WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Флора амурской области (состав, анализ, вопросы охраны)

На правах рукописи

Старченко Валентина Михайловна

ФЛОРА АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

(состав, анализ, вопросы охраны)

03.00.05 - ботаника

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Владивосток 2008

Работа выполнена в лаборатории ботаники Амурского филиала Ботанического сада-института ДВО РАН

Официальные оппоненты: доктор биологических наук,

старший научный сотрудник

Кожевников Андрей Евгеньевич

доктор биологических наук, профессор

Шлотгауэр Светлана Дмитриевна

доктор биологических наук,

старший научный сотрудник

Селедец Виталий Павлович

Ведущая организация: Центральный сибирский ботанический сад

СО РАН (г. Новосибирск)

Защита состоится 19 июня 2008 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 005.003.02 при Биолого-почвенном институте ДВО РАН по адресу: 690022 Владивосток пр.100 лет Владивостоку, 159.

Факс (4232) 310-193

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке ДВО РАН

Автореферат разослан «____»_____________2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор биологических наук В.Ю. Баркалов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность работы. Выявление и изучение флоры любой территории имеет большое значение в связи с изменениями, происходящими в окружающей среде под воздействием усиливающихся неблагоприятных факторов, в первую очередь, деятельности человека. Инвентаризация флоры – необходимое условие для изучения и сохранения биоразнообразия растительного мира, а также организации рационального использования растительных ресурсов,.

Флора и растительность Амурской области отличаются значительным богатством и разнообразием. В последние годы на территории Амурской области началось осуществление крупных хозяйственных проектов, таких как строительство Бурейского каскада ГЭС, строительство нефтепроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан», разработка крупных месторождений, ведется подготовка к разработке проектов ГЭС на Амуре и Зее. Активное осуществление хозяйственных проектов требует активизации работ по сохранению биоразнообразия и созданию системы мониторинга, включая растительный мир Амурской области.

Несмотря на значительный объем фактических данных, монографическая сводка по флоре области до настоящего времени отсутствует, что оказывает негативное влияние на решение теоретических и практических вопросов биоразнообразия. Возникла настоятельная необходимость обобщения полученных сведений, что и предпринято автором в настоящей работе.

Цели и задачи исследования.

Целью проведенного исследования явилось изучение состава флоры Амурской области, ее особенностей и вопросов ее охраны на основе применения таксономического и ботанико-эколого-географического методов. Для этого необходимо было решить следующие задачи:

  • обобщение литературных и фондовых материалов;
  • уточнение видового состава флоры и распространения видов по флористическим районам в пределах области;
  • выявление особенностей флоры области и флористических районов в пределах области;
  • рассмотрение вопросов охраны биоразнообразия на примере редких видов флоры Амурской области с целью выработки путей решения.

Основные положения, выносимые на защиту.

    1. Таксономический состав флоры Амурской области.
    2. Ботанико-эколого-географический метод (экологическая модификация ботанико-географического метода) может быть успешно использован при решении флористических и природоохранных вопросов.

Научная новизна.

На большом фактическом материале впервые выполнено монографическое изучение флоры Амурской области в целом. Выявлено свыше 40 видов, новых для флоры Амурской области и свыше 130 видов, новых для флористических районов области. Впервые проведена математическая обработка флористических списков аборигенной флоры (АБФ) Амурской области и АБФ флористических районов в пределах области по программе «Biodiversity» и построена диаграмма флористического сходства рассматриваемых территорий. Впервые выполнен таксономический анализ аборигенной флоры Амурской области, флористических комплексов области, АБФ флористических районов в пределах области. Впервые осуществлен ботанико-эколого-географический анализ аборигенной и адвентивной флоры (АДФ) области, флористических комплексов АБФ области, АБФ флористических районов, отдельных флор и отдельных семейств. Предложен дополненный вариант флористического районирования территории. На основе многолетнего фактического материала впервые выполнен комплексный анализ редких видов АБФ Амурской области и намечены пути решения проблемы сохранения биоразнообразия в части растительного мира.

Практическое значение работы. Материалы диссертации частично отражены в монографической обработке семейства Boraginaceae в сводке «Сосудистые растения советского Дальнего Востока» (1991) и в сводке «Редкие и исчезающие растения юга Амурской области» (Старченко и др., 1995), которая в настоящее время играет роль Красной книги растений Амурской области (Постановление, 2000). Данные, приведенные в диссертации, использованы при подготовке Красной книги ЕАО (Старченко, 2006), подготовке спецкурсов на кафедре ботаники в Благовещенском государственном педагогическом университете, а также постоянно используются при подготовке разделов ОВОС и ООС различных хозяйственных проектов и проведении различных экологических экспертиз, включая общественные. Результаты исследования применяются для разработки мероприятий по сохранению биоразнообразия, в первую очередь, растительного мира и созданию эконета. На территории Амурской области были созданы ботанические ООПТ, в основу обоснования которых положены данные, полученные в ходе исследований: Смирновский ботанический заказник, заказники «Урочище Иркун» и Улэгир, ботанические памятники природы и т.п. Данные, полученные в ходе многолетних исследований, будут использованы при подготовке нового издания Красной книги растений Амурской области. Сведения о растениях постоянно используются при популяризации ботанических знаний и проведении природоохранных мероприятий (Старченко и др., 2000; Старченко, 2005б).

Апробация работы. Результаты исследования представлены на Советско-китайском симпозиуме «Геология и экология бассейна р. Амур» (Благовещенск, 1989); IV Международном симпозиуме «Проблемы устойчивого развития регионов в XXI веке» (Биробиджан, 2002); на Международных конференциях: I - IV «Растения в муссонном климате» (Владивосток, 1998, 2000, 2003, 2006); «Флора, растительность и растительные ресурсы Забайкалья» (Чита, 1997); Четверта мiжнародна конференцiе 3 медичноi ботанiки (Киев, 1997); Всероссийской научной конференции с международным участием (Улан-Удэ, 2004); на XI съезде РБО (Барнаул, 2003); Всероссийской научной конференции с международным участием (Улан-Удэ, 2004), IV и V Дальневосточной конференции по заповедному делу (Владивосток, 1999; 2001), VII Дальневосточной конференции по заповедному делу (Биробиджан, 2005), VIII Дальневосточной конференции по заповедному делу (Благовещенск, 2007); на XXXVII, XLVIII, LV Комаровских чтениях; региональных конференциях: «Состояние природной среды Зейско-Буреинской равнины и сопредельных территорий (Благовещенск, 1991), «Зейско-Буреинская равнина: проблемы устойчивого развития» (Благовещенск, 2001), «Проблемы экологии и рационального использования природных ресурсов в Дальневосточном регионе» (Благовещенск, 2004), «Флора, растительность, растительные ресурсы Забайкалья и сопредельных территорий» (Чита, 2005), Первой отчетной сессии регионального Совета ботанических садов Дальнего Востока (Владивосток, 2001); региональном совещании «Ботанические исследования в Приамурье и сопредельных территориях» (Благовещенск, 2004), на различных научно-практических заседаниях и заседаниях РБО.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 53 работы, включая монографии (7) и публикации в рецензируемых журналах (10).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 8 глав, выводов и списка литературы. Материалы диссертации изложены на 247 страницах, проиллюстрированы 43 рисунками и 23 таблицами. Список литературы включает 381 источник.

Благодарности. Автор глубоко благодарен ботаникам, которые сыграли определяющую роль в формировании его научных взглядов: В.Н. Ворошилову, П.Г. Горовому, Л.И. Малышеву, Г.А. Пешковой, С.С. Харкевичу, С.Д. Шлотгауэр. Автор искренне признателен за ценные консультации (включая помощь в определении отдельных видов), которые оказывали А.Е. Кожевников, Н.С. Пробатова, В.А. Недолужко, В.Ю. Баркалов, В.В. Якубов, Н.С. Павлова, Т.А. Кезина, Л.А. Антонова и коллеги из научных подразделений ДВО РАН, к которым обращался автор. Автор также сердечно благодарен всем, включая сотрудников природоохранных организаций, оказывавшим постоянную поддержку при организации и проведении полевых и камеральных работ: А.Т. Ковалю, А.А. Воропаевой, С.Е. Сиротскому, Ю.Ф. Сидорову, А.В. Крылову, О.В. Жилину, Э.В. Бойко, Г.Ф. Дарман, И.И. Шаповалу, И.Г. Борисовой и коллегам из Амурского филиала Ботанического сада-института. Автор искренне признателен А.Н. Стрельцову за помощь в математической обработке материала по программе «Biodiversity», И.Г Борисовой – за помощь при работе над физико-географическим очерком и картографическом оформлении рукописи, любителям ботаники В.В. Шалыгину и Е.Ю. Пикунову за предоставление своих сборов, сделанных в различных районах Амурской области.

Глава 1. Физико-географическая характеристика.

Амурская область (Амо) расположена на западе Российского Дальнего Востока, в умеренном географическом поясе, между 48051 и 57004 с.ш. и 119039 и 134055 в.д. и занимает площадь 363, 7 тыс. кв. км. Глава включает 4 раздела: краткая история формирования рельефа, краткая климатическая характеристика, очерк истории развития флоры и растительности с акцентом на рассматриваемую территорию и достаточно подробная характеристика ландшафтов области. Глава подготовлена на основании собственных наблюдений автора и литературных данных (Амурская …, 1989; Ахметьев, 1973; Вахрамеев, 1988; Зоны…, 1999; Инженерно-геологическая …, 1980; Карта …, 1969; Кезина, 2005, 2007; Красилов, 1976, 1985; Криволуцкий, 1968; Криштофович, 1955-1959; Михайлов, 1968; Сорокин, 2001; Тахтаджян, 1970; Sun Ge, Dilcher, 2002 и др.).

Глава 2. Материалы и методы.

В основу исследования легли материалы полевых работ, проведенных автором практически во всех районах области в 1988-2007 гг. (рис. 1), учтены и проанализированы гербарные материалы и данные по флоре и растительности соседних территорий (Разнообразие …, 2005; Рубцова, 2002; Сосудистые …, 1985-1996; Флора …, 1987-1997; Шлотгауэр и др., 2001 и др.). При флористическом обследовании помимо метода конкретных флор применялся детально-маршрутный метод, позволяющий получить дополнительную информацию по видовому составу обследуемых территорий и выявить (или уточнить) эколого-ценотическую приуроченность высших растений. По возможности обследовались все экотопы, включая высокогорные.

Проведены наблюдения в естественных условиях большинства видов высших растений на территории Амурской области, собрано около 1000 видов сосудистых растений, более 18 тыс. гербарных образцов. Материалы хранятся в Амурском филиале БСИ ДВО РАН, частично переданы в региональный гербарий (VLA), частично – в Гербарий Ботнического института РАН (LE). Для составления полного списка высших растений Амурской области помимо основных упомянутых источников очень большое значение имели ранние работы по флоре Сибири и Дальнего Востока (Доктуровский, 1912; Комаров, 1949-1950 и др.).

В работе последовательно используется экологическая модификация ботанико-географического метода (ботанико-эколого-географический метод), которая опирается в значительной степени на выделение флористических комплексов с эколого-ценотическими группами и географических элементов (Малышев, Пешкова, 1984; Кожевников, 1997; 2001; Старченко, 2001, 2005а, 2005б, 2007а, 2007б).

Фактологической основой для разработки схемы флористических комплексов и географических элементов флоры Амурской области стали многолетние полевые исследования автора, обобщающие сводки (Флора …, 1934-1964; Сосудистые …, 1985-1996; 2006; Флора …, 1987-1997) и другие работы, материал которых был критически переработан. Были использованы работы, отражающие вопросы флористического, ботанико-географического и ландшафтного районирований. Для Амурской области выделено 4 флористических комплекса: лесной (ЛЕ), арктомонтанный (АМ), степной (СТ), лугово-пойменный (ЛП), и 16 географических элементов, отражающих в значительной степени особенности формирования флоры данного региона (Старченко, 2001а; 2005а, 2005б, 2007а; Старченко, Дарман, 2003а). Эколого-географическая характеристика любого законченного видового списка растений, включая графическое выражение, называется эколого-географическим спектром (ЭГС). Специфичность ЭГС обусловлена сочетанием флористических комплексов или эколого-ценотических групп и географических элементов, образующих эти группы и комплексы.

