в 2009 году – 46-51 мг/кг сухой массы. Данная закономерность, вероятно, связана с барьерным типом накопления металла. В 2009 г. наблюдалось превышение фоновых показателей. Превышение ПДК и видовой специфики к накоплению цинка не отмечено.

Нами установлено, что никель также как и древесными, аккумулируется травянистыми довольно слабо. В T. mongolicum концентрация никеля была меньше в надземной фитомассе: в 2008 г. содержание металла составляло в среднем 2,3-2,7 мг/кг сухой массы, в 2009 году концентрация увеличивалась в 1,7 раза. Изменение в течение вегетационного периода не отмечено. В корнях содержание никеля было наибольшее. В 2008 г. содержание металла составляло в среднем 2,3-6,7 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 4,25-6 мг/кг сухой массы. В
P. major концентрация в листьях, аналогично T. mongolicum, была меньше, чем в корнях. В 2008 г. концентрация в среднем составляла 2-3 мг/кг сухой массы, в 2009 г. – 2,3-3,7 мг/кг сухой массы. Концентрация в корнях практически не отличалась: в 2008 г. она варьировала от 3-3,7 мг/кг сухой массы, в 2009 г. возрастала в 1,8 и 2,1 раза соответственно, увеличиваясь к концу вегетации. В 2009 г. наблюдалось превышение фоновых показателей в корнях. Видовой специфики к аккумуляции никеля не выявлено.

Содержание ртути было больше в надземной фитомассе, что вероятно связано с фолиарным путем поступления металла в исследуемые растения. Содержание ртути в листьях T. mongolicum в 2008 г. достигало в среднем 0,018-0,061 мг/кг сухой массы, в 2009 году – 0,064-0,100 мг/кг сухой массы, при этом наблюдалось закономерное увеличении ртути к концу вегетации. Концентрация ртути в корнях 2008-2009 гг. была меньше. В 2008 г. концентрация в среднем составляла 0,007-0,021 мг/кг сухой массы, в 2009 г. содержание металла возрастало в 3 и 2,3 раза соответственно. Превышение фоновых показателей не наблюдалось. Содержание ртути в P. major аналогично было больше в листьях. В 2008 г. концентрация ртути в надземной части в среднем составляла 0,015-0,055 мг/кг сухой массы, в 2009 г. содержание ртути увеличилось в 4,2 и 3,2 раза соответственно, при этом следует отметить, закономерное увеличение к концу вегетации. Содержание ртути в корнях меньше: в 2008 г. концентрация в среднем составляла 0,009-0,018 мг/кг сухой массы, в 2009 г. содержание ртути увеличилось в 4,9 и 2,3 раза соответственно. Вероятно данная закономерность связана с поступлением ртути из атмосферного источника.

На основании полученных данных по валовому содержанию тяжелых металлов в почве и различных частях растений позволили нам рассчитать для характеристики биогенной миграции металлов в системе почва-растение геохимические показатели интенсивности биологического поглощения элементов растительностью (табл. 7).

Таблица 7

Коэффициенты накопления (К.н.) и передвижения (К.п.)
тяжелых металлов в травянистых растениях (2008-2009 гг.)*

год металл Taraxacum mongolicum Plantago major
К.н. К.п. К.н. К.п.
июнь июль август июнь июль август июнь июль август июнь июль август
2008 Fe 0,04 0,03 0,06 0,7 1,4 0,7 0,08 0,08 0,09 0,4 0,5 0,6
Cu 0,6 1,4 1,2 0,4 0,3 0,3 0,4 0,9 1 0,5 0,3 0,2
Zn 0,5 0,4 0,7 0,8 1,3 0,9 0,5 0,6 0,7 0,7 0,7 0,8
Ni 0,4 0,2 0,2 0,5 1,1 0,6 0,2 0,1 0,2 1,1 1,5 1,2
Hg 0,07 0,05 0,2 2,3 3,4 3,05 0,1 0,07 0,2 1,3 2,1 2,7
2009 Fe 0,09 0,04 0,6 0,01 0,06 0,03 0,3 0,7 0,8 1 0,8 0,8 0,2 0,09 0,1 0,02 0,1 0,03 0,3 0,1 0,1 0,4 0,5 0,6
Cu 0,8 0,9 0,8 0,4 0,9 0,3 0,4 0,4 0,4 0,2 0,7 0,5 0,7 0,5 0,5 0,3 0,5 0,1 0,4 0,4 0,4 0,3 0,4 0,4
Zn 0,5 0,6 0,7 0,4 0,6 0,2 1,2 0,8 1,1 0,9 1,1 0,9 0,5 0,8 0,7 0,6 0,6 0,3 0,8 0,7 0,8 0,8 1 0,7
Ni 0,5 0,3 0,7 0,3 0,5 0,2 0,9 1 0,6 0,7 0,6 1 0,5 0,4 0,7 0,3 0,3 0,2 0,4 0,5 0,6 0,7 0,5 0,7
Hg 0,7 0,4 0,8 0,9 0,9 0,5 3,6 6,8 3,1 2,1 2,7 3,1 1,5 1,1 1,3 0,5 0,8 0,5 2,4 1,7 1,9 2,4 5,8 2

*Примечание: над чертой – показатели в условиях городской среды, под чертой – фоновые

На сновании полученных данных, накопление железа происходило по барьерному типу, металл нами отнесен в группу с очень низкой интенсивностью поглощения, аналогично, древесным видам. Накопление меди, цинка, никеля и ртути происходило по барьерному типу, данные металлы включены в группу среднего захвата и слабого передвижения. Коэффициенты передвижения были выше у ртути в течение всего вегетационного периода 2008-2009 гг. в условиях фона и города, что свидетельствовало о фолиарном пути поступления металла, а также быстрым передвижением по растению. Среди исследуемых травянистых видов – гипераккумуляторов тяжелых металлов не отмечено.

