WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Конституциональные особенности физического статуса, вегетативной регуляции и метаболизма клеток иммунной системы в юношеском возрасте

На правах рукописи

Казакова Татьяна Вячеславовна

КОНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФИЗИЧЕСКОГО СТАТУСА, ВЕГЕТАТИВНОЙ РЕГУЛЯЦИИ И МЕТАБОЛИЗМА КЛЕТОК ИММУННОЙ СИСТЕМЫ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

14.00.02 – анатомия человека, медицинские науки

03.00.13 – физиология, медицинские науки

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени
доктора медицинских наук

Красноярск – 2009

Работа выполнена на кафедре анатомии человека ГОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения и социального развития РФ»

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор Николаев Валериан Георгиевич

доктор биологических наук, профессор Фефелова Вера Владимировна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Алексина Людмила Арсентьевна

доктор медицинских наук, доцент Медведева Надежда Николаевна

доктор медицинских наук Эверт Лидия Семеновна

Ведущая организация:

ГОУ ВПО Саратовский государственный медицинский университет

Защита состоится «____» _______________2009 г. в ____ часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 208.037.02 при Красноярском государственном медицинском университете имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого (660022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д.1).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Красноярского государственного медицинского университета имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого.

Автореферат разослан «____» ___________2009 г.

Ученый секретарь совета

по защите докторских и кандидатских диссертаций

кандидат медицинских наук, доцент Л.В. Кочетова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Формирование организма человека – это биологический процесс, вытекающий из взаимодействия его морфофункциональных систем с многообразием окружающей среды. Большинство антропологов считают, что в современных исследованиях отсутствует комплексный подход и человек оказывается «расчлененным объектом познания» (Мысливченко А.Г., 1989). По мнению Б.А. Никитюка (1988), принцип целостности в изучении человека позволяет реализовать интегративная антропология, базирующаяся на триединстве понятий общая, частная и локальная конституции, поскольку конституция человека – это основная биологическая характеристика целостного организма, детерминированная комплексом генетических и фенотипических маркеров, ассоциируемых с реактивностью организма. Принцип целостности на современном этапе развития конституциологии характеризуется многомерностью, комплексностью, изучением межсистемных корреляций в попытке согласовать между собой различные аспекты конституции (Чтецов В.П., 1972; Хрисанфова Е.Н., 1990; Алексина Л.А., Корнетов Н.А., 1998; Бутова О.А., 2001; Никитюк Д.Б. и соавт., 2007; Николаев В.Г., 2008, 2009).

На сегодняшний день наиболее изучены морфологические характеристики конституциональных типов. Соматическая организация человека является макроморфологическим проявлением общей конституции, наиболее доступна исследованию, измерению и относительно устойчива в онтогенезе. Морфофенотип конституции имеет сильную генетическую детерминированность, высокую межиндивидуальную и низкую внутрииндивидуальную изменчивость, но в целом отражает основные особенности динамики онтогенеза, метаболизма, общей реактивности организма и биотипологию личности (Н.А. Корнетов, 2006). В то же время функциональные и метаболические показатели конституциональных типов, несмотря на обширное количество исследований, остаются малоизученными (Акинщикова Г.И., 1977; Русалов В.М., 1979; Хрисанфова Е.Н., 1990; Бец Л.В., 2000; Лазарева Э.А., 2004).

Особенности функциональной организации нервной системы являются одной из конституциональных характеристик, формирующих тип реагирования организма на средовые воздействия (Клиорин А.И., Чтецов В.П., 1979; Казначеев В.П., Казначеев С.В., 1986), а иммунная система рассматривается как индикатор, тонко реагирующий на неблагоприятные изменения окружающей среды (Петров Р.В. и соавт., 1994; Абрамов В.В., 1999; Булыгин Г.В., 1999). Изучение конституциональных особенностей морфофункциональных характеристик клеток иммунной системы несомненно актуально, поскольку с одной стороны, «…именно целостная клетка является основной реальной структурой живых систем» (Клиорин А.И., Чтецов В.П., 1979), а с другой, клетки иммунной системы, функционируя в постоянно меняющихся условиях нейромедиаторного и гормонального окружения, определяют во многом интегральную реактивность организма. Таким образом, актуальность исследования определяется комплексным изучением конституциональных особенностей иммунной системы и показателей деятельности вегетативной нервной системы, а также взаимосвязей частных конституций с позиций интегративной антропологии. Такой подход позволяет приблизиться к решению задач управления адаптацией и состоянием здоровья для реализации на практике современной стратегии медицинской науки с акцентом на охрану здоровья здоровых лиц и расширить представление о закономерностях жизнедеятельности организма на юношеском этапе индивидуального постнатального развития человека.

Актуальность исследования определяется также демографической ситуацией в современной России, угрожающим разрывом продолжительности жизни мужчин и женщин (Казначеев В.П. и соавт., 2002; Федина Р.Г. и соавт., 2006; Оганов Р.Г. и соавт., 2009), что требует изучения морфофункциональных аспектов адаптации с учетом полового диморфизма.

Цель исследования: Установить закономерности изменчивости взаимосвязей морфофункциональных показателей физического статуса, структурно-метаболических параметров клеток иммунной системы и деятельности вегетативной нервной системы в зависимости от пола и индивидуально-типологических особенностей организма.

Задачи исследования

  1. Выявить особенности распределения типов телосложения и конституциональную изменчивость соматических признаков юношеского населения г. Красноярска с 1990 по 2008 гг. в зависимости от пола.
  2. Установить закономерности возрастной изменчивости физического статуса и конституциональных типов мужчин и женщин на юношеском этапе онтогенеза.
  3. Изучить особенности структурно-метаболических параметров клеток иммунной системы у представителей различных соматотипов в покое и при стрессе в зависимости от пола.
  4. Исследовать соматотипические и половые особенности показателей деятельности вегетативной нервной системы в покое и при ортостатической пробе.
  5. Провести анализ статистически значимых взаимосвязей соматометрических, функциональных и метаболических показателей в структуре общей конституции человека в зависимости от типа телосложения с учетом полового диморфизма.
  6. Разработать методические рекомендации по оценке показателей физического развития, вегетативной регуляции и метаболизма клеток иммунной системы в юношеском возрасте в зависимости от пола и конституции.

Научная новизна исследования

Показано, что сохраняющаяся секулярная изменчивость физического статуса у лиц юношеского возраста сопровождается межгрупповой и внутригрупповой изменчивостью соматотипов. Вне зависимости от пола соматические типы, отличающиеся высоким содержанием жирового компонента в соме, характеризуются относительной стабильностью антропометрических параметров за период 1990 – 2008 гг., сочетающейся с инертностью реакции регуляторно-метаболических характеристик клеток иммунной системы и показателей деятельности вегетативной нервной системы.

Установлен половой диморфизм возрастной изменчивости компонентного состава тела в рамках юношеского периода онтогенеза. Показано, что на протяжении этого периода онтогенеза у женщин происходит увеличение жирового, а у мужчин – мышечного компонентов тела.

Дан сравнительный анализ морфофункциональных показателей физического статуса мужчин и женщин по схеме Rees- Eisenk и обосновано применение данной схемы при изучении конституциональных особенностей иммунной и нервной систем в зависимости от пола.

Впервые проведено сравнительное комплексное изучение индивидуально-типологических особенностей структурно-метаболических параметров клеток иммунной системы у здоровых мужчин и женщин, относящихся к разным соматотипам. Обнаружены половые отличия соотношения структурных компонентов мембран клеток в юношеском возрасте, которые свидетельствуют о снижении процессов эстерификации холестерина у мужчин по сравнению с женщинами. Установлено, что стабилизация уровня активности СДГ в лимфоцитах происходит в юношеском возрасте в различные сроки в зависимости от пола.

Реакция клеток иммунной системы на стресс характеризуется половым диморфизмом и соматотипическими особенностями. Лица, имеющие высокий процент жировой массы в соме, характеризуются относительной инертностью метаболических параметров при стрессе.

Проведение корреляционного анализа выявило наличие конституциональных особенностей взаимосвязей физической конституции с физиологическими параметрами организма. Показано, что наибольшее количество корреляционных связей регистрируется у лиц с высоким жировым компонентом в соме независимо от пола.

Теоретическая и практическая значимость работы

Результаты трансверзального исследования физического статуса и конституциональных типов населения г. Красноярска дают представление о тенденциях в физическом развитии современной молодежи юношеского возраста и определяют необходимость использования этих данных для разработки профилактических мероприятий оздоровительного профиля с учетом полового диморфизма.

Комплексное исследование физического статуса, состояния вегетативной нервной и иммунной систем вносит существенный вклад в разработку общебиологических закономерностей структурно-функциональной целостности организма, а полученные данные расширяют и углубляют представление об индивидуально-типологических особенностях реактивности и адаптации.

Выявление взаимосвязей разноуровневых показателей (морфологических, функциональных, метаболических) дополняет представление об их роли в структуре общей конституции и относительной автономности этих систем.

Теоретические положения и научные результаты исследования используются в учебно-педагогическом процессе на кафедрах анатомии, физиологии, лечебной физкультуры и врачебного контроля Красноярского государственного медицинского университета и Красноярского педагогического университета. Антропометрические показатели физического развития, результаты лабораторных исследований клеток иммунной системы и показатели кардиоинтервалографии используются в качестве нормативов в клинических исследованиях Учреждения РАМН Научно-исследовательского института медицинских проблем Севера СО РАМН, при медицинских осмотрах призывников г. Красноярска и Красноярского края.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Изменчивость морфофункциональных показателей физического статуса в юношеском периоде онтогенеза характеризуется различной направленностью и степенью выраженности в зависимости от пола и типа телосложения.
  2. Половые и конституциональные особенности структурно-метаболических параметров клеток иммунной системы в юношеском периоде онтогенеза в спокойном состоянии и при эмоциональном стрессе.
  3. Показатели вегетативной регуляции ритма сердца в покое и их изменения при ортостазе характеризуются половым диморфизмом и соматотипическими особенностями.
  4. Корреляционные связи соматометрических, метаболических и функциональных параметров организма человека имеют конституциональную обусловленность.

Апробация работы

Тема диссертационной работы представлена и утверждена проблемной комиссией «Морфология человека» КрасГМА (2006), Ученым Советом КрасГМА (2007). Основные положения и результаты проведенного исследования доложены и представлены на Всероссийской научной конференции с международным участием, посвященной 25-летию НИИ медицинских проблем Севера СО РАМН (Красноярск, 2001), Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы интегративной антропологии» (Красноярск, 2001), VII Международном конгрессе по иммунореабилитации «Аллергия, иммунология и глобальная сеть: взгляд в новое тысячелетие» (Нью-Йорк, 2001), VI и VIII конгрессах Международной ассоциации морфологов (Саратов, 2002; 2006), X Российско-Японском международном медицинском симпозиуме «Якутия - 2003» (Якутск, 2003), Международной научной конференции «Актуальные проблемы спортивной морфологии и интегративной антропологии», посвященной памяти Б.А. Никитюка (Москва, 2003), V Общероссийском съезде анатомов, гистологов и эмбриологов (Москва, 2004), V Международной научно-практической конференции «Здоровье и образование в XXI веке» (Москва, 2004), Международной Российско-американской научно-практической конференции «Актуальные проблемы охраны материнства и детства» (Тула, 2004), V и VII Международном конгрессе по интегративной антропологии (Винница, 2004; 2007), итоговой научно-практической конференции с международным участием «Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири» (Красноярск, 2005), 2-й международной научной конференции «Актуальные проблемы спортивной морфологии и интегративной антропологии» (Москва, 2006), VI съезде аллергологов и иммунологов СНГ (Москва, 2006), VIII конгрессе «Современные проблемы аллергологии, иммунологии и иммунофармакологии» (Москва, 2007), межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы медицины» (Абакан, 2007), межрегиональной научно-практической конференции «Дни иммунологов в Сибири» (Томск, 2008).

