WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Метаболические и молекулярно-генетические маркеры антиоксидантной защиты у больных ишемической болезнью сердца

На правах рукописи

Пардо Пералес

Георгина

Метаболические и молекулярно-генетические маркеры антиоксидантной защиты у больных ишемической болезнью сердца

Специальность: 03.00.04 – биохимия

03.00.15 - генетика

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Санкт-Петербург

2009 год

Работа выполнена на кафедре биохимии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт–Петербургская государственная химико-фармацевтическая академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» и в лаборатории молекулярной диагностики с расширенной группой экогенетики Научно-исследовательского центра Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургская педиатрическая медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

Научные руководители:

доктор биологических наук, профессор Кириллова Надежда Васильевна

доктор медицинских наук Ларионова Валентина Ильинична

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Дубинина Елена Ефимовна

доктор медицинских наук, профессор Конради Александра Олеговна

Ведущее научное учреждение: Федеральное государственное учреждение здравоохранения «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени А.М. Никифорова» МЧС России

Автореферат разослан «____»______________ 2009 года

Защита диссертации состоится « 26 » марта 2009 года в « » часов на заседании диссертационного совета Д 001.022.03 при Санкт-Петербургском государственном институте экспериментальной медицины, по адресу 197376 Санкт- Петербург, Каменноостровский пр. 69/71.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Санкт-Петербургского государственного института экспериментальной медицины по адресу: 197376 Санкт-Петербург, ул. Академика Павлова, д. 12.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор биологических наук,

профессор Л.В. Пучкова

Актуальность темы. Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ), такие как ишемическая болезнь сердца (ИБС), инфаркт миокарда (ИМ), ишемический инсульт и венозная тромбоэмболия, являются основной причиной смертности в странах Восточной Европы, в том числе и в России (Оганов Р.Г., 2004). Поэтому разработка программ ранней диагностики, профилактики и лечения сердечно-сосудистых заболеваний – одна из важнейших задач кардиологии.

Наряду с традиционными факторами риска в литературе широко обсуждается роль метаболических факторов риска в развитии ИБС. Так, одним из таких факторов является снижение антиоксидантной защиты у пациентов (Климов А.Н., Никульчева Н.Г., 1999; Escola-Gil et al., 2006). Однако оценка активности основных ферментов–антиоксидантов у пациентов с ИБС в настоящее время недостаточно используется в клинической практике. По-видимому, это объясняется тем, что к настоящему времени практически не проводится исследований, посвященных комплексной оценке активности основных ферментов - антиоксидантов в сопоставлении со структурными особенностями кодирующих их генов, липидными и липопротеиновыми показателями крови и показателями окислительной модификации белков у больных ИБС различного возраста.

Поскольку процессы перекисного окисления липидов (ПОЛ) является инициирующим этапом атерогенеза, изучение активности таких ферментов-антиоксидантов как каталаза, параоксоназа 1 (PON 1), супероксиддисмутаза у больных ИБС разного пола и возраста является актуальной задачей. Выявление биохимических и молекулярно-генетических маркеров, ассоциированных с формированием низкой антиоксидантной активности крови необходимо для оптимизации лечения больных с ИБС и профилактики у них повторных ИМ.

Цель исследования: Выявить биохимические и молекулярно-генетические маркеры снижения антиоксидантной защиты у больных ишемической болезнью сердца разного пола и возраста.

Задачи исследования:

1. Изучить окислительную модификацию белков крови и ПОЛ сыворотки крови в группах обследованных мужчин.

2. Определить активность основных ферментов-антиоксидантов каталазы, параоксоназы и супероксидисмутаз в крови у мужчин, перенесших инфаркт миокарда, и в контрольной группе и сопоставить с уровнями липидных показателей сыворотки крови и малонового диальдегида.

3. Выполнить молекулярно-генетическое тестирование и проанализировать распределение аллелей и генотипов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) и их сочетаний в обследованных группах с учетом пола и возраста.

4. Сопоставить показатели активности ферментов-антиоксидантов каталазы, параоксоназы и митохондриальной супероксиддисмутазы с результатами молекулярно-генетического тестирования генов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V).

5. Сопоставить результаты молекулярно-генетического тестирования генов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) с уровнями липидных показателей сыворотки крови у больных ИБС с учетом пола.

Научная новизна

Были изучены в сравнительном аспекте показатели белкового и липидного обменов и антиоксидантной системы крови больных ИБС, перенесших ИМ, разного пола и возраста. В работе получены новые результаты, подтверждающие и дополняющие данные о взаимосвязи уровней липидных и липопротеиновых показателей сыворотки крови больных ИБС с показателями системы ПОЛ. В данной работе представлен анализ интенсивности окислительной деструкции белков в сыворотке больных, перенесших ИМ как в молодом возрасте, так и в возрасте после 60 лет. Выявлена определенная взаимосвязь между уровнем окислительной модификации белков тканей и активностью ферментов антиоксидантной системы крови. Впервые в работе изучены и проанализированы данные о частотах аллелей и распределении генотипов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) и их сочетаний у больных ИБС - жителей Санкт-Петербурга, разного пола и возраста. Установлены достоверные различия в частотах аллелей 192R и Q192 гена PON1 у мужчин старше 60 лет, перенесших ИМ, по сравнению с их частотами у здоровых мужчин и женщин с ИБС. Впервые показано, что носители аллеля 16V гена SOD2 встречаются достоверно чаще среди мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, чем среди здоровых мужчин. Впервые в работе изучена взаимосвязь аллелей и генотипов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) с липидными и липопротеиновыми показателями сыворотки крови у больных ИБС разного пола и возраста. Впервые изучена связь активности ферментов-антиоксидантов у мужчин, больных ИБС, с носительством определенных аллелей и генотипов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V).

Научно-практическая значимость работы

Результаты исследования расширяют и углубляют наши представления о молекулярно-генетической и метаболической основе сердечно-сосудистых заболеваний и необходимы для понимания роли генетических и биохимических факторов в развитии ИБС.

