WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Физиологическая роль сосудистых рефлексогенных зон в интегративной регуляции функций дыхания и кровообращения

На правах рукописи

Куприянов Сергей Владиленович

ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ СОСУДИСТЫХ РЕФЛЕКСОГЕННЫХ ЗОН В ИНТЕГРАТИВНОЙ РЕГУЛЯЦИИ ФУНКЦИЙ

ДЫХАНИЯ И КРОВООБРАЩЕНИЯ

03.00.13 – Физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Казань – 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении Высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова»

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор Н.А. Агаджанян

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор А.Л. Зефиров

доктор биологических наук, профессор Ф.Г. Ситдиков

доктор медицинских наук, профессор С.П. Сапожников

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Астраханская госу­дарствен­ная медицинская академия» (Астрахань)

Защита диссертации состоится 26 июня 2009 г. в _____ часов

на заседании диссертационного совета Д 208.034.01 при ГОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» по адресу:

420012, г. Казань, ул. Бутлерова, 49.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

по адресу: 420012, г. Казань, ул. Бутлерова, 49.

Автореферат разослан «______» ____________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор Л.Н. Залялютдинова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. Физиология кровообращения и дыхания имеет нема­ло не­ре­шен­­ных проб­­лем. Например, остаются до конца непонятыми ме­ханизмы од­но­вре­­мен­­ной сочетанной регуля­ции гемодинамики и внешнего ды­ха­ния, а также роль в этих процессах сосудистых реф­лек­согенных зон. Ре­ше­ние этих воп­ро­сов поз­во­лит не только более полно представить механиз­мы под­держания го­ме­о­ста­за газооб­ме­на в тканях и их кислотно-основного со­стояния (КОС), но и бу­дет спо­собство­вать разработке новых методик кор­рек­ции этих процессов в условиях клиники.

Общепризнано, что интенсивность метаболизма в тка­нях во многом за­ви­­сит от вза­и­мо­­дей­ст­вия сер­дечно-сосудистой и дыха­тель­ной си­ст­ем. Для сох­­­­ра­нения нормального состояния организма в покое и при наг­руз­ках не­об­хо­­­­ди­мо, чтобы сер­деч­но-сосудистая система адекватно распределяла кровь меж­­­­­­ду тканями, а дыха­тель­ная – обеспечивала необхо­ди­мую ее оксиге­на­­цию. Кро­­­­­ме того, изменение ак­тив­ности обеих этих систем вли­я­ет на кис­лот­ность кро­­­ви. По сути, две различные анатомические системы функционируют для до­ст­и­­­жения общего ре­зуль­та­та – под­дер­жания постоянства газооб­ме­на и КОС на уров­­­не тка­ней. В современ­ной физио­ло­гии широкое рас­про­­ст­­­ранение полу­чает понятие «кар­ди­о­респи­ра­­торной систе­мы» (В.В. Ро­зен­­блат с соавт., 1985; Н.А. Агад­жа­нян, В.В. Гне­вушев, А.Ю. Катков, 1987; Р.Ш. Габ­­д­­рах­ма­нов с соавт., 1990; Н.В. Бо­­рисова, 2007; В.Г. Дво­еносов, 2007; А.И. Ел­фи­мов с соавт., 2007, и др.). Изучению функ­ци­о­­нального взаимодействия сердечно-сосу­ди­стой и ды­хательной систем по­свя­­щено мно­жество других, в том числе и более ранних, работ отече­ствен­ных и за­­ру­беж­ных авторов (П.К. Ано­­­хин, 1948; Г.П. Кон­ра­ди, 1973; В.Л. Карпман с со­авт., 1978; E.W. Tay­lor et al., 1999; К.В. Су­даков, 2000; R.C. Fit­ze­rald, 2000, и др.).

Под кардиореспираторной системой (КРС) принято по­ни­мать ре­а­ли­зу­ю­ще­еся на общем уровне функциональное взаимодействие сер­­деч­­но-сосу­ди­ст­ой и ды­ха­тель­­ной си­стем, являющееся одним из способов адап­­­тации тка­ней к наг­рузкам. Учи­­­тывая, что все ткани по­­­стоянно ис­пы­ты­­вают наг­руз­ки, КРС сле­дует отнести к по­­ст­о­ян­но су­ще­ст­ву­ю­щим, частным фун­­к­ци­о­наль­­ным си­ст­емам (Ю.С. Ванюшин, Ф.Г. Сит­­­ди­ков, 2003). Изу­чению де­я­тель­­­ности КРС в пос­лед­нее вре­мя уде­ля­ет­­ся при­­ст­альное вни­мание. Характе­ри­зуя ак­ту­аль­ность исследо­ва­ний данной пробле­мы, Н.А. Агаджанян с соавт. (1995) ука­зы­вают, что КРС, в ча­стности, является «…универсальным индика­то­­ром функ­циональных ре­зер­­вов и адап­тив­ных функций ор­ганиз­ма…» Од­на­ко, не­смот­ря на об­­шир­ный ма­тери­ал по этой проблеме, остается мно­го не­ре­шен­ных воп­росов. Так в статье «Взаимосвязь между по­ка­за­­те­ля­ми ге­мо­ди­­на­ми­­ки и ды­­­ха­­ния у че­ло­ве­ка» И.Г. Герасимов с соавт. (2003) пишут, что объ­е­ди­­­ня­ю­щий фактор фор­мирования и регуляции КРС на се­годня ост­а­ет­ся не­из­ве­ст­ным.

Срочное адекватное перераспределение крови в орга­низ­­­ме обеспе­чива­ет­­­­ся не­пре­­рыв­ной работой сосудистых рефлексогенных зон (СРЗ). СРЗ по­сред­­ством своих рецепто­ров реагируют на отклоне­ния давления и со­става кро­­­ви от нормы, включая механизмы ста­­би­ли­зации жиз­нен­но важ­ных функ­ций: дыхания и кровообращения. Тем самым под­дер­живается оптимальная интенсивность до­ст­авки О2 тканям ор­га­низ­ма и удаление из них метаболитов. На­руше­ния функ­ции СРЗ способствуют раз­ви­тию гипер- и гипотонии, ор­ган­ных рас­ст­­рой­ств кро­­во­об­ращения и тканевого га­зо­обмена (В.А. Ал­мазов с соавт., 1983; А.В. Вальд­­­­­ман с соавт., 1988; Н.Н. Алипов с соавт., 2007, и др.). Пристальное внимание изучению хеморецепторов каротидного синуса уделяется в работах В.В. За­ку­со­ва (1938), К. Гейманса и Д. Кордье (1940), а также С.В. Аничкова и М.Л. Беленького (1962, 1968). СРЗ фор­­­­ми­ру­­ют как соб­­ственные рефлексы на сердечно-сосудистую си­ст­ему (И.Ф. Ци­­он, К. Люд­виг, 1866; Е.А. Мо­и­се­ев, 1926; H.E. Hering, 1927; H. Schw­i­­eg, 1935; В.В. Па­­рин, А.П. По­ло­су­хин, В.Н. Черниговский, 1937; H. Rau et al., 1993; Fu Qi et al., 2006; A. Pawelczyk James, 2006, и др.), так и сопряженные – на другие системы ор­­­­ганизма. Обсто­­я­тель­ное описание соп­ряженных рефлексов системы дыхания, по­­­­рож­да­е­мых хе­мо- и реже ба­ро­рецепторами СРЗ, приводится в мо­ногра­фи­ях М.В. Сер­­­ги­ев­ско­го с соавт. (1975), И.С. Бреслава и В.Д. Глебовского (1981).

Исследование баро- и хеморецепторов СРЗ, в основном, велось либо с изу­­­­че­ни­ем их роли в регуляции только кровообращения, либо отдельно внеш­­­­­­него дыха­ния. Мало работ по выявлению влияний с барорецепторов СРЗ од­­­­новременно на ды­хание и кровооб­ра­ще­ние (Сициллиано, 1900; Е.А. Мо­­­­и­се­­­ев, 1927; К. Гейманс, Д. Кордье, 1940; В.С. Куприянов, 1958; В.М. Ха­­ютин, 1964). Кроме того, исключая более ранние работы нашей ла­бо­ра­тории, в до­ст­­упной ли­те­ра­ту­ре не удалось об­на­ру­жить данных о роли баро- и хе­мо­ре­цеп­­торов зоны позвоночных артерий (ЗПА) в формировании со­че­тан­ных ре­ак­­ций внешнего дыхания и системного артериального давления (САД). Так­же отсутствуют све­дения о значении афферентации от различ­ных СРЗ в фор­ми­­ровании и регуляции кардио­рес­пи­ра­тор­ного взаимодействия.

Косвенные данные о значении барорецепторов позвоночных артерий в ре­­­­гу­ля­ции кро­вяного давления можно найти в клинических ра­бо­тах ней­ро­хи­ру­р­гов по опи­­санию слу­ча­­ев нарушения церебральной гемоди­на­ми­­ки, нев­ро­па­­тологов – при наблюдении за па­ци­ен­­тами с шейным остеохондрозом, ото­ри­­­­нолярин­го­ло­гов – при кохлео-­вести­буляр­ных рас­стройствах, акушеров – при родо­вспо­можении (Л.К. Кузь­менко, 1938; Н. Krayеn­buhe, Ya­sargil, 1957; Я.Ю. По­пе­лянский, 1959; Н.В. Ве­рещагин, 1975, 1980, и др.). Г.А. Мямлина (1953) гисто­логичес­ки­­ми методами выявила в позвоночных артериях скоп­­ле­ния нервных окон­ча­ний, аналогичных ба­ро­рецепторам синока­ротид­ной зоны. В ост­рых опытах на жи­вот­ных выключение гуморально неизо­ли­ро­ван­­ных поз­воночных ар­те­рий (снижение в них дав­ления) не изменяло САД (Si­cil­li­a­no, 1900; К. Гей­манс, Д. Кордье, 1940; С. Di­ckin­son, 1963; B.A. Bold­win, F.R. Bell, 1963; В.М. Ха­ютин, 1964). Однако, M. Schneider, D. Schnei­der (1934), W. Mitchell et al. (1966), Nagashima et al. (1970) при тех же вмешатель­ст­­вах от­ме­чали не­ко­то­­рое снижение САД. Нагнетание кро­ви (повышение дав­­ления) в гуморально не­изолированную позвоночную артерию (S. Con­do­re­li, M. Bar­tollo, 1961) и при ее ге­мо­ди­на­мической изоляции (Э.И. Богданова, 1979) вы­­зы­вало сни­же­ние САД. В.С. Ку­при­я­нов и Ю.Г. Александров (1977) наб­лю­да­­ли на кошках при за­жатии позвоночной артерии в на­чаль­ном ее отделе по­вы­шение, а при за­жа­тии в конечном отделе снижение САД. Од­на­ко, мы не вст­ретили работ с од­но­временной регистрацией внешнего дыхания, САД и то­нуса ма­гистральных вен различных сосудистых бассейнов. Пол­но­стью от­сут­ствуют све­де­ния о ре­гуляторной роли хеморецепторов ЗПА. Подчерк­нем, что кроме указанных работ нашей ла­боратории и нескольких наблюдений Э.И. Богданова (1979) на собаках (по изу­че­нию вли­яния барорецепторов на ар­тери­аль­ное давление) в мировой научной лите­ра­туре не при­водятся данные иссле­до­­ваний, про­веденных на позвоноч­ных ар­териях в услови­ях их ге­моди­на­ми­чес­кой (гуморальной) изоляции. При отсутствии такой изо­ля­ции резуль­та­ты изу­­че­ния ре­гуляторной роли рецепторного аппарата любой СРЗ трудно признать фи­зи­о­­ло­ги­­чес­ки абсолютно чистыми.

Изучение роли баро- и хеморецепторов СРЗ в формировании и ре­гу­ля­ции кардио­рес­пи­раторного взаимодействия представляет инте­рес не только для теоре­ти­­ческой физио­ло­гии и патофи­зи­о­ло­гии, но и для различных обла­ст­­ей кли­ни­ческой медицины, так как затрагивает проблемы терапии гипер- и гипотензий, позволяет создать но­вые методики оцен­ки и коррекции, как ряда системных па­то­логических состояний, так и нарушений в различных органах и тканях ор­га­низма.

Цели и задачи исследования. Целью исследования явилось изучение зна­чения сосудистых рефлексогенных зон в интегративной регуляции де­я­тель­ности дыхательной и сердечно-сосудистой систем. Были поставлены следующие задачи:

  1. Исследовать в условиях повышения и сни­же­ния дав­ления в ге­мо­ди­на­мически изо­­ли­ро­­ванной зоне позвоночных артерий фор­ми­ро­ва­ние реф­лек­тор­­ных влияний на тонус крупных вен скелетных мышц и внут­ренних органов.

Провести сравнитель­ный ана­лиз направленности рефлексов на то­нус ре­­­зи­­ст­ивных (уро­вень си­стемного артери­аль­но­го давле­ния) и емкост­ных сосу­дов (их перфузия при р – const равном 10 – 15 мм рт. ст.), од­но­временно ре­а­ли­зу­емых в ответ на повыше­ние или сни­жение давле­ния в зоне позвоночных ар­те­рий.

Обосновать целесообразность барорефлексов с зоны позвоночных арте­рий на ре­зистивное и емкостное русло.

  1. На основании экспери­мен­таль­­ного моделирования системных алкалоза и аци­­­до­за изучить со­че­танные собственные и сопря­жен­ные хемореф­лек­­­сы на внешнее дыхание и ар­териальное давление, возникающие при акти­ва­­ции зо­ны поз­во­ноч­ных артерий и ка­ро­тид­ного синуса раство­ра­ми мо­лочной кис­лоты, трис­­а­ми­на (тригидроксиами­но­ме­та­на) и венозной кровью.
  2. Введением озонированного физи­о­­логического раствора (400 – 1600 мкг/л) в зо­ны позвоночных и сон­ных арте­рий выявить су­ще­ст­во­ва­ние реф­­­лек­тор­ного ком­по­нента терапевтического эф­фек­та ин­фу­зи­он­ной озо­но­те­ра­пии, ис­поль­зуемой при лечении гипер­тен­зий в большом кру­­ге кровооб­ра­ще­ния.
  3. Используя сравнительный анализ (качественный и количе­ст­вен­ный) хе­мо­реф­­лексов, полученных на введение вышеуказанных растворов, а также растворов NaHCO3, выя­вить значе­ние ионов водорода, гидрокарбонатных ани­о­нов и/или дву­о­киси углерода как ос­нов­ных фак­­торов стимуля­ции хеморецепторов зон позвоноч­ных и сон­ных ар­те­рий.
  4. Провести кор­ре­ля­ционный ана­лиз описанных собственных (на систе­му кровооб­ра­­ще­ния) и сопряженных (на ды­хание) хеморефлексов, оп­ре­де­лить доми­ни­рование в пре­де­­лах этих кардио­рес­пи­ра­тор­ных реакций ды­ха­тель­ной или сер­деч­но-со­су­ди­стой состав­ля­­ющей. На основании корреля­ци­он­но­го анализа, а также расчета коэффициента Хиль­де­бран­­та вы­явить значение ба­ро- и хемоафферентации от со­су­дистых реф­лек­со­ген­ных зон поз­­во­ноч­ных артерий и каротидного синуса как одного из факторов фор­­­миро­ва­ния и ре­гу­ля­ции кардио­рес­пи­раторного взаимо­дей­ст­вия. Выявить физио­ло­ги­чес­кую целесо­об­раз­ность ба­ро- и хеморефлексов, ре­а­лизуемых с зон позвоноч­ных и сонных артерий.