Публикации

По теме диссертации имеются 41 научная публикация, в том числе 9 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ, и 20 публикаций в материалах Международных и Всероссийских конференций. Весь материал получен, обработан и проанализирован лично автором.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 298 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, главы «Материал и методы исследования», трех глав собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка цитируемой литературы и приложений. Работа иллюстрирована 56 таблицами и 52 рисунками. Список литературы состоит из 419 отечественных и 184 зарубежных источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

Обследованы практически здоровые мужчины (17 - 21 года) и женщины (16 – 20 лет) европеоидной расы – студенты высших учебных заведений г. Красноярска. Все обследованные согласно схеме возрастной периодизации онтогенеза человека (1965) относились к юношескому периоду. Средний возраст обследованных мужчин составил 18,30±0,47 года, женщин – 17,84±0,04 года. В таблице 1 приведена характеристика обследованного контингента с указанием методов исследования.

Таблица 1

Характеристика обследованного контингента

по методам исследования

Метод Пол Всего
Юноши Девушки
Измерение антропометрических показателей по В.В. Бунаку (1941) 468 680 1148
Соматотипирование по схемам В.П. Чтецова (1978, 1979) 468 680 1148
Расчет индексов L. Rees- H.J. Eisenk (1945), Кетле - 2, Дж. Таннера (1979) 468 680 1148
Определение показателей деятельности вегетативной нервной системы 1 165 198 363
Определение концентрации лейкоцитов и лейкоцитарной формулы 2 169 210 379
Определение активности сукцинатдегидрогеназы (СДГ) лимфоцитов по методу Р.П. Нарциссова 2 179 232 411
Определение активности кислой фосфатазы в лимфоцитах (КФЛ) и в гранулоцитах (КФГ) по методу A.F. Goldberg, T.Barka 2 169 252 421
Определение содержания катехоламинов в лейкоцитах крови люминисцентно-гистохимическим методом Фалька-Хилларпа (Yokoo H. еt al., 1982) в модификации В.П. Новицкой (2000) 2 147 127 274
Определение содержания серотонина в лейкоцитах крови люминисцентно-гистохимическим методом Фалька-Хилларпа (Yokoo H. еt al., 1982) в модификации В.П. Новицкой (2000) 2 144 122 266
Выделение лимфоцитов и количественное определение липидных фракций в клетках иммунной системы методом тонкослойной хроматографии (Ростовцев В.Н., Резник Г.Е., 1982) 74 162 236

Примечание: исследование проводилось дважды: 1 - в покое и при ортостазе;

2 – в спокойном состоянии и состоянии эмоционального стресса.

Проведено антропометрическое обследование с последующим определением соматотипа 1148 человек, в том числе 468 юношей и 680 девушек. Для изучения динамики структуры конституциональных типов были использованы данные антропометрических исследований, проведенных сотрудниками кафедры анатомии человека Красноярской государственной медицинской академии в 1990 - 1992 гг. (Ходкевич О.А., 1996; Ефремова В.П., 1997;).

Антропометрические измерения и соматотипирование проводились с помощью антропометрических инструментов по методике, описанной в пособии В.В. Бунака «Антропометрия» и принятой в НИИ антропологии МГУ им. М.В. Ломоносова (1941). Антропометрическое обследование включало измерение 29 параметров и оценку компонентного состава сомы по формулам J. Mateika (1921). Соматотипическая диагностика проводилась по методу В.П. Чтецова (1978, 1979).

В работе использованы индексные методы. Производился расчет индекса Кетле-2 или индекса массы тела (ИМТ), индекс L. Rees - H.J. Eisenk (1945) использовался индекс Таннера или индекс полового диморфизма (ИПД).

Состояние соматического здоровья оценивалось на основании данных «Паспорта здоровья студента», содержащего результаты плановых медицинских обследований врачами разных профилей и по данным анамнеза. Из группы обследуемых были исключены лица, болевшие и получавшие профилактические прививки в течение двух предыдущих месяцев. На момент обследования показатели лейкограммы находились в пределах нормы.

Оценка состояния вегетативного гомеостаза проводилась с помощью автоматизированного кардиокомплекса «ORTO Valeo», функционирующего на базе ПЭВМ (Copyright 2001. НПП «Живые системы»). Определяемые свойства организма: исходный вегетативный тонус (ИВТ), степень напряжения регуляторных систем, реакция сердечно-сосудистой системы на ортопробу, вегетативное обеспечение организма при нагрузочной пробе, функциональное состояние организма. Основной метод диагностики, который использовался в этой программе – это кардиоритмография. В качестве нагрузочной пробы при этом используется ортостатическая проба.

Исследование параметров клеток иммунной системы проводилось дважды: в спокойном состоянии (межсессионный период) и в состоянии эмоционального стресса (непосредственно перед началом экзамена). Список экспериментальных процедур одобрен биоэтическим комитетом Красноярского государственного медицинского университета. В обследовании участвовали добровольцы, предварительно заполнившие информированное согласие (Белоусов Ю.Б., 2005). Кровь для исследования из локтевой вены забиралась в утренние часы спустя 12 часов после последнего приема пищи. Из венозной крови выделяли лимфоциты для определения их липидного состава и получали сыворотку для определения содержания общих липидов, липидных фракций. Из капиллярной крови готовили мазки для подсчета лейкоцитарной формулы, цитохимического определения активности ферментов, определения содержания катехоламинов и серотонина в лимфоцитах. Определялась также концентрация лейкоцитов в периферической крови.

Выделение лимфоцитов осуществляли в градиенте плотности фиколл-верографина. Для выявления метаболических особенностей клеток иммунной системы изучена активность ряда ферментов лимфоцитов. Сукцинатдегидрогеназу (СДГ) определяли по методике Р.П. Нарциссова (1969), вычислялись и оценивались: средняя активность, коэффициенты вариации, асимметрии и эксцесса. Кислая фосфатаза (КФ) выявлялась по методу A.F. Goldberg, T. Barka (1962). Определение содержания катехоламинов (КА) и серотонина (СЕР) в лейкоцитах крови проводили люминисцентно-гистохимическим методом Фалька-Хилларпа (Yokoo H. еt al., 1982) в модификации В.П. Новицкой (2000).

Для определения липидного состава лимфоцитов и сыворотки крови использовался метод тонкослойной хроматографии нейтральных липидов (Ростовцев В.Н., Резник Г.Е., 1982) с предварительным экстрагированием липидов по методу Фолча с соавт. (Folch J. et al., 1957).

Полученные результаты подвергнуты статистической обработке на ПК Pentium – II с применением пакета прикладных программ «Statistica 6.0 for Windows» (Реброва О.Ю., 2002) и программы «Soma» (Сапожников В.А., Олейников Б.В., 1994). Каждый показатель оценивался на нормальность распределения по тесту Колмагорова - Смирнова. Для всех количественных данных производился подсчет среднего арифметического (М), среднего квадратичного отклонения (), ошибки средней арифметической (m). Достоверность различий определялась с помощью t-критерия Стьюдента - Фишера для выборок с параметрическим распределением в доверительном интервале более 95% и критерия Манна - Уитни при асимметричном распределении (Лакин Г.Ф., 1980; Гланц С., 1998). Для качественных данных производилось вычисление абсолютных и относительных частот и доверительного интервала к ним. Для анализа взаимосвязи между отдельными парами качественных признаков строились таблицы сопряженности для всех возможных пар таких признаков. Сравнение групп по качественному признаку проводилось с использованием теста 2-квадрат. При анализе более двух качественных признаков использован тест 2-квадрат с поправкой Бонферрони. Для исследования степени взаимосвязи изучаемых параметров применялись методы корреляционного анализа (Мисюк Н.С. и соавт., 1976; Полонская М.Г., 1992): метод парной количественной корреляции с расчетом коэффициента корреляции (r) Пирсона для параметрических данных и Спирмена – для непараметрических данных; метод корреляционного графа.

Достоверность коэффициентов корреляции и различий принимали при P<0,05. Функциональная связь при коэффициенте корреляции (r) до 0,5 оценивалась как слабая, 0,5-0,7 – средняя, 0,7- 0,9 – сильная и от 0,9 - 1 - как тесная (Рыжов П.А.,1973).

Результаты исследования и их обсуждение

Сравнительный анализ антропометрических параметров мужчин юношеского возраста, обследованных в 1990 - 1992 гг. и 2006 - 2008 гг., показал достоверное увеличение длины тела (177,38±0,28 см и 179,06±0,28 см соответственно, p<0,001) на фоне неизменного показателя массы тела (69,69±0,35 кг и 69,86±0,57 кг соответственно).

Компонентный состав тела мужчин, обследованных в период 2006 – 2008 гг., представлен следующими значениями: жировая масса – 13,53±0,38 кг и 18,49±0,35 % от массы тела, мышечная масса – 33,09±0,25 кг и 47,68±0,21 % от массы тела, костная масса – 12,02±0,07 кг и 17,44±0,09 % от массы тела. Выявлены достоверные изменения соотношения тканевых компонентов тела в популяции мужчин 2006 - 2008 гг. в сравнении с данными 1990 гг.: увеличение абсолютных и относительных показателей жирового и костного компонентов и снижение показателей мышечной массы (табл. 2). За исследуемый отрезок времени у мужчин установлено снижение функциональных показателей мышечной системы, как абсолютных, так и относительных в среднем на 8,0 %.

Таблица 2

Компонентный состав тела мужчин

1990 - 1992 гг.* (1) и 2006 - 2008 гг. (2) в кг и % массы тела

Компоненты 1 n = 678 M±m 2 n = 468 M±m Достоверность различий
Жировой, кг % 10,79±0,18 13,53±0.38 р<0,001
15,20±0,19 18,49±0,35 р<0,001
Мышечный, кг % 34,00±0,19 33,09±0,25 р<0,01
48,72±0,15 47,68±0,21 р<0,001
Костный, кг % 11,41±0,06 12,02±0,07 р<0,001
16,60±0,14 17,44±0,09 р<0,001

Примечание: * - здесь и далее для сравнения использованы данные В.П. Ефремовой (1996).

Большинство мужчин (71,15±2,09 %), обследованных в 2006 - 2008 гг., имели величину ИМТ 18,5- 25 кг/м2, соответствующую нормальной массе тела, но в сравнении с данными 1990 г. доля лиц с нормальными вариантами массы тела достоверно снизилась (в 1990 г. – 81,86 %, p=0,0000). При этом произошло достоверное увеличение количества мужчин с дефицитом массы тела (1990 г. – 6,05±0,92 %, 2006-2008 гг. – 15,6±1,68 %, p=0,0000) и ожирением (1990г. – 0,59±0,29 %, 2006-2008 гг. – 3,63±0,86 %, p=0,0004).

Сопоставление распределения мужчин по ИПД в обследованных группах показало увеличение частоты встречаемости гинекоморфии (1990 г. - 13,42% и 2006-2008 гг. - 25,21%, р=0,0000) и снижение андроморфии (с 39,53% до 30,31%, р=0,0011) в популяции 2006 - 2008 гг. Таким образом, наблюдается увеличение группы лиц, характеризующихся дисплазией и инверсией полового диморфизма.

Корреляционный анализ показал значительное (в 1,93 раза) увеличение количества достоверных связей антропометрических параметров и показателей компонентного состава тела у мужчин популяции 2006 – 2008 гг., а также изменение их направленности – появление отрицательных связей антропометрических параметров. Такие изменения могут свидетельствовать о большей устойчивости к воздействию различных факторов и вместе с тем их меньшей гибкости при изменяющихся условиях внешней среды (М.А. Суботялов, 2002),

В основе биомедицинской и интегративной антропологии лежит конституциональный подход, реализуемый путем дифференциации обследуемых групп по типам телосложения (соматотипам). В популяции мужчин 2006 – 2008 гг. брюшной соматотип был диагностирован в 14,96 % наблюдений, мускульный – 28,63 %, грудной – 24,15 %, неопределенный – 32,26 %. В сравнении с популяцией 1990 года установлено достоверное увеличение доли лиц брюшного (p=0,0001) и неопределенного (p=0,0012) соматотипов (рис. 1). Брюшной соматотип, согласно классификации В.П. Чтецова (1978), характеризуется низким содержанием костной и мышечной ткани при сильном развитии жирового компонента сомы, а неопределенный – слабым развитием костного и мышечного компонентов при средней выраженности жира. Доля мужчин мускульного соматотипа уменьшилась на 8,1 % (p=0,0000), а грудного – на 7,71 % (p=0,0046).