Полученные результаты характеризуются своей практической направленностью для медицины и являются полезными для выявления окислительного повреждения белков, которое, как правило, сопровождается необратимыми повреждениями тканей при ряде заболеваний, в том числе и ИБС. Использование биохимических и молекулярно-генетических методов для оценки состояния прооксидантной и антиоксидантной систем у больных с ИБС в практическом здравоохранении позволит оптимизировать патогенетическую терапию с целью предотвращения развития повторных ИМ у пациентов. А у лиц, имеющих предрасположенность к развитию сердечно-сосудистых заболеваний, своевременное выявление низкой антиоксидантной активности крови позволит оптимизировать лечение и проводить первичную профилактику ИБС.

Внедрение результатов исследования

Полученные результаты использовались в лекционных курсах и лабораторном практикуме на кафедре биохимии для студентов Санкт-Петербургской государственной химико-фармацевтической академии. Результаты исследования внедрены в практику подготовки и усовершенствования специалистов в области кардиологии на кафедре ФПК и ПП им. профессора И.М. Воронцова ФПК ГОУ ВПО СПбГПМА Росздрава. Результаты исследования используются в курсах подготовки врачей общей практики, а также в лаборатории молекулярной диагностики с расширенной группой экогенетики НИЦ ГОУ ВПО СПбГПМА Росздрава для усовершенствования специалистов в области медицинской и лабораторной генетики.

Личный вклад соискателя

Автором самостоятельно проведен аналитический обзор отечественной и зарубежной литературы по изучаемой проблеме. Биохимические исследования, молекулярно-генетическое тестирование, анализ, интерпретация, изложение полученных данных, формулирование выводов и практических рекомендаций в основном выполнены автором лично.

Апробация работы

Материалы, использованные в диссертационной работе, докладывались и представлялись на XIII Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2006), межрегиональной конференции «Актуальные проблемы фармации» (Рязань, 2006), на III съезде фармакологов России «Фармакология – практическому здравоохранению» (Санкт-Петербург, 2007), научно-практической конференции «Фармация ХХI века: достижения, проблемы и пути их решения» (Санкт-Петербург, 2008), XX International Congress of Genetics (Berlin 2008), European Human Genetics Conference (Barcelona, 2008).

Основные положения, выносимые на защиту

1. Уровень окислительной модификации белков и показатели активности ферментов антиоксидантной системы крови, каталазы, параоксоназы и супероксиддисмутаз могут использоваться для оценки степени окислительного стресса у больных, перенесших ИМ как в молодом, так и в старшем возрасте.

2. Группы больных ИБС разного пола и возраста различаются по частотам аллелей и генотипов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) и их сочетаний.

3. Выявлена ассоциация низкой активности параоксоназы с генотипом RR по гену PON1 (Q192R) у мужчин, перенесших ИМ до 45 лет.

4. Генотип ТТ по гену CAT (C-262T) и сочетание аллелей 192R, 55M гена PON1, -262T гена CAT и 16V гена SOD2 ассоциированы с изменениями липидного спектра крови у мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, и женщин с ИБС.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 148 машинописных страницах и состоит из введения, обзора литературы, экспериментальной части (описания материалов и методов исследования, результатов собственных исследований), обсуждения результатов, выводов и списка цитируемой литературы) (273 источника). Материал диссертации проиллюстрирован 15 рисунками, содержит 20 таблиц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования

Характеристика обследованных групп

Всего обследованы 597 человек - жители Санкт-Петербурга (437 мужчин и 159 женщин). Были сформированы следующие группы больных ИБС: 227 мужчин больных ИБС, перенесших ИМ в возрасте до 45 лет; 96 мужчин больных ИБС, перенесших ИМ в возрасте после 60 лет; 75 женщин в возрасте от 56 до 70 лет, наличие ИБС у которых доказано данными коронароангиографии. 114 здоровых мужчин в возрасте от 28 до 56 лет без признаков патологии сердечно-сосудистой системы составили первую группу сравнения. Вторую группу сравнения составили 84 женщины в возрасте от 82 до 90 лет, не имеющих клинических и инструментальных данных, свидетельствующих о наличии ИБС. Женщины этой группы не имели в анамнезе ИМ, ишемического или геморрагического инсульта. При обследовании у них была исключена сердечная недостаточность, сахарный диабет и другая тяжелая сопутствующая патология. Они имели нормальное артериальное давление или мягкую/умеренную форму артериальной гипертензии. Третью группу сравнения составили 20 человек здоровых доноров, не имеющих ИБС, в возрасте старше 60 лет (для изучения окислительной модификации белков в плазме крови).

Методы исследования

Забор крови из локтевой вены у пациентов осуществляли в утреннее время натощак. В качестве антикоагулянтов использовали раствор гепарина. Эритроциты отделяли от плазмы центрифугированием в течение 15 мин при 4000 g. Осадок отмывали 3 раза изотоническим раствором NaCl. Отмытые эритроциты крови гемолизировали 0,05 М раствором трис-HCl, рН=7,4, (“Sigma” USA) в соотношении 1:10.

Прооксидантную систему организма исследовали на примере спонтанного окисления белков в нативной плазме крови по известному методу (Levine et al., 1990), с некоторыми модификациями (Дубинина и соавт., 1993; Smith et al., 1991). Метод основан на реакции взаимодействия окисленных аминокислотных остатков белков с 2,4-ДНФГ с образованием окрашенных гидразонов. Интенсивность металл-катализируемого окисления белков определяли по результатам степени окисления их тирозиновых и триптофановых остатков (Davies et al., 1987; Арутюнян и соавт., 2000). Оценку ПОЛ проводили по содержанию конечного продукта ПОЛ – малонового диальдегида по известному методу (Тугушева и соавт., 1993).

Активность антиоксидантной системы крови отражали следующие показатели: арилэстеразную активность PON1 сыворотки крови определяли с использованием в качестве субстрата фенилацетата, скорость гидролиза субстрата измеряли спектрофотометрически при длине волны 270 нм. (Eckerson et al., 1983; Kujiraoka et al., 2000). Определение активности каталазы эритроцитов проводили по методу Бютлера (Butler E., 1975). Активность СОД эритроцитов и плазмы крови, а также митохондрий лейкоцитов определяли по скорости аутоокисления кверцетина в аэробных условиях (Bielski B.H.J., 1990; Dubinina et al., 1992).