В работе последовательно используется флористическое деление, принятое С.С. Харкевичем в региональной сводке (Сосудистые …, 1985) с некоторыми дополнениями (рис. 2). Нижнезейский флористический район на территории области разделен на два подрайона: Нижнезейский и Нижнебурейский (рис. 2). Для оценки сходства аборигенных флор (АБФ) флористических районов в пределах Амурской области была использована программа “Biodiversity”, основанная на обработке списков аборигенных видов сосудистых растений для определенной территории. В результате статистической обработки были получены таблица и дендрограмма сходства флористических районов Амурской области по коэффициенту Жаккара (рис. 3).

Глава 3. История ботанических исследований в Амурской области.

На территории области, начиная с Х1Х века, работали многие ученые, из которых необходимо отметить Н.С. Турчанинова, К.И. Максимовича, С.И. Коржинского, В.С. Доктуровского, В.Л. Комарова, В.Н. Ворошилова, Л.А. Корецкую, В.Б. Сочаву, П.Г. Горового, А.Е. Кожевникова (Старченко, 2005в). Первой монографической сводкой по флоре Амура, включающей долину Амура от истоков до устья, является «Primitiae Florae amurensis» (Maximovicz, 1859).

Результатом реализации знаний, полученных в советское время, явилось создание коллективом авторов (Д.П. Воробьев, В.Н. Ворошилов, П.Г. Горовой, А.И. Шретер) «Определителя растений Приморья и Приамурья» (1966). Практически одновременно с «Определителем растений Приморья и Приамурья» появилась «Флора советского Дальнего Востока» В.Н. Ворошилова (1966). В последующих работах по флоре СДВ взгляды Ворошилова (1982, 1985) претерпевают определенные изменения: вид понимается им более широко, изменены названия флористических районов.

Интенсивное изучение флоры и растительности Дальнего Востока в 70-90-е годы привело к созданию обобщающей сводки «Сосудистые растения советского Дальнего Востока» (1985-1996, Флора …, 2006). В этом издании учтены материалы, хранящиеся во Владивостоке (VLA), Ленинграде (LE), Москве (MW, MHA), Новосибирске (NS) и Хабаровске (ИВЭП ДВО РАН).

В Амурской области длительное время отсутствовали самостоятельные научные подразделения биологического профиля, поэтому ботанические исследования осуществлялись преимущественно сотрудниками академических учреждений Москвы, Владивостока и Хабаровска, а также сотрудниками Благовещенского сельскохозяйственного и Благовещенского государственного педагогического институтов: А.П. Тильба (1955; 1959; 1961), Н.В. Гриценко, Г.Д. Дымина, Г.Е. Павленко (Амурская …, 1989; Гриценко и др., 2004; Дымина, 1977, 1985; Павленко, 1977). Большое значение имели исследования С.Д. Шлотгауэр (1978, 1990) на севере и северо-востоке области, А.Е. Кожевникова – западе и северо-западе области. В 1979-1985 гг. Э.В. Бойко и В.М. Старченко осуществлены ботанические исследования в долине Амура, которые были позднее продолжены Старченко на территории Амурской области. В изучении флоры и растительности Амурской области определенную роль сыграли исследования А.А. Нечаева (1979, 1984), Н.С. Пробатовой, А.А. Бабурина, М.Х. Ахтямова (1995, 2001), Н.А. Губанова, Н.С. Павловой, М.С. Игнатова, Д.А. Петелина, В.Т. Яборова (2000), В.В. Якубова (1992), C. В. Осипова (1988, 1990, 2002), В.С. Новикова, Л.Ф. Голышевой (1978), Н.Г. Васильева, С.Г. Кудрина (2004), И.И Шаповала, Г.Ф. Дарман и др. (Флора …, 1981; Флора …, 1998; Флора …,1987; Флора …, 1991). Исследования конца XX века в значительной степени изменили представления о видовом составе высших растений, что отразилось в конспекте флоры Амурской области (Старченко, 2001а).

Глава 4. Конспект флоры Амурской области.

Конспект флоры Амурской области составлен на основе многолетних материалов полевых исследований автора. Использованы гербарные коллекции и литературные данные, достоверность которых не вызывает сомнения. Семейства, роды и виды в конспекте расположены по алфавиту. Названия растений приведены по сводке С.К. Черепанова (1995) за исключением некоторых спорных таксонов и видов, описанных после выхода сводки. Для большинства видов дана краткая синонимия, что связано с различным цитированием в основных использованных литературных источниках (Сосудистые …, 1985-1996; Флора …, 2006;-Флора …, 1934-1964; Флора …, 1987-1997; Шлотгауэр, 1978, 1990; Шлотгауэр и др., 2001; Шмаков, 1999).

После номенклатурной части для каждого вида указаны эколого-ценотическая приуроченность, географический элемент (исключая адвентивные виды), распространение на территории области по флористическим районам и подрайонам. Значками * отмечены виды, занесенные в региональную сводку «Редкие и исчезающие виды растений Амурской области» (Старченко и др., 1995), ** – виды, включенные в Красную книгу России (1988). В скобках отмечено наличие вида на определенных территориях: за основу взяты собственные данные автора, гербарные материалы и отдельные литературные источники.

Глава 5. Таксономический анализ.

Таксономический анализ является инструментом, позволяющим показать общие и специфические черты рассматриваемой флоры. Аборигенная флора (АБФ) Амурской области по последним данным насчитывает 1764 вида из 574 родов и 138 семейств, в том числе: Папоротники – 14 /29 /45; Плауны - 3/ 5/ 23, Голосеменные – 3/ 6/ 12. На одно семейство аборигенной флоры Амурской области приходится в среднем 12,78 вида, на один род - 3,07 вида.

Проведенный анализ показал, что соотношения основных таксонов во флорах Амурской области, Хабаровского края (ХК), Якутии и Еврейской автономной области (ЕАО) близки и зависят от величины территории, для которой приводится флористический список. Наиболее четко прослеживается прямая зависимость величины рассматриваемой флористической территории и количества таксонов на показателе «семейство: вид». Анализ систематического состава АБФ Амурской области в сравнении с систематическим составом АБФ флористических районов, представленных на территории Амурской области, также показывает, что соотношение (семейство: род: вид) в АБФ Амурской области и АБФ флористических районов на территории области зависит от величины территории, для которой приводится флористический список. Ни один из флористических районов (подрайонов) не превысил показатели, отмеченные для флоры Амурской области в целом.

Систематический состав АБФ Амурской области в сравнении с АБФ соседних регионов: Хабаровский край, Еврейская автономная область, флорой Читинской области (ЧО) и флорой Якутии отражает подавляющее преобладание цветковых растений в рассматриваемых флорах (рис. 4). Полученные данные подтверждают, что количественное и процентное содержание сосудистых споровых растений, в первую очередь папоротников, в сравниваемых флорах, как региональных, так и в пределах Амурской области, увеличивается с запада на восток. Наиболее низкие цифры отмечены для Даурского флористического района, лежащего на юго-западе Амурской области. Очевидно, условия, сложившиеся на этом участке, сформировали флору и растительность с низким содержанием голосеменных, сосудистых споровых и некоторых других групп растений.

Таблица 1.

Основные семейства аборигенной флора Амурской области.

семейство число видов % от всей флоры семейство число родов % от всей флоры
Asteraceae 183 10,37 Asteraceae 55 9,6
Cyperaceae 182 10,32 Poaceae 46 8,03
Poaceae 142 8,05 Ranunculaceae 29 3,85
Ranunculaceae 104 5,9 Rosaceae 26 3,45
Rosaceae 79 4,48 Orchidaceae 23 3,05
Caryophyllaceae 57 3,23 Apiaceae 20 2,656
Fabaceae 57 3,23 Fabaceae 20 2,656
Polygonaceae 55 3,12 Scrophulariaceae 19 2,52
Scrophulariaceae 49 2,78 Lamiaceae 18 2,39
Salicaceae 43 2,44 Brassicaceae 18 2,39
Lamiaceae 42 2,38 Caryophyllaceae 17 2,26
Brassicaceae 39 2,21 Cyperaceae 13 1,73
Saxifragaceae 37 2,1 Ericaceae 11 1,46
Apiaceae 35 1,98 Polygonaceae 11 1,46
Orchidaceae 34 1,91 Gentianaceae 9
21 семейство 10-29 8 семейств 5-7
15 семейств 5-9 49 семейств 2-4
51 семейство 2-4 66 семейств 1 8,76
36 семейств 1
Первые 10 семейств 951 53,91 Первые 10 семейств 274 36,39

В аборигенной флоре Амурской области представлено 14 семейств, включающих в себя (на ее территории) более 10 родов (табл. 1). Они объединяют 308 родов и 1088 видов (около 61,68% всей флоры). Наиболее представлены на территории области 2-4 родовые и однородовые семейства (табл. 1). Последние семейства содержат в основном 1-3 вида за исключением семейства Violасеае (27 видов). Проведенный анализ АБФ флоррайонов Амурской области показывает, что видовое и родовое богатство флор в пределах области увеличивается в направлении с севера на юг.

АБФ Амурской области насчитывает 19 семейств, содержащих более 20 видов (табл. 1). В целом они включают 1188 видов (около 67,35% всей флоры). Первые 10 семейств (наиболее крупные) аборигенной флоры Амурской области содержат 951 вид (53,91% от всего состава флоры). Сравнение семейственных спектров флоры Амурской области и флор соседних территорий выявило общие и отличительные черты АБФ Амурской области (рис. 5). Близость семейственных спектров объясняется тем, что все рассматриваемые флоры (полностью или в значительной степени) относятся к Циркумбореальной области Бореального подцарства.

Семейственный спектр содержит 10 первых по числу видов семейств рассматриваемой флоры, складывающейся из флористических комплексов. Места основных семейств в семейственном спектре АБФ области зависят от богатства и разнообразия флористических комплексов на территории области, что в значительной степени обусловлено физико-географическими факторами и величиной рассматриваемой территории, и, в меньшей степени - антропогенной нарушенностью территории.

Таблица 2.

Ранг и количественное соотношение десяти основных семейств АБФ Амурской области и флористических комплексов, составляющих АБФ области.

Основные семейства число видов/ место в списке основных семейств
Амо-АБФ 1764 в. Амо-АМ 393 в. Амо-ЛЕ 512 в. Амо-СТ 280 в. Амо-ЛП 579 в.
Asteraceae 183/1 43/2 39/2 36/1 65/2
Cyperaceae 182/2 45/1 48/1 16/4-6 72/1
Poaceae 142/3 28/3 21/6 34/2 59/3
Ranunculaceae 104/4 20/6-7 37/3 13/7 34/5
Rosaceae 79/5 18/8 33/4 16/4-6
Caryophyllaceae 57/6 23/5 11/8 15/8-9
Fabaceae 57/7-8 15/8 16/4-6 14/10-11
Polygonaceae 55/7-8 38/4
Scrophulariaceae 49/9 23/6
Salicaceae 43/10 20/6-7 22/5
Lamiaceae 17/3 16/8-9
Brassicaceae 10/9 14/10-11
Saxifragaceae 26/4
Apiaceae 12/10 8/10-11
Orchidaceae 22/7
Ericaceae 15/9
Juncaceae 14/10
Potamogetonaceae 17/7
Convallariaceae 12/9
Alliaceae 8/10-11

Таксономический анализ показывает, что семейственные спектры флористических комплексов аборигенной флоры Амурской области, заметно различаются, начиная с 3-5 места в спектре (табл. 2). Виды первых семейств (Asteraceae, Cyperaceae и Poaceae) хорошо представлены во всех флористических комплексах, что и обусловило высокое положение данных семейств в семейственном спектре АБФ Амурской области. Анализ семейственного спектра АБФ с учетом данных семейственных спектров флористических комплексов показывает, какие типы растительности характерны для территории рассматриваемой АБФ. Например, появление в семейственном спектре АБФ Амурской области семейства Salicaceae указывает на значительное присутствие лесных и горных ценозов, наличие семейств Polygonaceae и Scrophulariaceae – лугово-пойменных ценозов, Lamiaceae - степных ценозов (цв. рис. 1). Семейственный спектр наглядно показывает наиболее общие и специфические черты каждой флоры, в определенной степени отражая ее флорогенез.