Научная новизна полученных результатов. На основе результатов физио­ло­­­ги­чес­­ких экс­периментов и их последующего корреляционного анализа, про­ве­ден­ного раз­ны­ми математическими способами, получены новые данные о том, что од­­ним из ос­нов­ных фак­торов формиро­ва­ния КРС и регуляции ее деятель­ности яв­­ля­­ется баро- и хемоаф­фе­рен­та­­ция от различных СРЗ. Такое систем­о­об­ра­зу­ю­щее зна­чение имеет деятельность как ра­нее уже известной синокаротидной зоны, так и впер­­вые описанной в нашей ла­бо­ратории ЗПА. Впервые изу­че­на роль бароре­цеп­­то­ров ЗПА в ре­гуляции тонической активности пе­ри­фе­ри­чес­ких, а также ор­ганных ем­кост­ных сосудов. Впервые выявлена роль бароре­цеп­то­ров ЗПА в од­нов­ре­мен­ной со­четанной регуляции САД и тонуса веноз­ных сосу­дов. Ис­­сле­­­дование данных реф­лек­сов подтверждает, что крупные вены способны ак­тив­­но, са­мосто­ятельно (вне за­висимости от реакций ар­те­рий) изме­нять свои емкостные свойства. Изу­чена це­ле­­со­об­разность одновре­мен­ных функционально однонаправленных реакций ре­зи­ст­­ивного и емкостно­го бас­сейнов, которые направ­лены на сохранение гомеостаза тка­невого газооб­ме­на. Впер­­вые вы­яв­ле­но значение хеморе­цеп­то­ров ЗПА в од­но­вре­менной со­че­танной ре­гу­ля­ции ак­тив­ности серд­ца, уровня САД и внеш­него дыхания. Впервые доказано, что в осуществле­нии сочетан­ной ре­гу­ля­ции дыха­ния и кровооб­ра­ще­ния баро- и хе­мо­рецепторы ЗПА яв­ля­ю­тся ана­ло­гами и синер­ги­стами рецепторного аппа­ра­та си­но­каротидной зо­ны. Впер­вые изу­чены кардио­рес­пи­раторные реакции, возника­ю­щие при перфузии гемодинамически изо­ли­рован­ных СРЗ ка­­ро­тидного си­ну­са и поз­во­ноч­­ных ар­те­рий ще­лочными, ки­слы­ми раство­ра­ми, а так­же ос­нов­­ным бу­фе­ром – трисамином (триа­ми­но­ме­­та­ном). Впервые рас­кры­вается реф­­лекторный ком­понент изменения общего кро­­вя­но­го дав­­ле­ния и внеш­него ды­ха­ния при ши­роко использу­е­мом в клини­ке методе инфузи­он­ной озо­­но­те­ра­пии. Впервые демонстрируется дозозависимость в осуществлении рефлекторных влияний инфузий озонированных ра­створов. Соз­да­­на методика количествен­ной оценки изменения активно­сти внеш­­не­­­го ды­ха­ния, ре­гистри­ру­емого в остром эксперименте трахео­ст­о­мичес­ким спосо­бом. Впервые по­­казано, что в ус­лови­ях умеренной нагрузки кардио­респира­тор­ные ре­акции осу­ще­ствля­ют­ся пре­и­му­щественно по дыхательному типу. В ме­ха­низ­ме такого до­ми­ни­­ро­ва­ния рес­пи­ра­торной составляющей над кардиальной и вас­ку­лярной важное зна­­че­ние имеет аф­фе­рен­та­ция от баро- и хе­мо­ре­цеп­то­ров СРЗ позвоночных и сон­ных артерий.

Теоретическая и практическая значимость полученных результатов. По­­лу­че­ны новые дан­ные о роли хемо- и барорецепторов ЗПА в сочетанной реф­лек­­тор­­ной регуля­ции ды­хания и САД, то­ну­са вен периферических и внутрен­них ор­га­нов. Обоб­ще­ние ре­зуль­­татов собственных исследований с данными дру­гих авто­ров, по­лу­чен­ными в нашей ла­­боратории ранее, а так­же совре­мен­­ных отече­ст­вен­ных и за­рубежных работ по изучению кар­дио­рес­пи­­раторного взаимодействия поз­во­­­ли­ло вы­явить (не­о­пи­санную в насто­я­­щее время) роль СРЗ поз­во­ноч­ных ар­терий в фор­ми­ровании функ­ци­онально-систем­ных ре­акций дыха­тель­ного и сер­деч­­но-со­су­­ди­стого центров. Эти сведения предст­ав­ляют инте­рес для фи­зи­ологии и па­­то­физиологии. Данные работы ак­ту­альны для невро­па­тологов, ото­­ри­но­ла­рин­го­ло­гов, вертебрологов, аку­шеров-ги­некологов, те­ра­­пев­тов широ­ко­­го про­фи­­ля. При­ве­ден­ные в ра­бо­те сведения необходимо учитывать при изу­че­нии, диагностике и ле­чении дисфункций об­ще­го и це­­реб­раль­­но­го кро­во­об­­ра­ще­­ния. Показана патоге­не­ти­­чес­­кая роль баро- и хемо­реф­­лек­сов с ЗПА, в этиологии и па­тогенезе синд­ро­­ма поз­во­ноч­­ной арте­рии, не­ко­то­рых кохлео-вестибулярных расстрой­ст­в. Для терапии об­­щих забо­ле­­ва­ний зна­чимость имеют результаты, демонстрирующие ранее неиз­вестный рефлекторный механизм гипотензивного эффекта инфузи­он­ной озоно­те­ра­пии. Доказано повреждающее влияние передозировки озона на рецептор­ные струк­ту­ры сосудистых рефлексогенных зон и возможности перехода рефлек­сов, фор­ми­ру­емых в этих условиях, в новое патогенетическое качество. Показана не­до­пусти­мость коррекции метаболических ацидозов введением растворов гид­ро­кар­боната натрия и других солевых растворов. Вскрытые в настоящей работе реф­лек­торные механизмы, обеспечивающие доминирование в пределах кардио­рес­пи­ра­торной системы дыхательного компонента, открывают возможность для разра­бот­ки новых клинически значимых методик диагностики развития состояний аци­до­за и алкало­за. Данные настоящей работы доказывают необходимость более при­ст­ального вни­ма­ния к разработке физиотерапевтических режимов дыхания, нап­рав­лен­ных, на­при­мер, на профилактику и лечение гипер- и гипотензивных состояний. Так же эти данные актуальны для врачебного спортивного контроля, позволяют создать новые методы интенсификации тренировочного процесса.

Внедрение результатов исследований в практику. На основе теоре­ти­чес­ких по­ло­­жений диссертационного исследования разработаны методики экспресс-ди­агностики развития у человека состояний алкалоза и ацидоза, ко­то­рые внедрены в практику ряда МУЗ г. Че­бок­сары и г. Новочебоксарска. Разработанные ра­ци­о­на­ли­заторские предложения (№1004 от 16.09.99, №1005 от 16.09.99, №1006 от 16.09.99, №1011 от 10.10.2000, №1012 от 10.10.2000, №1138 от 31.03.2008) ис­поль­зу­ются при проведении экспериментов на жи­­вот­ных в Чувашском государ­ст­вен­ном университете и Чувашском госу­дар­ст­вен­­ном педагогическом университете. По ре­зультатам дан­ной работы изданы методи­чес­кие указа­ния и учебно-методические пособия («Поддержание КОС ор­­га­низма животных и че­­ловека при ал­калозах», «Врачебный контроль в спорте. Фармако­тера­пия, ме­ха­низ­мы регу­ля­ции функ­ци­о­наль­ных си­стем», «Понятие о функцио­наль­­ных си­стемах орга­низ­ма», «Анатомия и физио­ло­гия, методы функцио­наль­ных ис­сле­­дований слу­хового и вести­бу­ляр­ного анализаторов»), тексты лекций («Фун­к­­ци­­­о­­наль­ная си­ст­е­ма поддержания КОС ор­га­низ­ма при ацидозах») которые исполь­зу­ются в учебном процессе на кафедрах нор­маль­­ной физи­о­логии, патоло­ги­ческой фи­­зи­ологии, а также ряда других кафедр и курсов Чу­вашского го­су­дарствен­ного уни­верситета и Чувашского госу­дарствен­но­го педагогического университета, о чем сви­де­тельству­ют со­от­ветству­ющие акты о внедрении.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Повышение или снижение давления в зоне позвоночных артерий вы­зы­ва­ет реф­лек­тор­ные реакции изменения тонуса венозных сосудов пери­фе­­ри­чес­ких и внут­ренних органов, уровня системного артериального дав­ле­ния и интенсивности внеш­него дыхания. Крупные венозные сосуды спо­соб­ны активно изменять свой то­нус, реализуя барорефлексы с зоны позвоноч­ных артерий. Эти реакции резистив­ного и емкостного рус­ла оказываются функ­ционально однонаправленными.
  2. В позвоночных артериях находится самостоятельная хеморе­цеп­тив­ная со­су­дистая рефлексогенная зона – функциональный синергист зо­ны ка­ро­тид­ного синуса. При сдвиге кислотности крови в зоне позвоночных артерий в сто­рону аци­до­за или алкалоза формируются рефлексы на сердечно-сосу­дистую и дыхательную системы, которые ока­зы­ва­ются качественно анало­гич­ными соответствующим реф­лек­­тор­ным реакциям с си­но­ка­ротидной зоны.
  3. Хемо- и бароафферентация от сосудистых рефлексогенных зон поз­во­­­ноч­ных и сон­ных артерий является фактором формирования и ре­гу­ляции функ­­ционально систем­но­го кардиореспираторного взаимо­действия. Под вли­я­нием подобной афферен­та­ции воз­никают одновременные, совместные хе­мо- и/или ба­ро­реф­лексы на гемодинамику и рес­пи­рацию, направленные на ком­­пенсацию исходного сдвига рН крови или кровяного дав­ле­ния.
  4. При физиологической (не чрезмерной) активации баро- и хеморе­цеп­то­ров рефлексогенных зон сосудов высокого давления формируется тип кардио­рес­пи­раторного ответа с до­мини­ро­ванием дыхатель­но­го компонента.

Личный вклад автора. Авто­ром самосто­я­тель­но проделан весь необходимый объ­­­ем работ: постановка целей и задач, разработка методик экспериментов (офор­мле­но 6 рационализаторских предложений), раз­де­ле­­ние на логичес­кие этапы и про­ве­де­­ние исследований, статисти­чес­кий анализ их результатов. Определен алго­ритм ис­следования, предпола­га­ю­щий интеграль­ную оценку комп­лекс­ных реакций ды­ха­тель­ной и сер­деч­но-сосу­дистой систем на раз­личные баро- и хемораздражения со­су­­дистых реф­лек­согенных зон позвоночных и сонных артерий. Проведен ана­лиз на­учной ли­те­ра­ту­ры, собрана и струк­ту­ри­ро­ва­на информация по пробле­ме иссле­до­вания. Для решения постав­лен­ных задач С.В. Куприяновым лич­но ор­га­ни­зо­ва­но ла­бораторное обору­до­ва­ние, самосто­я­тель­но и в полном объ­е­ме про­ведено 14 се­рий научных экс­периментов, включавших 925 наблюдений на 229 животных. Все приведенные в работе новые дан­ные получены дис­­сер­тан­том лич­но.

Апробация работы. Результаты исследований представлены или доло­же­ны на Конференции «Физиология вегетативной нервной системы» (Куйбышев, 1988); VII Международном сим­по­­­­­зиуме «Эколого­фи­­зио­ло­гические проб­ле­мы адап­та­ции» (Москва, 1994); III International Symposium on Hy­poxia (Berlin, GFR, 1994); II Съез­де физио­ло­гов Сибири и Даль­­него Востока (Но­­восибирск, 1995); XII Inter­national Me­­di­cal Con­gress (Istanbul, Tur­key, 1996); III Съезде физиологов Си­бири и Дальнего Востока (Новоси­бирск, 1997); XVII Съезде фи­зиологов России (Ро­стов-на-Дону, 1998); Научно-прак­тической конференции отори­но­ля­рин­гологов Чуваш­ской Рес­пуб­лики (Чебоксары, 1999); Научно-прак­тической кон­фе­ренции «Тра­ди­ци­­онные и не­тра­­ди­ци­­он­ные методы ле­че­­ния в клинике вну­т­рен­них болезней» (Че­боксары, 2000); Юби­лейной конф. диагност. Це­­н­тра г. Чебоксары (Че­боксары, 2000); Научно-прак­ти­ческой конференции «Тра­ди­ци­­онные и не­тра­ди­ци­­он­ные ме­то­ды ле­че­­ния в кли­ни­ке вну­т­рен­них болезней» (Че­боксары, 2000); Международной конфе­рен­ции «Ме­­ха­низмы функци­онирования висце­ральных систем» (Санкт-Пе­тер­бург, 2001); XVIII Съез­де физиоло­гического об­ще­ст­ва физиологов Ро­с­сии (Казань, Москва, 2002); World Clinical and Im­mun­o­patho­logical Congress (Sin­ga­pore, Aus­tra­lia, 2002); III Меж­­­дународной конференции «Здоровье и об­ра­зо­ва­ние в XXI веке» (Моск­ва, 2002); IV Сибирском съезде фи­зи­о­ло­гов (Но­во­си­бирск, 2002); XI Меж­ду­народном сим­по­зиуме «Эколого-фи­зиоло­ги­чес­кие проб­лемы адап­та­ции» (Москва, 2003); III Российской на­учно-практической конференции «На­­ука и прак­ти­ка в ото­­ри­но­ла­ринго­ло­гии» (Москва, 2004); I Съезде фи­зи­ологов СНГ (Сочи, Да­го­мыс, 2005); XII Меж­ду­народном сим­по­зи­уме «Эколо­го-фи­зиологические проб­ле­мы адап­та­ции» (Москва, 2007); расширенном заседании кафедры нормальной фи­зи­ологии меди­цин­ского факультета РУДН (Москва, 2007); заседании Татарстан­ско­го отделения Физио­ло­ги­чес­ко­го общества России (Казань, 2008); XIII Меж­ду­на­род­ном сим­по­зи­уме «Эколого-фи­зиологические проб­лемы адап­та­ции» (Москва, 2008).

Сведения о публикациях. По матери­а­лам диссерта­ции опу­б­­ли­ковано 51 на­уч­ная работа, в том числе 8 статей – в ведущих научных рецензи­ру­е­мых журналах, рекомен­до­ван­ных Высшей аттестационной комиссией, 2 монографии. Общий объем научных трудов по теме диссертации составляет 23 у.п.л., в том числе автор­ский вклад – 14,74 у.п.л. С учетом полученных данных изданы 4 мето­ди­ческих указа­ния и учебно-методических по­со­бия и 5 текстов лекций.

Структура диссертации и ее объем. Диссертация изложена на 327 стра­ни­­цах машинописного теста. Состоит из вве­дения, об­­зора ли­те­ра­туры, описания собственных методов исследования, 5 глав с из­ло­же­нием результа­тов собственных исследований и их обсуждением, за­клю­чения, выводов, прак­тических рекомен­да­ций, приложений и списка использованных источников, который содержит 594 ра­бо­ты, из них 368 отечественных и 226 иностранных авторов. Текст ил­люстрирован 24 таблицами, 61 рисунком и графиком.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Предмет и объект исследований. Опыты проводились на 229 взрослых кош­­­ках обоего пола массой 1,9 – 4,5 кг под внутривенным уретановым нар­ко­­­зом 1 г/кг мас­сы животного при исходном артериальном давлении 110 – 130 мм рт. ст. У ко­шек в отличие от собак и кроликов редуцированы анаст­о­мо­­­зы между поз­во­ноч­ны­ми и затылочными артериями (L.R. Muller, 1924; Л.А. Анд­­реев, 1937; J.P. Whinsant et al., 1956; De la Torre et al., 1959, А.Д. Нозд­­­­­рачев, 1973, и др.), что способствует гуморальной изоляции сосу­дов вер­тебрального бассейна. Особое внимание уделялось наркотизации жи­вот­­но­го с целью более полной стандартизации условий экспери­мен­­та. Вме­ша­тель­ст­ва прово­ди­лись во втором (легкий наркоз) и третьем (глубокий) пе­риоде третьей ста­дии соб­ст­вен­но наркоза. Уретановый наркоз в отли­чие от дру­гих видов меньше угнетает рефлекторные реакции ды­ха­ния и кровооб­ра­щения. Он сла­бо влияет на процессы возбуждения и тор­мо­жения в цент­раль­ной нервной системе (М.Д. Машковский, 1993), синапти­чес­кую меж­ней­рон­ную переда­чу (И. Тасаки, 1957), периферические синапсы и не влияет на пе­редачу возбуж­де­ния в вегетативных ганглиях (S.M. Ha­gi­wa­ra, N. Saito, 1959).

См. схему опыта на рис. 1.