Определение концентрации общего холестерина (ОХС), холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП), триглицеридов (ТГ) и фосфолипидов в сыворотке крови производилось в автоматическом режиме на анализаторе Hitachi 902 Automatic Analyzer (Япония). Содержание ХС ЛПОНП определяли расчетным методом по формуле ХС ЛПОНП = ТГ/2,2 (ммоль/л) и ХС ЛПНП по формуле Friedewald: ХС ЛПНП = общий ХС – (ХС ЛПВП + ТГ/2,2), а коэффициент атерогенности (КА) по формуле: КА= (ОХС – ХС ЛПВП) /ХС ЛПВП) (Климов А.Н., 1989). Все липидные показатели крови были пересчитаны в мг/дл.

Для выделения ДНК из лимфоцитов периферической крови использовали фенол-хлороформный метод (Blin N., Stafford D.W., 1976). Полимеразная цепная реакция (ПЦР) проводилась на автоматических термоциклерах MJ Research (MJ Research Inc.) и Biometra (Biometra, Germany) с использованием термостабильной рекомбинантной Taq-полимеразы фирмы «Сибэнзим» (Россия).

Аллели Q192 и 192R гена PON1 был определены методом длины рестрикционных фрагментов (ПДРФ). Для проведения ПЦР были использованы праймеры: F5’TATTGTTGCTGTGGGACCTGAG3’ и R5’CACGCTAAACCCAAATACATCTC3’ (ЗАО «Синтол», Россия). Рестрикция проводилась с помощью эндонуклеазы Kzo9I («Сибензим», Россия). Электрофоретическое разделение рестрикционных фрагментов производилось в 10% полиакриламидном геле. (Oliveira et al., 2004)

Аллели L55 и 55M гена PON1 определялись методом ПДРФ. Для проведения полимеразной цепной реакции (ПЦР) были использованы праймеры: F5’GAAGAGTGATGTATAGCCCCAG3’ и R5’TTTAATCCAGAGCTAATGAAAGCC3’(ЗАО «Синтол», Россия). Рестрикция проводилась с помощью эндонуклеазы FaeI («Сибензим», Россия). Электрофоретическое разделение рестрикционных фрагментов производилось в 10% полиакриламидном геле (Oliveira et al., 2004).

Аллели С-262 и -262 Т гена САТ были определены методом ПДРФ. Для проведения ПЦР были использованы праймеры: F-5’- AAT CAG AAG GCA GTC CTC CC-3’ и R-5’- TCG GGG AGC ACA GAG TGT AC-3’(ЗАО «Синтол», Россия). Рестрикция проводилась с помощью эндонуклеазы HinfI («Сибензим», Россия). Электрофоретическое разделение рестрикционных фрагментов производилось в 10% полиакриламидном геле.(Uccola et al., 2001)

Аллели Ala16 и 16Val гена SOD2 были определены методом ПДРФ. Для проведения ПЦР были использованы праймеры F-5'-ACCAGCAGGCAGCTGGCGCCGG-3' и R-5'-GCGTTGATGTGAGGTTCCAG-3'(ЗАО «Синтол», Россия). Рестрикция проводилась с помощью эндонуклеазы MroN1(«Сибензим», Россия). Электрофоретическое разделение рестрикционных фрагментов производилось в 10% полиакриламидном геле.(Gottlieb M., 2005)

Статистический анализ проводили с помощью пакета статистических программ SPSS ver.12 (Флетчер Р., 1998). В работе приведены средние величины со стандартным отклонением среднего значения (М±m) и медианы (Me) с 90% доверительным интервалом (ДИ). Для сравнения центральных параметров распределений (средних, медиан) количественных показателей в различных группах использовали непараметрические методы – U-тест Манна-Уитни и тест Крускала-Уилиса. Для определения корреляции между количественными показателями пользовались методом корреляции по Спирману. Для сравнения качественных показателей использовали критерий 2, точный критерий Фишера и отношение шансов или относительный риск (OР) с определением 95% доверительного интервала. За значимый принимали уровень достоверности р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ и их обсуждение

Окислительная модификация белков. Исследования последних лет установили непосредственную связь между процессами окислительной модификации белков и многими заболеваниями человека. Кроме того, некоторые исследователи, на основании полученных данных, предположили, что окислительная модификация белков может являться пусковым механизмом в развитии ряда патологий (Caraceni et al., 1997; Panntke et al., 1999). Все существующие в настоящее время методы оценки окислительной модификации белков связаны или с оценкой общего пула окисленных белков по содержанию карбонильных групп, или с определением достаточно стойких продуктов окисления отдельных аминокислотных остатков, главным образом тирозина и триптофана (Stadtman et al., 1990, 1992, Levine et al., 1996; Янковский О.Ю., 2000; Дубинина Е.Е., 2006).

Анализ полученных нами данных показал (табл. 1), что у здоровых мужчин старше 60 лет уровень карбонильных групп в белках крови значительно выше, чем в группе здоровых мужчин до 45 лет. Это свидетельствует о возрастании окислительного повреждения белков при старении и согласуется с результатами, полученными другими авторами (Smith et al., 1991; Дубинина Е.Е., 2006).

Таблица 1. Окислительная модификация белков в плазме крови (M+m)

Индексы Мужчины до 45 лет Мужчины после 60 лет
Здоровые n=90 ИМ n=150 Здоровые n=20 ИМ n=80
Содержание карбонильных групп, нмоль/мг белка 2,97 + 0,45 15,38 + 2,67 р<0,05 7,83 + 2,35 25,57 + 2,98 р<0,05

Показано, что у мужчин, перенесших ИМ как в возрасте до 45 лет, так и после 60 лет, происходит достоверное повышение реакционноспособных карбонильных групп в молекулах белков, по сравнению с мужчинами сопоставимого возраста, не имеющими ИБС. Сходные результаты были получены и другими исследователями (Liu et al., 1993; Panntke et al., 1999; Бабак О.Я., Топчий И.И., 2004).