 А Б Структура конституциональных типов (%) мужчин 1990 - 1992-0 А Б Структура конституциональных типов (%) мужчин 1990 - 1992-1

А Б

Рис. 1. Структура конституциональных типов (%) мужчин

1990 - 1992 гг. (А) и 2006 - 2008 гг. (Б).

Изменение частоты встречаемости соматотипов в юношеской популяции сопровождалось изменением антропометрических показателей и величины основных компонентов сомы у представителей различных типов телосложения (рис. 2). Показатели мужчин брюшного соматотипа характеризовались наибольшей стабильностью: длина тела, масса тела, среднее значение ИМТ, абсолютное количество жировой и мышечной тканей, а также относительное значение мышечного компонента сомы достоверно не изменились (табл. 3). В распределении мужчин брюшного соматотипа в зависимости от ИМТ статически значимых различий не выявлено, но отмечено снижение доли лиц с избыточной массой тела (с 32,08% в 1990 г. до 18,57% в 2006 - 2008 гг.). Среди мужчин брюшного соматотипа в 50,0 % случаев была выявлена мезоморфия, доля гинекоморфии составила 38,57 %, а число лиц с андроморфией снизилось за период наблюдений в 2,47 раза (1990 год – 28,3±6,19 %, 2006–2008 гг. – 11,43±3,8 %, p=0,0321).

 Изменение габаритных параметров мужчин за период 1990 – 2008 гг.:-2

 Изменение габаритных параметров мужчин за период 1990 – 2008 гг.:-3

Рис. 2. Изменение габаритных параметров мужчин за период

1990 – 2008 гг.: А) длина тела, см; Б) масса тела, кг.

У мужчин грудного и неопределенного типов телосложения выявлена одинаковая направленность изменений морфофункциональных показателей физического статуса: увеличение длины и снижение массы тела, что обусловило уменьшение ИМТ и соответственно увеличение в этих группах мужчин с дефицитом массы тела (среди представителей грудного соматотипа в 2,8 раза, неопределенного – в 3,3 раза). В то же время у мужчин грудного и неопределенного соматотипов показатели жирового компонента тела не изменились, но снизилось общее количество мышечной ткани. Следует отметить, что среди мужчин неопределенного соматотипа в 2006 – 2008 гг. гинекоморфия регистрировалась чаще (p=0,0018) в сравнении с данными 1990 1992 гг.

Таблица 3

Динамика компонентного состава тела мужчин различных соматотипов за период с 1990 (1) 2008 (2) гг.

Компонент Соматотип
Грудной M±m Мускульный M±m Брюшной M±m Неопределен ный M±m
Жировой кг 1 7,37±0,11 12,32±0,29 17,85±0,86 10,72±0,18
2 7,41±0,25 18,51±0,94 p 1-2 <0,001 19,35±0,75 11,01±0,18
% 1 11,45±0,13 15,98±0,31 23,16±0,92 16,41±0,24
2 12,01±0,32 21,28±0,78 p 1-2 <0,001 25,64±0,76 17,55±0,28
Мышечный кг 1 31,87±0,27 37,82±0,27 34,42±0,64 30,80±0,28
2 30,65±0,40 p 1-2 <0,05 38,60±0,36 33,25±0,44 29,98±0,30 p 1-2 <0,05
% 1 49,52±0,23 49,79±0,25 45,18±0,69 47,17±0,27
2 49,39±0,31 47,72±0,45 p 1-2 <0,001 45,06±0,56 47,58±0,32
Костный кг 1 10,75±0,09 12,41±0,09 11,34±0,15 10,79±0,11
2 11,49±0,11 p 1-2 <0,001 13,45±0,10 p 1-2 <0,001 12,07±0,14 p 1-2 <0,001 11,12±0,09 p 1-2 <0,05
% 1 16,81±0,16 16,74±0,33 15,08±0,26 16,60±0,160
2 18,67±0,16 p 1-2 <0,001 16,69±0,18 16,24±0,21 p 1-2 <0,001 17,69±0,12 p 1-2 <0,001

Самые значительные изменения антропометрических показателей выявлены у мужчин мускульного соматотипа: средние показатели длины тела составили 182,78±0,46 см (увеличение на 1,82 %), массы тела 81,31±1,09 кг (увеличение на 10,7 %), значение ИМТ – 24,62±0,35 кг/м2 (23,61±0,16 кг/м2 в 1990 г., р <0,01). Среди мужчин мускульного соматотипа нормальная масса тела регистрировалась в 65,67±4,1% (в 1990 году этот показатель составлял 75,5±2,73%, p=0,0348), а доля мужчин мускульного соматотипа с ИМТ более 30 кг/м2, что соответствует ожирению, увеличилась в сравнении с данными 1990 г. на 10,74%. В компонентном составе тела представителей мускульного соматотипа за изученный отрезок времени установлено увеличение абсолютного и относительного количества жировой ткани и снижение относительных показателей мышечного компонента сомы, в то время как достоверных изменений абсолютных показателей мышечной массы выявлено не было.

У представителей всех соматотипов изменения костного компонента сомы носили однонаправленный характер (достоверное увеличение абсолютных показателей), что обусловлено увеличением длины тела и дистальных диаметров конечностей. В соме мужчин грудного, брюшного и неопределенного соматотипов зарегистрировано также увеличение относительной массы костной ткани.

Исследование изменений корреляционного графа позволило выявить, что увеличение связей между антропометрическими параметрами у мужчин, обследованных в 2006 - 2008 гг., происходит неравномерно: у лиц мускульного соматотипа суммарный коэффициент корреляции увеличился в 2,18 раза, грудного соматотипа – в 1,77 раза, брюшного и неопределенного соматотипов – в 1,11 и 1,26 раза соответственно (рис. 3).

 Корреляционный граф антропометрических параметров мужчин в-4

Рис. 3. Корреляционный граф антропометрических параметров мужчин

в зависимости от соматотипа.

За период 1990- 2008 гг. произошли изменения внутренней структуры соматотипов мужчин. В структуре брюшного соматотипа статистически значимых изменений не установлено: 25,71 % из общего числа мужчин составили лица брюшно-мускульного соматотипа, 74,29 % - представители собственно брюшного типа телосложения.

Грудной соматотип характеризовался уменьшением на 28,2 % доли лиц грудно-мускульного соматотипа, в то же время встречаемость представителей грудного грациального типа телосложения выросла на 22,0%, такое перераспределение объясняет описанные выше изменения соматических признаков, поскольку мужчины грудного грациального соматотипа характеризуются наиболее низкими показателями массы тела и компонентов сомы, в том числе и мышечной массы.

Распределение мужчин мускульного соматотипа, обследованных в 2006 – 2008 гг., выглядит следующим образом: 41,0 % - лица мускульно-брюшного соматотипа, 52,23 % - мускульного и 6,72 % - мускульно-грудного соматотипа. За период наблюдений зарегистрировано достоверное увеличение доли мускульно-брюшного (1990 г. – 12,45 %, p=0,0000) и снижение мускульного (1990 г.- 75,9 %, p=0,0000) соматотипов.

Таким образом, изменение структуры конституциональных типов сопровождается изменением соотношения тканевых компонентов сомы, характер этих изменений и степень их выраженности различны. В меньшей степени произошли изменения у представителей брюшного соматотипа, а мужчины мускульного типа телосложения характеризовались наиболее выраженными изменениями, как антропометрических параметров, так и частоты встречаемости соматотипов.

Практическая ценность соматотипирования обусловлена тем, что телосложение, представляя собой результат реализации генетической программы во взаимодействии с факторами среды в процессе онтогенеза, обнаруживает корреляционные связи как с физиологическими функциями организма и с характером реактивности индивидуума (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 2002). Нами были изучены взаимосвязи физической конституции с показателями деятельности вегетативной нервной системы и клеток иммунной системы, которые в значительной степени определяют тип реагирования организма на средовые воздействия, являющийся, по мнению основоположников биомедицинской антропологии А.И. Клиорина и В.П. Чтецова (1979), одним из конституциональных признаков.

Исследована активность окислительно-восстановительного фермента сукцинатдегидрогеназы (СДГ) и гидролитического фермента кислой фосфатазы (КФ) в клетках иммунной системы. Эти ферменты функционируют в различных компартментах клетки и находятся на разных метаболических путях, а, следовательно, по показателям их активности можно судить об особенностях различных сторон клеточного обмена. Наиболее низкая активность СДГ в лимфоцитах выявлена у мужчин грудного соматотипа (6,59±0,49 гранул/кл.), максимальное значение зарегистрировано у мужчин неопределенного соматотипа – 8,73±0,76 гранул/кл. У мужчин мускульного соматотипа активность СДГ составляет в среднем 8,36±0,55 гранул/кл. Анализ данного показателя с учетом внутригруппового распределения соматотипов показал, что мужчины мускульно-брюшного соматотипа имеют наиболее высокую активность фермента, достигающую 9,24±0,96 гранул/кл., в то время как у лиц мускульного типа этот показатель составил 7,51±0,64 гранул/кл. и приближен к показателям лиц грудного соматотипа.

Активность кислой фосфатазы (КФ) – маркерного фермента лизосом – как в лимфоцитах, так и в гранулоцитах была самой низкой у мужчин брюшного соматотипа (104,40±6,32 ед. Kaplow), что может свидетельствовать о снижении катаболических процессов у представителей данного соматотипа. У мужчин грудного соматотипа зарегистрирована наиболее высокая активность КФ лимфоцитов (124,90±4,06 ед. Kaplow), что в сочетании с низкой активностью СДГ считается показателем неблагоприятного состояния метаболизма клеток иммунной системы (Терновская В.А., 1977; Захарова Л.Б. и соавт., 1999).

Физико-химические свойства мембран, оказывающие существенное влияние на функциональное состояние клетки, активность клеточных рецепторов и внутриклеточных ферментов, в значительной мере определяются липидами, являющимися основными структурными компонентами мембран клеток (Арчаков А.И., 1983). У мужчин мускульного соматотипа был выявлен самый высокий по сравнению с другими соматотипами показатель соотношения СЖК/ТАГ в лимфоцитах (0,64±0,03, р<0,01), свидетельствующий о более выраженных процессах липолиза у представителей данного типа телосложения. У мужчин неопределенного соматотипа содержание эфиров холестерина было наиболее низким и составило 35,54±1,77 % (разница достоверна с показателями мужчин грудного - 40,86±2,20 % и мускульного - 40,20±2,18 % соматотипов). В то же время в липидном спектре лимфоцитов у лиц неопределенного соматотипа уровень свободного холестерина и индекс СХ/ЭХС был максимальным (р<0,001; р<0,05 с показателями мужчин грудного и брюшного соматотипов). Эти особенности свидетельствуют о снижении процессов эстерификации холестерина у представителей данной группы.

Среди фракций общих фосфолипидов мембран лимфоцитов достоверные различия регистрировались у лиц брюшного соматотипа по сравнению с показателями мужчин других типов телосложения: у них установлено достоверно более высокое содержание трудноокисляемых фракций фосфолипидов (ФХ) и более низкое легкоокисляемых фракций (ФС, ФИ, ФЭА). Подобное соотношение способствует нарастанию жесткости мембран клеток иммунной системы у лиц брюшного соматотипа.

Наличие на мембране лимфоцитов рецепторов к нейромедиаторам обеспечивает воздействие на их метаболизм ряда регуляторных веществ, в частности катехоламинов и серотонина. Содержание КА и СЕР в лимфоцитах периферической крови не имело соматотипических особенностей, хотя имело тенденцию к увеличению у мужчин неопределенного соматотипа.