Рис. 1. Общая принципиальная схема опытов

1, 2, В – система для перфузии СРЗ позвоночной артерии, изменения и регистрации давления в ней; 3 – спе­ци­альная лигатура для зажатия артерии (позвоночной или сонной); 4, А – регистрация внешнего дыхания; 5 – ультратермостат; 1, 6 – система шприц-манометр, сосуд Мариотта; 7 – бедренная вена; 8 – ободочная вена; 9, Д – фото-аудиография объемной скорости перфузии; Б – отметчик времени; 10 – регистрация системного артериального давления.

Диаметр правой позвоночной артерии в среднем в 1,5 – 2 ра­за меньше левой (J.S. Stopford, 1915, 1916; H. Duret, 1973; Н.В. Ве­ре­ща­­гин, 1980), кроме того, она имеет меньше анастомозов с корешково-спи­наль­­ны­ми со­судами. По этим при­чи­нам в условиях острого опыта ее гемодинамическая изо­ля­­ция оказы­ва­ет­ся пред­поч­ти­тельнее, чем левой.

Методы исследований. Для гемодинамической изоля­ции (на основе методи­ки В.Н. Черниговского) в устье ПА, располо­жен­ном на уровне VI шейного поз­вон­ка (А.И. Акаевский, М.И. Ле­бе­дев, 1971; А.Д. Нозд­рачев, 1973), у ее входа в канал по­перечных отростков шей­­ных поз­вон­ков ввязы­ва­лась приводящая канюля. Меди­аль­­нее от нее пе­ре­вя­зы­ва­лась пле­чеголовная, латеральнее – подключичная артерии, щи­то-шей­ный и ре­бер­но-шейный ство­лы. Это исключало связь позвоночной ар­те­рии с ве­точ­ка­ми глу­бокой шейной и передней спинномозговой артериями. В об­ла­сти ат­лан­то­ок­ципитального сочленения позвоночника, на уровне II шей­но­го поз­вон­­ка так­же проводилась перевязка позвоночной артерии. Лигиро­ва­ние щи­то­-шей­­но­­го ствола, а также позвоночной артерии на уровне II шейного поз­­вон­ка уст­­раняет связь с анасто­мозирующими веточками позвоночной ар­те­­рии на всех ее экстра­кра­ни­­альных уровнях, кроме того, исключается связь эк­ст­ра­кра­ниального отдела поз­во­­ночной артерии с коллатералями передней спи­наль­ной артерии, беру­щей начало от интракраниальной части позвоноч­ной ар­терии. Для наложения лигатуры на поз­во­­ночную артерию на уровне II шей­но­го позвонка использо­ва­лась модифи­ци­ро­ван­ная нами игла Дешана (рац. предл. №1012, 10.10.2000). Допустимо, что даже ес­ли не­большая часть жид­кости через мелкие коллатеральные веточки может мед­лен­но про­­ни­кать за пределы поз­во­ночной артерии при пороговых изменениях дав­ле­ния в ней, то изменение давления в этих областях будет подпороговым, и аф­фе­рен­та­ция с ре­цепторов ЗПА будет доминировать. Для выключения коллате­ра­лей и ана­ст­­о­мо­зов ар­те­ри­ол и капилляров корешково-спинальных сосудов шейного утол­ще­ния поз­­во­ночника дополнительно проводилась их эмболи­за­ция 10% взвесью ли­ко­по­­дия в вазелиновом масле по общепринятой методи­ке, при­ме­ня­емой для вы­яв­ле­ния реф­лек­торных реакций (К. Гейманс, Д. Кор­дье, 1940; Д.И. Смирнов, 1954; Г.Н. Котова, 1957; С.В. Куприянов, 2007, и др.). Эффек­тив­ность такой гемоди­на­ми­чес­кой изо­ля­ции ранее подтверждена ан­гио­гра­фи­чес­ки (Ю.Г. Алек­­­­­сандров, 1989). В конт­роль­ных опытах для ви­зу­аль­ной проверки полноты изоляции в ЗПА нагнета­лась тушь.

Для изменения давления (повышения, снижения) в ЗПА в одних случаях при­водящая канюля, совмещенная через тройник с манометром, соеди­ня­лась с сосудом Мариотта (H.E. Hering, 1924; B. Oberg, 1977; В.М. Хаютин, Г.П. Кон­ради, 1986; Б.И. Ткаченко с соавт., 1994; С.В. Куприянов, В.С. Ку­при­янов, Л.М. Семенова, 2006). При других наблюдениях для этих целей ис­поль­зо­ва­лась система «шприц-ма­нометр». Барорецепторы ЗПА стимули­ро­ва­лись из­ме­нениями уровня располо­же­ния сосуда Мариотта или нагнетанием и де­ком­­прес­­сией шприцем за 10 с 0,5 мл раствора Рингера-Локка t 37°С. Это вы­зы­ва­ло статическое повышение или сни­же­ние давления в ЗПА. Отсутствие рас­хо­да раствора и примеси крови в систе­мах, свя­занных с позвоночной ар­те­ри­ей, ука­зывали на полноту гуморальной изо­ля­ции. Повышение давле­ния вы­­­ше­у­ка­занными способами осуществлялось на 30 – 50 мм рт. ст., что со­от­ветству­ет адекватной (физиологической) стимуляции бароре­цеп­торов СРЗ, воз­ни­ка­ю­­щей, например, при физической нагрузке. Кроме того, в от­дель­ных се­риях сни­жение давления в ЗПА вызывалось окклюзией в ее на­чаль­ном от­де­ле. Ме­тод окклюзии сосудов, питающих СРЗ, широко ис­поль­зу­ет­ся в экс­пе­ри­мен­таль­ной физиологии (И. Навалихин, 1870; С. Hey­mans, J. Boukaert, 1933; В.Н. Чер­ниговский, 1960; В.М. Хаютин, 1964; А.Д. Ноздрачев, 1973; Б.И. Тка­­чен­ко с соавт., 1994; С.В. Куприянов, Н.А. Агаджанян, 2005, и др.). Так, в начале ок­­клю­зии одной общей сонной артерии давление в ее ка­ро­тид­ной зоне сни­жа­ется на 50% от исходного уровня (D. Chungeharoen et al, 1952), что со­от­ветствует порогу возбудимости барорецепторов и возник­но­ве­ни­ю прессорно­го рефлекса (В.М. Ха­ю­тин, 1964; C.Z. Pelletier et al, 1972; H.R. Kirchheim, 1976; Н.Н. Алипов с соавт., 2007). Поскольку величина дав­ле­­ния в общих сон­ных и позвоночных артериях, их функция кро­во­снаб­же­­ния головно­го мозга идентичны, то можно предположить, что порог воз­бу­ди­мо­сти их ба­ро­рецепторов примерно одинаков. Окклюзия одной поз­во­ноч­­ной ар­те­рии была кратковременной (5 – 15 с) и вызывалась специальным за­жимом нашей конструкции (рац. предл. №1005, 16.09.99). Такой зажим уст­ра­няет натяжение артерий при их за­жатии и воз­ник­но­ве­ние болевых реакций.

Для хемостимуляции исследуемых СРЗ использовались ра­ст­­во­ры D,L (2ок­­­си­про­­пи­о­но­вой, С3Н6О3) молочной кислоты (0,5 – 3,0 ммоль/л), гидро­кар­боната нат­рия (NaHCO3, 310 – 700 ммоль/л), три(гидрок­си­ме­­тил)-амино­ме­та­на (трисамина, трис­буфера, 0,3 М). Ука­зан­ные минимальные кон­цен­тра­ции молочной кислоты (имев­шие рН 7,34 – 7,06) со­от­­вет­­ст­ву­ют нор­маль­но­му и по­вы­­шен­но­му содержанию лак­тата (естественного метаболита) в плаз­ме крови. В отдельной серии экс­пе­­ри­мен­­тов в ка­че­ст­ве раздражителя использо­ва­лась венозная кровь, вводи­мая в ЗПА и ка­­ро­тид­ный синус методом ауто­ге­мо­перфузии. Для изучения реф­лекторного ком­по­­нента терапевтического вли­я­ния инфузии озона исполь­зо­­вался физио­ло­ги­чес­кий ра­створ с содержанием данного вещества от 400 до 1600 мкг/л. Барботирование фи­зи­­ологического раствора озоном осуще­ст­вля­лось по об­щепризнанной методике (О.В. Мас­лен­ников, К.Н. Конторщикова, 2003; Е.Н. Си­­зова с соавт., 2003; V. Dvo­rak, 2005) с использованием аппаратов мар­­ки «Озон3» произ­вод­ства МП «Озон» (Москва) или «Медозонс-БМ» (Н. Нов­­город). Определение кон­цен­тра­ции озона в 200400 мл физио­ло­ги­чес­кого ра­­створа (Рингера-Локка) проводилось по времени бар­­­­бо­тирования. 10ми­нут­­ная экспозиция со­зда­ет концен­тра­­­цию озона в ра­ст­во­ре от 400 до 1600 мкг/л. В условиях клиники такой ра­ст­­­вор использу­ет­ся для внут­ри­вен­ных введений (С.П. Алехина с соавт., 1996).

Во всех случаях ЗПА и каротидный синус подвергались предвари­тель­ной ге­мо­динамической изоляции. Перфузия гуморально изолированной позвоноч­ной ар­те­рии (чаще пра­вой) и каротидного синуса растворами хемоактивных ве­ществ осу­ще­­ст­вля­лась свободным током под постоянным давлением. Ра­ст­во­ры вводились че­рез канюлю, расположенную либо в месте отхождения поз­воночной артерии от пле­чеголовного ствола, при этом на экстракра­ни­аль­ном уровне раствор свободно вы­текал из позво­ноч­ной артерии в раневую область. Либо растворы вводились прок­симальнее места бифуркации общей сонной артерии и поки­да­ли каротид­ный си­нус через надрез в начальном отделе наружной сонной артерии. Таким образом, пер­фузия исследуемых СРЗ не сопро­вож­далась из­ме­не­нием давления в них и не при­водила к активации их барорецепторов. Контролем в данном случае являлось вве­дение в зоны позвоночных и сонных артерий физиологического раство­ра.

Так же, как и в случае активации барорецепторов, сила раздражения хе­мо­­ре­­­цепторов находилась в физиологических пределах. Например, ука­зан­ные кон­­­центрации молочной кислоты со­от­вет­­ст­ву­ют нормальному и по­вы­шен­­но­му со­дер­­жа­нию лактата в венозной крови и плаз­ме, наб­­­лю­да­емому в ест­е­ст­вен­ных ус­ло­­ви­ях при умеренной, например, физичес­кой нагрузке (Е.А. Стро­ев, В.Г. Ма­ка­ро­­­ва, 1986; Т.Т. Березов, Б.Ф. Коровкин, 2004; Е.С. Се­­­верин с соавт., 2005). 0,3 М раствор трисамина (3,66%) являлся стан­дарт­ным, ис­пользуемым в клинике для устранения ацидоза и повышения ще­лоч­ного ре­зерва крови (Р.А. Альтшулер, В.М. Балагин, Н.Б. Назарова, 1967; М.Д. Маш­ковский, 1993).

Регистрация внешнего дыхания осуществлялась методом пнеймографии при трахеостомии с использованием капсулы Марея в нашей модификации с при­ме­не­ни­ем гофрированного сельфона, заменяющего резиновую мембрану. Та­кой сель­фон не меняет своих эластических свойств при растяжении или спа­дании и поз­воляет проводить линейную регистрацию внешнего дыхания (рац. предл. №1004, 16. 09. 99). Системное артериальное давление регист­ри­ро­валось ртутным или элек­тро­манометром (МЭП-И-01) с бедренной артерии.

Изучение роли барорецепторов ЗПА в регуляции тонической активности вен осуществлялось в условиях перфузии раствором Рингера-Локка (t 37° С) при p-const. (1015 мм рт. ст.) бедренной или левой ободочной вены с за­хва­том ее большой аркады со средней ободочной веной (далее в тексте – обо­доч­ная вена). Ре­ги­ст­ра­ция скорости и объема перфу­за­та осуществлялась при­бо­ром нашей кон­ст­рук­ции (рац. предл. №1006, 16.09.99, С.В. Куприянов), ко­то­рый обеспе­чи­­вает од­но­в­­ре­мен­ную графическую запись, а так­же аудио- и фо­то­наб­люде­ние за ха­рак­­те­ром пер­фузии. Перфузия под постоянным давлени­ем фи­зи­о­ло­гически оп­­рав­­дана для сосудов низкого давления. Учет изменения объ­ема пер­фузата по частоте его капель в единицу вре­ме­ни позво­ля­­ет точно су­дить об измене­ни­ях просвета исследуемых вен. Этот метод на­шел ши­ро­кое при­ме­не­ние в опытах по изучению рефлекторных и гу­мо­раль­ных из­ме­нений то­нуса лим­фати­чес­ких и емкостных сосудов в работах многих ав­то­ров (Д.И. Смир­нов, 1954; Г.Н. Котова, 1957; В.В. Пет­ров­ский, 1960; В.С. Ку­­при­­я­нов, 1966; Д.П. Дво­рецкий, 1967; П. Джонсон, 1982; В.А. Левтов, А.Т. Мат­ча­нов, Н.А. Ани­симова, 1991). Известно, что в венах отсутствуют пуль­со­вые ко­ле­ба­ния крови, по­рож­даемые vis a tergo вследствие работы сердца (Б.Ф. Ве­риго, 1905; Е.Б. Ба­­б­ский с соавт., 1972; Р. Шмидт, Г. Тевс, 1986; К.В. Судаков, 2000). По мне­нию Г.П. Конради (1973), перфузия при рconst. лишена важ­но­го недост­ат­­ка, при­сущего резистографии – «… при­­ну­ди­тель­­ного, на­сильствен­ного про­­тал­ки­вания неиз­мен­ного объема жид­кости че­рез сосуд, что может оказывать избыточное механическое дав­­ле­ние на него».

В контрольных опытах все вышеописанные воздействия на хемо- и ба­ро­­рецепторы зон позвоночных и сонных артерий проводились после их но­во­ка­­иновой блокады. Также в сериях экспериментов по изучению барореф­лек­сов с этих СРЗ на вены скелетных мышц и спланхнического бассейна в ка­че­ст­ве контроля про­водилась фармакологическая и/или хирургическая денерва­ция соответ­ст­ву­ющих эффекторных сосудистых областей.

Для стандартизации условий экспериментов ответ­ные реак­ции регист­ри­ро­­вались в начале каждого опыта, когда отрицательные влияния условий ост­ро­го опыта имеют минимальную выраженность. Стимуляция хемо- и ба­ро­ре­цеп­­то­ров осуществлялась до момента проявления максимальной выра­жен­но­сти рефлексов КРС, после чего вмешательство прекращалось.

Обработка полученных данных проводилась в среде электронных таб­лиц “Excel” фир­мы “Microsoft”, статистическая обработка результатов – с ис­поль­зо­ва­ни­ем пакета «Statistica». Оценку досто­вер­но­сти результатов про­во­дили на компь­ю­те­ре IBM PC Pentium III по t-критерию Стью­ден­та или кри­те­рию знаков (Л.С. Ка­минс­кий, 1974). Корреляционный анализ вы­ра­жен­ности ба­рорефлексов осу­ществ­лен методом наименьших квадратов (Д. Худ­сон, 1970), корреляционный анализ хеморефлексов – методом Пирсона.

Результаты исследований и их обсуждение. Общий объем исследо­ва­ний приведен в табл. 1.

Адекватная (соответствующая физиологическим величинам) стимуля­ция ба­ро­рецепторов гуморально изолированной ЗПА по­вы­шен­­­ием давления на 30 –50 мм рт. ст. вызывала достоверное сниже­ние тонуса бед­рен­ной ве­ны (34 на­б­лю­дения), что выражалось в увеличении объема перфузата в еди­­­ницу вре­ме­ни. Одновременно происходило рефлектор­ное уг­не­тение внеш­­него дыхания и сни­же­ние уровня САД.