Для более полной оценки степени окислительного повреждения белков оценивали окисление отдельных аминокислотных остатков белков крови. Из-

Таблица 2. Зависимость степени окисления тирозина и триптофана

белков плазмы в системе Фентон (М+m)

Группа мужчин Через 1 час Через 2 часа Через 24 часа
% % %
Содержание битирозина
Здоровые n=20 9,87 + 1,34 22,32 + 3,45 173,75 + 1,78
Больные, >60 лет n=80 31,23 + 0,61 р<0,05 74,54 + 5,65 р<0,05 227,54 + 1,24 р<0,05
Содержание триптофана
Здоровые n=20 35,00 + 1,56 27,7 + 1,21 21,05 + 3,37
Больные, >60 лет n=80 37,60 + 0,99 р>0,05 31,23 + 0,68 р0,05 14,23 + 1,21 р<0,05

вестно, что триптофановые и тирозиновые остатки являются одними из наиболее чувствительных к окислительной модификации в процессе радиолиза белков, а также в условиях окислительного стресса в организме (Арутюнян и соавт., 2000; Морозова М.Г., 2000; Дубинина Е.Е., 2006).

Определение степени окисления триптофановых и тирозиновых остатков показало интенсивное образование битирозиновых остатков и увеличение степени окисления триптофана в белках плазмы крови обследованных больных в возрасте после 60 лет, по сравнению со здоровыми мужчинами сопоставимого возраста (табл. 2).

Ранее было установлено, что окисление белков митохондрий сердечной мышцы, в первую очередь, связано с окислением триптофановых остатков и образованием N-формилкинуренина (Taylor et al., 2003). По-видимому, полученные нами результаты по окислительной модификации триптофановых и тирозиновых остатков в белках плазмы крови могут быть с большой долей вероятности экстраполированы на процессы, происходящие в сердечной мышце при развитии ИМ.

Изучение перекисного окисления липидов. Полученные результаты свидетельствуют о том, что уровни малонового диальдегида (МДА), конечного метаболита ПОЛ, как в плазме крови, так и в эритроцитах больных обеих возрастных групп, перенесших ИМ, были достоверно выше, чем уровни аналогичного показателя у здоровых мужчин разного возраста (табл. 3).

Таблица 3. Содержание малонового диальдегида в крови мужчин (M+m)

Плазма крови, нмоль/мл Эритроциты, нмоль/мг гемоглобина
Здоровые n=80 Больные, n=102 Здоровые n=80 Больные, n=102
2,06+0,31 8,46+0,63 10,30+0,84 25,8+2,42
р<0,05 р<0,05

Таким образом, у больных перенесших ИМ, наблюдается усиление прооксидантной активности, о чем свидетельствуют результаты изучения окислительной модификации белков и ПОЛ.

Определение активности основных ферментов-антиоксидантов: каталазы, параоксоназы и супероксиддисмутаз. Установлено, что уровень активности каталазы эритроцитов был снижен в 6 раз, а активности СОД1 - в 1,8 раза, в эритроцитах крови мужчин обеих групп, перенесших ИМ, по сравнению с этими показателями у здоровых мужчин. Уровень активности СОД2 в митохондриях лейкоцитов и СОД3 в плазме крови у больных были ниже, соответственно, в 3 и 2 раза по сравнению с аналогичными показателями в группе здоровых мужчин (табл. 4).

Анализ уровня активности фермента параоксоназы сыворотки крови показал достоверное снижение активности фермента у больных, перенесших ИМ как до 45 лет, так и после 60 лет, по сравнению с этим показателем в группе здоровых мужчин (табл. 4).

Таблица 4. Активность основных ферментов-антиоксидантов

при инфаркте миокарда (M+m)

Здоровые Больные мужчины обеих групп
Каталаза в эритроцитарной взвеси, усл.ед/мг Hb
6,18+0,87 n=20 1,26+0,06 n=24 p<0,05
СОД1 (эритроцитарная), усл.ед. (%)
52,40+4,46 n=37 32,89+3,36 n=46 p<0,05
СОД3 (плазмы крови), усл.ед (%)
4,27+0,23 n=37 2,30+0,79 n=46 p<0,05
СОД2 (митохондрий лейкоцитов), усл. ед. (%)
13,10+2,23 n=37 4,64+0,87 n=46 p<0,05
Параоксоназа сыворотки крови, мкмоль/мл. мин
22,67+2,96 n=25 до 45 лет n=71 старше 60 лет n=56
8,30+2,78 p<0,05 10,30+1,18 p<0,05

Установленное снижение активности ферментов-антиоксидантов может быть вызвано избытком активных форм кислорода (АФК), так как известно, что перекись водорода является сильным ингибитором всех видов супероксиддисмутаз, а супероксидный радикал – каталазы (Fridovich I., 1995; Escobar et al., 1996).

Известно, что повышение соотношения активностей СОД/каталаза in vivo является одним из признаков окислительного стресса, так как дисбаланс активностей между этими ферментами приводит к интенсивному накоплению АФК (Halliwell B., 1994). Результаты настоящего исследования установили, что у здоровых мужчин соотношение активностей СОД/каталаза в крови равнялся 6,4, а у больных, перенесших ИМ, этот показатель был равен 24,3. Полученные результаты указывают на интенсивное развитие окислительного стресса у пациентов, имеющих ИБС.

Некоторые исследователи считают, что низкая активность антиоксидантного фермента параоксоназы плазмы крови является независимым фактором риска развития ИБС у мужчин (Serratto et al., 1995). Анализ уровня активности параоксоназы сыворотки крови больных, перенесших инфаркт миокарда, показал резкое достоверное падение активности фермента у больных мужчин обеих групп по сравнению с группой здоровых мужчин (табл. 4).

Таким образом, в нашей работе было установлено, что у мужчин с ИБС, независимо от возраста, имеется низкий уровень активности основных ферментов-антиоксидантов. В связи с этим, целесообразно оценивать уровни активности этих показателей в группе мужчин, имеющих конституциональные факторы риска ИБС. Снижение их активности следует оценивать как независимый дополнительный фактор риска развития сердечно-сосудистой патологии, в частности ИБС.

Активность ферментов-антиоксидантов, уровень МДА и липидные показатели сыворотки крови. Корреляционный анализ активности ферментов-антиоксидантов с уровнями липидных и липопротеиновых показателей сыворотки крови (ОХС, ТГ, ХС ЛПВП, ХС ЛПОНП, ХС ЛПНП) и значениями КА позволил установить, что не выявлено взаимосвязей между активностью каталазы и вышеперечисленными показателями в группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет. В то же самое время, в группе здоровых мужчин была выявлена прямая корреляция между активностью каталазы и уровнем ХС ЛПНП (r=0,48; p=0,03).