Нервная система наряду с иммунной системой формирует тип реагирования организма на средовые воздействия. Проблема взаимосвязи конституциональной типологии и регуляции функций до настоящего времени остается предметом интенсивных исследований (Псеунок А.А., 2005; Соколов А.Я., Гречкина Л.И., 2006). Исследование показателей деятельности вегетативной нервной системы у мужчин разных соматотипов выявило, что в структуре ИВТ независимо от типа телосложения преобладает ваготония. У лиц грудного соматотипа тонус парасимпатического отдела вегетативной нервной системы преобладал в 60,38±6,72 % случаев, у представителей мускульного и брюшного соматотипов ваготония регистрировалась с равной частотой (55,1 % и 56,0 % соответственно), а у мужчин неопределенного соматотипа - в 50,0 % наблюдений. Симпатикотония и эйтония были выявлены достоверно реже у представителей всех соматотипов, причем доля этих видов ИВТ практически одинакова.

У мужчин мускульного соматотипа величина адаптационного потенциала составила 2,29±0,05 балла, что соответствует верхней границе удовлетворительной адаптации (Ямпольская Ю.А., Ананьева Н.А., 1997) и была достоверно выше (p<0.001) показателей мужчин грудного (2.04±0.03 балла) и неопределенного (2.01±0.04 балла) соматотипов.

При проведении ортостатической пробы у представителей всех соматотипов наблюдалось увеличение тонуса симпатического отдела вегетативной нервной системы и снижение активности гуморальных процессов регуляции. Наиболее выраженные изменения происходили у мужчин грудного соматотипа (увеличение АМо составило 44,02 % от исходного уровня, относительный прирост индекса напряжения 207,1 %), а также мускульного соматотипа (ИН при ортостатической пробе - 145,1 % от исходного уровня). Величина индекса напряжения свыше 500 усл. ед. у представителей грудного соматотипа была выявлена в 11,3 %, мускульного – в 12,2 % наблюдений. Наименее выраженными изменениями показателей кардиоинтервалографии характеризовались мужчины брюшного соматотипа (рис. 4): прирост значений ИН при ортостатической пробе 83,3 % от исходного уровня, при этом превышения ИН критического значения (500 усл.ед.) зарегистрировано в данной группе не было.

Вместе с тем, среди мужчин брюшного соматотипа наиболее часто зафиксировано напряжение процессов адаптации (60,0 %), и только у 24,0 % обследованных мужчин этого соматотипа была удовлетворительная адаптация.

 Изменение ИН при ортостатической пробе по отношению к исходному-5

Рис. 4. Изменение ИН при ортостатической пробе по отношению

к исходному уровню у мужчин в зависимости от соматотипа.

Таким образом, низкая изменчивость показателей деятельности вегетативной нервной системы у мужчин брюшного соматотипа обусловливает снижение готовности организма к нагрузкам. В то время как у мужчин грудного соматотипа, по результатам исследования показателей вегетативной регуляции, доля лиц с неудовлетворительной адаптацией составила всего 7,55%, а, следовательно, выявленное значительное повышение ИН при ортостазе можно расценивать как высокую адаптивность организма к нагрузкам.

Распределение мужчин по показателям вегетативной реактивности и вегетативному обеспечению деятельности (ВОД) не имело четких соматотипических различий. Во всех группах обследованных чаще регистрировалась нормальная вегетативная реактивность. Независимо от типа телосложения был выявлен большой процент лиц с гиперсимпатикотонической реактивностью. Исследование ВОД показало следующие закономерности: у мужчин с высоким жировым компонентом тела (брюшной, неопределенный соматотипы) достаточное обеспечение деятельности встречается в два раза реже, чем у мужчин грудного и мускульного типов телосложения.

По мнению Г.И. Акинщиковой (1977) выявление ряда межсистемных корреляционных связей в структуре общей конституции наиболее ярко проявляется при стрессе. Обследуемый нами контингент – это студенты, для которых проблема психоэмоционального стресса особенно актуальна, поскольку обучение в вузе сопряжено с умственно-эмоциональными нагрузками. Экзаменационный стресс, испытываемый студентами, ведет к изменению адаптационных резервов организма, причем проявления симптомов стресса связаны с психосоматической конституцией.

Наиболее выраженные сдвиги изученных параметров клеток иммунной системы при стрессе выявлены у мужчин мускульного соматотипа. В состоянии экзаменационного стресса у лиц мускульного соматотипа наблюдалось достоверное увеличение концентрации лейкоцитов, сопровождающееся увеличением сегментоядерных нейтрофилов и снижением относительного количества лимфоцитов в лейкоцитарной формуле, а также снижение метаболической активности клеток периферической крови по всем изученным параметрам (СДГ, КФЛ, КФГ). В клетках иммунной системы мужчин брюшного соматотипа статистически значимых изменений метаболической активности при стрессе выявлено не было. Следует отметить, что реакция на стресс у мужчин мускульно-брюшного соматотипа, характеризующегося значительным (4 - 5 баллов по схеме В.П. Чтецова) развитием жирового компонента тела, была, как и у мужчин брюшного соматотипа инертной.

Таким образом, проведенный анализ изменений антропометрических параметров, компонентного состава тела, структуры соматических типов, а также реакция клеток иммунной системы на стресс и вегетативной нервной системы на ортостаз свидетельствуют об инертности показателей мужчин брюшного соматотипа и высокой изменчивости изученных параметров представителей мускульного типа телосложения.

Использованная в работе классификация соматических типов по В.П. Чтецову (1978, 1979) основана на оценке количественного развития и соотношения трех основных соматических компонентов тела – жира, мышц и скелета и не учитывает состояние других систем, определяющих общую конституцию человека. Для получения целостного представления о взаимоотношениях между структурой тела (габаритные размеры, компонентный состав тела), функциональными (данные кардиоинтервалографии) и метаболическими характеристиками (параметры клеток иммунной системы) вся база данных была подвергнута кластерному анализу с использованием радиально-базисных нейронных сетей.

Все обследованные мужчины были распределены на 4 класса. Выявлены достоверные различия изученных в работе показателей и проведен анализ соответствия выделенных классов соматотипам согласно классификации В.П. Чтецова (1978). Класс 1 в равной степени был представлен грудным и неопределенным соматотипами (49,52 % и 44,76 % соответственно), а также единичными представителями мускульного (1,9 %) и брюшного (3,81 %) соматотипов. Мужчины грудного соматотипа, относящиеся к 1 классу, в 90,4 % были представителями грудного грациального типа. Во 2 классе в 77,55 % определялся брюшной соматотип, 22,45 % составили лица мускульного соматотипа. Класс 3 представлен всеми соматотипами, но в 59,56 % - это мужчины мускульного типа. Класс 4 в 95,45% составили представители мускульно-брюшного соматотипа. Таким образом, выявлен параллелизм между полученными кластерами и классическими соматотипами, что подтверждает обоснованность использования схемы соматотипирования В.П. Чтецова (1978) для изучения частных конституций.

За рассматриваемый отрезок времени (1990 - 2008 гг.) у женщин зафиксированы более выраженные изменения массы тела (снижение с 61,37±0,46 кг до 57,48±0,38 кг, p<0,001), при этом рост изменился менее значительно (165,19±0,25 см и 164,09±0,30 см). У женщин, обследованных в 2006 - 2008 гг. выявлено снижение индекса массы тела (1990г. – 22,69±0,13 кг/м2, 2006-2008 гг. – 21,04±0,12 кг/м2, p<0,001). В популяции женщин зарегистрировано уменьшение абсолютного количества жировой массы (табл. 4) за счет снижения жироотложения по женскому типу (уменьшение толщины жировых складок в области груди, живота, бедер), увеличение абсолютного и относительного значений костного компонента тела и снижение мышечной массы (как общей, так и в % от массы тела). Количество достоверных связей антропометрических параметров и показателей компонентного состава тела у женщин за изученный период времени изменилось незначительно, что говорит о большей стабильности соматических признаков у женщин по сравнению с мужчинами.

Абсолютное большинство женщин, обследованных в 2006 – 2008 гг., (70,07 %) характеризовалось нормальной массой тела (ИМТ 18,5- 25 кг/м2), что достоверно реже, чем в 1990 году (76,89 %, p=0,0145). Доля женщин с дефицитом массы тела (ИМТ менее 18,5 кг/м2) за период наблюдений увеличилась на 14,17 %, а количество женщин с избыточной массой тела снизилось в два раза (p=0,0001). Гинекоморфия как норма полового диморфизма выявлена лишь у третьей части обследованных женщин как в 1990 г., так и в 2006 - 2008 гг., однако доля женщин с мезоморфией увеличилась до 55,19 % (р=0,0169).

Таблица 4

Компонентный состав тела женщин

1990 - 1992 гг.* (1) и 2006 - 2008 гг. (2) в кг и % массы тела

Компоненты 1 n = 450 M±m 2 n = 578 M±m Достоверность различий
Жировой, кг % 17,17±0,28 16,07±0,24 р<0,01
27,42±0,29 27,33±0,28 нет
Мышечный, кг % 27,22±0,21 25,10±0,18 р<0,001
44,43±0,22 43,74±0,17 р<0,05
Костный, кг % 8,38±0,07 8,78±0,04 р<0,001
13,71±0,09 15,44±0,07 р<0,001

Примечание: * - здесь и далее для сравнения использованы данные О.А. Ходкевич (1996).

Анализ конституциональной диагностики женщин за период с 1990 - 2008 гг. выявил снижение удельного веса представителей лептосомной и мезосомной конституций, основным дифференциальным отличием которых является рост менее 161 см, и соответственно увеличение частоты встречаемости женщин мегалосомной конституции (63,78±2,27 % в 1990 г., 74,57±1,81 % в 2006 – 2008 гг., p=0,0000).

Наиболее стабильными антропометрическими показателями за период 1990 - 2008 гг. характеризовались женщины мезосомной конституции, несмотря на достоверное уменьшение массы тела (1990-1992 гг.- 56,22±0,63 кг; 2006-2008 гг.- 54,24±0,71 кг; p<0,05), среднее значение ИМТ, абсолютное количество жировой и костной тканей не изменились. В данной группе в 89,28 % случаев ИМТ находился в диапазоне 18,5- 24,9 кг/м2 и лишь небольшой процент лиц имел массу тела с отклонением от нормы (ниже 18,5 кг/м2 и выше 25,0 кг/м2). У 89,29 % женщин мезосомной конституции определен мезопластический соматотип, что несколько реже, чем в популяции женщин 1990-1992 гг. (97,37 %); 10,71 % составили женщины пикнического соматотипа. Следует отметить также снижение мышечного компонента сомы, как абсолютного, так и относительного, что характерно для всех представителей юношеской популяции 2006 – 2008 гг. независимо от пола.

У женщин лептосомной конституции выявлено достоверное увеличение длины тела в среднем на 2,43 см, масса тела не изменилась, а ИМТ снизился с 20,30±0,22 кг/м2 до 19,37±0,22 кг/м2 (p<0,01). Процент женщин с дефицитом массы тела вырос на 16,04 %, нормальная масса тела регистрируется реже (62,34 %, p=0,0312). В отличие от мезосомной конституции у женщин лептосомной конституции выявлено увеличение абсолютных показателей костного компонента тела, но при этом мышечный компонент сомы также снизился. Лептосомная конституция среди женщин, обследованных в 1990 – 2008 гг., была представлена женщинами стенопластического (83,12 %) и астенического (16,88 %) соматотипов, причем последний в два раза чаще регистрировался в 2006 - 2008 гг. по сравнению с 1990 - 1992 гг.

Наиболее значительные изменения за изученный отрезок времени выявлены у женщин мегалосомной конституции. При неизменных показателях роста установлено снижение массы тела (с 65,45±0,52 кг в 1990 – 1992 гг. до 59,24±0,44 кг в 2006 - 2008 гг.), а также статистически значимое снижение среднего значения ИМТ (с 23,27±0,17 кг/м2 до 21,16±0,15 кг/м2 соответственно, p<0,001). Среди представительниц мегалосомной конституции значительно (на 16,36 %) увеличилось количество женщин с дефицитом массы тела, а избыточная масса тела регистрировалась в два раза реже. Компонентный состав тела женщин мегалосомной характеризовался достоверным снижением жировой (абсолютного и относительного показателей), мышечной (абсолютных показателей) масс и тотальным увеличением костного компонента тела. Среди женщин мегалосомной конституции, обследованных в 2006 – 2008 гг. в 51,51 % диагностирован субатлетический соматотип (1990 г. – 36,59 %, р=0,0003), а доля женщин атлетического и эурипластического типов телосложения была ниже, чем в 1990 году на 5,94 % и 10,14 % соответственно.