Таблица 1. Общая характеристика, объем и методы исследования

Серии опытов Регистрируемые параметры, использованные методики Число наб­лю­дений (жи­вот­ных), n
Исследование барорецептивной ак­тивности зоны позвоночных ар­терий 1) САД – ок­клюзионный способ; 2) внешнее дыхание – трахео­сто­ми­чес­кий метод; 3) тонус периферических вен – пе­р­фу­зия (р-const.); 4) тонус вен внутренних орга­нов – пер­фузия (р-const.). 120 (32)
Проведение корреляционного ана­лиза выраженности барорефлек­сов с зон позвоночных и сон­ных артерий Метод наименьших квадратов 21 (5)
Исследование хеморефлексов с зо­­ны позвоночных артерий, срав­не­ние их выраженности с хе­мо­реф­лексами каротидных синусов 1) САД – ок­клюзионный способ; 2) внешнее дыхание – тра­хео­сто­ми­чес­кая пнеймография. 449 (102)
Корреляционный анализ выражен­­­ности хеморефлексов на внеш­­нее дыха­ние и уровень си­ст­ем­­ного артериального дав­ле­ния с зо­­ны позвоночных артерий и каротидного синуса Метод Пирсона (определение сред­­­­него квадратичного отклоне­ния) 50 (10)
Анализ межсистемных взаи­модействий при реализации баро- и хеморефлексов с исследу­е­мых сосудистых рефлексо­ген­ных зон Коэффициент Хильдебранта (оцен­ка межсистемных отноше­ний) 160 (23)
Контрольные наблюдения во всех сериях Фармакологическая и/или хирургическая денервация 127 (57)
Общее количество наблюдений (жи­вотных), n 927 (229)

Угнетение вентиляции легких происходило преимущественно за счет умень­­ше­­ния амплитуды дыхательных движений. Реже уменьшение глубины ды­­­хания со­про­вождалось снижением его частоты. В подавляющем боль­­шинст­ве случаев ча­ст­о­та сер­дечных сокращений (ЧСС) оставалась не­из­мен­­ной, в от­дельных случа­ях про­исходило ее уменьшение. О рефлекторной при­ро­де наб­людаемых ре­ак­ций сви­де­тельствует следующее. 1. Введе­ние в поз­во­ноч­­ную артерию 0,5 мл 2% раство­ра но­вокаина спустя 20 мин. уст­раняло все ука­­зан­ные реакции. 2. Во всех наб­лю­де­ни­ях пос­ле вме­ша­тель­ст­ва при воз­вра­­ще­нии уровня давления в ЗПА к ис­ходной ве­ли­ч­ине про­ис­хо­ди­ло син­хрон­­ное возвращение регистрируемых по­каза­те­лей тоничес­кой ак­тив­ности вен задних конечностей, дыхания и САД к ис­­ход­ным или близким к ним па­ра­метрам. Это указывает на проявление пе­ри­ода пос­­ледействия реф­лек­са. 3. Выраженность указанных рефлекторных ре­акций на­­ходилась в от­но­­си­тель­но пря­мой зависимости от силы раз­д­ра­жи­те­­ля, а при рав­­ной ве­ли­чи­не сти­мула – от про­должительности раздражения ба­роре­цеп­то­ров. Это, по нашему мнению, являет­ся результатом про­явления закона силовых отно­ше­ний и сум­ма­­ции аф­фе­рен­­­та­ции в цент­раль­ной нервной системе, что также характерно для реф­лек­тор­ных от­ветов.

Качественно однонаправленные реакции тонической активности вен, внеш­­не­го дыхания и уровня САД, возникающие в ответ на прессию в гемодинамически изо­ли­ро­ван­ной ЗПА, были получены в серии экспериментов при пер­фу­зии (p – const.) обо­доч­ной вены. Эти реакции также носили рефлекторную природу.

Для объективной оценки роли бароафферентации от ЗПА в ре­­гуляции тони­чес­кой активности периферических и ор­ган­ных вен, а также уровня ар­териального давления и деятельности ды­ха­тель­ной системы были проведены экс­­перименты на 46 животных со сни­же­ни­ем давления в изо­ли­ро­ван­ной поз­во­ноч­ной артерии.

Одновременно возникало сужение исследуемых вен, стимуляция внеш­не­го ды­хания и повышение САД. После прекращения вмешательств насту­па­ло вос­ст­а­нов­ление исходного тонуса венозных сосудов, вентиля­ции легких и стабилизация об­щего кровяного давления. В ряде контрольных экспери­мен­тов проводилась пер­вич­ная фармакологическая и хирургическая денервация бедренной вены, при ко­торой описанные прессорные и деп­рес­сор­ные реф­лек­сы на этот сосуд выпадали. При этом реакции с бароре­цеп­то­ров ЗПА на внешнее дыхание и САД сохранялись, а исчезали только после но­во­ка­и­но­вой блокады области ПА. Конт­рольные вме­ша­тель­ства до­ка­зывают рефлекторное происхождение этих ре­ак­ций.

Разнонаправленная стимуля­ция бароре­цеп­­то­ров ЗПА (де- и прессорная) вы­­зывает противо­по­ложные реф­­­лек­торные реакции исследуемых функций. На­­пример, локальное сни­же­ние давления в позвоночной ар­те­рии приводит к по­выше­нию САД, тонуса обо­доч­ной вены и стимуляции ды­хательной систе­мы. Подоб­ные реф­лексы, но только на внешнее дыхание и об­щее кровяное дав­ление (без со­че­танных с ними реакций емкостных со­су­дов), бы­ли проде­мон­стрированы автором ранее и изложены в диссертации на соискание сте­пе­­ни кандидата медицинских на­ук (С.В. Куприянов, 2000).

Какова возможная целесообразность полученной в настоящей работе однонап­рав­лен­ности рефлексов на емкостный и ре­зистивный бассейны? В чем зна­­­­­­чение од­но­вре­мен­ных с ними реакции внешнего дыхания?

Обобщение приведенных здесь данных с более ранними результатами ис­­­сле­до­­­ваний нашей ла­бора­то­рии по изучению бароре­цеп­тив­ной активности по­­ка­­за­­ло сле­дую­щее. Во-первых, ве­­­ны скелетных мышц и внутренних орга­нов не явля­ют­­ся пас­­­сив­ны­ми трубками, проводящими кровь к сердцу, они спо­­­собны к са­мосто­­я­тель­­ной то­­­нической деятельности. Во-вто­рых, одним из ме­­ханиз­мов ре­гуляции то­ну­­са этих сосудов является бароаф­фе­рентация от СРЗ позвоноч­ных артерий. Втреть­­­­их, прессорная или де­прес­сорная ак­ти­ва­ция бароре­цеп­то­­ров ЗПА вы­зы­­­вает од­нонаправленные измене­ния тонуса ре­зи­ст­ив­ных и ем­ко­стных со­су­дов. Фи­зи­о­ло­ги­ческое значение та­ко­го однонап­рав­­­лен­­ного из­ме­­нения их то­ну­­са заклю­ча­­ется, оче­видно, в адек­ват­ной ком­пен­­са­ции ис­ход­ных изменений ин­­тенсивности кровооб­ра­щения на уровне тка­ней. Нап­ример, де­прессорное раз­д­ражение бароре­цеп­торов СРЗ наб­люда­ет­­­ся при исходном сни­жении САД в це­­лостном организме. При этом раз­­лич­ные периферические тка­ни и органы ока­­зываются в состоянии гипоксии и ги­­пер­­­капнии. Компен­са­­ция такого со­ст­о­­­яния возможна рефлек­тор­­ным повыше­ни­­­ем уровня САД и умень­ше­ни­ем ем­ко­­­сти венозного бас­сейна. Последнее не­­об­хо­ди­мо для пере­ме­­щения де­по­ни­ро­­ванной крови через сердце в ма­гистраль­­ные артерии и мо­жет быть до­ст­иг­ну­­то повышением тонуса вен ске­лет­­­ных мышц и внут­рен­них ор­­ганов. Все эти рефлексы артерий и вен за­ре­гистри­­рованы в насто­я­щей ра­бо­те. Од­­но­вре­мен­­­но про­ис­хо­дит рефлекторная ги­пер­вен­ти­ляция, обеспе­чи­ва­ю­щая опти­маль­­­­ную, боль­шую оксигенацию кро­­­­­ви. Противоположные, но так­же одно­нап­­­рав­лен­ные из­ме­нения тону­са ре­зи­стивного и емкостного русла наб­люда­ю­т­­ся при ис­ход­­ном повышении дав­­ле­­ния в большом круге и, оче­вид­но, нап­рав­­лены на реф­лек­тор­ное компен­са­­тор­­ное угнетение интенсивности кро­­во­то­ка на уровне тка­ней. При­спосо­би­тель­­­ное рефлекторное сни­же­ние дав­­ле­ния в боль­­шом круге кро­во­об­ра­ще­ния умень­­шает поступ­ле­ние крови в ве­­нозный бас­­сейн, а расширение вен пре­дот­­вра­­­­щает избыточ­ное переме­ще­ние крови из вен в сердце. При этом умень­ша­ет­­ся и амплиту­да дыхательных дви­жений. Все эти сов­ме­­стные реак­ции, про­те­­кая од­но­нап­рав­ленно, спо­собст­­ву­ют сох­ра­не­нию нор­маль­­но­го кро­во­тока и оп­тимального га­зообмена в тка­­нях ор­га­низ­ма. Обо­сно­ванным будет предпо­ло­же­ние, что и другие СРЗ, например, си­но­ка­ро­тид­ная или аортальная, спо­соб­­ны од­но­нап­равленно изме­нять тонус ре­зи­стивного и емкостного руслов боль­шого кру­га кровообращения.

Таким образом, барорецепторы ЗПА обеспечивают сочетанную однона­прав­ленную регуляцию внешнего ды­ха­­ния, САД и тонической активности ем­кост­ных сосудов различных отделов большого круга кровообращения. Та­кая од­нов­­ре­менная реакция различных систем организма, направленная на фор­ми­ро­­вание общего ко­неч­ного полезного результата, характерна для функ­ци­о­наль­­ных систем (П.К. Ано­хин, 1975; К.В. Су­даков, 1987, 1997, 2000). Воз­ни­­ка­­ет вопрос о существовании вза­и­мозависимости между выраженностью этих реак­ций. Для ответа был проведен корреляционный анализ выражен­ности из­ме­нений амплитуды дыхательных дви­же­ний с выраженностью из­ме­не­ний САД, воз­ни­кающих при барорефлексах с поз­во­ноч­ной и синока­ро­тид­ной зон. Выявле­ние корреляции этих показателей представ­ля­ет интерес для фи­зи­о­логии и па­то­физиологии, поскольку является критерием, ука­зы­ва­ю­щим на объединение реакций дыхательной и сердечно-сосудистой систем в еди­ную функцио­наль­ную систему. Деятельность этой функциональной системы про­яв­ля­ется не толь­ко в норме, но и при патологии.

Для корреляционного анализа были использованы данные, изло­жен­ные в диссертации автора на соискание степени кандидата медицинских на­ук, до­пол­ненные результатами опытов, описанных в настоящей работе вы­ше. Про­а­на­ли­зи­ро­ва­но 21 наблюдение, сделанное при пооче­ред­ном полном за­жатии на 10 с правых позвоночной и сонной артерий. Оп­ре­де­ля­лось от­но­ше­ние из­ме­нений реакции внешнего дыхания (ам­пли­­ту­­ды волн пнеймограм­мы), вы­ра­жен­ных в процентах к исходному уровню (А/А0, %), к относи­тель­но­му из­ме­нению САД, вы­ра­жен­но­му в мм рт. ст. (р, мм рт. ст.). Ста­ти­ст­и­чес­кая об­ра­ботка выраженности реакций внеш­не­го ды­ха­ния и САД проводи­лась по ме­тоду наименьших квадратов (Д. Худсон, 1970). Этот метод позво­ля­ет при раз­бросе экс­пе­ри­мен­таль­ных то­чек, харак­те­ризующих в наших наб­лю­дениях выра­жен­ность реакций внешнего ды­ха­ния и САД (Xi; Yi), в пред­по­­ло­же­нии существования линейной за­висимости между ними (Y=bX), опыт­ным путем вычислить значение b, определить до­ве­ри­тельный интер­вал, про­ве­сти един­ст­венную прямую, наиболее близко рас­по­ложенную ко всем этим точкам, и оценить степень достоверности рассмат­ри­ваемого предположения. Зна­чение b определяется из условия df/db=0, где функция

n

f = (Yi – bXi)2.

i=1

Следовательно,

n n

b = XiYi/ Xi2.

i=1 i=1

Анализ показал наличие корреляции между измене­ни­я­ми амплитуды дыха­тель­ных движений и уровнем САД, носящей в опреде­лен­­­ном пределе линейную зависимость. При ба­ро­реф­лексах с обеих зон бо­лее выражен­ные изменения одного из рассматри­ва­емых параметров соотно­си­­лись с большей выражен­но­стью из­ме­не­ний дру­го­го, и наоборот.

Выявленная линейная зависимость между выраженностью реф­лектор­ных из­ме­нений внешнего дыхания и САД, реализующаяся с барорецепторов позвоночной и синокаротидной зон, доказывает функционально-системную взаимосвязь ды­ха­ния и САД. Другими словами, бароафферентация от ис­сле­дованных СРЗ является фактором формирования функциональной КРС.

Хеморецепторы СРЗ, как и их барорецепторы, участвуют в сроч­ной (нерв­ной) регуляции дыхания и кро­во­об­­ра­щения, обеспечивая со­хра­­­нение посто­янства на­пряжения О2 и СО2 в кро­ви и тканях организма и их рН, а так­же уровня САД (В.Ф. Мар­келова, А.М. Уголев, 1960; Г.Г. Исаев, 1983; M. D. de Burgh, 1985; В.М. Ха­­ю­тин, Г.П. Конради, 1986; Н.А. Агаджанян с со­авт., 1987; Р.Ш. Габд­рах­мА­нов с со­авт., 1990; L. Si­no­way, S. Prophet, 1990; R.C. Fitze­rald, 2000; Ю.Ю.Орлова с соавт., 2005; С.Г. Кривощеков, 2006, и мн. др.). Поэтому в следующих се­ри­ях экспериментов изучалась хе­мо­ре­цеп­тив­ная актив­ность зоны позвоночных артерий.

Была проведена перфузия изолированной ЗПА растворами мо­­­лочной ки­с­ло­ты (0,5 – 3,0 ммоль/л). При этом зарегистрировано досто­вер­ное уве­ли­че­ние уровня САД и стимуляция внешнего дыхания. Полу­чен­­ные дан­­ные ка­че­ственно соот­вет­ст­ву­­ют подобным результатам дру­гих авторов, изу­­чавших хе­морецептивную ак­тив­ность классических реф­лек­­­со­генных зон (В.Ф. Мар­ке­лова, А.М. Уголев, 1960; Г.Г. Иса­ев, 1983; W.F. No­­­lan et al, 1985; M. D. de Burgh, 1985; В.М. Хаютин, Г.П. Кон­­ради, 1986; Р.Ш. Габдрахманов с со­­авт., 1990; L. Si­no­way, S. Prophet, 1990; R.C. Fit­­ze­rald, 2000; С.Г. Кри­во­ще­ков с соавт., 2006, и мн. др.). При активации хе­мо­­ре­цепторов изо­ли­рованной ЗПА растворами молочной кислоты различных кон­цен­т­р­аций наб­людается сле­дующая выраженность реакций дыхательной и ге­мо­ди­на­­ми­чес­­кой систем: по­вышение уровня САД – 18,85+9,61 мм рт. ст.; уве­личение ЧСС – на 4,62+3,34% от исходного (до вмешательства) показа­те­ля; увели­че­ние амп­ли­ту­­­ды внешнего дыхания – на 156,09+74,77% от исход­ной величи­ны; повыше­ние частоты дыхательных движений – на 26,53+25,38% от исход­ной. Следует от­ме­тить, что направленность реф­лексов на дыхательную и сер­дечно-сосу­ди­ст­ую систе­мы не зависела от кон­центра­ции молочной кис­ло­ты в перфузи­ру­ем­ом растворе. Ко­ли­че­ст­вен­ный анализ ре­акций показы­ва­ет, что выра­жен­­ность рефлексов находится в пря­­мо про­пор­ци­о­наль­ной за­ви­си­­мости от кон­центрации раствора. При со­дер­жа­нии молоч­ной кис­ло­ты рав­ной 3,0 ммоль/л из­менения во внеш­нем ды­хании и САД бы­ли больше, чем те же по­казатели – при использовании раствора в 0,5 ммоль/л.