Таблица 3.

Основные (по числу видов) семейства аборигенной флоры Амурской области и

аборигенных флор флористических районов в пределах области.

Основные семейства число видов/ место в списке основных семейств
флористические районы
Амо* Нз Нбу Вз Да Бу Ню Алд Амг
Asteraceae 183/1 130/1 80/2 102/1 100/1 96/1 55/3 32/2 45/1
Cyperaceae 182/2 123/2 69/3 91/2 89/2-3 91/2 82/1 37/1 44/2
Poaceae 142/3 108/3 89/1 90/ 3 89/2-3 63/3 63/2 27/4 40/3
Ranunculaceae 104/4 69/4 53/4 62/ 4 55/4 45/5 43/5 24/5 29/5
Rosaceae 79/5 56/5 44/5 57/ 5 48/5 47/4 48/4 29/3 37/4
Caryophyllaceae 57/6-7 35/8-9 24/7 39/ 6 28/8-9 28/7 25/7 16/8 17/9
Fabaceae 57/6-7 44/6-7 26/6 37/ 7 33/6 18/10 14/9 13/10
Polygonaceae 55/8 44/6-7 19/10-11 37/ 8 28/8-9 24/9 22/8 11/10
Scrophulariaceae 49/9 33/10 29/7
Salicaceae 43/10 19/10-11 34/ 9 29/6 29/6 22/6 21/6
Lamiaceae 35/8-9 23/8
Brassicaceae 27/10 26/10
Saxifragaceae 18/7-8
Apiaceae
Orchidaceae 22/9
Ericaceae 25/8 20/9 19/7 18/7-8
Juncaceae 21/10

*Здесь и далее применены сокращения: Амо – Амурская область, Нз – Нижнезейский флористический подрайон, Нбу – Нижнебурейский флористический подрайон, Вз - Верхнезейский, Да – Даурский, Бу – Бурейский, Ню – Нюкжинский, Алд – Алданский, Амг – Амгунский флористические районы

Имеющиеся данные и материалы полевых исследований позволили выявить и проанализировать семейственные спектры АБФ флористических районов в пределах Амурской области. Анализ показал, что в АБФ Амурской области и АБФ всех основных флористических районов и подрайонов первые три места занимают (часто со значительным отрывом) виды Asteraceae, Cyperaceae и Poaceae, но порядок семейств заметно варьирует (табл. 2, 3). Для наиболее северных флористических районов области, целиком лежащих в Циркумбореальной флористической области, характерно первое место в семейственном спектре сем. Cyperaceae. В более южных флористических районах, полностью или частично заходящих в Восточноазиатскую флористическую область, первое место в семейственном спектре занимает сем. Asteraceae.

Места, занимаемые семействами в семейственном спектре, определяются географическим положением (север-юг, запад-восток), наличием разветвленной орографической и (или) гидрографической систем, количеством выпадающих осадков и температурным режимом, площадью рассматриваемой флористической территории и господствующим на рассматриваемой территории типом растительности. Меньшее значение в настоящее время играет степень флористической изученности территории. Положение в АБФ таких семейств, как Ranunculaceae и Rosaceae, в значительной степени зависит от наличия крупных высокогорных систем, богатства лесной, лугово-пойменной и степной растительности. Виды Ranunculaceae преобладают во флорах относительно низкогорных и равнинных Нз, Нбу и Да, для которых характерно богатство лесной, лугово-пойменной и степной растительности (остепненных ценозов). Виды Rosaceae хорошо представлены во флорах Вз, Бу, Ню, Алд и Амг, для территории которых характерны высокогорья, а также наличие различных лесных и остепненных ценозов. Анализ показывает, что во флорах высокогорных территорий в составе семейственных спектров появляются Ericaceae, Juncaceae, Saxifragaceae, возрастает роль Salicaceae, Caryophyllaceae, Rosaceae, т.к. представители именно этих семейств входят в состав видов высокогорных ценозов. Высокое место Fabaceae в семейственном спектре, что характерно для флор Нз, Вз и Да, отражают заметную роль во флоре данных районов степного флористического комплекса, в составе которого обычны виды этого семейства. Такие семейства, как Polygonaceae и Scrophulariaceae, появились в семейственном спектре АБФ Амурской области из-за значительного участия видов этих семейств в составе лугово-пойменного флористического комплекса, наиболее представленного в АБФ области. Появление в семейственном спектре Orchidaceae указывает на более неморальный характер рассматриваемой флоры и отражает в данном случае юго-восточное положение Нижнебурейского флористического подрайона. В условиях Амурской области именно для территории Нижнебурейского флористического подрайона характерна хвойно-широколиственная тайга, т.е. неморальная растительность, формирование которой связано с относительно теплым и влажным климатом (табл. 2, 3).

Во флоре Амурской области 28 родов содержат 10 и более видов. В целом эти роды объединяют 581 вид, что составляет около 32,94% всей флоры. Анализ родовых спектров АБФ Амурской области и флор соседних рассматриваемых территорий показал, что каждая флора имеет индивидуальный родовой спектр (рис. 6). Различия родовых спектров флор даже соседних территорий начинаются уже со второго места и нарастают, начиная с 4-5 мест. Родовой спектр ярче, чем семейственный отражает специфику каждой флоры (рис. 5, 6).

Места в родовом спектре АБФ Амурской области, также слагаются из мест, занимаемых этими родами в родовых спектрах флористических комплексов, и определяются богатством и разнообразием флористических комплексов на территории области.

Таблица 4.

Основные роды аборигенной флоры Амурской области и аборигенных флор

флористических районов в пределах области.

род Число видов/ место в списке основных родов флористического района
Амо Нз Нбу Вз Да Бу Ню Алд Амг
Carex 138/1 90/1 58/1 71/1 67/1 73/1 66/1 30/1 35/1
Salix 37/2 20/4 15/2-3 30/2 17/4 26/2 25/2 19/2 18/2
Artemisia 30/3 22/2-3 13/4 16/5-6 21/2 18/3 11/6 5/10-15 7/9-10
Saxifraga 28/4

19/3
15/4-5 12/5 7/4-6 16/3
Viola 27/5 22/2-3 15/2-3 15/7 15/5-6


Potentilla 25/6 17/5-6 11/5 18/4 13/7-8 10/9 15/3-4 9/3 9/5-6
Poa 22/7 16/7 10/6-7 16/5-6 15/5-6 15/4-5 15/3-4 6/7-9 10/4
Saussurea 19/8 9/10-13 7/10-15
Ranunculus 18/9-11 13/8-9 10/6-7 13/8 10/9 12/6-7 10/7-9 7/4-6 8/7-8
Calamagrostis 18/9-11 12/10 9/8 12/9 13/7-8 11/8 10/7-9 8/7-8
Potamogeton 18/9-11 17/5-6
Pedicularis 17 10/10-11 9/10-11 9/10-13 7/10-15 6/7-9
Allium 13/8-9
Juncus 19/3 12/6-7 10/7-9
Aconitum 10/10-11 9/10-13 7/10-15
Luzula 9/10-13 7/10-15 9/5-6
Equisetum 7/10-15 7/4-6 7/9-10
Vicia 8/9-10 9/10-11
Geranium 8/9-10

Анализ родовых спектров показывает, что в АБФ Амурской области и АБФ всех флористических районов области первое место по численности устойчиво и с большим отрывом занимает род Carex (табл. 4), что характерно для флор северного полушария (бореальных флор). Этот род занимает первые места во всех флористических комплексах Амурской области. Высокое место рода Salix характерно для флор северных и высокогорных флористических районов и указывает на значительное участие лесных и высокогорных ценозов в растительности области (табл. 4). Высокое место рода Saxifraga во флоре Амурской области обеспечивается большим числом видов этого рода в арктомонтанном флористическом комплексе и, соответственно, во флорах высокогорных территорий (Вз, Амг, Бу, Ню, Алд). Виды рода Artemisia хорошо представлены в степном, арктомонтанном и лугово-пойменном флористических комплексах, что позволяет этому роду занять высокое место в родовом спектре АБФ Амурской области. Род Potentilla наиболее представлен в степном флористическом комплексе и занимает высокие места в родовых спектрах флор всех флористических районов (табл. 4), что определило его высокое место в родовом спектре АБФ области. Род Viola достаточно представлен в лесном, степном и лугово-пойменном флористических комплексах и занимает высокое место во флоре Нижнезейского флористического подрайона и достаточно высокое – во флоре Даурского флористического района, относящихся к бассейну Амура. Это позволяет Viola в итоге занять высокое место в родовом спектре АБФ области (табл. 4). В целом, родовые спектры ярче отражают специфику каждой рассматриваемой флоры, чем семейственные спектры. По-видимому, специфичность родовых спектров связана с большей лабильностью родов, в первую очередь, с историческими аспектами формирования родов на рассматриваемой территории.

Глава 6. Ботанико-эколого-географический анализ.

6.1. Анализ аборигенной флоры области.

В ходе работы при решении флористических вопросов, включая анализ флоры в целом и анализ флористических комплексов в частности, последовательно использован ботанико-эколого-географический анализ (Старченко, 2007а, 2007б). Анализ флоры области по флористическим комплексам показал, что наибольшее число видов насчитывает лугово-пойменный (ЛП) комплекс (579 в). Лесной (ЛЕ), арктомонтанный (AM) и степной (СТ) комплексы охватывают 512, 393 и 280 видов соответственно (рис. 7). Современное преобладание видов ЛП в АБФ Амурской области связано с геологической историей развития области, наличием крупных (Амурско-Зейская, Верхнезейская, Зейско-Буреинская), средних и мелких равнин и долин крупных рек на территории области, в первую очередь - Амура. Анализ имеющихся данных показывает, что роль ЛП в формировании флоры Амурской области и соответствующих флористических районов исключительно велика и возрастает в направлении север - юг (рис. 7) (Старченко, 2007а).

Большое число видов ЛЕ в АБФ области (рис. 7) отражает географическое положение и наличие более или менее сохранившихся крупных лесных массивов. Необходимо отметить ведущее положение в лесном комплексе неморальной группы (307 в/59,96%), что подтверждает видовое богатство неморальных лесов, несмотря на относительно небольшую площадь, которую они занимают на территории Амурской области. Преобладающим зональным типом растительности является тайга, в составе которой представлены такие эколого-ценотические группы, как ЛЕ-СХ, ЛЕ и, частично – ЛЕ-ТХ, но видовое разнообразие флоры тайги гораздо ниже, что нашло отражение в эколого-географическом спектре (цв. рис. 1). Невысокое число лесных темнохвойных видов в ЛЕ и АБФ

Амурской области связано с низким процентом темнохвойных ненарушенных лесов на территории области в целом и темнохвойных кедровых лесов, имеющих богатый видовой состав, в частности.

Зональный арктомонтанный комплекс занимает третье место по видовому богатству (393 вида) и представлен 4 эколого-ценотическими группами, среди которых, безусловно, лидируют тундрово-высокогорные виды (цв. рис. 1). Соотношение численности эколого-ценотических групп в арктомонтанном комплексе АБФ области отражает характер горных систем на территории области. Высокое содержание видов АМ-ТВ (157 в./39,95%) и низкий процент видов АМ-ВВ (157 в./39,95%) свидетельствует о преобладании относительно сглаженных форм и сравнительно низком участии альпинотипных форм в высокогорьях Амурской области. Примерно половину всех горных видов составляют виды АМ-ГМ (95 в./24,17%) и АМ-ММ (95 в./24,17%), что свидетельствует о преобладании среднегорных и низкогорных систем, связанных с различными водотоками на территории области.