Нами изучены изменения антропометрических показателей и компонентного состава тела женщин мегалосомной конституции в зависимости от соматотипа (рис. 5, табл. 5). Статистически значимых различий габаритных параметров, показателей жирового и мышечного компонентов тела у женщин эурипластического соматотипа за исследованный период не выявлено.

 Изменение габаритных параметров женщин мегалосомной конституции-6

 Изменение габаритных параметров женщин мегалосомной конституции-7

Рис. 5. Изменение габаритных параметров женщин мегалосомной

конституции разных соматотипов за период 1990 – 2008 гг.:

А) длина тела, см; Б) масса тела, кг.

Таблица 5

Изменение компонентного состава тела у женщин мегалосомной конституции за период с 1990 (1) 2008 (2) гг. в зависимости от соматотипа

Состав тела Соматотип
Атлетический M±m Субатлетический M±m Эурипластический M±m
Жировой кг 1 17,75±0,26 16,26±0,30 26,56±0,64
2 16,22±0,31 p 1-2 <0,001 13,78±0,24 p 1-2 <0,001 26,65±0,67
% 1 27,18±0,38 27,13±0,43 35,78±0,57
2 26,62±0,43 25,31±0,36 p 1-2 <0,01 35,35±0,59
Мышечный кг 1 29,74±0,39 26,22±0,28 30,99±0,55
2 27,19±0,35 p 1-2 <0,001 23,85±0,20 p 1-2 <0,001 30,30±0,45
% 1 45,24±0,38 43,95±0,35 40,96±0,67
2 44,77±0,34 44,02±0,24 42,10±0,39
Костный кг 1 9,21±0,08 8,05±0,07 9,44±0,13
2 9,59±0,06 p 1-2 <0,001 8,50±0,05 p 1-2 <0,001 10,02±0,12 p 1-2 <0,01
% 1 14,12±0,14 13,58±0,16 12,82±0,27
2 15,93±0,17 p 1-2 <0,001 15,80±0,10 p 1-2 <0,001 14,06±0,17 p 1-2 <0,001

Таким образом, независимо от пола имеются типы телосложения достаточно устойчивые по основным соматическим признакам - это брюшной и эурипластический соматотипы, которые характеризуются высоким содержанием жирового компонента в соме (4 - 5 баллов по схемам соматотипирования В.П. Чтецова).

Изменения антропометрических показателей у представительниц атлетического и субатлетического соматотипов носили одинаковый характер: при неизменной длине тела отмечено достоверное снижение массы тела (в среднем на 7,98 % и 9,14 % соответственно), уменьшение показателей жирового и мышечного компонентов тела. Следует отметить, что у представителей субатлетического соматотипа произошло снижение и абсолютного и относительного количества жира, что обусловлено статистически значимым уменьшением всех жировых складок, кроме жировой складки плеча сзади. В то время как у женщин атлетического соматотипа уменьшилось лишь абсолютное количество жирового компонента тела, что связано с уменьшением жировых складок на спине, животе и бедре.

Распределение женщин по ИПД имело ряд особенностей. Инверсия полового диморфизма реже встречалась у женщин, имеющих длину тела ниже 161 см, (стенопластический, мезопластический соматотипы), более половины женщин указанных соматотипов являлись гинекоморфными, у женщин стенопластического соматотипа не выявлено ни одного случая андроморфии, а у мезопластического андроморфия была диагностирована у одного человека. Среди женщин мегалосомной конституции превалировала мезоморфия (более 50,0 % обследованных). Гинекоморфия у женщин атлетического типа зарегистрирована в 23,8 %, субатлетического - 31,1 %, эурипластического – в 30,4 %. Реже всего андроморфия среди женщин мегалосомной конституции встречалась у представительниц субатлетического соматотипа и составила в структуре ИПД 9,9 %.

Суммарный коэффициент корреляции при исходно более высоком значении в 1990 - 1992 гг. у женщин стенопластического и мезопластического соматотипов практически не изменился. В то время как у женщин мегалосомной конституции произошло увеличение количества внутрисистемных корреляционных связей.

Анализ метаболической активности клеток иммунной системы женщин выявил достоверные различия активности СДГ лимфоцитов у представительниц с низким и высоким содержанием жирового компонента тела. У женщин стенопластическего, мезопластического и субатлетического соматотипов зарегистрированы наиболее низкие показатели активности СДГ, высокая активность КФЛ и КФГ. У женщин эурипластического соматотипа высокая активность СДГ лимфоцитов (9,16±0,55 гранул/кл) сочеталась с оптимальными показателями клеточного разнообразия (коэффициенты асимметрии, эксцесса, вариации) и наиболее низкой среди всех групп обследованных активностью КФГ (139,68±3,51 ед. Kaplow) и КФЛ (114,36±4,23 ед. Kaplow). Соотношение биогенных моноаминов (СЕР/КА) в лимфоцитах женщин эурипластического соматотипа свидетельствовало об относительном повышении уровня КА, что коррелирует с наиболее высоким уровнем активности СДГ.

Самое низкое содержание ОФЛ регистрировалось в лимфоцитах женщин субатлетического соматотипа (13,51±0,62 %), разница достоверна с показателями стенопластического (16,29±0,6 %), мезопластического (16,03±0,64 %) и эурипластического (16,09±0,44 %) соматотипов. Лимфоциты представительниц субатлетического соматотипа характеризовались также максимальным содержанием ЭХС (47,03±1,61%).

Соматотипические особенности структурной организации мембран лимфоцитов проявились также различиями в содержании фракций фосфолипидов. Наиболее ярко эти особенности демонстрируют показатели женщин субатлетического и эурипластического типов телосложения. В лимфоцитах представительниц субатлетического соматотипа выявлено высокое содержание ФХ, а также суммарной фракции трудноокисляемых липидов (СМ, ФХ, СХ - 90,87±1,23 %) и соответственно снижение доли легкоокисляемых фосфолипидов (ФС, ФИ, ФЭА - 30,9±1,87 %) в мембране клетки. Мембраны клеток женщин эурипластического соматотипа характеризовались обратным соотношением фракций фосфолипидов: высокое содержание легкоокисляемых (36,68±1,45 %) и низкое трудноокисляемых фосфолипидов (83,9±1,5 %), что обеспечивает лимфоцитам большую метаболическую активность.

Как указывалось выше, студенческая жизнь сопряжена со значительным психоэмоциональным напряжением, где в качестве стрессогенного фактора выступают экзамены. В период экзаменационной сессии по сравнению с межсессионным периодом выявлено увеличение концентрации лейкоцитов (достоверное у женщин стенопластического, субатлетического и атлетического соматотипов), снижение метаболической активности клеток иммунной системы (СДГ, КФЛ, КФГ). Имевшиеся в покое различия активности СДГ лимфоцитов при стрессе нивелировались, произошло «стягивание» показателей к единому уровню, что свидетельствует об уменьшении дисперсии признака и отражает завершение фазы мобилизации системы, обеспечивая выход биосистемы на стартовую позицию, дающую максимум эффективности приспособления (Плеханов Г.Ф. и соавт., 1989). Однако, учитывая различный исходный уровень показателей активности СДГ лимфоцитов, степень изменения этого показателя при стрессе была различной в зависимости от соматотипа. Достоверные изменения активности СДГ лимфоцитов при стрессе установлены у женщин мегалосомной конституции: у женщин эурипластического соматотипа отмечено снижение СДГ лимфоцитов в среднем в 2,01 раза, атлетического соматотип – в 1,78 раза, субатлетического – в 1,57 раза, что сопровождалось нарастанием коэффициентов асимметрии, эксцесса и вариации.

При стрессе только у женщин атлетического и субатлетического соматотипов выявлено достоверное увеличение содержания КА в клетках (в покое 14,28±0,72 мкВ/кл и 15,35±0,80 мкВ/Кл; при стрессе 17,70±1,14 мкВ/кл и 19,72±1,54 мкВ/Кл соответственно), что может обеспечивать изменение большинства изученных характеристик в клетках иммунной системы у представительниц указанных соматотипов. Изменения метаболической активности клеток иммунной системы у женщин стенопластического и мезопластического соматотипов были выражены в меньшей степени, несмотря на проявление общих закономерностей, различия изученных метаболических и регуляторных показателей в покое и при стрессе по большинству параметров не достигали уровня статистической достоверности.

В структуре ИВТ среди женщин ваготония регистрировалась менее чем в 50 % случаев, причем у женщин мезопластического соматотипа встречалась реже, чем эйтония (30,3 % и 42,42 % соответственно, p= 0.0271).

У женщин, также как и у мужчин, выполнение ортостатической пробы сопровождалось увеличением тонуса симпатического отдела вегетативной нервной системы. Наиболее выраженные изменения зарегистрированы у лиц атлетического соматотипа: достоверное увеличение АМо, ИН, индекса ортостаза. У 65,85 % женщин атлетического соматотипа при проведении ортопробы установлено напряжение процессов регуляции, а в 14,63 % случаев ИН превышал 500 усл. ед. У всех представителей мегалосомной конституции при ортостазе увеличиласьдоля лиц с напряжением процессов регуляции, а относительное увеличение ИН колебалось от 60,6 % у лиц эурипластического типа телосложения до 291,2 % у представительниц атлетического соматотипа.

 Изменение ИН при ортостатической пробе по отношению к исходному-8

Рис. 6. Изменение ИН при ортостатической пробе по отношению

к исходному уровню (%) у женщин в зависимости

от соматотипа: 1 – стенопластический, 2 – мезопластический,

3 – атлетический, 4- субатлетический, 5 – эурипластический.

Следует подчеркнуть, что у женщин эурипластического и мезопластического соматотипов изменения ИН при ортостазе были наименее выражены, и относительный прирост ИН составил 60,6 % и 67,8 % соответственно (рис. 6).

Среди обследованных женщин сниженное и недостаточное вегетативное обеспечение деятельности было выявлено практически в 50 % случаев, а нормальная вегетативная реактивность чаще регистрировалась у представительниц мезопластического типа. Именно мезопластический соматотип, в структуре ИВТ которого доминирует эйтония, характеризовался максимальным числом лиц с удовлетворительной адаптацией (60,61 %), а процент женщин с неудовлетворительной адаптацией составил всего 9,09 %, что значительно ниже показателей других групп. Среди женщин атлетического соматотипа напряжение адаптации было диагностировано в 60,98 % случаев, а удовлетворительная адаптация - в 21,95 % наблюдений.

Таким образом, мезопластический соматотип по показателям деятельности вегетативной нервной системы, изменениям ИН, структуре вегетативной реактивности является наиболее стабильным. Следует отметить, что именно у женщин этого типа телосложения в структуре ИВТ доминирует эйтония. Наиболее выраженные изменения показателей вегетативной регуляции при проведении ортостатической пробы выявлены у женщин атлетического соматотипа.

Проведенный анализ автоматической кластеризации позволил выделить у женщин 5 классов, представители которых характеризовались достоверными различиями морфофункциональных характеристик физического статуса и метаболических параметров клеток иммунной системы. Класс 1 на 86,6 % был представлен женщинами лептосомной конституции. Класс 2 – это в 70 % наблюдений женщины мезосомной конституции. Среди женщин 3 класса в 100 % случаев был диагностирован эурипластический соматотип с избыточной массой тела. Остальные два класса (4 и 5) в 94, 44 % и 93,86 % были представлены мегалосомной конституцией. Но в 4 классе в 68,22 % был зарегистрирован субатлетический соматотип, а класс 5 составили женщины атлетического (44,7 %) и эурипластического соматотипов (36,47 %) с ИМТ более 25 кг/м2.

Корреляционный анализ выявил особенности взаимосвязей морфологических, функциональных и метаболических параметров у лиц различных соматических типов. Для изучения связей были сформированы корреляционные плеяды: I – взаимосвязь антропометрических показателей и параметров клеток иммунной системы; II – взаимосвязь антропометрических показателей и показателей вегетативной регуляции; III – взаимосвязь показателей вегетативной регуляции и параметров клеток иммунной системы (рис. 7, 8). В качестве единицы измерения было рассмотрено количество достоверных корреляционных связей.