Выявлена корреляция низкой активности СОД2 с более высокими уровнями ТГ у мужчин, перенесших ИМ до 45 лет (r= - 0,42; p=0,01) и более высокими ОХС в группе мужчин, перенесших ИМ после 60 лет (r= - 0,78; p=0,04). В то же время не выявлено никаких корреляционных связей активности этого фермента с липидными и липопротеиновыми показателями сыворотки крови и значениями КА в группе здоровых мужчин.

Выявлена корреляция низкой активности параоксоназы с низкими уровнями ХС ЛПВП в группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет (r= 0,24; p=0,05) и низкими уровнями ТГ и ХС ЛПОНП в группе мужчин, перенесших ИМ после 60 лет (r= 0,55; p=0,07; r= 0,58; p=0,05, соответственно). В то же время не выявлено никаких корреляционных связей активности этого фермента с липидными и липопротеиновыми показателями сыворотки крови и значениями КА в группе здоровых мужчин.

Была выявлена прямая корреляция между уровнем МДА и уровнями ОХС (r= 0,26; p=0,01), ТГ (r= 0,42; p=0,001) и ХС ЛПОНП (r= 0,39; p=0,001) в группе мужчин, перенесших ИМ в молодом возрасте. Обращает внимание, что в группе здоровых мужчин были выявлены такие же корреляционные связи для уровней МДА и уровней ОХС (r= 0,26; p=0,02), ТГ (r= 0,24; p=0,04), ХС ЛПОНП (r= 0,25; p=0,03).

Не выявлено корреляционных связей между уровнями активности ферментов-антиоксидантов и уровнем МДА в обследованных группах мужчин.

Таким образом, у мужчин с ИБС для выявления окислительного стресса важно оценивать не только уровень МДА, но и уровень активности основных ферментов – антиоксидантов.

Молекулярно-генетическое тестирование и сравнительный анализ распределения генотипов и аллелей генов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) у пациентов обследованных групп.

Частоты аллелей Q192 и 192R гена PON1 в исследуемой выборке достоверно не отличались от теоретически ожидаемых в соответствии с законом Харди-Вайнберга (табл. 5).

Анализ распределения частот аллелей Q192 и 192R в исследованных группах мужчин показал, что в группе мужчин, перенесших ИМ после 60 лет, носители аллеля 192R встречались достоверно чаще, чем в группе здоровых мужчин (2=5,288; р=0,021).

Носители генотипа QR по гену PON1 в группе женщин, больных ИБС, встречались достоверно реже, по сравнению с таковыми в группе женщин старше 80 лет, не страдающих ИБС (тест Фишера, р=0,031). Носители генотипа QR по гену PON1 достоверно чаще встречались в группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, чем в группе женщин с ИБС (2=8,966; р=0,003; тест Фишера; р=0,001). Различия в частотах аллелей Q192 и 192R гена PON1 и распределении генотипов между мужчинами, перенесшими ИМ после 60 лет, и женщинами, страдающими ИБС, были более разнообразными. Так, в группе женщин с ИБС достоверно чаще встречались носители аллеля Q192 и генотипа QQ PON1 (2=5,836; р=0,016 и 2=6,749, р=0,009, соответственно).

Таблица 5. Частоты аллелей и генотипов Q192R по гену PON1

в исследуемых группах мужчин и женщин

Мужчины Женщины
Полиморфизм ИМ до 45 лет ИМ после 60 лет Здоровые ИБС Без ИБС
Q192R n=227 (%) n=96(%) n=114 (%) n=75 (%) n=84 (%)
Q192 338 (74) 136 (71) 186 (81) 124 (83) 137 (82)
192R 116 (26) 56 (29) 44 (19) 26 (17) 31 (18)
QQ 129 (57) 52 (54) 76 (66) 56 (75) 56 (67)
QR 80 (35) 32 (33) 34 (30) 12 (16) 25 (29)
RR 18 (8) 12 (13) 5 (4) 7 (9) 3 (4)

Частоты аллелей L55 и 55M гена PON1 в исследуемой выборке достоверно не отличались от теоретически ожидаемых в соответствии с законом Харди-Вайнберга (табл. 6).

В исследованных группах мужчин достоверных различий встречаемости аллелей L55 и 55M гена PON1 не выявлено. Однако при сравнении их частот в двух исследованных группах женщин различия были найдены. Так в группе женщин, страдающих ИБС, носители аллеля 55М и генотипа ММ PON1встречались достоверно чаще, по сравнению с таковыми в группе женщин старше 80 лет без ИБС (2=4,744; р=0,021; тест Фишера; р=0,043, соответственно). Кроме того, в группе женщин с ИБС носители генотипа MM по гену PON1 встречались в 2 раза чаще, чем в группе мужчин с ранним ИМ (ОР=2,13 для 95% ДИ 1,14-3,98). Генетические различия между мужчинами и женщинами могут иметь существенное значение в проведении дальнейших исследований факторов риска ИБС.

Таблица 6. Частоты аллелей и генотипов L55M по гену PON1

в исследуемых группах мужчин и женщин.

Мужчины Женщины
Полиморфизм ИМ до 45 лет Здоровые ИБС Без ИБС
L55M n=220 (%) n=81 (%) n=61 (%) n=83 (%)
L55 295 (67) 111 (68) 70 (58) 117 (70)
55M 145 (33) 51 (32) 52 (42) 49 (30)
LL 97 (45) 39 (48) 22 (36) 42 (51)
LM 101 (45) 33 (41) 26 (43) 33 (40)
MM 22 (10) 9 (11) 13 (21) 8 (10)

Мы изучили частоты генотипов L55M/Q192R в группах женщин с ИБС, здоровых женщин, мужчин, перенесших ИМ до 45 лет и здоровых мужчин. Сравнительный анализ распределения генотипов показал, что у женщин с ИБС генотип MM/QQ встречался примерно в 2 раза чаще, чем у здоровых женщин (21% и 8% соответственно, р=0,05; ОР=2,5 для 95% ДИ 1,1-5,9), и в 3 раза чаще, чем у мужчин с ИМ до 45 лет (21% и 6% соответственно, р=0,001; ОР=3,4 для 95% ДИ 1,3-8,4).