Большой разброс показателей изменения ЧСС и ча­ст­­о­ты дыхания (ЧД), оче­видно, свидетельствует о не­ст­а­биль­но­сти ре­ак­­ций частот­ных характе­ри­ст­ик, на­блю­да­ющихся при реализации хе­мо­реф­лек­сов в конк­рет­­ных услови­ях наших экс­пе­риментов. В данном случае более реактивными и ста­­биль­ны­ми при вос­про­из­ве­де­нии ока­зываются реф­лексы, направ­лен­ные на уве­ли­че­ние уров­ня САД и ампли­ту­ды дыхатель­ных движений. Рефлектор­ное уве­ли­че­ние объ­е­ма вентиля­ции легких про­исходило в основном за счет уве­личения ам­п­ли­ту­ды дыха­тель­ных движе­ний, в меньшей степени (реже) – их уча­ще­ния. Изменения в де­ятельности сердеч­но-со­су­ди­ст­ой си­ст­емы также про­­исходили в основ­ном за счет повышения уров­ня САД и в мень­шей степени за счет увеличения ЧСС. Подобная боль­шая ре­ак­тив­ность ам­плиту­ды внешнего дыхания и уров­ня САД в сравнении с ча­ст­о­той дыха­ния и сер­дечных сок­ра­ще­ний наблюда­лась во всех сериях на­ших экс­пери­мен­тов как по изу­че­нию баро-, так и хе­мо­р­е­цептивной ак­тив­но­сти СРЗ. Очевид­но, что при данных условиях рефлекторные реакции из­ме­не­­­ния ча­стоты ды­ха­ния и работы сердца не являются основным способом до­ст­­­и­же­ния прис­по­со­би­тельного результата со сто­ро­ны дыхательной и сердеч­но-со­су­ди­ст­ой си­ст­ем.

Качественно такие же рефлексы, но менее выраженные, были зареги­ст­ри­рованы при введении в гемодинамически изолированные позвоночные и сонные артерии венозной крови, взятой у того же животного. Было про­из­ве­де­но 43 на­блю­де­ния на 9 животных (табл. 3). В 36 случаях (р<0,01) ре­ги­ст­рировалось повышение уровня САД. Одновременно в 33 наб­лю­дениях (р<0,01) происходила стимуляция внешнего дыхания, которая во всех слу­ча­ях была результатом увеличения его амплитуды. Из них в 15 наб­лю­дениях так­же увеличивалась и частота дыхательных движений. В 12 случаях из об­ще­го количества опытов повышение активно­сти сердечно-сосудистой систе­мы происходило не только за счет поднятия уров­ня общего кровяного дав­ле­ния, но и за счет увеличения ЧСС, при этом в редких наблюдениях про­ис­хо­ди­ло и увеличение пульсового давления.

Новокаиновая блокада области позвоночной артерии устраняла все указан­ные реакции, что убедительно доказывает их рефлекторный характер.

Введение венозной крови в область позвоночной артерии моделирует раз­­витие физиологического (в пределах нормы) ацидоза в целостном орга­низ­ме. В этом случае общий при­спо­со­би­тель­ный резуль­тат до­ст­и­га­ет­ся си­стемами дыхания и гемодинамики прежде все­го за счет зна­чи­тель­­ного увеличения на 88,06+29,44% амплитуды внеш­него ды­ха­ния, в меньшей сте­пени – за счет повышения на 9,67+3,17 мм рт. ст. уровня САД, а также в некоторых случаях увеличением ча­сто­ты сердеч­ных сок­ра­ще­ний и дыхания. Однако, изменение двух пос­лед­них па­ра­мет­ров про­исходит в ма­лом количе­ст­ве наблюдений и не может быть подвергнуто до­стоверной статистической обработке. Как сказано выше, факт нестабиль­но­­сти ре­а­ли­­за­ции рефлексов на частоту дыхания и сердечной де­я­тель­­­ности говорит о том, что этот вид кардиореспираторных реакций в дан­ных условиях не является ос­нов­ным способом достижения общего ко­неч­ного резуль­та­та. Очевидно, что при уме­рен­ной ацидо­ти­чес­­кой активации повышению ча­ст­отных харак­те­ристик орга­низм предпочитает реакции уве­ли­чения глубины дыхания и уров­ня САД. Возможное объ­яснение этого фак­та будет дано ниже.

Стимуляция активности дыхательной и сердечно-сосудистой систем наб­людалась и при введении в СРЗ позвоночных и сонных артерий раствора гидрокарбоната натрия в концентрациях 310 – 700 ммоль/л. В этой серии осу­ще­ствлено 207 наблюдений на ЗПА и 7 вме­шатель­ств на зоне каротид. Реф­лек­торные реак­ции стимуляции внеш­не­го дыхания происхо­ди­ли в основном за счет уве­ли­че­ния его амп­ли­ту­ды (175 случаев). Иногда (90 слу­ча­ев из 207) эта реакция сопро­вож­далась также увеличением ча­ст­о­ты дыха­ния, которая, однако, чаще оставалась без изменений (113 из 207). Од­но­вре­мен­но с усиле­ни­ем дыхания достоверно и функционально од­но­нап­рав­ленно про­ис­хо­дила интенсификация ге­мо­ди­намики, чаще выража­вша­яся в повышении уровня САД (189 случа­ев). В 66 на­блю­де­ниях также уве­ли­чивалась ЧСС. В подавляющем количестве опытов (126 на­блю­де­ний) этот показатель работы сердца не изменялся.

Описанные рефлексы оказываются качественно од­нонаправленными с ре­акциями, возникающими при активации рецепторов ЗПА растворами мо­лоч­ной кислоты. На первый взгляд, эти данные сле­ду­ет признать как ми­ни­мум любопыт­ны­ми, ведь гидрокарбонаты – фак­тически явля­ют­ся «химичес­ки­ми антагонистами» молочной кислоты. Ло­гич­но ожидать, что их влияния на хеморецепторы СРЗ должны быть разнонаправленными. Объяснение это­му «феномену» дано ниже.

В следующей серии экспериментов производилась активация хеморе­цеп­то­ров ЗПА раствором трисамина (трисбуфера) – вещества, обладающего основной бу­ферной активностью, т.е. поддерживающего слабощелочную рН среды. Было про­изведено 40 вмешательств на 10 животных. При сдвиге рН сре­ды в гуморально изо­ли­ро­ван­ной рефлек­со­­генной ЗПА в щелочную сторону реали­зу­­ются реакции од­но­временного со­че­­­танного уг­­­не­те­ния внеш­не­­­го дыха­ния и снижения уровня САД. Угне­тение внеш­него ды­­­­ха­ния проис­хо­дит преимущественно за счет уменьшения амп­­ли­ту­ды ды­ха­тель­­­­ных дви­же­ний (33 случая из 40 наб­лю­де­­­­ний), при этом глу­­бина его умень­­шается более чем на 1/3 (в сред­нем на 38,52+10,95%; р<0,01) от ис­ход­ного уров­­­­­ня. В не­ко­то­рых случаях (8 наблюдений) происходит также умень­ше­ние ча­сто­ты дыха­ния, однако этот параметр работы дыхательной си­ст­емы ча­ще (27 на­­б­­лю­­де­ний из 40) остается неизменным. При этом уровень САД сни­жа­­ет­ся (39 слу­­ча­­ев из 40 наблюдений) в сред­­нем на 15,27+5,62 мм рт. ст. (р<0,01). В 2 слу­ча­ях также про­исходило уменьшение ЧСС, од­­­на­ко в подавля­ю­щем большинстве наблюдений (37 случаев) этот па­ра­метр оста­­вался ста­биль­ным. При одном вме­ша­тель­стве произошло его не­зна­­чи­тель­­­ное увели­че­ние. В 6 опытах было за­регистри­ро­вано уве­личе­ние глу­­­бины дыхания и в 5 случаях увеличение его ча­стоты (ма­лое ко­­ли­че­­­ство по­доб­ных наблюдений не нарушает до­ст­о­верности).

Все описанные реакции носят рефлекторный характер, выявляемый кон­т­рольными вмешательствами вышеописанными методами. Так­же за реф­лек­торное происхождение этих реакций систем дыхания и кровооб­ра­щения сви­детельствует ряд косвенных признаков: во-первых, короткая про­дол­жи­тель­ность латентного пе­ри­ода всех ука­зан­ных реакций, которая со­ст­авляла 0,5-2,5 с; во-вторых, наличие, кроме латентного, также пе­риодов раз­вития мак­­симальной выраженности ответа и пос­ле­дей­ст­вия, характерных для реф­лек­­торных ответов; втретьих, жесткая за­ви­си­­мо­сть продолжи­тель­ности ре­­ак­ций от време­ни действия раздражителя, после прек­ращения перфузии ЗПА ра­створом трисамина внешнее дыхание и САД стре­мятся вернуться к ис­­ход­ным или близким к ним величинам; вчет­вер­тых, сле­ду­ет учи­ты­вать, что одним из признаков хемореф­лек­сов является удлиненность периода после­действия, что также наблю­да­­лось в наших экс­пе­ри­мен­тах.

Угнетение внешнего дыхания, осу­­ще­ст­влен­ное только за счет сни­же­ния амплитуды дыхательных движений, про­­ис­хо­дило, как было сказано вы­ше, более чем на 1/3 исходной величины. Сни­­же­ние системного артери­аль­но­го давления – в среднем на 15,27+5,62 мм рт. ст. В на­ших экспери­мен­тах аф­фе­рентация посту­па­ла толь­ко от рецептивного по­ля од­ной артерии. Логично пред­положить, что в це­лостном организме вы­ра­­жен­ность данного рефлекса бу­дет больше, так как им­пульсация будет по­ст­у­пать и от второй артерии этой СРЗ, а также от других зон, деятельность ко­то­рых аллиирована. На ос­но­ва­нии вышесказанного можно сделать вывод, кото­рый не выдвигается на за­щи­ту в рамках настоящей диссертации. При ре­­а­ли­за­ции афферентации от раз­лич­ных СРЗ при­о­ри­­тет­ное значение имеет та, которая сигнализирует ЦНС об от­клонении гомеостатического показателя от нормы. При этом ды­хательный и сердечно-сосудистый центры запускают реали­за­цию приспо­со­бительных реф­лексов даже в том случае, если от других СРЗ поступает информация о не­изменности гомеостаза. Очевидно, в этом случае выраженность рефлекса бу­дет меньше, чем при суммации однотипной аффе­рен­тации от нескольких рефлексогенных зон.

Какова целесообразность описанных хеморефлексов? Общепризнано, что ко­неч­ной целью функционально сочетанного взаимодействия систем ды­ха­ния и гемодинамики, т.е. результатом кардиореспираторных реакций, яв­ля­ет­ся регуляция газообмена в тка­нях и их КОС (D.M. Grenfield, 1964; H.P. Ko­ep­chen, 1983; Ф.Г. Сит­ди­ков, С.И. Русинова, 1992; Н.А. Агад­­жа­нян с соавт., 2003; В.М. Покровский с соавт., 2003; Ж.А. Донина с соавт., 2006; И.В. Му­хи­на с соавт., 2007; В.Ф. Пятин с соавт., 2007; А.И. Ел­фи­мов с соавт., 2007, и мн. др.). В на­­ших экс­пе­риментах прес­сор­ная реакция, сопровождающаяся сти­­му­­ля­ци­ей внеш­него дыхания и наблюда­ю­ща­яся в ответ на введение в исследу­е­мые зо­ны мо­лоч­­­ной кислоты, очевидно нап­рав­ле­на на усиление кровотока в тка­нях, ком­пен­са­цию раз­ви­ва­­ю­ще­­го в них аци­до­за, увели­че­ние доставки О2 и уда­ление СО2. Про­ти­во­по­ложные реакции угнетения внешнего дыхания и сни­жения уровня САД наб­лю­даются при раз­витии алкалоза. Это состояние в на­ших экспери­мен­тах моделировалось введением в зоны поз­во­ноч­ных ар­те­рий или каротид­но­го синуса ра­ст­во­ра тисамина (трисбуфера). Аф­ферен­та­ция, воз­никающая в этом случае от хе­море­цеп­то­ров, реализует реф­лексы, направ­лен­ные на сни­же­ние ин­тен­сив­но­сти кро­во­то­ка в тка­нях. При этом измене­ния в деятель­но­сти дыхательной и сердечно-со­су­ди­стой си­стем нап­рав­лены на достижение об­щих результатов: компенсаторное разви­тие на уровне тка­ней ги­пок­сии, ги­пер­кап­нии и накопление в них кислых про­дук­­тов. Логич­но счи­тать, что ко­неч­ным результатом кардио­рес­пи­ра­торных реакций в этом слу­чае будет ком­пен­са­ция ис­ход­но­го защела­чи­ва­ния тканей.

Как объяснить однонаправленность реакций дыхательной и сердечно-сосу­дистой систем при акти­ва­ции хеморе­цеп­торов иссле­ду­емых зон как мо­лоч­ной кис­ло­той, так и раствором стан­дарт­но­го гидрокарбоната (NaHCO3)? Следует учиты­вать, что кровь, как и меж­кле­точ­ная жидкость, яв­ля­ет­ся бу­фер­ным ра­створом. Упро­щенная фор­му­ла гидрокарбонатного буфера может быть предст­ав­лена следую­щим образом:

Становится понятным, что в отсутствии эффективных механизмов уда­ле­ния H2O и CO2, введение в эту формулу любого одного из со­ст­ав­ля­­ющих при­­ведет к уве­личению содержания всех других элементов бу­фе­­ра. В частности, при экзо­ген­­ном увеличении концентрации NaHCO3 в изо­лированной СРЗ увеличивается и CO2. Отсутствие эффективных механиз­мов его удаления спо­собствует постоянному высвобождению все новых (пусть даже и в малом ко­ли­честве) порций протонов, которые вступают во взаимодействие с хеморецепторами ПА. Очевидно, СРЗ регистрируют изме­не­ния рН крови именно по содержанию в среде протонов и концентрации CO2, так как су­ще­ст­вование рецепторов на основа­ния (в данном случае HCO3) многи­ми авторами от­­ри­­ца­ется (И.С. Брес­лав, В.Д. Глебовский, 1981; Б.И. Тка­­ченко с со­авт., 1992). Следо­ва­тельно, на введение стандартного ос­но­ва­ния в среду, всег­да бо­­гатую протонами, орга­низм спо­со­бен реаги­ро­вать, как на ацидотическое воздействие.

Трисамин не является естественным бу­фе­ром орга­низ­ма. Он (трис­бу­фер), участвуя в реакциях обмена, непосредственно свя­зывает протоны, вклю­­чая их в свою молеку­лу (М.Д. Машковский, 1984). Поэтому при введе­нии трис­а­ми­на в организ­ме происходит не только повышение рН, но и фак­ти­ческое умень­­ше­ние концентра­ции протонов, основного закисляющего ве­ще­ст­ва в организме.

Наиболее частыми причинами развития метаболического ацидоза в це­ло­­стном ор­ганизме являются нарушения выведения воды почками или уг­ле­кис­­лого газа че­рез легкие. Хорошо известно, что при попытке компенсации ацидоза введением со­ле­вых растворов, после краткосрочного уменьшения кислотности крови, зачастую раз­вивается еще большее, по сравнению с исходным состоянием, снижение рН. Из вы­шесказанного следует: в клинике компенса­ция раз­ви­тия аци­доза должна прово­дить­­ся только препаратами, подобными трис­а­мину/трисбуферу, которые не­пос­ред­ст­­вен­но связыва­ю­т ио­ны водорода и в дальнейшем препятствуют их высвобож­де­нию. Ис­­поль­­зо­вание с этой целью солевых растворов гидрокарбонатов Na, K, Ca, фос­­­­фатных солей сле­дует признать не только неэф­фек­тивным, но даже опас­ным. В условиях вы­раженного (клинически значимого) аци­до­за их введение в ко­нечном итоге будет спо­собствовать уве­ли­че­нию кон­цен­трации Н+ и мо­жет вос­приниматься ор­га­низ­мом как дополни­тель­ный, чрез­мер­но избыточ­ный за­кис­ля­ющий фактор.