Наибольшее количество корреляционных связей выявлено у соматотипов, характеризующихся высоким развитием жирового компонента тела (брюшной соматотип у мужчин, эурипластический – у женщин). Такая особенность корреляционных связей свидетельствует о наиболее жестком взаимодействии изученных систем, большей устойчивости представителей данных групп к воздействию различных факторов, но меньшей гибкости при изменяющихся внешних условиях, включая факторы социальной среды, а также большей инертности системы, затрудняющей срочные перестройки (Баевский Р.М., 1979; Маляренко О.Е. и соавт., 2005). Следует отметить, что представители брюшного и эурипластического соматотипов характеризовались также наибольшей стабильностью антропометрических параметровза период 1990 – 2008 гг., инертностью метаболических характеристик клеток иммунной системы, меньшей изменчивостью показателей вегетативной регуляции.

 Количество межсистемных корреляционных связей у мужчин разных-9

Рис. 7. Количество межсистемных корреляционных связей у мужчин

разных соматотипов: 1 – грудной, 2 – мускульный, 3 – брюшной,

4 – неопределенный.

 Количество межсистемных корреляционных связей у женщин разных-10

Рис. 8. Количество межсистемных корреляционных связей у женщин

разных соматотипов: 1 – стенопластический, 2 – мезопластический,

3 – атлетический, 4 – субатлетический, 5 - эурипластический.

Минимальное количество межсистемных связей установлено у мужчин мускульного и женщин стенопластического и субатлетического соматотипов, такая система связей расценивается как гибкая пластичная и предполагает достаточную эффективность приспособительных механизмов к воздействию внешних факторов (Маляренко Т.Н., 1983).

Самое большое количество корреляционных связей у всех соматотипов, кроме мускульного, выявлено между антропометрическими показателями и параметрами клеток иммунной системы. Найденные достоверные связи относятся к категории средних (Рыжов П.А.,1973), что обеспечивает определенную изменчивость изучаемых признаков и их относительную автономность.

Значительно меньшее количество корреляционных связей определено между антропометрическими характеристиками и показателями вегетативной нервной системы. Связи между показателями физического развития и уровнем регуляции вегетативных функций носят линейный характер не во все возрастные периоды (Афанасьев Е.А. и соавт., 2003), что объясняется сложностью взаимоотношений вегетативных функций и процессов физического развития (Баевский Р.М., 1979). Тем не менее, наличие такого рода связей на юношеском этапе онтогенеза и их конституциональную обусловленность подтверждает проведенный нами корреляционный анализ.

Корреляционные связи между параметрами клеток иммунной системы и показателями деятельности вегетативной нервной системы свидетельствуют об интегральной зависимости иммунных процессов от нервной системы. Эта группа связей была представлена корреляциями между такими показателями, как индекс напряжения и адаптационный потенциал с одной стороны и энзиматической активностью клеток иммунной системы (СДГ, КФЛ, КФГ), уровнем биогенных моноаминов (КА, СЕР) с другой. Для мужчин характерно большее количество достоверных корреляций, которые в отличии от аналогичных корреляционных связей женщин являются сильными.

Половой диморфизм относится к постоянным характеристикам онтогенетической эволюции человека и проявляется на всех уровнях организации – от молекулярного, клеточного и тканевого до организменного. В работе анализировались половые особенности изменчивости морфофункциональных параметров физического статуса и их взаимосвязь с показателями вегетативной нервной и иммунной систем.

В течение указанного периода наблюдений (1990 – 2008 гг.) произошли изменения в физическом статусе как юношей, так и девушек, причем по ряду параметров эти изменения носили однонаправленный характер (увеличение длины тела и соответственно костного компонента тела, снижение мышечной массы, уменьшение доли лиц, имеющих ИМТ 18,5 – 25,0 кг/м2, относительную стабильность антропометрических параметров у представителей соматотипов, характеризующихся высоким содержанием жирового компонента в соме). Вместе с тем, выявлены половые различия изменчивости соматических признаков: в популяции женщин зарегистрировано снижение массы тела и жирового компонента в соме, а у мужчин, на фоне неизменной массы тела, увеличение содержания жира в соме.

Объектом проведенного исследования были лица юношеского возраста. В этот период заканчивается развитие ростовых процессов и достигаются дефинитивные величины антропометрических параметров. К началу юношеского возраста ростовые процессы у мужчин завершены, но продолжается увеличение массы тела (17 лет - 69,05±1,03 кг; 19-21 год - 72,38±1,03 кг; р<0,05), которое обусловлено нарастанием величины мышечного компонента сомы (на 7,82 %), в основном, за счет увеличения обхватов конечностей, что сопровождается изменением функциональных показателей мышечной системы (увеличением кистевой и становой силы). К окончанию юношеского периода онтогенеза происходит уменьшение доли лиц с дефицитом массы тела с 17,68 % (17 лет) до 10,08 % (19 - 21 лет), а количество мужчин, имеющих ИМТ 18,5 – 25 кг/м2 увеличивается на 4,82 %, на фоне увеличения доли мужчин с избыточной массой тела (на 5,14 %). Эти изменения сопровождаются снижением доли мужчин грудного с 24,39 % до 17,65 % и увеличением представителей мускульного и брюшного соматотипов.

Возрастная динамика габаритных параметров женщин, также как у мужчин, свидетельствует о завершении ростовых процессов к началу юношеского периода онтогенеза, при этом масса тела практически не изменяется (прирост массы тела составляет 1,48 %). В отличие от мужчин общее количество жира постепенно нарастает (на 9,9 %) и достигает достоверных различий в группах женщин 16-17 и 19-20 лет (15,40±0,36 кг и 16,80±0,43 кг соответственно, р<0,05). Относительные показатели жирового компонента сомы также увеличиваются (16 - 17 лет - 26,03±0,41 %; 19 - 20 лет - 28,56±0,53 % от массы тела, р<0,001). Установлено также некоторое увеличение мышечного компонента тела (на 1,9 %). Статистически значимых различий показателей костного компонента сомы у женщин не выявлено.

Структура конституциональных типов женщин на протяжении юношеского периода онтогенеза не имеет достоверных отличий, наиболее часто диагностируется мегалосомная конституция (16 - 17 лет - 75,4 %, 18 лет – 77,82 %, 19 - 20 лет – 80,69 %), лептосомная и мезосомная конституции встречаются практически с равной частотой, но при этом их удельный вес несколько уменьшается (на 2,57 % и 2,73 % соответственно).

Установлены половые различия стабилизации уровня активности митохондриального фермента СДГ лимфоцитов (рис. 9). У женщин стабилизация уровня активности СДГ наступает к началу юношеского периода онтогенеза (16 годам) и остается неизменной на всем его протяжении, в то время как у мужчин в 17 лет установлена максимальная активность данного фермента с последующим снижением до стабильного уровня к 18 годам. Выявленные особенности формирования метаболических параметров лимфоцитов подтверждаются исследованиями В.С. Уметского (2003), показавшего, что границей от подросткового к юношескому периоду у мужчин по морфологическим признакам является возраст 18 лет.

 Показатели активности СДГ лимфоцитов мужчин и женщин в-11

 Показатели активности СДГ лимфоцитов мужчин и женщин в зависимости-12

Рис. 9. Показатели активности СДГ лимфоцитов мужчин и женщин

в зависимости от возраста.

Активность СДГ лимфоцитов (7,74±0,32 гранул/кл.) и КФГ (175,42±2,96 ед. Kaplow) у мужчин юношеского возраста достоверно выше, чем у женщин (6,52±0,24 гранул/кл.; 151,04±2,03 ед. Kaplow соответственно). В мембране лимфоцитов мужчин выявлено высокое по сравнению с женщинами содержание СХ (28,02±0,78 % и 24,43±0,42 % соответственно; p<0,001) и низкое ЭХС (39,7±1,09 % и 44,83±0,61; p<0,001), что может расцениваться как фактор риска в развитии атеросклероза.

Использование конституционального подхода позволяет провести индивидуально-типологическую оценку изучаемых характеристик организма. Для выполнения такого рода исследования с учетом пола индивида необходима универсальная схема соматотипирования, имеющая общую терминологию как для мужчин, так и для женщин. В последнее время в клинической практике многие исследователи используют схему соматотипирования по Rees – Eisenk, отличающуюся простотой в применении.

Распределение обследованных мужчин и женщин по индексу Rees - Eisenk выявило преобладание в популяции независимо от пола астеников и низкую долю пикников (рис. 10). В юношеской популяции мужчин достоверно чаще, по сравнению с популяцией женщин, встречаются лица пикнического и нормостенического телосложения и реже представители астенического типа (p=0,001). Так, среди женщин доля астенического соматотипа составила 82,47 %, в то время как у мужчин астенический соматотип был выявлен в 63,46 % случаев. За период с 1989 по 2008 гг. у мужчин зарегистрировано достоверное снижение доли лиц нормостенического соматотипа (1990 - 1992 гг.- 37,02±1,85 %; 2006-2008 гг.- 30,56±2,13 %), а у женщин статистически значимых различий в соотношении соматических типов по Rees - Eisenk не установлено.

 Структура соматических типов мужчин и женщин по Rees – Eisenk (%).-13 Структура соматических типов мужчин и женщин по Rees – Eisenk (%).-14

Рис. 10. Структура соматических типов мужчин и женщин

по Rees – Eisenk (%).

Среди мужчин в возрасте 17 лет астенический соматотип регистрировался в 67,07 % случаев, а к 19 - 21 годам его доля составила 52,94 % (p=0,01). Эти изменения сопровождались достоверным увеличением мужчин нормостенического соматотипа: в 17 лет – 24,39 %, 19 - 21 год – 38,66 % (p=0,0161). Относительное количество мужчин пикнического соматотипа составляло 8,54 % (17 лет) и 8,4 % (19 - 21 год). Структура соматических типов женщин на протяжении юношеского периода онтогенеза не менялась: астенический соматотип встречался в 16 лет у 87,13 % обследованных, в 19-20 лет – в 83,45 % случаев, нормостенический – 12,87 % и 15,17 % соответственно. Среди 16-летних девушек не зарегистрировано ни одного представителя пикнического соматотипа.

Габаритные параметры и компонентный состав тела представителей разных соматотипов (астенического, нормостенического, пикнического) имеют выраженные типологические особенности (табл. 6).

Таблица 6

Габаритные параметры и компонентный состав тела мужчин и женщин

разных соматотипов (по Rees - Eisenk)

Соматотип Пикнический Нормостенический Астенический
Пол мужчины n=28 M±m женщины n=10 M±m мужчины n=143 M±m женщины n=109 M±m мужчины n=297 M±m женщины n=560 M±m
Параметры 1 2 3 4 5 6
Длина тела, см 177,82±1,202 163.45±1.2411 178,30±0,464,5 163,45±0,553,6 179,55±0,373,6 165,90±0,254,5
Масса тела, кг 92,19±3,422,3,5 65.72±5.8 1,6 74,59±0,901,,4,5 64,28±1,103,6 65,55±0,521,2,6 56,21±0,332,4,5
Компонент Жировой кг 29,06±2,823,5 24.22±3.926 15,36±0,651,4,5 20,39±0,693,6 11,19±0,31,3,6 14,97±0,212,4,5
% 29,85±2,233,5 34.91±3.466 19,81±0,591,4,5 31,1±0,663,6 16,79±0,351,3,6 26,09±0,272,4,5
Мышечный кг 37,70±1,172,3,5 26.60±2.071 35,18±0,441,4,5 26,87±0,483,6 31,66±0,281,3,6 24,81±0,174,5
% 41,49±1,023,5 40.31±0.96 47,39±0,371,4,5 41,88±0,373,6 48,40±0,231,3,6 44,23±0,172,4,5
Костный кг 13,57±0,372,3,5 9.17±0.471 12,34±0,111,4,5 9,28±0,133,6 11,72±0,081,3,6 8,70±0,044,5
% 14,93±0,313,5 14.25±0.816 16,72±0,151,4,5 14,61±0,173,6 18,02±0,101,3,6 15,64±0,072,4,5

Примечание: M±m 1,2,3 – показатели достоверно различимы в зависимости от пола и соматотипа при p<0,001; 0,01

Мужчины астенического типа имеют наибольшую длину тела (179,55±0,37 см) и достоверно меньшее значение массы тела (в среднем 65,55±0,52 кг) по сравнению с показателями пикнического и нормостенического типов. Представители пикнического типа являются самыми низкорослыми и имеют наибольшую массу тела (92,19±3,42 кг; p<0,001). По габаритным параметрам нормостенический тип занимает промежуточное положение.