Степной комплекс АБФ Амурской области носит условно-зональный характер, так как на современной территории области отсутствуют настоящие степи, представленные к югу и юго-западу на соседних территориях Северо-Восточного Китая (Мурзаев, 1955) и Читинской области (Малышев, Пешкова, 1984). В Амурской области хорошо выражены остепненные ценозы или степоиды, виды которых, в основном, вошли в состав степного комплекса. Степной комплекс АБФ области насчитывает 280 видов (15,87% от АБФ), объединенных в четыре эколого-ценотические группы, среди которых выделяются по численности горностепные (128 в./45,71%) и лесостепные (120 в./42,86%) виды (рис. 7, цв. рис. 1). Полученные данные отражают приуроченность степоидов к различным сухим инсолированным, часто каменистым или щебнистым склонам в долине Амура и его притоков. Анализ ЭГС степного флоркомплекса показывает, что большинство видов (152 в.) проникло на территорию области из степей Китая, Забайкалья и Монголии по Амуру, Аргуни и их притокам.

Анализ аборигенной флоры Амурской области по географическим элементам (цв. рис. 1) однозначно указывает на большое значение восточноазиатского элемента (ВА), который рассматривается как совокупность видов с основным ареалом в пределах Восточноазиатской флористической области, включая Даурию (Старченко, 2001а; Тахтаджян, 1978). Восточноазиатский элемент (ВА) преобладает в АБФ области (523 в./30,16% всей флоры), особенно в лесном (242 в./47,27% флоры ЛЕ) и лутово-пойменном (182 в./31,43% флоры ЛП) комплексах (цв. рис. 1). К восточноазиатскому элементу примыкает географический элемент ВА-СА (53 в./3,0%), который хорошо представлен в лесном и лугово-пойменном комплексах.

Второе и третье места по численности видов занимают циркумполярные (350 в./19,84%) и евроазиатские (238 в./13,49%) виды, которые наиболее представлены в ЛП, АМ и ЛЕ флоркомплексах (цв. рис. 1). Четвертое и пятое места по численности видов занимают североазиатский и азиатско-американский элементы. Североазиатский элемент понимается достаточно широко и объединяет СА и СА-ВА (123 в./6,97% АБФ), которые наиболее представлены в АМ (64 в.) и ЛЕ (33 в.). Азиатско-американский элемент (112 в./6,35% АБФ) характерен для арктомонтанном комплексе (70 в.), что объясняется миграцией видов Азии и Америки через горные системы во времена существования сухопутного моста между Евразией и Америкой.

Необходимо отметить, что часть видов выходит за пределы Восточноазиатской флористической области, проникая в Южную Сибирь и Северную Монголию, часть – в Северную Азию. В то же время часть видов с ареалом в Южной Сибири, Центральной Азии, Северной Азии (Старченко, 2001а) проникают в Восточноазиатскую флористическую область. Учитывая невозможность однозначного определения ареалов подобных видов, автор счел необходимым обозначить их как географические элементы: ВА-ЮС; ЦА-ВА/ВА-ЦА (цв. рис. 1). Эти виды, отражающие влияние Южной Сибири, Монголии и Центральной Азии, насчитывают в сумме 183 вида (10,37% АБФ) и представлены, в основном, в степном комплексе (цв. рис. 1). Отдельную небольшую группу (23 в./1,3 % АБФ) составляют южные виды (элементы ТР:7; ЮА-ВА: 16), которые почти полностью относятся к лугово-пойменному комплексу (цв. рис. 1).

В работах В.Л. Комарова отмечено, что флора Амурской области имеет сложный характер, включая «сибирскую», «даурскую» и «охотскую» составляющие (Комаров, 1953; Старченко, 2001а). По-видимому, в условиях Амурской области элементы СА и СА-ВА отражают понятие о «сибирской» флоре, существующей в бассейне Амура. К «даурской» составляющей флоры бассейна Амура, вероятно, можно отнести элементы ЦА (33 в.), ЦА-ВА (37 в.), ВА-ЮС/ЮС (113 в.), которые в общей сложности насчитывают 183 видов (10,37%) и характерны преимущественно для степного комплекса (Старченко, 2001а, 2004а). «Охотскую» флору представляют северо-восточный (СВ) и западно-пацифический (ЗП) элементы, насчитывающие 15 и 41 вид соответственно, которые можно легко объединить, учитывая их приуроченность к побережью Тихого океана. Северо-восточные виды относятся к АМ, западно-пацифические – в основном к АМ (16 в.) и ЛЕ (16 в.) комплексам. Общее число этих видов невелико: 3,17% от АБФ Амурской области, причем большинство их связанно с ценозами северо-востока области (Старченко, 2001а).

Для Амурской области приводится 71 эндемичный вид (4,02% АБФ). Эндемы области относятся в основном к арктомонтанному (41 в.), лесному (14 в.) и степному (13 в.) комплексам (цв. рис. 1). В настоящее время только один вид (Saxifraga selemdzhensis) известен исключительно с территории Амурской области, а остальные виды являются субэндемами, заходящими на территории соседних регионов.

Ботанико-эколого-географический метод был применен для анализа АМ и ЛП АБФ Амурской области (Старченко, 2005б, 2007а). Наиболее подробно был проанализирован ЛП области (Старченко, 2007а). Географический анализ ЛП показывает, что слагающие его виды принадлежат к тем же географическим элементам, что и виды, относящиеся к другим комплексам флоры Амурской области (Старченко, 2007а). В ЛП Амурской области в сравнении с аборигенной флорой области в целом более представлены в процентном отношении широкоареальные (ЦП, ЕА) и восточноазиатские (ВА, ВА-СА) виды (цв. рис. 1). Южные виды (ВА-ЮА) преобладают в ЛП (в сравнении с АБФ области), а тропический элемент (ТР) представлен только в ЛП (цв. рис. 1). Низкое содержание АА в ЛП соответствует представлению о прямой зависимости содержания во флоре этого элемента от наличия высокогорных систем на рассматриваемой территории. Высокий процент широкоареальных видов и очень низкий процент эндемичных видов подчеркивает азональный характер ЛП. Повышенное содержание широкоареальных, южных и тропических видов, по-видимому, связано с относительно древним возрастом формирования многих видов лугово-пойменного комплекса, определенным консерватизмом условий существования и, соответственно, постоянством видового состава в течение длительного временного периода (Старченко, 2001а, 2007а). Большое содержание восточноазиатских видов (ВА) указывает на сравнительно южное положение Амурской области на территории РДВ и наличие в составе АБФ реликтов. В целом сочетание широкоареальных, восточноазиатских, южносибирских и центральноазиатских видов в ЛП является отражением возраста формирования данного комплекса и составляющих его эколого-ценотических групп, буферного географического положения Амурской области и, в определенной степени, смешанного характера флоры и растительности области (Старченко, 2007а).

Анализ эколого-географического спектра ЛП (цв. рис. 1) показывает, что группы ЛП-ЛГ и ЛП-ПР флоры Амо являются наиболее пестрыми по составу географических элементов и, видимо, наиболее подвержены влиянию зональных флористических комплексов и входящих в их состав географических элементов. Эти же эколого-ценотические группы, вероятно, можно считать относительно лабильными, особенно ЛП-ЛГ. В группе максимально представлен восточноазиатский элемент, который в условиях Амо отражает часть видов, сформировавшихся в более поздний геологический возраст, чем ЦП и другие широкоареальные виды. Эколого-ценотическую группу ЛП-ВД, по-видимому, можно считать наиболее консервативной группой в ЛП по отношению к временным и географическим факторам. В пользу данного предположения говорит то, что в ее состав входит сравнительно небольшое число географических элементов, в основном широкоареальных (включая ТР), имеющих длительную историю развития (Старченко, 2001а, 2007а).

6.2. Анализ аборигенных флор флористических районов области.

Сравнение АБФ флористических районов Амурской области (цв. рис. 2) показывает, что максимальная численность характерна для АБФ Нижнезейского подрайона (1257 в.), затем следует АБФ Верхнезейского (1056 в.) и АБФ Даурского (937 в.) районов, АБФ Нижнебурейского подрайона (845 в.), АБФ Бурейского (815 в.) и АБФ Нюкжинского районов (658 в.). Алданский и Амгунский флористические районы занимают незначительную площадь в пределах Амурской области, поэтому полноценное сравнение флор данных районов с АБФ остальных флористических районов некорректно.

Анализ ЭГС АБФ флористических районов (цв. рис.2) обнаруживает, что все флоры распадаются на две группы: относящиеся к бассейну Амура (Вз, Бу, Да, Нз, Нбу) и относящиеся к бассейнам других рек (Ню, Алд, Амг). Подобное деление четко коррелирует с делением АБФ флористических районов области, полученным при работе с программой «Biodiversity» (рис. 3). Подобная корреляция свидетельствует об объективности используемых критериев, а также о том огромном влиянии, которое оказывает Амур на формирование флоры Амурской области.

Основным показателем общей специфики флор, относящихся к флорам бассейна Амура, является наличие ВА в рассматриваемых флорах (цв. рис. 2). Высокое абсолютное и относительное содержание ВА во флорах бассейна Амура можно объяснить тем, что именно в бассейне Амура, в первую очередь, в долине Амура, Зеи, Буреи и других крупных притоков в значительной степени формировалась современная флора, являющаяся производной третичной флоры и сохранившая некоторые ее черты. Абсолютное и относительное содержание ВА в АБФ флористических районов Амурской области увеличивается в направлении северо-запад - юго-восток (цв. рис. 2). Максимальное абсолютное содержание ВА характерно для АБФ Нз (432 в./34,37% от АБФ Амо), относительное – для АБФ Нбу (329 в./38,93% АБФ Нбу). Для АБФ Нбу характерно преобладание лесного флористического комплекса с высоким содержанием группы ЛЕ-НМ, что определяет высокое абсолютное и относительное содержание ВА во флоре этого подрайона. Анализ ЭГС АБФ флористических районов области показывает, что относительное содержание ВА выше для АБФ низкогорных территорий, т.к. этот географический элемент характерен в первую очередь для лесного, лугово-пойменного и степного флоркомплексов (цв. рис. 2).

ЭГС флоры каждой флористической территории характеризуется специфическим сочетанием экологических групп и географических элементов (цв. рис. 2). По совокупности эколого-географических признаков АБФ флористических районов можно разделить на горные АБФ с повышенным или заметным участием арктомонтанного флоркомплекса (Вз, Бу, Ню, Алд, Амг) и равнинные АБФ с низким участием видов АМ (Да, Нз, Нбу). Этот вывод также коррелирует с данными, полученными при работе с программой «Biodiversity» (рис. 3). Анализ горных АБФ показывает, что относительное содержание видов АМ в этих флорах варьирует от 32,83 % до 26,7 %, уменьшаясь в направлении с запада на восток (цв. рис. 2). Для всех условно горных АБФ характерно повышенное содержание широкоареальных элементов (ЦП, ЕА), АА и элементов, связанных с Северной Азией и Охотией (цв. рис. 2). Анализ ЭГС АБФ Ню, Вз, Бу, Алд, Амг показывает, что для АБФ Ню и Алд наиболее характерно влияние «сибирской» флоры, т.к. именно в этих АБФ отмечено высокое относительное содержание североазиатского элемента и широкоареальных элементов: ЦП, ЕА, АА (цв. рис. 2). Заметное влияние охотской флоры просматривается во флорах Бу и Амг, расположенных на северо-востоке Амурской области, в составе которых наиболее представлены СВ и ЗП элементы (цв. рис. 2).

Равнинные флоры (Нз, Нбу, Да) относительно близки между собой (рис. 3). Для них характерно преобладание ЛП, ЛЕ и заметное участие СТ в составе флор, но по соотношению ЛЕ, ЛП и СТ эти флоры достаточно хорошо различаются между собой (цв. рис. 2). Флора Нижнебурейского подрайона отличается наиболее высоким процентом ЛЕ (407 в./48,17%), затем следует ЛП (305 в./36,09%) и СТ (98 в./11,6%). Для АБФ Нижнезейского подрайона характерно высокое содержание ЛП (512 в./40,73%) и ЛЕ (427 в./33,97%) и более низкое СТ (233 в./18,54%). Флора Даурского района выделяется высоким содержанием ЛП (378 в./40,34%) и сопоставимыми величинами ЛЕ (270 в./28,82%) и СТ (203 в./21,66%). Таким образом, при относительно близких величинах численности ЛП равнинных АБФ, относительное содержание ЛЕ в этих АБФ увеличивается в направлении с запада на восток, а относительное содержание СТ в направлении с запада на восток уменьшается (цв. рис. 2).