Широкое использование в практической медицине озона оп­ре­де­ляет це­ле­со­об­разность более детального изучения его влияния на организм чело­ве­­ка. В кли­ни­ке используются такие его свойства, как бактерицидное (фун­­ги­цид­­­ное и вирицид­ное), обезболивающее, дезинтоксикационное, акти­ви­­рую­щее кислородозависимые про­цессы, оптимизирующее про- и анти­ок­­сидант­ные системы, гемостатическое и антикоагулянтное, иммуно­модули­ру­ющее. Од­­нако механизмы, посредством которых реализуются эти эффек­ты, изучены на настоящий момент недостаточно и объясняются исключи­тель­но его пря­мым действием на ткани или чужеродные агенты (E.-B. Haddad et al., 1996; V. Bocci, 1997; А.М. Иваненко, А.В. Орлов, 1999; Е.Н. Сизова с соавт., 2003; И.Д. Муратов, 2005; V. Dvo­rak, 2005, и мн. др.). В доступной литературе не удалось обнаружить сведений о вли­янии озона на центральные механизмы регуляции гомеостаза и, в частности, на активность таких жизненно важных систем, как дыхатель­ная и сер­дечно-сосудистая. Отсутствуют сведения об участии в обеспечении по­доб­ных реакций СРЗ, в том числе ЗПА.

На 18 животных проведено 68 наблюдений при перфузии ЗПА озо­ни­рован­ным физиологическим раствором и 10 вмешательств на каротидах. В 31 случае ре­а­ли­зовывались сочетанные реакции снижения уровня САД и уг­не­тения внешнего дыхания. В 8 – реакции дыхательной и сердечно-со­су­ди­ст­ой систем были разно­нап­равлены. Во всех случаях депрессор­ная ре­ак­ция и умень­шение амплитуды ды­ха­ния всег­да про­являлись в на­чале опы­та. При пов­торных введениях озона в одну и ту же СРЗ позвоночных артерий (еще 20 вме­­шательств) реакции этих двух си­стем организма становились неста­биль­­­ны­ми с преобладанием прес­сии и ст­имуляции внешнего дыхания. Спус­тя 20 мин. после вве­­де­ния в зону поз­во­ноч­ных артерий 0,5 мл 2%ого ра­ст­во­ра новокаина все описанные реакции не вос­производились (9 наб­людений), что указывает на их рефлекторную при­роду.

Во всех сериях экспериментов, как по изучению баро-, так и хе­мо­­ак­тивности СРЗ, выраженность рефлексов оказывалась больше при актива­ции хеморецепторов зо­ны ка­ротидных синусов. В данной серии введение озо­­нированного раствора в нее вы­зывало падение уровня САД на 20,83+2,17 мм рт. ст. и уменьшение амплитуды ды­хательных движений на 92,0+9,6% от исходной величины. Частота дыхания и ча­стота сер­дечной деятель­но­сти становились реже только в не­которых случаях. В 2/3 наб­лю­дений при пер­вичных введениях озонированного физио­логичес­ко­го раст­во­­ра частота внеш­него дыхания и в 83,33% наблюдений частота рабо­ты серд­ца оста­вались не­изменными. В остальных случаях происходило умень­ше­ние обе­их ча­ст­от­ных характе­ри­ст­ик. Не было зарегистрировано ни од­но­го случая уве­ли­чения ча­ст­от­ных характеристик работы дыхательной и сер­деч­но-сосу­ди­стой си­ст­ем.

При перфузии озоном ЗПА выраженность указанных кардио­рес­пи­ра­­тор­ных реакций уменьшалась на 10,1+1,12 мм рт. ст. и 50,46+6,98% соответ­ст­венно. Частота дыхания за­ча­ст­­ую (в 40% случаев) ост­авалась неизменной. Так­же в 70% наб­лю­­де­ний неизменной была частота ра­боты сердца. В ост­аль­ных случаях первичных пер­фу­­зий она (частота) сни­жа­лась. При многократ­ных введениях озони­ро­ван­но­го ра­ст­во­ра в одну и ту же позвоночную ар­те­рию или каротидную зону нап­рав­­лен­ность и выражен­но­­сть ре­ак­ций ста­но­ви­лись неоднозначными с боль­шим разбросом их чис­лен­ных выражений.

Таким образом, при первичной активации хеморецепторов зон позво­ноч­­ных и сонных артерий раствором озона реализуются рефлексы угнетения внеш­­не­­го дыхания и подавления гемодинамики, которые выражаются пре­и­му­­ще­ст­­вен­но уменьше­ни­ем амплитуды дыхательных движений и снижением уров­ня САД. Уре­же­­ние работы сердца и легких в дан­­ном случае не является основ­ным реф­лек­тор­ным механизмом достижения при­с­пособи­тель­ного ре­зуль­тата. В опытах на одном жи­вот­­ном при много­крат­ном введении озона в одну и ту же зону позвоноч­ных артерий или каротидного си­ну­­са данная за­ви­симость наруша­ет­ся, на­прав­лен­ность и выраженность реф­лек­­сов приобре­тают значительный раз­брос с преобладанием прессорного ответа.

Каков механизм и какова физиологическая целесообразность вы­яв­лен­ных реф­­лексов на САД и дыхание при актива­ции хеморецепторов зон поз­во­ноч­­­­ных и сон­ных артерий озоном? Извест­но, что мо­ле­кула озона в растворе спо­­­собна дис­со­ци­­ировать на сво­бодный и атомарный кис­ло­род. Свободный О2 воздействует на хе­мо­­ре­­цепторы СРЗ, вы­зы­­вая рефлекторное сни­же­­­ние САД и угнетение внешнего ды­хания, т.е. реакции, про­тивоположные дей­ст­­­вию на них СО2. Депрес­сор­ное вли­я­­ние О2 на САД и дыхание с хеморе­цеп­то­­ров классических СРЗ общеиз­ве­ст­но. Це­ле­­со­образно­сть такой депрес­сии свя­­­за­на с не­обходимостью уменьшить поступ­ле­ния О2 в ткани (Ф. Гродинз, 1966; А. Гайтон, 1969; Т.Т. Березов, Б.Ф. Коровкин, 2004), т.к. избыточ­ное нап­­­­ряжение О2 в клетках от­ри­ца­тель­но вли­яет на обмен ве­ще­ств (Чан­дан К. Сен, Осмо Хеныинен, 1995; Minuz Pietro et al., 2006). Описанные на­­ми реф­лексы дыхательной и сер­­­дечно-сосудистой систем при­водят к снижению по­ступ­ле­ния из­лиш­не­го ко­­­личества О2 в тка­ни. При повторных на одном жи­вот­ном пер­­фузиях ис­сле­ду­­емых сосудистых зон озо­ном депрес­сор­ный реф­лекс сме­­нялся прес­­сор­ной ре­­акцией САД. Эта прес­­сор­ная ре­акция устра­ня­лась введением новока­и­­на в зо­­ну ПА. Как можно объ­яснить эту смену от­ве­тов? Следует учиты­вать, что на­­­­ра­ст­а­ю­щее при дли­тель­ном использовании озо­на уве­личение концентра­ции осво­бож­­дающегося ато­­­мар­ного кислорода дол­жно ока­зывать аль­тер­а­тив­ное влияние на хе­­мо­ре­­цеп­торы. Кроме того, не­­дис­­со­ци­и­ро­ванный озон не яв­ля­­ется ест­е­ст­вен­ным ст­и­мулом для хеморе­цеп­то­ров ор­га­низ­ма. Он лишен спе­­цифической точ­­ки воз­дей­ст­вия на организм. По данным литературы, по­вы­­­­шен­ная кон­центра­ция ато­­мар­ного О2 и не­диссо­ци­и­ро­вав­шего озо­на в жидких сре­дах ор­­га­низ­­ма ведет к про­явлению их агрессивных ток­си­чес­ких свойств, ко­то­рые на­ру­­ша­ют це­ло­­­стность мемб­ра­ны кле­ток организма, в пер­вую очередь, ис­сле­ду­е­мых на­ми хеморе­цеп­то­ров, вследст­вие повышен­но­го окисления их фосфо­ли­пидов и ли­­попро­те­идов, по­вреждения по­ли­пеп­тид­ных цепей и протеидов. Озон в больших кон­цен­тра­ци­ях и при длительной его экс­позиции ак­­тивирует пе­рекис­ное окисление ли­пи­дов мемб­ра­ны эри­тро­ци­­тов. Е.Н. Сизова (2003) наб­людала сок­ра­ще­ние глад­ких мышц изо­ли­ро­­ван­ной полоски ко­ронарных со­судов, мышц матки, брон­­хов жи­вот­ных при пря­мом продолжи­тель­ном дей­ствии на них растворов с по­­вы­шен­ным содержа­ни­­ем озона. В ситуации дли­­тель­ного повторного вве­де­ния озона в зону поз­во­­ночных артерий (или ка­ро­тид­ных синусов) с хеморе­цеп­торов реализуется аль­теративное неспеци­фи­чес­кое вли­я­ние. Реакция ор­га­­низма на фактически бо­левой раздражитель всегда проявляется однотип­но, в частности, повыше­ни­ем САД и стимуляцией внешнего дыхания.

Полученные результаты соответствуют данным подобных исследований ряда дру­гих авторов. Например, И.В. Мухиной с соавт. (2007) показана до­зо­за­­ви­си­мость влияния парентерального введения озонированных физио­ло­ги­чес­ких ра­створов на динамику поведения и структуру головного мозга крыс. Так уме­ренное (1,7 мкг/л) использование данных растворов приводило к уве­ли­­че­нию двигательной и ориен­ти­ровочно-исследовательской деятельности. При мно­гократном и длительном применении озона в высоких кон­цент­ра­циях (2,5 мкг/л) развивались его токсичес­кое влияние, угнетение активности жи­­вот­ных, нарушение структуры неокортекса и отек головного мозга. Таким образом, ха­­рак­тер действия озона (как и любого ле­кар­ст­вен­ного ве­ще­­ства, при­ме­ня­е­мо­­го с лечебной целью) связан с его концентра­ци­ей в ор­га­низме. Любое би­о­ло­­ги­чески активное соединение в зависимости от его до­зы может оказывать ле­­чеб­ное и ток­сическое действие. Действие озона носит как местный гу­мо­раль­­ный характер, хорошо опи­санный в литературе, так и об­щий реф­лек­тор­ный, про­демонстрированный в настоящей ра­боте и ока­зы­ва­ющий опо­сре­­до­ван­ное вли­яние через СРЗ и ЦНС.

Обобщение данных всех вышеописанных серий экспе­ри­ментов, а также ре­зуль­татов, изложенных в диссертации автора на соиска­ние степени канди­да­та наук, поз­­во­ли­ло установить целесообразность соче­тан­ного проявления баро- и хемореф­лек­­сов, возникающих с СРЗ поз­во­ноч­ных артерий и каротид­ного синуса. В це­ло­ст­ном организме баро- и хеморецепторы СРЗ функцио­ни­ру­ют в тес­­­ном един­стве по прин­ципу обратного взаи­мо­влияния (В.Ф. Мол­чат­ская, 1990; D. Heisted Donald et al., 1995). Со­четанные реф­лек­сы с ба­­ро­ре­цеп­торов на внешнее ды­хание и САД со­пря­жены с последующими из­ме­­не­ни­я­ми га­зо­во­го со­става крови, которые влияют на активность хемо­ре­цеп­­­торов. И наобо­рот, исходное изменение химизма крови вы­зывает такие хе­мо­реф­лексы, кото­рые при­­водят к активации барорецепторов СРЗ (Е.И. Ма­­лы­ги­на, 1961; D.В. Kаt­­zin, Е.Н. Rubinstein, 1974; Г.А. Вакслейгер, 1978; Р.Ш. Габд­­рах­ма­нов с со­­авт., 1990). О важности изучения роли совместной механо- и хе­­мо­ре­цеп­тив­­ной активности в регуляции деятельности дыхательной и сер­деч­но-со­­су­дистой систем говорится в работах многих авторов (В.М. Хаютин, 1964; B. Fol­­kow, E. Neil, 1971; Г.П. Конради, 1973; S. Hil­­­ton, 1982; В.М. Хаютин, Г.П. Кон­ради, 1986; R.C. Fitzgerald, 2000; L. Glass, 2001; С.Г. Кривощеков с соавт., 2005, 2006).

При сопоставлении данных всех серий экспериментов выявляются сле­ду­ющие зависимости. Во-пер­вых, порог разд­ражимости хеморецепторов СРЗ меньше, чем у бароре­цеп­­то­ров. Вовто­рых, средняя выражен­но­сть хемореф­лек­сов больше, чем ба­ро­реф­лек­сов. Сле­до­вательно, не только порог воз­бу­ди­мо­сти хеморецепторов СРЗ ниже, чем у ба­­ро­ре­цеп­то­ров, но и функцио­наль­ная активность первых вы­ше. Во всех дру­гих сериях наших экспериментов наблюдалась подобная же за­ви­си­мость, ко­то­рая характеризуется большей хеморецептивной актив­но­стью исследо­ван­ных СРЗ в сравнении с актив­ностью их барорецепторов. Втреть­их, при ре­а­ли­зации барорефлексов в на­ших экспериментах вы­ра­жен­­ность изменения внеш­него дыха­ния и уровня САД была приблизи­тель­но в три раза меньше, чем их выраженность при реализации этими системами ор­га­низма хемореф­лек­сов (рис. 2). Наличие та­кой достаточно жесткой корреля­ции косвенно под­­твер­­жда­ет их функцио­наль­но систем­ное взаимодействие, показывая объ­е­ди­нение дыхатель­ной и сер­дечно-со­су­ди­стой систем в единую функцио­наль­ную систему (кар­ди­о­рес­пи­ра­тор­ную). Вчетвертых, кардиореспираторные ре­ак­ции в определенных ус­ло­ви­ях ре­а­ли­зу­ется в основном за счет изменений амп­­ли­туды внеш­не­­го дыхания и уровня САД. При этом частот­ные характе­ри­ст­­и­ки (внешнего дыхания и ра­бо­ты сердца) оказываются менее реактив­ны­ми или же остаются неизменными. Под этими определенными ус­ловиями, по на­ше­­му мнению, следует понимать силу баро- и хе­мораз­д­ра­жи­те­лей, которая в экс­пе­ри­­мен­­тах находилась в пределах физио­ло­ги­чес­ких гра­ниц, ха­рак­тер­ных для су­ществования орга­низ­ма при умеренной (не чрез­­мер­ной) нагрузке.

По своей хемо- и барорецептивной активности ЗПА, по аналогии с дру­ги­ми СРЗ, участвует в рефлекторном конт­ро­­ле уровня САД и ин­тен­­­сив­ности внеш­него ды­хания. Этот конт­роль осу­ще­­ствляется с од­­новременным уча­сти­ем сер­дечно-со­су­­дистого и ды­хатель­но­го центров. При развитии, например, ги­поксии вна­ча­ле по­вы­шается функци­о­­нальная активность хеморе­цеп­торов СРЗ, кото­рая направлена на уве­личение вентиляции легких и ок­си­ге­нацию кро­ви. Это­му также способствует од­нов­ре­менное по­вы­ше­ние САД, увеличи­ва­ющее доставку крови в лег­кие. За­тем, ко­гда газообмен в тка­нях организма нор­мализуется, по­вы­ша­ет­ся ак­тив­ность ба­ро­ре­­цепторов, ко­торая обеспе­чи­ва­ет снижение возраст­а­ю­щего уров­ня САД до нормы. Та­кое взаимо­дей­ст­вие ды­хатель­но­го и сердечно-сосудистого центров, имеющее реф­лекторную при­ро­ду, обеспечивает сохранение гомео­ст­аза газооб­ме­на и обме­на ве­­ществ в тка­нях организма. Очевидно, что данные рефлекторные реакции носят си­стемно функциональный характер. По мне­­­нию К.В. Судакова (2000), од­ним из ос­­нов­ных спо­со­бов доказательства функ­­ционально-системного объ­е­ди­нения ре­ак­ций яв­ля­ет­ся демонстрация их кор­­реляции. Нами прове­ден корреляционный ана­лиз вы­ра­жен­­ности ба­ро­реф­лек­сов на внешнее дыха­ние и уровень САД с ЗПА и ка­ро­тид­­ного синуса. Для этого проведена ста­ти­ст­и­чес­кая об­ра­бот­ка результатов 50 наб­лю­­дений, взя­тых из разных серий вышео­пи­сан­ных опытов. Выборка осуществлена слу­чайным об­ра­зом.