Нормостенический и астенический соматотипы характеризуются средними значениями ИМТ, лежащими в пределах нормы (23,42±0,24 кг/м2 и 20,26±0,13 кг/м2 соответственно). При этом большинство лиц нормостенического (77,62 %) и астенического типа (75,76 % наблюдений) имеют величины ИМТ, находящиеся в интервале нормального значения признака. Дефицит массы тела выявлен у 24,24±2,49% мужчин астенического типа. Среднее значение индекса массы тела (ИМТ) у представителей пикнического типа превышает границу нормальной массы тела и составляет 29,04±0,92 кг/м2.

Мужчины пикнического соматотипа характеризуются наиболее высокими абсолютными показателями всех компонентов сомы (жирового, мышечного и костного), а также максимальным значением относительной жировой массы. У представителей астенического типа абсолютные значения компонентов тела, а также относительное количество жировой ткани имеют наименьшие значения в сравнении с другими соматотипами. Относительные показатели мышечной и костной массы у лиц астенического типа являются наиболее высокими и составили 48,40±0,23 % и 18,02±0,10 % (p<0,001; 0,05). Мужчины нормостенического типа по показателям компонентного состава тела занимают промежуточное положение.

Женщины астенического типа, также как и мужчины – астеники, имеют наиболее высокие показатели длины тела при наименьшей массе тела (165,9±0,25 см; 56,21±0,33 кг), самое низкое среди всех обследованных групп значение ИМТ (20,40±0,10 кг/м2). Большинство женщин нормостенического (68,81 %) и астенического (73,21 %) типов имеют нормальную массу тела. Дефицит массы тела выявлен у 3,67 % нормостеников и 21,43 % астеников. Женщины астенического типа характеризуются самыми низкими значениями жировой массы (кг, в % от массы тела), а также наименьшими показателями абсолютного количества мышечного и костного компонентов тела. Относительная костная масса у представительниц астенического типа составляет 15,64±0,07 %, относительная мышечная - 44,23±0,17 %, что достоверно выше показателей женщин пикнического (p<0,01) и нормостенического (p<0,001) типов.

Нами изучены структурно-метаболические показатели клеток иммунной системы мужчин и женщин в зависимости от типа телосложения. Лимфоциты женщин астенического типа характеризовались самыми низкими показателями СДГ в покое (6.77±0.27 гранул/кл.). При стрессе у представителей астенического типа независимо от пола, а также у женщин нормостенического типа произошло статистически значимое снижение активности СДГ лимфоцитов. Причем наиболее выраженное снижение выявлено у мужчин астенического типа и составило 44 % от исходного уровня. Активность СДГ у представителей пикнического типа снизилась незначительно, а реакция СДГ лимфоцитов мужчин нормостенического типа оказалась инертной. Показатели активности лизосомальных ферментов (КФЛ и КФГ) в покое не имели достоверных различий. При стрессе у мужчин астенического типа регистрировалось достоверное снижение показателей КФЛ и КФГ при относительной стабильности указанных показателей у женщин. В лимфоцитах мужчин астенического и нормостенического типов при стрессе выявлено достоверное снижение уровня СЕР. Таким образом, изменение метаболизма в клетках иммунной системы при стрессе было наиболее выражено у мужчин астенического соматотипа.

В структуре ИВТ независимо от пола преобладала ваготония (рис. 11), однако у мужчин данный вид ИВТ регистрировался достоверно чаще, чем у женщин (55,76 % и 42,29 % соответственно).

 Структура исходного вегетативного тонуса (%) в зависимости от-15

Рис. 11. Структура исходного вегетативного тонуса (%)

в зависимости от пола.

Величина ИН в покое у мужчин была ниже, чем у женщин (p<0,01), при ортостазе значительное увеличение ИН выявлено у мужчин (прирост указанного показателя составил у мужчин - 142,4 %; у женщин – 60,3 %от исходного уровня), что говорит о более выраженной реакции у мужчин.

Среди мужчин астенического типа ваготония регистрировалась чаще, чем у женщин (56,5 % и 43,8 % соответственно, p=0,0378). У мужчин нормостенического типа симпатикотония диагностирована в 18,0 % наблюдений, что достоверно реже, чем у женщин нормостенического типа (42,5%; p=0,0108). Эйтония достоверно чаще встречалась у женщин астенического типа и составила в структуре ИВТ 31,67 % в сравнении с мужчинами - астениками.

У мужчин наблюдается более высокий прирост значений ИН при проведении ортостатической пробы (рис. 12).

 Прирост значений ИН при ортостатической пробе по отношению к-16

Рис. 12. Прирост значений ИН при ортостатической пробе по

отношению к исходному уровню в зависимости от соматотипа.

Так, у мужчин нормостенического типа относительные показатели составили 134,9 %, астенического – 306,8 %. В то время как у женщин нормостенического типа относительный прирост значений ИН был минимальным - 13,87 %, а у женщин астенического типа составил 180,3% (p<0,001; 0,01 с показателями мужчин соответствующих соматотипов). Наибольшая реакция при ортостазе выявлена у лиц астенического типа. Среди представителей астенического типа ИН выше 500 усл. ед. зарегистрирован в 10,19% наблюдений у мужчин и 6,74% наблюдений у женщин.

Таким образом, выявлены половые особенности соотношения структурных компонентов мембран клеток, установлены различия сроков стабилизации уровня активности СДГ лимфоцитов и реакции на ортостаз. Наше исследование свидетельствует о наличии более выраженной реакции клеток иммунной системы на стресс и показателей вегетативной регуляции при ортостатической пробе у мужчин астенического соматотипа.

Результаты работы показали наличие половых и конституциональных особенностей взаимосвязей морфофункциональных показателей физического статуса, структурно-метаболических характеристик клеток иммунной системы, параметров вегетативной регуляции, а также различия выраженности реакции организма на стресс и ортостаз.

Выводы

  1. Использование комплексного подхода в изучении конституции человека позволило выявить половой диморфизм и соматотипические особенности взаимосвязей морфофункциональных показателей физического статуса, вегетативной регуляции и метаболизма клеток иммунной системы.
  2. Общие закономерности секулярной изменчивости физического статуса юношеского населения г. Красноярска проявляются в увеличении доли лиц с дефицитом массы тела, снижении мышечного и увеличении костного компонентов тела. За период 1990 - 2008 гг. вне зависимости от пола регистрируется достоверное увеличение длины тела, у мужчин стабилизация показателей массы тела и увеличение жирового компонента сомы (р<0,001). У женщин зафиксировано достоверное уменьшение массы тела и жирового компонента тела (p<0,01).
  3. Выявлена межгрупповая и внутригрупповая изменчивость соматотипов. У мужчин за период 1990 - 2008 гг. выявлено достоверное увеличение встречаемости брюшного (на 7,14 %) и неопределенного (на 8,66%) соматотипов. Пропорциональное снижение доли лиц грудного и мускульного типов телосложения сопровождается изменениями их внутренней структуры. В популяции женщин за этот период времени доля представительниц мезосомной конституции уменьшилась в 2 раза (p<0,001), мегалосомная конституция встречается на 10,79 % чаще (p<0,001). Среди женщин мегалосомной конституции выявлено достоверное увеличение лиц субатлетического и снижение доли женщин атлетического и эурипластического соматотипов.
  4. Характер и степень выраженности изменчивости антропометрических показателей и компонентного состава тела за период 1990 – 2008 гг. различны в зависимости от соматотипа. Независимо от пола конституциональные типы, отличающиеся высоким развитием жирового компонента тела (брюшной соматотип у мужчин, эурипластический – у женщин), характеризуются относительной стабильностью антропометрических параметров.
  5. К началу юношеского периода постнатального онтогенеза установлено завершение ростовых процессов и стабилизация величины костного компонента тела. Половые особенности фенотипической изменчивости проявляются различной степенью изменений массы тела, жирового и мышечного компонентов сомы. У мужчин достоверное увеличение массы тела на 4,82 % (p<0,05) сопровождается увеличением мышечного компонента и функциональных показателей мышечной системы. У женщин относительная стабильность габаритных параметров сочетается с увеличением жирового компонента сомы.
  6. Липидный спектр лимфоцитов мужчин в сравнении с женщинами характеризуется увеличением свободного холестерола за счет ослабления процессов его эстерификации, увеличением суммарной фракции фосфолипидов и их легкоокисляемых форм.
  7. Выявлены половые отличия формирования в юношеском возрасте стабильного уровня активности сукцинатдегидрогеназы лимфоцитов: у мужчин достоверно более высокий уровень СДГ фиксируется в 17 лет, с 18 лет – стабильный уровень; у женщин стабильный уровень активности СДГ устанавливается к началу юношеского периода онтогенеза (к 16 годам). Активность СДГ лимфоцитов у мужчин достоверно выше по сравнению с женщинами.
  8. В клетках иммунной системы юношей и девушек, имеющих низкие значения абсолютных показателей мышечной и жировой масс тела (грудной, стенопластический, мезопластический, субатлетический соматотипы), установлена высокая активность гидролитических ферментов и низкая активность сукцинатдегидрогеназы лимфоцитов.
  9. При стрессе степень изменчивости параметров клеток иммунной системы характеризуется конституциональными особенностями. Независимо от пола лица, имеющие высокий процент жировой массы в соме, обладают относительной инертностью метаболических параметров клеток иммунной системы. Наиболее выраженная реакция на стресс зафиксирована у мужчин астенического типа.
  10. В структуре исходного вегетативного тонуса вне зависимости от пола преобладает ваготония. Половые особенности вегетативной регуляции проявляются меньшей встречаемостью ваготонии среди женщин (42,29 %) по сравнению с мужчинами (55,76 %, р=0,0141). У представителей соматотипов с высоким развитием мышечного компонента тела (грудной и мускульный у мужчин, атлетический – у женщин) установлено максимальное среди всех обследованных соматотипов увеличение индекса напряжения при ортостазе.
  11. Выявлены различия количества и степени межсистемных и внутрисистемных корреляционных связей у представителей различных конституциональных типов. У мужчин и женщин с высоким развитием жирового компонента тела наблюдается максимальное количество межсистемных корреляционных связей, что способствует большей инертности представителей данных групп к воздействию различных факторов.