Таким образом, проведенные исследования по аккумуляции тяжелых металлов в травянистых растениях показали, что содержание железа, меди, цинка и никеля больше в корнях, чем в надземной фитомассе. Превышение нормы и критических концентраций отмечено для железа, аккумуляция меди, цинка, никеля в пределах нормы и ПДК. Видовой специфики к накоплению металлов не отмечено. Следует отметить, что корни P. major способны к наибольшей аккумуляции металлов, чем T. mongolicum. Накопление ртути происходило фолиарным и корневым путем, при этом содержание металла в исследуемых органах травянистых растений закономерно увеличивалось к концу вегетационного периода.

Выводы

1. Почвы по валовому содержанию железа, меди, никеля и ртути не превышают значения ПДК, исключение составляет цинк. На основании геохимического показателя (ZС) почвы по уровню загрязнения отнесены к категории допустимых с возможным использованием для выращивания растений и с меньшим негативным воздействием на здоровье населения в условиях города.

2. Установлено, что исследованные древесные (P. balsamifera, U. pumila, M. baccata, C. arborescens) и травянистые (T. mongolicum, P. major) виды растений накапливают тяжелые металлы в неодинаковых количествах: у древесных растений преимущественно аккумулируется железо и цинк, у травянистых – железо.

3 При изучении годовой динамики в накоплении тяжелых металлов четкой закономерности не выявлено. При анализе сезонной динамики содержании металлов было определено увеличение концентрации ртути у всех исследуемых видов растений.

4. Изучение накопления тяжелых металлов в органах исследуемых растений показало, что железо, медь, никель, цинк преимущественно аккумулируются в корнях и коре стебля. Наибольшее содержание ртути отмечено в листьях древесных и травянистых растений

5. Среди древесных видов выявлена видовая специфика. Видом – аккумулятором цинка является P. balsamifera. железа – C. arborescens. Среди исследуемых видов – гипераккумуляторов тяжелых металлов не отмечено.

6. Результаты проведенных исследований показали, что древесные и травянистые виды растений аккумулируют тяжелые металлы, выступая своеобразной фильтрационной системой, которая способствует созданию благоприятных условий и снижению токсического действия различных загрязнителей.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в рекомендованном ВАК издании:

  1. Ефименко, Е.А. Роль растений в детоксикации тяжелых металлов в городской среде / Е.А. Ефименко, О.А. Лескова, Е.П. Якимова // Естественные и технические науки. – М.: Компания Спутник+, 2008. –№5. – С.59-63.
  2. Ефименко, Е.А. Содержание ртути в растениях городской среды /
    Е.А. Ефименко, О.А. Лескова, Е.П. Якимова // Естественные и технические науки. – М.: Компания Спутник+, 2009. – №2. – С.126-130.

В других изданиях:

  1. Ефименко, Е.А. Влияние катионов железа и свинца на рост и развитие растений / Е.А. Ефименко, О.А. Лескова, Е.П. Якимова // Естествознание и гуманизм. Современный мир. Природа и человек. – Томск, 2006. – Т.3. – №4. – С.39.
  2. Ефименко, Е.А. Влияние солей тяжелых металлов на рост и развитие растений / Е.А. Ефименко, О.А. Лескова // Наш край. Сборник статей. – Чита, 2007. – С.51-54.
  3. Ефименко, Е.А. Определение тяжелых металлов в растениях в городской среде / Е.А. Ефименко // Экология Южной Сибири и сопредельных территорий. – Вып.II. – Абакан: Изд-во Хакасского гос-го ун-та. – 2007. – Т.11. – С.18.
  4. Ефименко, Е.А. Физиологические аспекты действия тяжелых металлов на растения / Е.А. Ефименко // Молодая наука Забайкалья: аспирантский сборник. – Чита: Изд-во ЗабГГПУ, 2008. – Ч.1. – С.3-8.
  5. Ефименко, Е.А. Накопление тяжелых металлов древесными растениями г. Читы / Е.А. Ефименко, Л.В. Красноперова, О.А. Лескова, Е.П. Якимова // Проблемы озеленения городов Сибири и сопредельных территорий: материалы международной научно-практической конференции. – Чита: Изд-во ЗабГГПУ, 2009. – С.64-67.
  6. Ефименко, Е.А. Ртутное загрязнение городской среды / Е.А. Ефименко // Проблемы озеленения городов Сибири и сопредельных территорий: материалы международной научно-практической конференции. – Чита: Изд-во
    ЗабГГПУ, 2009. – С.56-59.
  7. Ефименко, Е.А. Токсичность почвы городской среды / Е.А. Ефименко, Е.О. Манукян // Альманах современной науки и образования. – Тамбов: Грамота, 2009. – № 11 (30): в 2-х томах. Ч.1. – С. 129-132.

Подписано в печать 25.03.11. Формат 6090/16. Бумага офсетная.
Способ печати оперативный. Усл. печ. л. 1,3. Уч.-изд. л. 1,3.
Заказ № 03711. Тираж 100 экз.

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический
университет им. Н.Г. Чернышевского

672007, г. Чита, ул. Бабушкина, 129



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.