Прежде всего, был разработан метод расчета выраженности изменений внеш­не­го дыхания при его регистрации в остром эксперименте способом тра­хе­о­сто­ми­чес­кой пнеймографии. Основная сложность численного выраже­ния изменения минутного объема дыхания (МОД) при такой его регист­ра­ции заключается в не­воз­можности в разных опытах (особенно на различных жи­вот­ных) стандарти­зи­ро­вать на кимограмме ампли­ту­ду волн пнеймограмм, вы­ра­жа­ющую величину измене­ния дыхательного объ­ема (ДО). Было предложено определять МОД, ДО и из­ме­нения часто­ты дыхания (ЧД) в процентах к исходному уровню. При этом амп­ли­туду дыхательных движений и частоту дыхания непосредственно до момента вмешательства считать за 100%. В этом случае общеизвестная формула МОД=ДО*ЧД принимает вид:

, где

МОД% - изменение интенсивности внешнего дыхания, выраженное в процентах к исходному уровню;

ДО% - изменение дыхательного объема, в процентах к исходному уровню;

ЧД% - изменение частоты дыхания, в процентах.

В литературе не было обнару­же­но описания подобного метода расчета вы­ра­жен­ности изме­не­ния внешнего дыхания при его трахеостомической пнеймографии, и на него получено свидетельство о рационализаторском пред­­ло­жении (№ 1138 от 31.03.08). Подробное математическое обоснование данного метода да­ет­ся в соот­ветствующем разделе диссертации автора. Реакции гемоди­на­ми­чес­кой состав­ля­ю­щей кардиореспираторной систе­мы, регист­ри­руемые в на­ших экспериментах кро­ва­вым (прямым) способом, оп­ределялись в абсолют­ных единицах (мм рт. ст.) по выра­жен­ности изменения уровня си­ст­ем­но­го ар­те­риального давления (р).

Корреляция определялась методом Пирсона. Этот ме­тод позволяет в пред­­­по­ло­жении сущест­во­ва­ния зависимости между величи­нами x и y вы­я­вить истин­ность, сте­пень и нап­рав­ление такой зависимости. Было показано, что между анали­зи­ру­е­мы­ми параметрами существует квадра­тич­ная зависимость (y = ax2 + bx + c), ха­рак­те­­ри­­зу­е­мая в этом конкретном случае достоверностью аппроксимации R2 = 0,56. Тот же массив данных был ис­сле­до­ван на существование других за­ви­си­мо­стей: ли­ней­ной, экспонен­ци­аль­ной, степенной, логарифмической. Величи­ны досто­верности ап­прокси­ма­ции (R2) в этих случаях составили – 0,38; 0,28; 0,39 и 0,33 со­от­вет­ст­вен­но. Сле­до­ва­тель­но, в ряду выбранных зависимостей на­­и­бо­лее досто­вер­ной явля­ет­ся имен­но квадратичная. Значение коэффи­ци­ен­та корреляции q при этом со­­ставило +0,65, что соответствует прямой средней (бли­­же к силь­ной) связи между анали­зи­ру­емыми величинами. Нап­ример, боль­шая выраженность рефлек­тор­ных ответов дыхательной си­­ст­е­мы соотно­си­лась с большей выра­жен­ностью рефлексов на общее кро­вя­ное дав­ление. Тем самым подтвер­жда­ется существование механизма коорди­на­­ции ответ­ных реакций дыхательного и сердечно-сосудистого центров под вли­янием афферентации от изученных сосудистых рефлексогенных зон. То есть дан­ные рефлекторные реакции носят системно функциональный харак­тер.

Этот вывод подтверждается и другим мето­дом, основанным на рас­че­те ко­эф­фи­циента Хильдебранта. Как известно, этот ко­эффициент, характе­ри­зу­ю­щий меж­си­стемные отношения в деятельности ге­модинамики и рес­пи­ра­ции, в норме у че­ло­ве­ка равен 2,8 – 4,9. В наших экс­пе­риментах значение этого показателя в покое, т.е. до активации рецепторов зон позвоночных и сон­ных артерий, составило 3,25 – 5,6 ( = 0,14). Очевидно, что подобное от­ли­чие указанных величин связано с видовыми особен­но­стя­ми. При реали­за­ции рефлексов от изученных СРЗ, не­смот­ря на фак­ти­чес­кие отклонения частотных характеристик в работе дыха­тель­ной системы и серд­ца, не про­ис­хо­дит рассогласования в осуществлении кар­диореспираторного вза­и­мо­­действия. Данный показатель (коэффициент) прак­­тически не изменялся, оста­ва­ясь равным своей первоначальной (до вмешательства) величине.

Баро- и хеморефлексы, полученные в наших экспериментах с позвоноч­ных и сонных артерий, были качественно однонаправленными (рис. 2), т.е. в деятель­но­сти этих двух зон проявляется синергизм. Однако, выраженность последних ока­зы­ва­лась больше, что свидетельствует о меньшем пороге ре­цеп­торов каротидного си­ну­са и их большей функциональной активности. Кроме того, в исследованных условиях формируется тип кардио­респира­тор­но­го ответа с доминированием ды­ха­тель­ной составляющей. Например, сред­няя выраженность ре­ак­ций внеш­­не­­го ды­ха­ния при его, например, стимуля­ции составила 187,42+82,17%, т.е. уве­ли­чи­ва­лась почти в 3 ра­за по от­но­ше­нию к ис­ходному (до вмешательства) уро­вню (рис. 2). При этом по­вы­шение САД составляло 14,42+6,29 мм рт. ст., что со­от­ветству­ет менее 10% от ис­ход­­ного уров­ня систолического давления.

Таким образом, на основании проведенных комплексных физио­ло­ги­чес­­ких ис­следований, качественного анализа результатов экспериментов, кор­­реляци­он­но­го анализа (с использованием различных математических ме­то­­дов) вы­яв­лено участие баро- и хеморецепторов СРЗ ПА и каротидного си­ну­са в фор­ми­ро­ва­нии со­пря­женных на систему дыхания и собственных на ге­мо­динамику реф­лек­сов, яв­ля­ю­щихся результатом интегративной регуля­ции де­ятельности КРС. Дости­же­ние этой функциональной системой общего при­с­пособительного результата (ре­гу­ляции гомеостаза газообмена и кислот­ности на уровне тканей) в заданных усло­ви­ях дости­гается преиму­ществен­но за счет ре­­­ак­­ций внешнего дыхания и в мень­шей сте­пе­ни за счет кардиального или вас­кулярного компонентов, а также за счет большей реактивности САД в срав­не­нии с ра­­бо­той серд­ца.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Настоящей работой показано, что в позвоночных ар­те­ри­­ях находит­ся са­мосто­­я­тель­ная реф­лексогенная зона, функциональный ана­лог клас­сичес­кой зо­ны каротидного синуса. Их сов­­местная баро- и хеморе­цеп­тив­ная ак­тив­­ность на­прав­ле­на на регуляцию деятельности дыхательной и сер­дечно-со­су­ди­ст­­ой систем, ко­то­рые в условиях ис­ходного сдвига рН крови и/или кро­вя­но­­го давле­ния объ­единя­ют­ся в единую кардио­рес­­пираторную функ­цио­наль­ную систе­му. Мо­­тиви­ро­вание этой функцио­наль­­ной системы осу­­ществляется аф­ферен­та­­­ци­­ей от исследо­ван­ных СРЗ, а деятельность про­яв­ля­ется опи­сан­­ны­ми баро- и хе­­­­морефлексами. Собственные и со­пря­женные как хемо-, так и ба­ро­реф­лексы различных СРЗ, в частно­сти ЗПА, нап­рав­лены на до­ст­­ижение об­щего конечного полезного результа­та – кор­рекции КОС тка­­ней и га­зо­об­ме­на в них. Полученные лабора­тор­­­ные дан­ные нашли применение в кли­ни­ке, пред­ложены новые ме­то­­­ди­ки опе­ративной ди­аг­ности­ки раз­вития состо­я­ний аци­до­за или ал­ка­лоза. Раз­ра­бо­та­­на си­ст­ема экс­прессоцен­ки КОС рожениц и новорожденных. Эта ме­то­дика не выд­вигается на защиту в рам­ках на­ст­о­я­щей дис­сер­тации и упоми­на­ется здесь для де­монст­ра­­ции прак­ти­ческого использования ре­зуль­татов наших исследо­ва­ний систе­мообра­зу­­ющего зна­чения баро- и хе­мо­аф­фе­рен­тации от СРЗ. Ис­поль­­­зо­ва­­ние в гинеко­ло­ги­чес­кой прак­тике этих ко­эффици­ен­тов обус­лов­ле­но простотой их оп­ре­де­ле­ния и воз­­­мож­но­стью опе­ра­тивно, а глав­­ное, объ­ек­тивно оценить состояние но­во­рож­­­ден­ных и мате­рей. Обосно­ван­­ным будет пред­положение, что ме­то­дика оцен­­­ки КОС, на ко­то­рую по­лу­чено ав­тор­ское сви­де­тель­­ст­во (авт. свво 4638208/30-14 от 13.01.89), может быть ис­поль­зована и в дру­гих об­ластях практической ме­ди­цины.

ВЫВОДЫ

  1. Повышение давления в зоне позвоночных артерий вызы­ва­ет реф­лек­­­тор­ное сни­же­ние тонуса бедренной вены (177,83+6,01% от исходного со­ст­­ояния, p<0,05). Противо­по­лож­ный по зна­ку рефлекс возникает при ис­ход­ном снижении дав­ле­ния в этой сосудистой рефлексогенной зоне (сужение на 56,16+4,89%, p<0,05). Барорефлексы с зоны позвоночных артерий на круп­ные вены сплан­хни­чес­­­кого бассейна проявляются в виде увеличения их ем­ко­стных свойств (123,05+3,95%, p<0,05) в от­вет на исходное повышение давления в этой со­су­ди­ст­ой реф­лексо­ген­ной зоне, а так­же в виде противо­по­лож­ной реакции уменьшения тонуса круп­ных вен кишечника (на 37,84+2,47%, р<0,05) при депрессор­ной ак­тивации бароре­цеп­то­ров поз­во­ночных артерий.
  2. Крупные вены скелетных мышц и спланхнического бассейна сов­­­­ме­ст­но с ре­зистив­ным руслом активно реализуют одновременные одно­на­п­­­рав­­­лен­ные баро­реф­­лек­сы с зоны позвоночных артерий. Повышение дав­ле­ния в гемодинамически изо­ли­ро­ванной поз­во­ночной арте­рии вы­зывает реф­лек­тор­ное сни­жение системного артериального давления (на 18,3+2,725 мм рт. ст., p<0,01) и од­новременное уве­ли­­че­ние емкости исследованных пери­фе­­ри­чес­­ких вен и вен внут­рен­них ор­ганов. В ответ на исходное снижение дав­ле­ния в этой со­су­дистой реф­лексогенной зоне на­блю­даются противо­по­лож­ные реф­лек­сы уве­личения уров­ня системного кро­вя­ного давления (на 10,63+3,5 мм рт. ст., p<0,05) и по­вы­ше­ния тонуса ука­зан­ных вен. Данные рефлексы на резистивное и ем­костное рус­ло направлены на оптими­зацию возврата кро­ви к сердцу и системное артериальное давление в условиях его исходного сдви­га (повышения или сни­же­ния).
  3. Перфузия зоны позвоночных артерий растворами молочной кис­­ло­­ты (0,5 – 3,0 ммоль/л) вызывает рефлекторные реакции стимуляции внеш­­­­­­не­го ды­хания (увеличение амплитуды на 156,09+74,77% от исходной величины) и повышения уровня си­ст­емного ар­те­ри­ального давления (на 18,85+9,61 мм рт. cт.) (р<0,01). Ка­чественно такие же, но достоверно более выраженные кардио­рес­пи­ра­тор­ные реф­лексы наблюдаются при том же воздействии на синокаротидную зону.
  4. Локальное введение в зону позвоночных артерий венозной крови вы­зывает рефлекторную сти­му­ляцию кардиореспираторных реакций (повышение систем­но­го арте­ри­ального давления на 9,67+3,17 мм рт. cт., увеличение амплитуды внешнего дыхания на 88,06+29,44% от исходной) (р<0,01).
  5. Про­­тивоположные рефлексы угнетения внешнего дыхания (снижение амп­литуды на 38,52+10,95% от исходной) и па­де­ния кро­вя­но­го давления (на 15,27+5,64 мм рт. cт.) наблюдаются при вве­де­нии в зону позвоночных ар­те­рий ос­нов­но­го буферного (0,3 М) раствора трисами­на/три­гидроксиа­ми­но­ме­тана (р<0,01).
  6. При введении озонированного физиологического раствора (400 – 1600 мкг/л) хе­­морецептивная активность зоны позвоночных обеспечивает ре­а­­ли­за­цию достоверных реакций де­прес­сии систем­ного артериального дав­ле­ния (на 10,1+1,12 мм рт. ст., р<0,05) и угнете­ния внешнего дыха­ния (уменьшение его амп­ли­туды на 50,46+6,98% от ис­ход­­ной), обу­слав­ли­вая реф­лек­торный компонент ги­по­тензивного те­ра­певтического эффек­та при инфузионной озо­но­терапии.
  7. Основ­ным фактором стимуляции хе­мо­ре­цеп­торов зон поз­во­­ноч­ных и сонных арте­рий является кон­цент­ра­ция ио­нов водорода и/или двуокиси углерода. Содержание в кро­ви гидрокар­бо­нат­ных анионов имеет меньшее значение, хеморе­цеп­то­ры изученных сосудистых рефлексо­ген­ных зо­н к этим анионам обладают малым функциональным значением.
  8. Хеморефлексы с зон позвоночных и сонных артерий качественно одно­нап­­рав­ле­ны, однако выраженность последних оказывается больше, что является результатом боль­шего порога раздражимости рецепторов позвоноч­ных артерий и их меньшей функ­ци­о­нальной активности.
  9. Зона позвоночных арте­рий как по хемо-, так и по своей бароре­цеп­тив­­ной ак­тив­ности яв­ля­ет­ся функциональным аналогом синокаротидной зоны, что следует из корреляционного анализа (q = +0,65) выраженности и направ­лен­ности реф­лек­сов с этих зон на дыхательную и гемодинамическую систе­мы.
  10. На основе корреляционного анализа и определения ко­эф­фициента Хиль­де­­бран­та до (3,25 – 5,6; = 0,14) и после (3,1 – 5,6; = 0,14) вме­ша­тельств вы­яв­ле­но, что баро- и хемоафферентация от сосудистых реф­лек­со­ген­ных зон поз­во­ноч­ных и сонных артерий принимает участие в фор­ми­ро­ва­нии и регуляции кар­ди­о­рес­пи­раторного взаимодействия. При од­но­тип­ной ак­ти­вации рецептивных полей этих двух сосудистых реф­­лек­­со­­генных зон досто­верно воз­ни­кают качественно одно­знач­ные рефлексы на внеш­нее дыха­ние и си­ст­емное артериальное давление, ко­то­рые направле­ны на поддержа­ние гоме­оста­за тканево­го газообмена и регу­ля­цию кислотно­сти в них.
  11. Комплексными физиологическими исследованиями регуля­тор­­ных ме­­ха­низ­мов рефлексогенных зон позвоночных и сон­ных ар­терий уста­нов­ле­но, что при физиологической (не чрезмерной) активации их баро- и хе­морецеп­то­ров фор­ми­ру­ет­ся тип кардио­рес­пи­ра­торных реакций с до­мини­ро­ванием дыхатель­но­го ком­по­нен­та (досто­вер­но­сть апроксимации R2=0,56).

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Полученные данные о баро- и хеморецептивной активности зоны поз­во­­ноч­ных ар­те­рий мо­гут быть использованы в учебном процессе на кафедрах нор­­маль­­ной и па­то­ло­ги­чес­кой физиологии, нервных болезней, отори­ноларин­го­­ло­гии, акушер­ст­ва и гинекологии, терапии внутренних болезней. Приве­ден­­ные данные могут учи­тываться в клинике при коррекции синдрома поз­во­ноч­­ной артерии, син­дро­ма Арнольда-Киари, болезни Меньера и лаби­рин­­то­па­­ти­ях, озонотерапии, кор­рек­ции общих ацидозов и алкалозов, гипо- и ги­пер­тен­зивных состояний.