Для АБФ равнинных флористических районов и подрайонов характерно высокое содержание ВА, относительное содержание которого в этих АБФ увеличивается с запада на восток и достигает максимальной величины во флоре Нбу (38,93%), как указывалось выше (цв. рис. 7). Для флор этих территорий характерно значительное содержание широкоареальных видов (ЦП, ЕА), т.к. высокое содержание этих видов присуще лесному и лугово-пойменному флористическим комплексам, хорошо представленным в составе равнинных АБФ. При этом относительное содержание ЦП варьирует незначительно: Да – 23,05, Нз – 20,21, Нбу – 21, 7%, а относительное содержание ЕА уменьшается с запада на восток: Да – 17,5, Нз – 14,48, Нбу – 13,49% (цв. рис. 2). Особенностью АБФ Даурского района и Нижнезейского подрайона является значительное участие степного флористического комплекса: 21,66% и 18,54% общей численности рассматриваемых флор соответственно, что связано с географическим положением районов и характеризуется заметным присутствием южносибирских (ЮС, ВА-ЮС) и центральноазиатских (ЦА, ВА-ЦА) видов (цв. рис. 2). Относительное содержание южносибирских (ЮС/ВА-ЮС) и центральноазиатских (ЦА/ВА-ЦА) видов в рассматриваемых АБФ уменьшается в направлении с запада на восток: 9,82% ЮС, 5,02 % ЦА для Да и 7,56% ЮС, 3,66% ЦА для Нз соответственно (цв. рис. 7). Отличительной чертой АБФ Нижнезейского флористического подрайона является наличие в ее составе южноазиатских и тропических видов (цв. рис. 2).

Материалы проведенных исследований показывают, что ботанико-эколого-географический анализ любой флоры выявляет общие и специфические черты рассматриваемой флоры. В качестве примера может быть приведен анализ АБФ Даурского района (Старченко, 2005а).

ЭГС вполне репрезентативно характеризует флору этого района и наглядно показывает отличительные особенности района (цв. рис. 2). Первое место по численности видов Да принадлежит азональному лугово-пойменному комплексу (ЛП), насчитывающему 378 в./40,34%, затем следуют лесной (ЛЕ) – 270 в./28,82%, степной (СТ) – 203 в./21.66% и арктомонтанный (АМ) – 86 в./9,18% комплексы. Такое соотношение численности видов флористических комплексов отражает специфику района исследования, представляющего в значительной степени долину верхнего Амура и его притоки. Для Амурской области в целом характерно несколько другое соотношение флористических комплексов (рис. 2). Первое место также принадлежит лугово-пойменному комплексу (543в./31,24%), но с меньшим отрывом в численности от лесного комплекса, занимающего второе место (529в./30,44%), затем следуют виды арктомонтанного (375в./21,58%) и степного (242 в./13,92%) комплексов.

Анализ основных географических элементов Даурского флористического района (цв. рис. 2) показывает, что в данном флористическом районе значительную роль играют виды с широким ареалом: циркумполярные (ЦП) и евроазиатские (ЕА). В сумме они насчитывают 380 в. (40,55%), тогда как во флоре Амурской области в целом эти виды (ЦП, ЕА) составляют 607 в. (34,9%). Во флоре рассматриваемого района заметно снижена роль восточноазиатских видов (194 в/20,7%) в сравнении с флорой области в целом (486 в./27,96%). Эти виды наиболее представлены в лугово-пойменном, степном и лесном комплексах Да, тогда как для флоры Амурской области характерно преобладание этих видов в лесном комплексе. Флора района отличается повышенным содержанием южносибирских (ЮС, ЮС-ВА) и центральноазиатских (ЦА, ЦА-ВА) видов (цв. рис. 2). Южносибирские виды во флоре Даурского флористического района насчитывают 92 в. (9,82%), во флоре Амо -102 в. (5,87%), центральноазиатские – 47 в. (5,02%) и 76 в. (4,37%) соответственно. Несмотря на указанные отличия, анализ географических элементов (качественный и количественный состав, соотношение между элементами) позволяет сделать вывод, что в целом Даурский флористический район ближе к Восточноазиатской флористической области, чем Циркумбореальной (Старченко, 2005а).

Анализ АБФ флористических районов в пределах Амурской области показывает, что ЭГС АБФ каждого флоррайона имеют общие и специфические черты (цв. рис. 2), позволяющие характеризовать рассматриваемую флору, а также растительность и физико-географические условия, присущие данной флористической территории.

6. 3. Анализ отдельных семейств аборигенной флоры области.

Определенный интерес для характеристики АБФ, включая флорогенез, представляет ботанико-эколого-географический анализ отдельных семейств АБФ Амурской области. Для анализа желательно использовать семейства с заметной численностью видов в пределах области, но в отдельных случаях имеет значение ЭГС семейств, не обладающих большой численностью, но играющих определенную роль как свидетели (маркеры) истории развития рассматриваемой флоры.

ЭГС трех наиболее крупных семейств АБФ Амо наглядно показывает, что максимальным разнообразием по отношению к флористическим комплексам и географическим элементам отличается семейство Asteraceae, что отражает численность и ареал данного семейства в целом. ЭГС семейства Asteraceae АБФ области позволяет предположить, что виды данного семейства проникали на территорию области различными путями и разновременно, участвуя в различные исторические периоды в формировании различных эколого-ценотических групп АБФ. При этом вполне возможно, что участие видов семейства в формировании ЛЕ и ЛП проходило относительно одновременно в отличие от участия видов Asteraceae в формировании арктомонтанного комплекса и, частично степного флоркомплекса.

ЭГС семейства Cyperaceae АБФ Амурской области выявляет следующую картину. На территории области в семействе наиболее представлены виды лугово-пойменного комплекса (72 в./39,56%), внутри которых выделяются виды ЛП-ВБ (47 в./25,82%). Второе и третье места с незначительным отрывом занимают виды лесного (48 в./26,37%) и арктомонтанного комплексов (45 в./24,73%). Среди географических элементов, составляющих виды семейства Cyperaceae, преобладают ВА (48 в./26,37%) и ЦП (44 в./24,18%). Среди других элементов заметно участие ЕА (22 в./12,09%) и СА (21 в./11,54%), АА (12 в./6,6%). По-видимому, виды Cyperaceae распространялись по территории области разновременно, причем исторически более древними являются часть широкоареальных видов арктомонтанного и лугово-пойменного комплекса. Более молодыми по возрасту является часть восточноазиатских видов отдельных групп лугово-пойменного комплекса.

Семейство Poaceae занимает третье место в семейственном спектре АБФ Амурской области (142 в./8,05%) и играет заметную роль как в АБФ области, так и АБФ флористических районов. Эколого-географический спектр (ЭГС) семейства Poaceae АБФ Амурской области показывает, что виды семейства наиболее представлены в составе лугово-пойменного (59 в./41,55%), степного (34 в./23,94%) и арктомонтанного (28 в./19,72%) комплексов. Семейство Poaceae в отличие от первых двух семейств относительно слабо участвует в формировании лесного комплекса. Среди географических элементов преобладают широкоареальные виды: ЦП (37 в./26,06%) и ЕА (27 в./19,01%), далее следуют восточноазиатские (22 в./15,49%) и североазиатские (15 в./10,56%) виды. Анализ ЭГС семейства Poaceae АБФ Амурской области (цв. рис. 9) обнаруживает наличие в составе Poaceae видов, подтверждающих влияние древней флоры Средиземья на формирование АБФ области (Старченко, 2001а).

6. 4. Анализ отдельной флоры (на примере флоры

Зейско-Буреинской равнины).

Ботанико-эколого-географический анализ любой флоры предоставляет дополнительные возможности для решения спорных вопросов относительно характера или истории формирования данной флоры. Была предпринята попытка ботанико-эколого-географического и таксономического анализа флоры Зейско-Буреинской равнины (ЗБР), на происхождение которой имеются различные точки зрения (Старченко, Дарман, 2003а). В настоящее время растительность ЗБР складывается из фрагментов лесной и лугово-пойменной растительности, остепненных ценозов и сельскохозяйственных земель, брошенных или находящихся в обороте. Крайняя пестрота растительности связана в значительной степени с тем антропогенным прессом, который ЗБР испытывает в последние 300 – 400 лет, а, по мнению некоторых ученых – даже с 7-го века н.э. (Старченко, Дарман, 2003а). Таксономический анализ АБФ ЗБР позволяет сделать вывод о преобладании во флоре семейств и родов, в настоящее время характерных для азонального лугово-пойменного флоркомплекса и азональной лугово-пойменной растительности. Второе место во флоре занимают семейства и роды, свойственные зональному лесному флористическому комплексу. Семейства, свойственные степному флористическому комплексу, менее выражены в АБФ ЗБР.

Анализ флоры ЗБР по флористическим комплексам (рис. 8) выявил преобладание азонального лугово-пойменного комплекса (ЛП), насчитывающего 466 в. ( 44,72 % АБФ ЗБР). Распределение видов ЛП по эколого-ценотическим группам показало (цв. рис. 3) заметное преобладание луговых (147 в.) и водно-болотных (140 в.) растений. В этом комплексе преобладает циркумполярный элемент (143 в.), второе и третье места занимают восточноазиатские (139 в.) и евроазиатские (80 в.) виды. Лидирующее положение ЛП и распределение видов по эколого-ценотическим группам внутри комплекса (рис. 8, цв. рис. 3) отражает рельеф ЗБР, в первую очередь наличие Амура, Зеи, Буреи, сети более мелких водотоков, и косвенно – антропогенное воздействие.

Второе место по числу видов (рис. 8, цв. рис. 3) занимает лесной комплекс (ЛЕ), насчитывающий 360 в. (34,5%). Внутри ЛЕ однозначно преобладают неморальные виды (236 в.). Это говорит о том, что в исторически обозримом прошлом неморальные леса играли значительную роль в сложении растительного покрова ЗБР. Наличие в ЛЕ других эколого-ценотических групп указывает на влияние лиственнично-сосновых и сосновых лесов бореальной флоры. Среди географических элементов преобладает ВА (174 в.), затем идут ЦП (45 в.), ЕА (45 в.) и «сибирские» виды (СА, ВА-СА: 44 в.). Остальные географические элементы представлены гораздо меньшим числом видов (цв. рис. 3).

Степной комплекс (СТ) занимает третье место по числу видов (184 в./17,66%), объединенных в 4 эколого-ценотические группы (рис.8, цв. рис. 3). Основное число степных видов представлено в двух группах: СТ-ЛС (84 в.) и СТ-ГС (79 в.). Относительное содержание степных видов на территории ЗБР несколько выше аналогичного для флоры Амурской области в целом, т.к. степной флористический комплекс области связан с существованием Амура как крупнейшего транспортного пути (Старченко, 2001а; Старченко, Дарман, 2003а). Среди географических элементов преобладают ВА (59 в.), южносибирский (ВА-ЮС/ЮС – 41 в.) и восточноазиатско-центральноазиатский (ВА-ЦА – 28 в.). Последние два географических элемента часто служат синонимом «даурской» флоры (Старченко, 2001а, 2004а, 2005а; Старченко, Дарман, 2003а). Анализ степного комплекса АБФ ЗБР по географическим элементам показывает, что именно из степей Китая, Монголии и Забайкалья проникают степные виды на территорию ЗБР.

Ботанико-эколого-географический и таксономический анализы флоры ЗБР позволяют сделать однозначный вывод, что исходным зональным типом растительности для рассматриваемой территории является лесной неморальный, хотя в настоящее время на ЗБР преобладает лугово-пойменная растительность (Старченко, Дарман, 2003а). Результаты анализа аборигенной флоры ЗБР находят подтверждение в процессах восстановления естественной растительности, идущих на территории ЗБР в настоящее время. Анализ литературных данных (Короткий, 1912), материалов Гипрозема (Корецкая, 1962), и наблюдения последних лет показывают, что, как только создаются объективные предпосылки, на ЗБР наблюдается восстановление растительности по зональному типу. Восстановление проходит несколько этапов: залежи с полынью – закустаренные луга – появление подроста березы и других деревьев – производные лесные ценозы – коренные лесные ценозы (чаще всего различные дубняки) (Старченко, Дарман, 2003а).