Частоты аллелей С-262 и -262Т гена CAT в исследуемой выборке достоверно не отличались от теоретически ожидаемых в соответствии с законом Харди-Вайнберга (табл. 7). Анализ частот вариантов и генотипов С-262Т САТ в исследованных группах пациентов не выявил достоверных различий.

Частоты аллелей A16 и 16V гена SOD2 в исследуемой выборке достоверно не отличались от теоретически ожидаемых в соответствии с законом Харди-Вайнберга (табл. 8).

Анализ встречаемости аллелей A16 и 16V SOD2 выявил, что в группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, частота аллеля V16 была достоверно выше таковой в группе здоровых мужчин (2=5,286, р=0,021).

Таблица 7. Частоты аллелей и генотипов С-262Т по гену САТ

Мужчины Женщины
Полиморфизм ИМ до 45 лет ИМ после 60 лет Здоровые ИБС Без ИБС
С-262Т n=227 (%) n=96 (%) n=114 (%) n=75 (%) n=84 (%)
С-262 202 (44) 96 (50) 116 (50) 70 (47) 88 (52)
-262Т 252 (55) 96 (50) 114 (50) 80 (53) 80 (48)
СС 26 (11) 16 (17) 19 (17) 11 (15) 13 (16)
СТ 150 (66) 64 (67) 78 (68) 48 (64) 62 (74)
ТТ 51 (22) 16 (17) 18 (16) 16 (21) 9 (11)

А носители генотипов V/V+A/V в этой же группе мужчин выявлялись достоверно чаще, чем в группе здоровых мужчин (2=6,192, р=0,013 соответственно). У женщин такие различия выявлены не были.

Таблица 8. Частоты аллелей и генотипов A16V по гену SOD2

в исследуемых группах

Мужчины Женщины
Полиморфизм ИМ до 45 лет ИМ после 60 лет Здоровые ИБС Без ИБС
A16V n=227 (%) n=96 (%) n=114 (%) n=75 (%) n=84 (%)
A16 219 (48) 104 (54) 132 (58) 76 (51) 96 (57)
16V 235 (52) 88 (46) 96 (42) 74 (49) 72 (43)
AA 45 (20) 24 (25) 31 (27) 16 (21) 24 (29)
AV 129 (57) 56 (58) 70 (61) 44 (59) 48 (57)
VV 53 (23) 16 (17) 13 (12) 15 (20) 12 (14)

Таким образом, в обследованных группах пациентов частоты аллелей PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) не отличались от теоретически ожидаемых в соответствии с законом Харди-Вайнберга, что говорит о репрезентативности выборок. Анализ распределения аллелей и генотипов С-262Т по гену САТ в исследованных группах пациентов не выявил достоверных различий. Анализ частот аллелей и генотипов Q192R и L55M PON1 и A16V SOD2 выявил некоторые различия. В группе женщин с ИБС аллель Q192 и генотип QQ по гену PON1 выявлялись достоверно чаще, чем в группе мужчин, перенесших ИМ после 60 лет. В то же время, у мужчин, перенесших ИМ после 60 лет, носители аллеля 192R встречались достоверно чаще, чем в группе здоровых мужчин. Среди женщин с ИБС носители аллеля 55M и генотипа MM по гену PON1 встречались чаще, чем в группе женщин старше 80 лет, не страдающих ИБС. Кроме того, в группе женщин с ИБС носители генотипа MM гена PON1 встречались в 2 раза чаще, чем в группе мужчин с ранним ИМ.

В группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, носители аллеля V16 гена SOD2 встречались достоверно чаще, чем в группе здоровых мужчин.

Был проведен анализ сочетаний аллелей 16V SOD2, -262Т САТ, 192R и 55M PON1, встречающихся у пациентов в гомозиготном и гетерозиготном состоянии. При этом были составлены группы: «0/1» - пациенты, не имеющие ни одного из вышеуказанных аллелей или 1 аллель, «2» - носители двух аллелей, «3» - носители трех аллелей, и «4» - носители всех четырех из вышеуказанных аллелей, находящихся в гомозиготном и гетерозиготном состоянии (табл. 9). В группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, лица с сочетанием всех четырех аллелей 16V SOD2, -262Т САТ, 192R и 55M PON1, находящихся как в гомозиготном, так и в гетерозиготном состоянии, встречались достоверно чаще, а лица с сочетанием любых двух из перечисленных аллелей - достоверно реже, по сравнению с таковым в группе здоровых мужчин (ОР=2,5 для 95% ДИ 1,1-5,8; ОР=0,7 для 95% ДИ 0,5-0,9; соответственно). В то же время, анализ распределения генотипов в зависимости от количества данных аллелей в группах женщин не выявил значимых различий (2=3,095; р=0,511).

Таблица 9. Встречаемость сочетаний аллелей 192R, 55M PON1,

-262Т САТ, 16V SOD2 в исследуемых группах

Количество аллелей у пациентов в любых сочетаниях, как в гетерозиготном, так и в гомозиготном состоянии Мужчины Женщины
ИМ до 45 лет Здоровые ИБС Без ИБС
n=227 (%) n=107 (%) n=71 (%) n=84 (%)
“4” 32 (14) 6 (6) 3 (4) 6 (7)
“3” 102 (45) 38 (35) 33 (46) 31 (37)
“2” 79 (35) 51 (48) 31 (44) 37 (44)
“1” 12 (5) 12 (11) 4 (6) 9 (11)
“0” 2 (1) 0 (0) 0 (0) 1 (1)

Таким образом, сочетание аллелей 16V SOD2, -262T САТ, 192R и 55M PON1 ассоциируется с высоким риском ИМ у мужчин в молодом возрасте.