Экспериментально обоснована недопустимость использования в клини­ке ще­лоч­ных растворов гидрокарбонатов при систем­ных аци­до­зах, так как при их вве­де­нии с хе­мо­ре­цепторов зоны позвоноч­ных артерий и каротид (а также, возможно, и с других со­су­ди­ст­ых реф­лек­со­генных зон) реализуются рефлексы качественно од­но­нап­рав­лен­ные с ре­ак­ци­ями организ­ма, возника­ю­щи­ми при закислении крови. Для компенсации ацидоза у че­ло­века следует использовать только щелочные бу­фер­ные раство­ры, анало­гич­ные растворам трисами­на/три­амино­ме­та­на.

При лечении гипертензий энтеральное введение физиологических раст­во­ров озона, очевидно, следует признать малоэф­фек­тив­ным, так как в этом слу­чае прак­ти­чески не за­действуется рефлектор­ный компонент ги­потензив­но­го действия озо­на, реализуемый через сосу­ди­стые рефлексо­ген­ные зоны.

В острых опытах на животных и при анализе их результатов могут быть ис­пользо­ва­ны разрабо­тан­ные нами и использованные в настоящей работе рацио­на­ли­за­торские предложения и методики.

Выявлен­ное особое значение баро- и хе­мо­афферентации от сосудистых реф­­­лек­со­­ген­ных зон в формировании кар­ди­ореспираторных реакций может учи­ты­вать­ся при экспе­ри­­менталь­ном изу­чении деятельности этой функцио­наль­ной системы регуляции газооб­ме­на в тканях и их кис­лот­но­сти.

СИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Куприянов С.В., Семенова Л.М. О рефлекторных влияниях с барорецепторов позвоночных артерий на периферические сосуды и дыхание // Матер. Куйбышевской областной конференции «Физиология вегетативной нервной системы». Куйбышев, 1988. С. 107-108.
  2. Куприянов С.В., Семенова Л.М. О рефлексах с зоны позвоночных артерий на тонус пе­ри­фе­ри­чес­ких со­судов // Физиология кровообращения и профилактика арте­ри­аль­ной гипер­тонии. Че­бо­к­сары, 1988. С. 33-35.
  3. Куприянов С.В., Семенова Л.М. Влияние стадий нарко­за на рефлектор­ную ре­гу­ляцию перифе­ри­чес­ких сосу­дов с баро­ре­цеп­то­ров позво­ноч­ных артерий // Межвуз. сб. «Здоро­вье и медицинское обслуживание насе­ления». Чебоксары, 1989. С. 60-64.
  4. Куприянов С.В., Семенова Л.М. Физиологическая ха­рак­теристика сосу­ди­стой рефлексогенной зо­ны позвоночных ар­терий // Матер. конфер. «Выс­­шая школа на­­­­род­ному хозяй­ст­ву Чу­вашии». Чебок­­­­­­­­­са­ры, 1992. С. 35.
  5. Куприянов С.В., Семенова Л.М. Роль сосудистых реф­лексогенных зон поз­во­ноч­ных артерий в ре­гу­ля­ции кровооб­ра­ще­ния // Кровообращение в экс­перименте и кли­ни­ке. Чебоксары, 1992. С. 63.
  6. Куприянов С.В., Семенова Л.М. О рефлексах позвоноч­ных артерий на крово­обращение // Межвуз. сб. «Коррекция кровообращения в эксперименте и клинике». Че­боксары, 1992. С. 5.
  7. Куприянов С.В. Барорефлексы с позво­ночных артерий на то­нус периферических вен // Коррекция крово­об­ра­щения в экспе­ри­мен­те и клинике. Че­бок­сары, 1993. С. 27-30.
  8. Куприянов С.В. О влияниях рефлексо­генных зон позвоноч­ных артерий на веноз­ные сосуды внут­рен­них органов // «Научные достижения – в практику здр­авоохранения». Че­боксары, 1993. С. 206-207.
  9. Kupriyanov S.V. The Role of Vertebral Arteries Reflexogenic Zone He­mo­re­cep­tors in Hypoxia // III-rd International Symposium on Hy­poxia. Berlin, GFR, 1994. – Р. 48-49.
  10. Куприянов С.В. О влиянии рефлексо­генной зоны позвоноч­ных артерий на дыха­ние и кровооб­ра­ще­ние // Матер. научн. конф. «Здоровье на­селения и физи­чес­кое воспи­тание». Че­бок­сары, 1994. С. 39-41.
  11. Куприянов С.В., Семенова Л.М. Физиологическая ха­рак­­теристика сосу­ди­ст­ой рефлексогенной зо­ны позвоночных ар­те­рий // Успехи физиол. наук. 1994. Т. 25. № 3. С. 70.
  12. Куприянов С.В., Семенова Л.М., Ю.Г. Александров. Адаптивный характер ре­гионарных реакций ре­зистивных, емкос­т­ных сосудов и дыха­ния при стимуляции ба­ро­ре­цеп­торов поз­во­ноч­ных артерий // Матер. VII Междунар. сим­п. «Эколого­фи­­зио­ло­гические проб­лемы адап­та­ции». М., 1994. С. 142-143.
  13. Куприянов С.В., Семенова Л.М. Сосудистая рефлексоген­ная зона позво­ноч­ных артерий // Мед. журн. Чувашии. 1994. № 1(2). С. 83-87.
  14. Куприянов С.В. Хеморецепция реф­лек­со­генной зоны поз­во­ноч­ных артерий // Актуальные вопросы оториноларингологии. Чебоксары, 1994. С. 57-61.
  15. Куприянов С.В. Хеморецептивная ак­тив­ность зоны позво­ноч­ных артерий // Матер. II Съезда физио­ло­гов Сибири и Даль­­него Востока. Но­­восибирск, 1995. Ч. 1. С. 244.
  16. Драндров Г.Л., Щепелев М.Е., Демаков А.Б., Куприянов С.В. Функциональная сис­те­ма поддержания кис­лот­но-основного сос­то­я­ния организма жи­вот­ных и человека при ал­ка­лозах // Сборник ЧГУ, Чебоксары, 1995. № 2. С. 1-20.
  17. Куприянов С.В. Состояние системного ар­териального давле­ния у кошек при сти­му­ля­ции хеморе­цеп­торов реф­лексо­генной зоны поз­во­ночных ар­терий // Авиакосмическая и эко­логическая ме­ди­ци­на. М., 1996.- Т. 30.- №1.- С. 60-62.
  18. Куприянов В.С., Семенова Л.М., Куприянов С.В. Рефлексогенная зона поз­воночных артерий // Из­вестия На­цион. Акад. наук и искусств Чуваш. ­Рес­­п. 1996. № 3. С. 33-46.
  19. Kupriyanov S.V. Vertebral Arteries Ref­le­xo­­genic Zone // XII-th International Me­di­cal Student Con­gress. Istanbul. Tur­key, 1996. P. 72.
  20. Куприянов В.С., Куприянов С.В. Собственные и сопря­жен­ные рефлексы сосу­ди­стой рефлексо­ген­ной зо­ны позвоноч­ных ар­те­­рий // Известия Национ. Ака­д. наук и искусств Чуваш. Респ. 1997. № 2. С. 14-24.
  21. Куприянов С.В. Роль резистивных и ем­ко­стных сосудов в ре­гу­ляции кровооб­ра­ще­ния // Известия Национ. Ака­д. наук и искусств Чуваш. Респ. 1998. № 3. С. 33-41.
  22. Драндров Г.Л., Димаков А.Б., Куприянов С.В. Системно-функцио­наль­­­­­ные аспекты раз­ви­тия ды­ха­тель­ной не­до­­с­та­точности у ново­рож­ден­ных и рефлек­торная регуляция газо­обмена // Матер. XVII Съезда фи­зиологов России. Ростов-на-Дону, 1998. С. 360.
  23. Агаджанян Н.А., Куприянов С.В. Роль барорецепторов реф­лексогенной зоны позвоночных артерий в формировании функ­ци­о­нальной системы ре­гу­ля­ции тканевого га­зо­об­мена // Актуальные вопросы клинико-экспери­мен­­тальной меди­ци­ны. Чебоксары, 1999. С. 51-55.
  24. Куприянов С.В. Хеморефлексы на вне­ш­нее дыхание с зоны поз­воночных артерий // Матер. Юбилейной конф. диагност. Це­­н­тра г. Чебоксары. Че­боксары, 2000. С. 100.
  25. Агаджанян Н.А., Куприянов В.С., Драндров Г.Л., Куприянов С.В., Водянов Н.Г. К вопросу оценки роли функциональных сис­т­ем в эксперименте и кли­нике // Известия Национ. Ака­д. наук и искусств Чуваш. Респ. 2000. № 2. С. 22-31.
  26. Куприянов С.В. Сочетанные хемореф­лек­сы с зоны позвоноч­ных артерий на внеш­нее дыхание и сис­тем­ное артериаль­ное дав­ле­ние // Матер. научно-прак­тич. конф. «Тра­ди­ци­­онные и не­тра­ди­ци­­он­ные методы ле­че­­ния в клинике вну­т­рен­них болезней». Че­боксары, 2000. С. 39-40.
  27. Куприянов С.В. Баро- и хеморецеп­тив­ная активность со­су­ди­ст­ой рефлек­со­ген­ной зо­ны позво­ночных ар­те­рий // Матер. Междунар. конф. «Ме­­ханизмы функци­онирования висце­ральных систем». С.-Пб., 2001. С. 210.
  28. Агаджанян Н.А., Куприянов С.В., Семенова Л.М., Орлова Ю.Ю. Сочетанные хемо- и ба­ро­рефлек­сы с зоны поз­во­ночных артерий на ды­хание и кровообра­ще­ние // Матер. XVIII съезд физио­ло­ги­чес­ко­го об­ще­ст­ва физиологов Ро­с­сии. Казань, Москва, 2002. С. 293-294.
  29. Драндров Г.Л., Куприянов В.С., Куприянов С.В. Физиологические ос­но­вы системно-функ­ци­о­наль­ной диаг­нос­тики // Сб. «Семейная медицина в современных услови­ях». Чебоксары, 2002. С. 226-231.
  30. Куприянов С.В., Семенова Л.М., Александров Ю.Г., Орлова Ю.Ю. Функционально-сист­ем­­­ные вли­я­ния с зоны поз­­воночных артерий на крово­обращение, ды­­ха­ние в норме и при патологии // Матер. IV Сибирского съезда физиологов. Но­во­си­бирск, 2002. С. 146147.
  31. Kupriyanov S.V. Upon Functional-system Reactions of Organism in Ex­pe­ri­ments and in Cli­nic // World Clinical and Im­munopathological Congress. Sin­ga­po­re, Australia, 2002.- Р. 333-334.
  32. Куприянов В.С., Куприянов С.В., Семенова Л.М., Александров Ю.Г. Барорефлексы с зоны поз­во­ноч­ных артерий на внутриорганные и пе­риферические вены // Матер. XI Междунар. сим­­п. «Эко­ло­го-фи­­зи­­о­­ло­гические проб­ле­мы адаптации». М., 2003. С. 303.
  33. Куприянов С.В. Понятие о функцио­наль­­ных си­стемах орга­низ­ма, сосу­ди­стые рефлексогенные зоны // Сборник ЧГУ, Че­бок­са­ры, 2002. № 5. С. 1-10.
  34. Куприянов С.В., Куприянов В.С. Кардиореспираторные ре­ф­лек­сы зоны поз­во­ноч­­ных артерий // Уч. записки Казан­ской госакадемии ветери­нарной ме­д. Ка­зань, 2004.- Т. 179.- С. 223-228.
  35. Куприянов С.В., Александров Ю.Г., Щербаков Л.П. Инфузионная озо­но­те­ра­пия в практике лече­ния ост­рой сенсорной ту­­го­­у­­хо­сти // Матер. III Росс. на­уч.-практ. конф. «На­­ука и практика в ото­­ри­но­ла­ринго­ло­гии». М., 2004. С. 235-236.
  36. Куприянов С.В., Гавришкина Н.В. Хеморефлекторная ак­тив­но­сть зоны поз­во­ноч­­ных ар­те­рий // Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 2004.- Т. 90. - №8.- С. 485-486.
  37. Куприянов В.С., Куприянов С.В., Семенова Л.М. Барорефлексы зоны поз­­во­ноч­ных артерий // Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 2004. Т. 90. № 8. С. 496-497.
  38. Куприянов С.В. Метод регистрации внеш­­не­го дыхания // Сб. «Современные тех­но­ло­гии в медицине». Че­­боксары: Изд-во ЧГУ. 2005. С. 194-195.
  39. Куприянов В.С., Куприянов С.В., Семенова Л.М. Методика гемоди­на­ми­чес­кой изоляции зоны поз­во­ноч­ных артерий у животных // Сб. «Современные тех­но­ло­гии в медицине». Че­­боксары: Изд-во ЧГУ. 2005. С. 195.
  40. Орлова Ю.Ю., Куприянов В.С., Куприянов С.В. Хеморефлексы зоны поз­воночных артерий на мик­ро­циркуляцию внут­реннего уха и го­лов­ного мозга при сти­му­ляции сермионом // Матер. I Съезда фи­зи­ологов СНГ. Сочи, Дагомыс, 2005. Т. 2. С. 80.
  41. Куприянов В.С., Куприянов С.В., Семенова Л.М. Сосудистые реф­лек­со­ген­ные зоны как фак­тор об­ра­зования функ­ци­ональных систем // Матер. I Съезда фи­зи­ологов СНГ. Сочи, Да­гомыс,2005. Т.2. С.68-69.
  42. Куприянов С.В., Агаджанян Н.А. Рефлексогенная зона позвоночных арте­рий. Че­бок­са­ры – Москва, 2005. 136 с.
  43. Матаев С.И., Ананьев В.Н., Куприянов С.В. и др. Действие холода на артерии. Тюмень, 2005. 96 с.
  44. Куприянов С.В., Куприянов В.С., Семенова Л.М. Хемо- и барорефлексы зо­ны позвоночных ар­те­­рий // Вест. Чув. ун-та. Че­бок­са­ры, 2006.- Т. 2.- С. 118-129.
  45. Куприянов С.В., Н.В. Гавришкина. Рефлексы с зоны поз­во­н­оч­ных артерий на ем­к­о­­стные сосуды, их роль в формировании карди­о­васкулярнорес­пира­тор­ной функцио­наль­ной системы // Матер. XII Меж­ду­нар. симп. «Эколого-фи­зиологические проб­лемы адап­та­ции». М., 2007. С. 255-256.
  46. Куприянов С.В. Функциональная харак­те­ристика интеро­цеп­тив­­ной зоны позвоноч­ных артерий // Морфологические ве­домости. Ижевск, 2007.- № 3-4.- С. 39-43.
  47. Куприянов С.В. Хеморефлексы зоны поз­­воночных артерий и каротидного синуса при ацидозе и алкалозе в остром эксперименте и клинике // Ка­зан­ский медицин­ский журнал. Казань, 2007.- Т. 88.- № 1.- С. 20-23.
  48. Куприянов В.С., Куприянов С.В., Драндров Г.Л., Водянов Н.Г. Роль реф­лексогенных зон позвоноч­ных и сон­ных артерий в форми­ро­вании кардио­вас­ку­ляр­нореспираторной функ­циональной систе­мы // Вестник восста­но­ви­тель­ной медицины. М., 2008.- № 1 (23).- С. 78-85.
  49. Куприянов С.В., Агаджанян Н.А. Барорефлексы зоны поз­­­­воночных артерий на тонус пе­рифе­ри­чес­ких вен, системное ар­те­риальное давление и внешнее дыхание // Рос. физиол. журн. им. И.М. Се­че­но­ва. М., 2008.- Т. 94.- № 6.- С. 661-669.
  50. Куприянов С.В., Драндров Г.Л. Влияние сосудистых реф­­лексогенных зон и гу­моральных факторов на кислотно-основное со­стояние, системно-функ­циональная ди­аг­но­стика его нарушений в клинических услови­ях // Вестник восста­но­ви­тель­ной медицины. М., 2008.- №5 (27).- С. 51-55.
  51. Куприянов С.В. Центральные механиз­мы гипотензивного вли­­яния инфузионной озо­нотерапии // Нев­ро­ло­гический вестник. Казань, 2008.- Т. 40.- Вып. 4.- С. 81-85.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ЗПА – зона позвоночных артерий;

КОС – кислотно-основное состояние;

КРС – кардиореспираторная система;

ПА – позвоночная(ые) артерия(ии);

САД – системное артериальное давление;

СРЗ – сосудистая(ые) рефлексогенная(ые) зона(ы).



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.