Глава 7. Адвентивная флора Амурской области.

Адвентивная флора (АДФ) Амурской области подробно не изучалась, но сведения об адвентивных и сорных растениях присутствуют во всех основных флористических сводках и отдельных работах (Аистова, 2007а, 2007в; Иваныкина, 2007; Старченко, 2001а; Старченко, Дарман, 2003б, 2005а, 2005б; Старченко, Дарман, Крещенок, 2007). В настоящее время исследованиями в этой области занимается Е.В. Аистова, но эти результаты мало отражены в печати (2004, 2007а, 2007б, 2007в), поэтому почти не использованы автором при подготовке настоящей работы. В рамках данного исследования были использованы материалы полевых исследований, проверенные литературные сведения и материалы Гербариев (VLA, LE, MHA, MW, NS).

Адвентивная флора включает 260 видов из 178 родов и 43 семейств. Таксономический анализ показал, что в составе АДФ Амурской области представлено 6 семейств, содержащих 10 и более родов, 3 семейства – 5-9 родов, 14 семейств – 2-4 рода и 21 семейство – 1 род. Для АДФ, как и АБФ области, характерно преобладание малородовых (2-4) и однородовых семейств. Шесть семейств АДФ Амурской области содержат 10 и более видов, семь семейств - 5-9 видов, 17 семейств – 2-4 вида, 14 семейств - 1 видом. Самые крупные семейства в сумме насчитывают 189 видов (72,41% всего числа АДФ). Надо отметить, что в составе АДФ Амурской области имеются семейства, отсутствующие в АБФ области: Amaranthaceae, Malvaceae, Elaeagnaceae.

Семейственный спектр АДФ Амурской области близок семейственному спектру АБФ области, но в то же время имеет заметные отличия (рис. 9). В условиях постоянного антропогенного пресса наиболее способными к выживанию в меняющихся условиях (конкурентоспособными) оказываются виды с широкой экологической амплитудой и виды, привыкшие к экстремальным условиям существования, реже – выходцы из культуры. Сравнение семейственных спектров АБФ и основных флористических комплексов области выявило, что семейственный спектр адвентивной флоры области наиболее близок семейственному спектру степного флористического комплекса аборигенной флоры Амурской области (рис. 9).

Повышенная конкурентоспособность степных видов при попадании в новые условия существования во многом предопределена жесткими условиями существования, характерными для большинства степных видов в естественных местообитаниях. Интересно отметить, что семейства Brassicaceae, Lamiaceae, Apiaceae, Chenopodiaceae, отсутствующие в семейственном спектре АБФ Амурской области, но входящие в семейственный спектр АДФ области, включены в основные семейства аборигенной степной флоры Сибири (Малышева, Пешкова, 1984; Пешкова, 1972).

Ботанико-географический анализ АДФ Амурской области выявил значительные различия в географических спектрах аборигенной и адвентивной флор Амурской области (рис. 10). Некоторые географические элементы аборигенной флоры (ЭН, ТР, СВ, ЗП и др.) отсутствуют в географическом спектре адвентивной флоры области, однако появляются новые географические элементы, не представленные в географическом спектре АБФ Амурской области (рис. 10). Очевидно, что конкурентоспособность адвентивных видов зависит от характера ареала и степени специализации (эколого-ценотической приуроченности) вида, что и определяет отсутствие узкоспециализированных, эндемичных и узкоареальных видов (географических элементов) в географическом спектре АДФ.

Географический спектр АДФ Амурской области показывает, что основу адвентивной флоры области составляют широкоареальные виды, которые являются наиболее пластичными по отношению к условиям обитания и легко адаптируются в новых условиях. В АДФ Амурской области (в отличие от АБФ) гораздо слабее представлен восточноазиатский элемент (ВА) и другие элементы, которые можно назвать специфическими или характерными для рассматриваемого региона (рис. 10). Географический спектр АДФ Амурской области, в первую очередь преобладание евроазиатских и европейских видов, позволяет говорить о том, что адвентивные виды попадали на территорию Амурской области преимущественно с запада (Ев, ЕА), по-видимому, вместе с российскими переселенцами. Необходимо учитывать, что часть адвентивных видов являются культурными или давними по возрасту выходцами из культуры, поэтому исходный ареал (часто трудно определяемый) не всегда указывает на пути проникновения этих видов на территорию Амурской области. Можно говорить только о большей вероятности появления на территории области ЕА и Ев видов преимущественно с запада, но всегда остается возможность проникновения этих видов через другие страны и континенты. Региональный компонент географического спектра АДФ Амурской области (ВА, ЮС) в значительной степени отражает проникновение адвентивных видов с юга и юго-запада (Китай, Монголия). Относительно высокий процент американских адвентивных видов (34/13%) связан, в основном, с тем, что в последние годы увеличилась роль этих видов в культуре.

Таблица 5.

Распределение географических элементов адвентивной флоры Амурской области.


АА Ам Аф ВА ВА ЮА /ЮА ВА ЮС /ЮС Ев ЕА К Кс ОА ЦА ЦП всего
эфемерофиты 16 1 2 4 6 5 19 3 2 8 65
эпикофиты 1 14 9 1 4 15 80 1 6 6 3 33 172
колонофиты 4 4 3 6 2 1 1 1 23
Итого 1 34 1 15 5 10 23 105 6 7 7 6 41 260

Анализ распределения географических элементов АДФ Амурской области по группам, отражающим степень натурализации, показывает особенности набора географических элементов, характерные для отдельных групп адвентивных видов (табл. 5). Ботанико-эколого-географический анализ показывает, что в АДФ Амурской области наиболее представлена группа эпикофитов (172 в./66,15%), в которую входит максимальное число географических элементов (табл. 5). Второе место занимают эфемерофиты (65 в./25%), также включающие большое число географических элементов (табл. 5) Значительные отличия спектра географических элементов группы эфемерофитов связаны с происхождением основных культурных растений (Южная Азия, Африка). Слабее всего, как количественно, так и по набору географических элементов, представлены колонофиты (23 в./8,85%).

Время появления большинства адвентивных видов на территорию Амо можно определить условно, анализируя гербарные (LE, MHA, MW, NS, VLA) и литературные данные. Полученные материалы показывают, что в последние десятилетия достаточно агрессивно проявляют себя американские виды, как пришедшие из культуры, так и сопутствующие. Изменения в сельском хозяйстве, идущие в последние десятилетия, в том числе изменения в ассортименте сельскохозяйственных культур, отражаются на видовом составе АДФ Амурской области. Некоторые традиционные адвентивные виды, попавшие на территорию области вместе с европейскими сортами культурных растений как сопутствующие и не адаптировавшиеся к местным условиям (Centaurea cyanus, Cichorium intybus, Buglossoides arvensis и др.), уступают место более агрессивным, часто американским видам (Ambrosia artemisiifolia, Cyclachaena xanthiifolia).

Глава 8. Редкие виды аборигенной флоры области и вопросы их охраны.

Потеря любой популяции, тем более вида, наносит невосполнимый урон биоразнообразию Земли и является безвозвратной утратой уникальной генетической информации. Региональная сводка «Редкие и исчезающие растения Амурской области» (Старченко и др., 1995), играющая роль Красной книги растений области (Постановление, 2000) была подготовлена по результатам полевых исследований конца 70-х–начала 90-х годов XX века с учетом гербарных материалов (VLA, LE, MHA, NS). Позднее были разработаны Таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный незаконным добыванием и уничтожением объектов растительного мира, утвержденные Постановлением Главы Администрации области.

Красная книга (КК) Амурской области (Старченко и др., 1995) включает 212 видов высших растений, относящихся к редким, эндемичным, исчезающим или сокращающим свою численность и нуждающимся в охране. Статус (категория) вида КК Амурской области: 0 (Ex), 1 (E), 2 (V), 3 (R), 4 (I) – соответствует статусу (категории) видов, занесенных в Красную книгу РСФСР (1988). В соответствии с этой классификацией и состоянием видов, нуждающихся в охране на территории Амурской области, 16 видов отнесены к категории 1, 55 видов – категории 2, 121 вид – категории 3, 20 видов – категории 4 (Старченко и др., 1995). Статус 1 получили виды Allium altaicum, Artemisia palustris, Brasenia schreberi, Caldesia reniformis (C. parnassifolia s.l.), Cryptogramma raddeana, Elymus zejensis, Ephedra monosperma, Glyceria leptolepis, Hystrix sibirica, Nelumbo nucifera s.l. (N. komarovii), Phlojodicarpus sibiricus, Physochlaina physaloides, Polygonatum stenophyllum, Saxifraga korshinskii, Smelowskia alba, Viola ircutiana.

За время, прошедшее после издания сводки «Редкие и исчезающие растения Амурской области», были получены новые сведения по флоре области, включая редкие и исчезающие виды (Старченко, 2004а, 2007б). За эти же годы произошли заметные изменения в хозяйственной деятельности и структуре производства Амурской области, что отразилось на состоянии биоразнообразия растительного мира. Проведенные в последние годы исследования показали, что из Красной книги Амо можно вывести 22 вида, не нуждающиеся в настоящее время в особой охране на территории области. Для 28 видов необходимо провести изменение статуса, отражающее современное состояние этих видов на территории области (табл. 6).

Из таблицы 6 видно, что основные причины негативного изменения статуса вида – деятельность человека и малая численность популяций отдельных видов на территории Амурской области. Создание Бурейского водохранилища, например, крайне негативно сказалось на положении узколокальных эндемов Taraxacum lineare и Saxifraga korshinskii, т.к. были затоплены подавляющее большинство местонахождений и местообитаний этих видов, как в Амурской области, так и Хабаровском крае (Бурейская …, 2005; Старченко, 2007б; Старченко и др., 2005, 2007а, 2007б). Для Taraxacum lineare предлагается новый статус 1 (Е) и включение этого вида в новое издание КК России. Для Saxifraga korshinskii предлагается изменение статуса вида на 2 (V) в новом издании КК России.

Таблица 6

Изменение статуса краснокнижных видов Амурской области.

№ п/п Название вида Старый статус Новый статус Причины изменения статуса
1 Achnatherum sibiricum 2 2 Увеличение числа известных популяций, ослабление антропогенного пресса, включая хоз. деятельность, появление новых ООПТ
2 Anemone sylvestris 2 3 Ослабление сельскохозяйственной деятельности, восстановление популяций и увеличение их численности, появление новых ООПТ
3 Angelica anomala 4 2 Ухудшение условий местообитания в результате строительства Бурейской ГЭС
4 Astrocodon expansus 2 3 Новые данные о распространении вида
5 Cypripedium guttatum 2 3 Появление новых данных о количестве популяций, их численности; появление новых ООПТ, стабилизация численности в приграничной полосе вдоль Амура
6 Delphinium grandiflorum 2 3 Стабилизация количества популяций и их численности в приграничной полосе вдоль Амура, уменьшение количества населенных пунктов и численности населения в долинах Амура и Зеи
7 Epipogium aphyllum 3 2 Крайне малое число известных популяций и численности вида в целом
8 Eutrema edwardsii 4 3 Увеличение числа известных популяций, организация ООПТ «Имангра»
9 Gentiana pseudoaquatica 3 2 Уменьшение численности известных популяций из-за природных факторов и деятельности человека
10 Glyceria leptolepis 1 2 Стабилизация численности популяций в ХЗ
11 Iris ensata 2 3 Стабилизация численности вида из-за ослабления сельскохозяйственной деятельности и появления новых ООПТ
12 Lathyrus davidii 3 4 Отсутствие современных сборов растения
13 Lloydia triflora 3 2 Уменьшение числа популяций и их численности вне ХЗ
14 Lychnis fulgens 2 3 Стабилизация численности вида из-за ослабления сельскохозяйственной деятельности и появления новых ООПТ
15 Nelumbo komarovii 1 2 Восстановление популяций из-за ослабления пресса сельскохозяйственной деятельности, реинтродукция вида, появление новых ООПТ
16 Oreorchis patens 3 2 Крайне малая численность известных популяций в ХЗ
17 Polygonatum stenophyllum 1 2 Появление новых данных о количестве и численности популяций, стабилизация численности вида из-за существования приграничной полосы вдоль Амура, ООПТ
18 Primula nutans 4 2 Малая численность вида, активизация техногенных воздействий
19 Pulsatilla turczaninovii 2 3 Стабилизация численности вида из-за ослабления сельскохозяйственной деятельности, появления новых ООПТ, существования приграничной полосы вдоль Амура
20 Pyrus ussuriensis 2 3 Ослабление пресса сельскохозяйственной деятельности, появление новых ООПТ
21 Ranunculus amurensis 4 3 Появление новых данных о количестве и численности популяций
22 Scutellaria baicalensis 2 3 Обнаружение новых популяций со стабильной численностью в приграничной полосе и на территории новых ООПТ
23 Smelowskia alba 1 2 Обнаружение новых популяций со стабильной численностью в приграничной полосе вдоль Амура
24 Stellera chamaejasme 2 3 Стабилизация численности известных популяций из-за ослабления пресса сельскохозяйственной деятельности
25 Taraxacum lineare 2 1 Резкое уменьшение численности вида из-за гибели большинства популяций в результате затопления Бурейским водохранилищем
26 Thalictrum squarrosum 3 2 Уменьшение численности известных популяций из-за природных факторов и деятельности человека
27 Trautvetteria japonica 3 2 Сокращение числа популяций в результате строительства Бурейского гидроузла
28 Viola phalacrocarpa 3 2 Крайне малая численность вида в Амо

Основные причины положительного изменения статуса вида и выведения видов из состава Красной книги Амурской области можно разбить на три группы.