Сопоставление активности ферментов-антиоксидантов с полиморфизмом кодирующих их генов. Анализ активности параоксоназы при различных генотипах PON1 Q192R не показал значимых различий в группе здоровых мужчин (р=0,141). В то же время, выявлены статистически достоверные различия в активности параоксоназы в группе больных мужчин, перенесших ИМ до 45, между носителями генотипов QQ и RR. Активность параоксоназы у носителей генотипа RR была значимо ниже, чем у носителей генотипа QQ (3,69±1,21 vs. 9,93±1,26 мкмоль/мл, р=0,012). У носителей генотипа QR были промежуточные значения активности параоксоназы (5,92±1,13 мкмоль/мл), которые не значимо отличались от значений активности параоксоназы гомозигот QQ и RR (р=0,062; р=0,507, соответственно).

Анализ активности параоксоназы в зависимости от полиморфизма PON1 L55M в группе здоровых мужчин и больных мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, не выявил различий между разными генотипами (р=0,817; р=0,841, соответственно).

Активность каталазы эритроцитов крови достоверно не отличалась при различных генотипах С-262Т по гену CAT.

У здоровых мужчин активность митохондриальной супероксиддисмутазы была достоверно выше, чем у мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, но различия в активности фермента между вариантами гена SOD2 A16V были недостоверны (р=0,483; р=0,679, соответственно).

Таким образом, в группе здоровых мужчин не выявлены значимые различия в показателях активности параоксоназы, каталазы, супероксиддисмутазы при различных генотипах L55M гена PON1, C-262T CAT и A16V SOD2. В группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, выявлены различия в активности параоксоназы в зависимости от полиморфизма PON1 Q192R. Активность этого фермента была ниже при генотипе RR, по сравнению с носителями аллеля 192Q, как в гетерозиготном, так и в гомозиготном состоянии.

Липидные показатели и молекулярно-генетические маркеры PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) у обследованных здоровых и больных мужчин и женщин.

Уровни липидных показателей достоверно не различались у мужчин, имеющих различные генотипы Q192R гена PON1 во всех обследованных группах и в группе женщин, страдающих ИБС. Однако в группе женщин, доживших до старческого возраста без признаков ИБС, были выявлены следующие различия. Уровень ОХС в сыворотке крови был достоверно выше у женщин с гетерозиготным генотипом QR PON1, по сравнению с гомозиготными вариантами QQ и RR (228,6±8.9 vs. 208,3±5.2 и 205,1±17.7 мг/дл; p=0,026, соответственно).

В нашем исследовании, при анализе уровня липидных показателей в группах пациентов с ИБС разного пола и возраста и пациентов без ИБС, в зависимости от вариантов C-262T гена САТ, были получены следующие результаты: в группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, уровень ХС ЛПВП в сыворотке крови у пациентов с генотипом ТТ по гену САТ был достоверно ниже, чем у носителей генотипов СС и СТ (34,2±1,9 vs. 41,9±3,1 и 38,9±1,2 мг/дл; p=0,027, соответственно). В других группах мужчин таких различий липидных показателей при различных генотипах C-262T гена САТ выявлено не было. В обеих группах женщин, как больных ИБС (4,9±0,5 vs. 3,4±0,9 и 3,3±0,2), так и доживших до старческого возраста без признаков ИБС (5,2±0,4 vs. 3,7±0,2 и 4,0±0,2), носители генотипа ТТ по гену САТ имели достоверно более высокие значения КА по сравнению со значениями этого показателя у носителей генотипов СС и СТ (р=0,003; р=0,005, соответственно). Кроме этого, было выявлено, что носители генотипа ТТ по гену САТ в группе женщин, страдающих ИБС, имели достоверно более низкий уровень ХС ЛПВП в сыворотке крови, чем носители генотипов СС и СТ (46,8±3,5 vs. 57,4±8,6 и 56,7±2,3 мг/дл; p=0,005, соответственно).

Анализ уровня липидных показателей в изученных группах мужчин и женщин при различных генотипах SOD2 A16V выявил следующие различия. В группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, уровень ХС ЛПНП в сыворотке крови у пациентов с генотипом VV по гену SOD2 был значимо ниже, чем у носителей генотипов AA и AV (135,4±8,0 vs. 144,3±9,5 и 159,2±5,3 мг/дл; p=0,004, соответственно). В других группах не было выявлено различий в уровнях липидных показателях в зависимости от генотипа по гену SOD2.

Был проведен анализ липидных показателей крови в различных группах обследованных в зависимости от сочетания аллелей 16V SOD2, -262Т САТ, 192R и 55M PON1, встречающихся в гомозиготном или гетерозиготном состоянии. При этом были составлены группы: «0/1» - пациенты, не имеющие ни одного или 1 из вышеуказанных аллелей, «2» - носители двух аллелей, и «3/4» - носители трех или четырех из вышеуказанных аллелей, как в гомозиготном, так и в гетерозиготном состоянии.

В группе здоровых мужчин и женщин, доживших до старческого возраста без признаков ИБС, отсутствовали значимые различия в средних уровнях ТГ, ОХС, ХС ЛПНП, ХС ЛПОНП, ХС ЛПВП и значений КА в зависимости от количества встречающихся у них вышеуказанных аллелей.

В группах пациентов, больных ИБС, как у мужчин, так и у женщин уровни ХС ЛПНП достоверно не различались в зависимости от количества встречающихся у них вышеуказанных аллелей.

В группе мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, уровни ТГ, ХС ЛПОНП были выше у носителей 3/4 вышеуказанных аллелей, чем у носителей 2 аллелей (р=0,005; р=0,032, соответственно). При этом значения КА у носителей 3/4 аллелей были выше, чем у носителей 2 аллелей (р=0,014).

В группе женщин с ИБС уровень ТГ у носителей 3/4 аллелей был выше, чем уровень ТГ у носителей 2 аллелей, но незначимо. В то же время, носители 3/4 аллелей имели более высокие уровни ОХС и ХС ЛПВП, по сравнению с уровнями аналогичных показателей у носителей 2 аллелей, хотя и недостоверно (р=0,283 и р=0,089, соответственно). При этом значения КА у женщин с ИБС не различались значимо в зависимости от количества встречающихся у них вышеуказанных аллелей, но у носителей 3/4 аллелей они были выше, чем у носителей 2 аллелей.

Таким образом, у мужчин, перенесших ИМ до 45 лет, сочетание аллелей 16Val SOD2, С-262Т САТ, 192R и 55M PON1 ассоциируется с увеличением КА, а у женщин с ИБС с увеличением ОХС, увеличением ХС ЛПВП и снижением КА.