Практические рекомендации

  1. Параметры физического статуса и степень адаптации организма к окружающей среде использовать в практическом здравоохранении в качестве дополнительных маркеров для определения уровня здоровья современной молодежи и разработки профилактических мероприятий.
  2. Антропометрический мониторинг молодежи будет способствовать раннему выявлению отклонений в физическом развитии и предупреждению ряда заболеваний.
  3. Данные комплексного исследования морфофункциональных показателей физического статуса, вегетативной регуляции и метаболических параметров клеток иммунной системы рекомендуется считать региональными нормативами при обследовании лиц, проживающих в Краевом центре.
  4. Результаты исследования реакции клеток иммунной системы в период экзаменационной сессии использовать для разработки системы метаболической коррекции стрессовых нарушений иммунитета.
  5. Полученные теоретические данные о закономерностях конституциональной изменчивости физического статуса, показателей вегетативной регуляции и структурно-метаболических параметров клеток иммунной системы у лиц юношеского возраста могут быть включены в учебные программы по анатомии, физиологии, антропологии, иммунологии, лечебной и спортивной физкультуре.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Казакова, Т.В. Метаболические и функциональные параметры иммунокомпетентых клеток крови у лиц с разной конституцией / Т.В. Казакова, В.В. Фефелова, В.Г. Николаев, Е.В. Шашило // International Journal on Immunorehabilitation: - 2001, Vol.3, №1. – Р. 117.
  2. Казакова, Т.В. Характеристика морфофункциональных параметров иммунокомпетентных клеток в зависимости от соматотипа и пола / Т.В. Казакова, В.Г. Николаев, В.В. Фефелова // Актуальные вопросы интегративной антропологии: матер. конф. – Красноярск, 2001. – Т. 2. – С. 66 – 70.
  3. Казакова, Т.В. Структурные параметры иммунокомпетентых клеток у людей разных конституциональных типов / Т.В. Казакова // Морфология. – 2002. - № 2-3.- С. 62 - 63.
  4. Вахтина, Л.Ю. Конституциональные особенности дыхательной и иммунной системы / Л.Ю. Вахтина, Т.В. Казакова, Я.Б. Владимирова // Актуальные проблемы спортивной антропологии и интегративной антропологии: матер. конф. – М., 2003.- С. 147 - 148.
  5. Владимирова, Я.Б. Антропологический подход при изучении морфологических показателей сердца мужчин при гипертрофии левого желудочка / Я.Б. Владимирова, Л.Ю. Вахтина, Т.В. Казакова // Актуальные проблемы спортивной антропологии и интегративной антропологии: матер. конф. – М., 2003.- С. 149- 150.
  6. Казакова, Т.В. Динамика антропометрических показателей лиц юношеского возраста / Т.В. Казакова, Л.Ю. Вахтина, Я.Б. Владимирова // Актуальные проблемы спортивной антропологии и интегративной антропологии: матер. конф. – М., 2003.- С. 152 – 155.
  7. Казакова, Т.В. Морфофункциональные характеристики иммунокомпетентных клеток крови у лиц с разной конституцией / Т.В. Казакова, А.И. Осадчая // Тезисы докладов X Российско–Японского Международного медицинского симпозиума «Якутия - 2003». – Якутск, 2003. – С. 124 – 125.
  8. Казакова, Т.В. Применение корреляционного анализа в биомедицинской антропологии / Т.В. Казакова, Л.Ю. Вахтина // Морфологические ведомости.- 2004. - № 1-2. – С. 45- 46.
  9. Казакова, Т.В. Соматотипические особенности корреляционных связей антропометрических параметров и ряда показателей лимфоцитов крови женщин / Т.В. Казакова, В.Г. Николаев. // Здоровье и образование в XXI веке: матер. V междунар. науч.-практ. конф. – М., 2004. – С. 160.
  10. Казакова, Т.В. Показатели гуморального иммунитета женщин разного телосложения / Т.В. Казакова, В.Г. Николаев // Актуальные проблемы охраны материнства и детства: сб. матер. междунар. науч.-практ. конф.- Тула, 2004. – С. 79- 80.
  11. Колоскова, Т.П. Изменчивость компонентного состава тела детей г. Красноярска / Т.П. Колоскова, Т.В. Казакова // Актуальные проблемы охраны материнства и детства: сб. матер. междунар. науч.-практ. конф.- Тула, 2004. – С. 89 - 90.
  12. Казакова, Т.В. Соматотипические особенности корреляционных связей антропометрических параметров и некоторых пока зателей иммунокомпетентных клеток женщин / Т.В.Казакова, Л.Ю. Вахтина // Biomedical and biosocial anthropology.- 2004.- № 2.- С. 26 - 27.
  13. Казакова, Т.В. Оценка показателей липидного обмена лимфоцитов в зависимости от индекса массы тела / Т.В. Казакова // III Всеросс. университ. науч.-практ. конф. по медицине: сб. матер. – Тула, 2004. – С. 99 – 100.
  14. Казакова, Т.В. Особенности системогенеза кровообращения у лиц юношеского возраста / Т.В. Казакова, А.Ю. Ермошкина // Естествознание и гуманизм: сб. науч. работ. – 2005.- Т. 2, № 5. – С. 98.
  15. Казакова, Т.В. Индекс массы тела и состояние липидного обмена в системе плазма-клетка-липопротеиды высокой плотности (ЛПВП) / Т.В. Казакова // Актуальные проблемы морфологии: сб. науч. тр. – Красноярск, 2005.- С. 106 - 107.
  16. Казакова, Т.В. Соматотипические и половые особенности некоторых показателей гуморального иммунитета / Т.В. Казакова, В.В. Фефелова, С.Ю. Скобелева // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: матер. итоговой науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Красноярск, 2005. – С. 305 - 306.
  17. Казакова, Т.В. Особенности липидного спектра в системе «плазма – липопротеиды высокой плотности (ЛПВП)» у женщин в зависимости от соматотипа / Т.В. Казакова, И.П. Смирнова // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: матер. итоговой науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Красноярск, 2005. – С. 51 – 52.
  18. Характеристика антропометрических параметров и компонентного состава тела у девушек с синдромом Шерешевского-Тернера / Ю.А. Фефелова, Т.А. Соколова, В.В. Гребенникова, Т.В. Казакова и др. // Морфология. – 2005. – Т. 127, № 2.- С. 66 – 68.
  19. Казакова, Т.В. Особенности липидного спектра липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) у женщин с различным индексом массы тела / Т.В. Казакова, И.П. Смирнова // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: матер. итоговой науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Красноярск, 2005. – С. 49 – 50.
  20. Казакова, Т.В. Характеристика физического статуса и показателей липидного обмена здоровых женщин с различными типами телосложения / Т.В. Казакова // Сиб. мед. журн. - 2006.- № 4. – С. 19 - 21.
  21. Антропометрические параметры у девушек с аменореей нехромосомного генеза / Ю.А. Фефелова, Т.А. Соколова, В.В. Гребенникова, Л.А. Нагирная, Т.В. Казакова // Сиб. мед. журн. - 2006.-№ 1.-С. 65 - 67.
  22. Николаев, В.Г. Конституциональные особенности исходного вегетативного тонуса юношей / В.Г. Николаев, Т.В. Казакова, Л.Ю. Вахтина // Морфология, 2006. – Т. 29, № 4. – С. 92.
  23. Казакова, Т.В. Опыт использования индекса L. Rees - H. J. Eisenck для оценки типа телосложения лиц юношеского возраста / Т.В. Казакова, Л.Ю. Вахтина. – Естествознание и гуманизм.-2006. - Т. 3, № 1.- С. 68.
  24. Николаев, В.Г. Стресс-реакция иммунокомпетентных клеток в зависимости от пола и типа телосложения / В.Г. Николаев, Л.Ю. Вахтина, Т.В. Казакова // Аллергология и иммунология.- 2006.- Т. 7, № 3.- С. 265 - 266.
  25. Казакова, Т.В. Физический статус и структура вегетативного тонуса юношей разных соматотипов / Т.В. Казакова, В.Г. Николаев // Сиб. мед. обозрение. – 2006. - № 4. – С. 74- 77.
  26. Казакова, Т.В. Характеристика изменчивости структуры конституциональных типов у лиц юношеского возраста / Т.В. Казакова, Л.Ю. Вахтина // Актуальные проблемы спортивной морфологии и интегративной антропологии: матер. 2-й междунар. науч. конф. МосГУ. – Москва, 2006. – С.92 – 94.
  27. Казакова, Т.В. Половые особенности реакции иммунокомпетентных клеток на стресс / Т.В. Казакова, Л.Ю. Вахтина // Актуальные проблемы спортивной морфологии и интегративной антропологии: матер. 2-й междунар. науч. конф. МосГУ. – Москва, 2006. – С.94 – 95.
  28. Ермошкина, А.Ю. Характеристика вегетативного статуса у лиц юношеского возраста / А.Ю. Ермошкина, Т.В. Казакова // Естествознание и гуманизм. – 2006.- Т. 3, № 4.- С. 71.
  29. Нейроиммунные взаимодействия с участием вегетативной нервной системы у девушек разных соматотипов / А.Ю. Ермошкина, В.В. Фефелова, Т.В. Казакова и др. // Росс. аллергол. журн. - 2007. - № 3. - С. 19 - 20.
  30. Ермошкина, А.Ю. Сравнительный анализ показателей вегетативной регуляции у девушек и юношей / А.Ю. Ермошкина, В.В. Фефелова, Т.В. Казакова // Актуальные проблемы медицины: матер. межрег. науч.-практ. конф. - Абакан, 2007. – С. 30.
  31. Николаев, В.Г. Возрастная изменчивость антропометрических показателей и компонентного состава тела девушек / В.Г. Николаев, Т.В. Казакова // Biomedical and biosocial anthropology.- 2007. - № 9.- С. 8 – 10.
  32. Показатели исходного вегетативного тонуса у девушек, страдающих сколиотической болезнью / А.Ю. Ермошкина, В.В. Фефелова, В.Т. Манчук, Т.В. Казакова и др. // Сиб. мед. журн. - 2008. - № 8.- С. 41 - 43.
  33. Казакова, Т.В. Изменчивость физического статуса и конституциональных типов женщин юношеского возраста Красноярского края / Т.В. Казакова, Ю.А. Фефелова // Морфологические ведомости. - 2008. - № 3 - 4. - С. 120 - 122.
  34. Казакова, Т.В. Половые различия фенотипической изменчивости юношей и девушек 17- 18 лет / Т.В. Казакова // Педиатрия. - 2008. - № 5, Т. 2008, № 5.- С. 135 - 137.
  35. Казакова, Т.В. Соотношение липидных компонентов мембран клеток иммунной системы у девушек разных соматотипов / Т.В. Казакова, В.В. Фефелова, В.Г. Николаев // Сиб. мед. журн. – 2008. - № 3. – С. 97 - 98.
  36. Казакова, Т.В. Половые и конституциональные особенности функциональных показателей вегетативной нервной системы у лиц юношеского возраста / Т. В. Казакова. – Морфологические ведомости. – 2008. - № 1 - 2. - С. 152 - 154.
  37. Изменение активности кислой фосфатазы в лимфоцитах и гранулоцитах периферической крови у девушек разных соматотипов в ответ на пищевую нагрузку / Ю.А. Фефелова, В.Г. Николаев, Л.А. Нагирная, С.Ю. Скобелева, Т.В. Казакова // Сиб. мед. журн. – 2008. - № 5. – С. 46 – 50.
  38. Николаев, В.Г. Половые особенности структурно-метаболических параметров клеток иммунной системы в зависимости от конституционального типа / В.Г. Николаев, Т.В. Казакова, В.В. Фефелова // Морфологические ведомости.- 2008. - № 3 – 4. – 125 – 128.
  39. Казакова, Т.В. Закономерности конституциональной изменчивости морфофункциональных показателей лимфоцитов и нейтрофильных гранулоцитов / Т.В. Казакова, В.Г. Николаев // Морфология. – 2009.- № 1. – С. 49 – 52.
  40. Гармоничность взаимосвязей антропометрических параметров у женщин / Ю.А. Фефелова, Т.В. Казакова, Л.А. Нагирная, С.Ю. Скобелева // Проблемы гармонии и закономерности в развитии современного мира: сб. тр. Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Красноярск, 2009. – С. 368 – 369.
  41. Ермошкина, А.Ю. Исходный вегетативный тонус у лиц разных соматотипов в юношеском возрасте / А.Ю. Ермошкина, В.В. Фефелова, Т.В. Казакова // Проблемы гармонии и закономерности в развитии современного мира: сб. тр. Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Красноярск, 2009. – С. 373 - 374.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АМо – амплитуда моды

ВОД – вегетативное обеспечение деятельности

ИВТ – исходный вегетативный тонус

ИМТ – индекс массы тела

ИН – индекс напряжения

ИПД – индекс полового диморфизма

КА – катехоламины

КФГ – кислая фосфатаза гранулоцитов

КФЛ – кислая фосфатаза лимфоцитов

ОФЛ – общие фосфолипиды

СДГ – сукцинатдегидрогеназа

СЕР – серотонин

СЖК – свободные жирные кислоты

СМ – сфингомиелин

СХ – свободный холестерол

ТАГ – триацилглицериды

ФИ – фосфатидилинозитол

ФС – фосфатидилсерин

ФХ – фосфатидилхолин

ФЭА – фосфатидилэтаноламин

ЭХС – эфиры холестерина



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.