  • К первой группе относятся новые данные о численности, фенологии и экологии краснокнижных видов. Например, многолетние исследования в долине Амура показали, что вид Noccaea cochleariformis достаточно часто встречается в остепненных ценозах (типичных местообитаниях). Однако ранняя вегетация и небольшая численность популяций создают ложное представление о редкости этого вида на территории области (Старченко и др., 1995; Старченко, 2004б, 2007б).
  • Вторую группу составили факторы современного экономического и хозяйственного развития области, которые привели к значительному сокращению сельскохозяйственных площадей и количеству животноводческих ферм, сокращению масштабов химизации, мелиорации, численности населения и количества населенных пунктов. В целом, эти факторы вызвали ослабление антропогенного пресса, вплоть до его полного исчезновения в отдельных районах, и, соответственно, инициировали процессы восстановления биоразнообразия и исходных местообитаний (Старченко, 2004б, 2007б).
  • К третьей группе относится деятельность человека по созданию разветвленной системы различных ООПТ в Амурской области и наличие территории в долине Амура, ограниченной ИТС (приграничная полоса вдоль Амура), со щадящим режимом природопользования близким режиму ООПТ (Старченко, 2007б).

Фактически, уже более 20 лет в долине Амура территория за линией инженерно-технических сооружений (ИТС) играет роль ООПТ, обеспечивая сохранение, а на отдельных участках – восстановление биоразнообразия Амурской области. В значительной степени благодаря этому фактору в долине Амура были сделаны многие находки новых видов и новых местонахождений редких видов для флоры Амурской области (Старченко, 1995, 2001а, 2007б; Старченко, Дарман, 2000, 2003б, 2005а, 2005б, Старченко и др., 1995; 2007). Факторы второй и третьей группы особенно заметно сказались на современном состоянии Nelumbo komarovii, Polygonatum stenophyllum, Anemone sylvestris, Iris humilis, Pardanthopsis dichotoma, Trapa natans s.l. и некоторых других видов (Старченко, 2004б, 2007б).

В новом списке остается 190 видов из региональной сводки «Редкие и исчезающие виды растений Амурской области» (Старченко и др., 1995) и предполагается ввести 26 новых видов. Рекомендуемый статус: для Aleuritopteris kuhnii, Eleocharis starczenkoae (E. tetraquetra auct.), Scirpus hotarui – 1 (E); Adonis sibirica, Aldrovanda vesculosa, Arsenjevia rossii, Dactylorhiza salina, Dryopteris goeringiana, Carex bostrychostigma, Cypripedium ventricosum, Lespedeza davurica, Liparis makinoana, Pinus sibirica, Rhizomatopteris sudetica, Viola incisa – 2 (V); Aquilegia atropurpurea, Beckwittia chamissonis, Carex uda, Caulinia flexilis, Saxifraga svetlanae, Scirpus triqueter, Spiraea humilis, Viola prionantha – 3 (R); Adenophora jacutica, Osmorhiza aristata, Tillaea aquatica– 4 (I) (Старченко, 2004б, 2007б).

Новый список редких и исчезающих видов растений Амо насчитывает 216 вида, из которых 14 видов относятся к категории 1 (Е), 60 видов – категории 2 (V), 133 вида – категории 3 (R), 9 видов – категории 4 (I). В КК России (1988) занесены 23 вида из этого списка, 30 видов – рекомендованы к занесению в новое издание КК России (Красная …, 2000).

Особый интерес вызывают такие растения, как Euryale ferox и Princepia chinensis, занесенные в Красную книгу России (1988) и культивируемые в последние годы на юге области (Ахтямов и др., 2002; Старченко, 2007б). Формально они не могут быть включены в новое издание Красной книги Амурской области, несмотря на то, что Euryale ferox интродуцирована в естественных местообитаниях (Ахтямов и др., 2002). По-видимому, для краснокнижных объектов растительного мира следует ввести статус 5 «восстановленные и восстанавливающие таксоны» по аналогии с животным миром (Красная …, 2000). Эту категорию (статус) можно было бы рекомендовать для Euryale ferox и некоторых других видов категории 3, для которых в настоящее время наблюдается активный процесс восстановления популяций и их численности.

Анализ нового списка редких и исчезающих видов Амурской области по флористическим комплексам (цв. рис. 4) выявил преобладание лесных (85 в./39,35%), особенно – неморальных лесных (65 в./30,1%) видов. Виды степного (49 в./22,69%) и арктомонтанного (43 в./19,91%) флоркомплексов занимают 2-е и 3-е места, затем следуют виды лугово-пойменного флоркомплекса (39 в./18,06%). Эти данные показывают, что на территории области наиболее уязвимыми являются неморальные лесные, степные и горные виды и соответствующие этим видам ценозы. При этом следует учитывать факторы недостаточной и неравномерной изученности флоры области.

Анализ редких видов по географическим элементам показывает, что распределение редких видов и распределение всех видов области по географическому принципу имеют сходный характер (цв. рис. 1, 4). Большинство редких видов (96 в./ 44,44%) относится к восточноазиатскому элементу, затем следуют условно «даурские» (29 в./13,43%), евроазиатские (28 в./12,96%) и эндемичные (18 в./8,33%) виды. Подобная картина подтверждает, что наиболее нуждающимися в охране являются узколокальные и находящиеся на пределе своего распространения виды. С другой стороны, преобладание среди редких растений восточноазиатских видов наглядно свидетельствует о том, что на территории Амурской области проходит граница Восточноазиатской флористической области. Включение большого числа эндемов и субэндемов в Красную книгу Амурской области (18 в./8,33%) объясняется узкой экологической приуроченностью данных видов и малой численностью популяций (Старченко, 2007б).

Появление Красной книги любого ранга связано с вопросами охраны и мониторинга краснокнижных видов. Создание экологического каркаса (системы ООПТ различного ранга) позволит достаточно гибко реагировать на изменения, происходящие в состоянии краснокнижных видов (редких ценозов), нейтрализуя негативные факторы, создавая щадящие условия для объектов охраны и выводя их (по возможности) за пределы Красной книги (Старченко, 2007б).

На территории Амурской области созданы три государственных природных заповедника: Хинганский, Зейский и Норский, 34 различных, преимущественно зоологических, заказников и 148 памятников природы различного профиля (Особо …, 2000). На территории существующих заповедников в настоящее время найдено 93 из 216 редких видов, 44 вида дополнительно отмечены на различных ООПТ, включая ПП (11 видов). 77 видов не найдены ни на одной из существующей ООПТ (рис. 11). Краснокнижные виды, чьи популяции найдены в заповедниках, можно считать наиболее защищенными (охраняемыми), т.к. наиболее строго регламентированный режим природопользования соблюдается именно на территории заповедников. Исследования последних лет показали, что ООПТ любого ранга создает более благоприятные условия для выживания (сохранения) редких, включая краснокнижные виды (Ахтямов и др., 2002; Старченко, 2004а, 2004б, 2005а, 2005б, 2005в, 2007б; Старченко, Дарман, 2002а, 2002б).

Наиболее «условно защищенными» оказались лесные виды, т.к. 70 из 85 видов (82,35%) найдены на ООПТ, в т.ч. 60 видов (70,59%) на территории заповедников. Второе место занимают виды лугово-пойменного комплекса, у которых 26 видов (66,67%) из 39 найдены на территории различных ООПТ, в т.ч. 17 видов – на территории заповедников. Наименее защищенными в настоящее время являются виды степного и арктомонтанного флористических комплексов, т.к. в большинстве ООПТ Амурской области преобладают лесные и лугово-пойменные ценозы. В сохранении редких видов (и ценозов) степного и отчасти лугово-пойменного комплексов большую роль играют различные памятники природы и приграничная полоса вдоль левого берега Амура с режимом природопользования близким режиму заказников.

 Наличие видов аборигенной флоры Амурской области, нуждающихся в-10

Рис. 11. Наличие видов аборигенной флоры Амурской области, нуждающихся в охране на особо охраняемых природных территориях.

Анализ существующих ООПТ, особенно ботанических, показывает, что они неравномерно размещены на территории области. Заповедники представлены на территории Нижнезейского флористического подрайона и юге Верхнезейского флористического района, ботанические заказники – на северо-востоке и юге Нижнезейского подрайона, в Нижнебурейском флористическом подрайоне, на границе Даурского и Нюкжинского районов. Памятники природы, включая БПП, приурочены, в основном, к долинам рек и населенным пунктам (Особо …, 2000; Охраняемые …, 1988). В настоящее время фактически отсутствуют ботанические ООПТ в ранге заповедника, заказника или природного парка на западе, севере и северо-востоке Амурской области, что и отразилось на различной встречаемости редких видов разной ценотической приуроченности на охраняемых территориях (Старченко, 2004б, 2005а, 2005б, 2007б; Старченко и др., 2001а, 2001б). Анализ встречаемости редких видов на ООПТ с учетом эколого-ценотической приуроченности (рис. 11) показывает слабую защищенность степных и горных видов.

На основании материалов полевых исследований и подтвержденных гербарных сборов предлагается организация новых ООПТ на территории Амурской области (Старченко, 2004a, 2005а, 2005б, 2007; Кожевников, 1991, 1992). Для сохранения редких степных видов и ценозов с преобладанием условно «даурских» видов предлагается создание ботанических заказников: «Верхнеамурский» в окр. пос. Игнашино, «Буссевский» в окр. сс. Буссе-Петропавловка, а также ботанического ООПТ на участке: устье Ольдоя – Черпельские Кривуны. Для сохранения редких видов (и ценозов) арктомонтанного комплекса необходимо организовать на северо–северо-востоке области Токинский национальный парк, граничащий с природным ресурсным резерватом «Большое Токо» республики Саха – Якутия, и горный ООПТ в верховьях Селемджи.

Для охраны отдельных изолированных популяций редких видов (Astrocodon expansus, Aldrovanda viesiculosa, Caldesia reniformis, Ephedra monosperma, Lespedeza davurica и др.) предлагается организация БПП в местах обнаружения таких популяций, а также перенос образцов этих растений на более охраняемые территории (заповедники, ботанический сад, Муравьевский природный парк). Организация сети ботанических ООПТ в Даурском, Верхнезейском, Амгунском и Бурейском флористических районах позволит более рационально решать проблемы сохранения биоразнообразия Амурской области по отношению к растительному миру.