ВЫВОДЫ

1. Установлено достоверное увеличение окислительной модификации белков крови у мужчин, перенесших инфаркт миокарда до 45 лет и после 60 лет. Уровень карбонильных групп – основных маркеров окислительной модификации белков - в белках плазмы крови у больных был достоверно увеличен, по сравнению со здоровыми мужчинами. Кроме того, установлено увеличение степени окисления остатков триптофана и тирозина в белках плазмы крови больных мужчин старше 60 лет по сравнению со здоровыми мужчинами.

2. Выявлена определенная взаимосвязь между уровнем окислительной модификации белков и показателями ферментативной антиоксидантной системы крови у мужчин, перенесших инфаркт миокарда. При этом повышение окислительной деструкции белков происходило на фоне достоверного снижения активности каталазы эритроцитов, супероксиддисмутаз (эритроцитарной, внеклеточной и митохондрий лейкоцитов) и параоксоназы сыворотки крови.

3. Аллель 192R полиморфизма Q192R гена PON1 встречался достоверно чаще в группе мужчин, перенесших инфаркт миокарда после 60 лет, по сравнению с частотой этого аллеля в группе здоровых мужчин.

Аллель 55M и генотип MM по гену PON1 достоверно чаще встречался в группе мужчин, перенесших инфаркт миокарда до 45 лет, по сравнению с женщинами с ишемической болезнью сердца.

Носители аллеля V16 гена SOD2 встречались достоверно чаще в группе мужчин, перенесших инфаркт миокарда до 45 лет, чем в группе здоровых мужчин.

Сочетания аллелей 16V SOD2, -262Т САТ, 192R PON1, 55M PON1 встречались достоверно чаще в группе мужчин, перенесших инфаркт миокарда до 45 лет, чем в группе здоровых мужчин, что ассоциируется с развитием заболевания в молодом возрасте.

4. Активность параоксоназы была достоверно ниже при генотипе RR, по сравнению с этим показателем у носителей аллеля 192Q, как в гетерозиготном, так и в гомозиготном состоянии, у мужчин, перенесших инфаркт миокарда до 45 лет.

5. Генотип ТТ по гену САТ (С-262Т) ассоциирован с достоверно более низким уровнем ХС ЛПВП у мужчин, перенесших инфаркт миокарда до 45 лет, и у женщин с ишемической болезнью сердца.

Сочетание аллелей 16V SOD2, С-262Т САТ, 192R PON1, 55M PON1 ассоциируется с увеличением уровня триглицеридов, ХС ЛПОНП и значения коэффициента атерогенности в группе мужчин, перенесших инфаркт миокарда до 45 лет и увеличением уровня ОХС и ХС ЛПВП у женщин с ишемической болезнью сердца.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Обследование больных, перенесших инфаркт миокарда, независимо от возраста следует проводить с использованием большего количества биохимических маркеров, позволяющих оценивать уровень окислительной модификации белков тканей, показатели активности основных ферментов антиоксидантной системы крови СОД, каталазы и параоксоназы 1. Это необходимо для выявления окислительного стресса у этих больных с целью оптимизации лечения и предотвращения повторных ИМ у этих больных.

2. Результаты молекулярно-генетического тестирования генов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) для оценки риска развития ИБС следует использовать с учетом возраста и пола пациентов.

3. При выявлении биохимических маркеров, ассоциированных с формированием низкой антиоксидантной активности крови у пациентов с сердечно-сосудистой патологией, следует рекомендовать проведение молекулярно-генетического тестирования генов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) для прогнозирования течения ИБС.

4. Молекулярно-генетического тестирования генов PON1 (Q192R и L55M), CAT (C-262T) и SOD2 (A16V) следует рекомендовать больным ИБС для оценки динамики выявленных атерогенных нарушений в сыворотке крови.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Исследование состояния белков и липидов плазмы крови у больных инфарктом миокарда // Материалы XIII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». Москва, 2006, - с. 244 (в соавторстве).

2. Антиоксидантный статус плазмы крови мужчин, перенесших инфаркт миокарда // Материалы Ш съезда фармакологов России «Фармакология – практическому здравоохранению». Санкт-Петербург, 2007. – T. 7 спец. выпуск, часть 2. – с. 1890 (в соавторстве).

3. Q192 Rand L55M polymorphisms of PON1 in patients with coronary heart disease (CHD) of different age and sex // Eur. J. of Human Genetics. - 2008. V. 16. Suppl. 2 - Molecular and biochemical basis of disease. - p. 342 (в соавторстве).

4. Polymorphisms in antiocidative enzimes genes in patients with coronary artery disease//Genetics - Understanding Living Systems XX International Congress of Genetics. Berlin, Germany, 2008. – p. 162 (в соавторстве).

5. Изучение актвиности маркерных ферментов в крови больных инфарктом миокарда // Труды научно-практической конф. «Фармация из века в век». 2008. Часть IY. Биохимические, микробиологические, биотехнологические исследования. – с. 46-50 (в соавторстве).

6. Прооксидантный и антиоксидантный статус крови мужчин, перенесших инфаркт миокарда // «Вестник Санкт - Петербургской государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова». - 2008. - №4. - с. 134-138 (в соавторстве).

7. Полиморфизм L55M и Q192R в гене параоксоназы 1 у больных ишемической болезнью сердца разного пола и возраста // Артериальная гипертензия. -2009.-Т.15. - № 1.- С.1-6.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АФК – активные формы кислорода

ССЗ – сердечно-сосудистые заболевания

ИБС – ишемическая болезнь сердца

ИМ – инфаркт миокарда

ПОЛ – перекисное окисление липидов

PON1 – параоксоназа

MnСОД/СОД2 – супероксиддисмутаза митохондриальная

МДА – малоновый диальдегид

ХС ЛПВП – липопротеины высокой плотности

ХС ЛПНП – липопротеины низкой плотности

ХС ЛПОНП – липопротеины очень низкой плотности

ТГ – триацилглицериды

ОХС – общий холестерин

СОД1 – Zn,Cu- СОД, супероксиддисмутаза



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.