Анализ неорганизованной случайной интродукции редких видов, включая озеленение, показывает, что этот метод сохранения КК видов наиболее эффективен для определенных видов. К ним относятся такие виды, чьи эколого-ценотическая приуроченность и ареал в настоящее время или в исторически обозримом прошлом близки (или совпадают)к условиям, в которых осуществляется интродукция (Старченко, 2007б). В условиях Благовещенска, как наиболее заметного объекта озеленения, к таким видам относятся преимущественно восточноазиатские лесные неморальные или степные виды (Fraxinus mandshurica, Juglans mandshurica, Maackia amurensis, Phellodendron amurense, Philadelphus tenuifolius, Physocarpus amurensis, Ribes diacantha и др.). Можно предположить, что успешная интродукция некоторых видов, таких как Euryale ferox (Ахтямов и др., 2002) свидетельствует о том, что в недавнем прошлом эти виды встречались на территории Амурской области в естественных условиях.

Выводы.

  1. Аборигенная флора Амурской области насчитывает 1764 вида из 574 родов и 138 семейств. Выявлено 43 вида, новых для флоры Амурской области, и 137 видов, новых для отдельных флористических районов.
  2. Выявлена близость таксономического состава сравниваемых флор Амурской области, Хабаровского края, Еврейской автономной области, Якутии и Читинской области, что объясняется тем, что все они (полностью или в значительной степени) относятся к Циркумбореальной области Бореального подцарства. Ближе всего оказались флоры Амурской области и Хабаровского края, что можно рассматривать как свидетельство очень близкой истории развития флоры и растительности и мощного влияния Тихого океана и Амура на формирование флоры.
  3. Показано, что семейственный и родовой спектры аборигенной флоры (АБФ) Амурской области, флористических комплексов и флористических районов в пределах области дают достаточно полное представление о характере господствующей растительности на рассматриваемой флористической территории и, соответственно, об устройстве поверхности и климатических особенностях данной территории. Родовые спектры при этом ярче отражают специфику каждой рассматриваемой флоры, чем семейственные спектры.
  4. Показано, что эколого-географические спектры АБФ области и АБФ флоррайонов в пределах области имеют общие и специфические черты, позволяющие характеризовать рассматриваемую флору, а также растительность и физико-географические условия, присущие данной флористической территории.
  5. Ботанико-эколого-географический и таксономический анализы флоры ЗБР позволяют сделать однозначный вывод, что исходным зональным типом растительности для рассматриваемой территории является лесной неморальный, хотя в настоящее время на ЗБР преобладает лугово-пойменная растительность.
  6. Проведенный таксономический, ботанико-эколого-географический анализ и математическая обработка флористических списков выявили, что флора Амурской области является неоднородной по происхождению, и все флоры флористических районов на территории Амурской области делятся на две группы: относящиеся к бассейну Амура (Вз, Бу, Да, Нз, Нбу) и относящиеся к бассейнам других рек (Ню, Алд, Амг).
  7. Отличительной особенностью АБФ Амурской области является большое содержание восточноазиатского элемента и высокий общий процент широкоареальных видов, что указывает на сильное влияние Восточноазиатской и Циркумбореальной областей на флору области в целом.
  8. Флористической спецификой Амурской области является прохождение на ее территории границы Циркумбореальной и Восточноазиатской флористических областей. Нюкжинский флористический район, расположенный на северо-западе области, целиком лежит в Циркумбореальной флористической области, а Нижнебурейский флористический подрайон – в Восточноазиатской флористической области. Во флорах большинства флоррайонов, как и флоре области в целом, смешиваются черты Циркумбореальной и Восточноазиатской флористических областей.
  9. Адвентивная флора Амурской области с включением видов из культуры насчитывает 260 видов из 157 родов и 40 семейств, т. е. 12,85%, что отражает заметную степень антропогенного воздействия на флору области.
  10. Анализ адвентивной флоры Амурской области выявил преобладание в ее составе широкоареальных видов (ЕА, ЦП, ОА и др.), что объясняется высокой экологической пластичностью этих видов и, соответственно, высокой конкурентоспособностью. В последние десятилетия происходит увеличение числа американских видов, что связано с изменениями в экономике, в первую очередь, сельском хозяйстве.
  11. В новый вариант Красной книги области предлагается включить 216 редких и исчезающих видов растений, из которых 14 видов относятся к категории 1 (Е), 60 видов – категории 2 (V), 133 видов – категории 3 (R), 9 видов – категории 4 (I). В предлагаемый список вошло 26 новых видов и 190 видов из региональной сводки «Редкие и исчезающие виды растений Амурской области» (Старченко и др., 1995). Для 28 видов региональной сводки (из 190) изменен статус, что является отражением изменений, происходящих с данными видами на территории области.
  12. Выявлено, что на территории Амурской области наиболее уязвимыми являются неморальные лесные, степные и горные виды и соответствующие этим видам ценозы. Преобладание восточноазиатских видов среди видов, нуждающихся в охране, наглядно свидетельствует о прохождении границы Восточноазиатской флористической области на территории Амурской области.
  13. Анализ состояния редких видов растений и ценозов на территории Амурской области показывает, что существующая система ООПТ не решает проблемы сохранения биоразнообразия. Организация сети ботанических ООПТ с учетом ареалов и эколого-ценотической приуроченности краснокнижных и уязвимых видов позволит более рационально решать проблемы сохранения биоразнообразия Амурской области по отношению к растительному миру.


Публикации по теме диссертации.

Коллективные монографии.

  1. Старченко В.М. Сем. 119. Бурачниковые = Boraginaceae Juss.//Сосудистые растения советского Дальнего Востока. – Т.5 – СПб.: Наука, 1991а. – С. 254-276.
  2. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Шаповал И.И. Редкие и исчезающие растения Амурской области. – Благовещенск: Изд-во Зея, 1995. – 460 с.
  3. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Шаповал И.И. Редкие и исчезающие растения юга Амурской области. – Благовещенск: Б.и., 2000а. – 127 с.
  4. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. Флора сосудистых растений. Растительность. Список сосудистых растений Мухинского природного парка (прил. 4) // Природные комплексы урочища «Мухинка» // Под ред. Ю.А.Дармана и А.Н. Стрельцова. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2002б. – С. 30 - 42, 123 – 145.
  5. Старченко В.М. Оценка воздействия на редкие и исчезающие виды растений // Бурейская ГЭС: зона высокого напряжения / Под ред. С.А.Подольского. – М.: Всемирный фонд дикой природы (WWF). Россия, 2005а. – С. 31-36.
  6. Старченко В.М. Глава 2. Удивительный мир растений Мухинки //Лесное урочище Мухинка – «жемчужина Приамурья» / И.Г. Борисова, В.В. Глушенкова, М.Н. Гусев, А.В. Крылов, В.М. Старченко, В.В. Файззулин, М.А. Чуб. – Владивосток: Дальнаука, 2005б. – С.23-82.
  7. Старченко В.М. Спаржа маловетвистая и др. очерки // Красная книга Еврейской автономной области. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений и грибов. – Новосибирск: Изд-во «Арта», 2006. – С. 29, 33-34, 40, 42-43, 46-47, 49-51, 52-54, 55-56, 57-58, 59-62, 64, 68-69, 72, 75-79, 109-112, 113-114; 122, 126, 133, 142.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах.

  1. Старченко В.М. Флористические находки в бассейне реки Амур // Ботан. журн. – 1995. – Т. 80, № 6. – С. 103-110.
  2. Старченко В.М., Файзулин В.В., Гусев М.Н., Борисова И.Г. Природная характеристика Ботанического сада амурского научного центра ДВО РАН // Вестн. ДВО РАН. –2000. – № 1 (89). – С. 30-38.
  3. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. Adonis sibirica Patrin ex Ledeb. (Ranunculaceae) новый вид для флоры Дальнего Востока России // Ботан. журн. – 2000б. – Т.85, № 10 – С. 119-121.
  4. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. Флористические находки в бассейне реки Амур // Ботан. журн. – 2003а. – Т. 88, № 9. – С. 144-150.
  5. Рубцова Т.А., Антонова Л.А., Старченко В.М. Новые и редкие виды сосудистых растений для флоры Еврейской автономной области // Ботан. журн. – 2003. – Т. 88, № 10. – С. 123-127.
  6. Старченко В.М., Дарман Г.Ф.Флористические находки в Амурской области // Ботан. журн. – 2005а. – Т. 90, № 3. – С. 445 – 449.
  7. Старченко В.М., Дарман Г.Ф.Флористические находки в Амурской области // Ботан. журн. – 2005б. – Т. 90, № 12. – С. 109– 116.
  8. Рубцова Т.А., Старченко В.М. Флористические находки в Еврейской автономной области // Ботан. журн. – 2006. - Т. 91, № 3. - С. 476 – 480.
  9. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Крещенок И.А. Флористические находки в Амурской области // Ботан. журн. – 2007. – Т.92, № 2. – С. 312–322.
  10. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Болотова Я.В. Флористические находки в Амурской области // Ботан. журн. – 2008. – Т. 93, № 3. – С. 108– 113.

Статья, опубликованная в зарубежном издании.

  1. (Тимченко Н.А., Старченко В.М.) Timchenko N.A., Starchenko V.M. Planting in Parks and Gardens as a Way of Protecting Rare Forest Species in Amur State Far East Russia // Eurasian J. of Forest Research. – 2007. – Vol. 10. № 1. – P. 135-138.

Статьи, опубликованные в отечественных журналах

и периодических изданиях.

  1. Старченко В.М., Чувашева И.Г. Флора и растительность района проектируемого Селемджинского водохранилища (Амурская область) // Комаров. чтения. – Владивосток: БПИ ДВО РАН, 1993. – Вып.37. – С. 107-163.
  2. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. Флора Муравьевского заказника (Амурская область)//Исследования растительного покрова Российского Дальнего Востока. – Владивосток: Дальнаука, 1999а. – С. 211-221. – (Тр. Ботан. Садов ДВО РАН. Т. I)
  3. Ильина И.Ю., Старченко В.М. Динамика флоры Благовещенска под воздействием урбанизации (исторический анализ города) // Проблемы экологии Верхнего Приамурья. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2000. – Вып. 5. – С. 71-74.
  4. Старченко В.М. Конспект флоры Амурской области // Комаров. чтения. – Владивосток: Дальнаука, 2001а. – Вып.48. – С. 5-54.

Работы, опубликованные в материалах всесоюзных, всероссийских, международных и региональных конференциях и совещаниях.

  1. Старченко В.М. Охрана редких растений в бассейне Амура (Амурская область) // Геология и экология бассейна р. Амур: Тез. докл. Сов.-кит. симп. – Благовещенск: АмурКНИИ ДВО АН СССР, 1989. – Ч.3(2). – С. 92-94.
  2. Старченко В.М. Вопросы охраны растительного мира Зейско-Буреинской равнины // Состояние природной среды Зейско-Буреинской равнины и сопред. территорий: Тез. докл. регион. науч.-практ. конф. – Благовещенск, 1991б. – С. 109-111.
  3. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. Редкие растения охраняемых природных территорий Зейско-Буреинской равнины Амурской области // Тез. докл. обл. научн.-практ. конф., посвящ. 140-летию образования Амурской области и города Благовещенска. I этап. История. Краеведение. Культура. – Благовещенск, 1997. – С. 97-99. – (Новиковские чтения)
  4. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Файзулин В.В. Перспективы интродукции и культивирования Allium altaicum, Delphinium grandiflorum, Oxytropis caespitosa, Physochlaina physaloides на юге Амурской области//Флора, растительность и растительные ресурсы Забайкалья. Материалы междунар. конфер. 11-12 нояб. – Чита. 1997. – Т.2. – С. 219-221.
  5. Старченко В.М., Файзулин В.В., Дарман Г.Ф. Перспективы охраны редких и исчезающих растений в Амурской области// Четвертая междунар. конф. по медицинской ботанике: Тез. докл. - Киiв. 1997. – С. 165-166. - Укр. яз.
  6. Старченко В.М. Список высших растений Амурской области //Растения в муссонном климате: Материалы конф. посвящ. 50-летию Ботан. сада-ин-та ДВО РАН. – Владивосток: Дальнаука, 1998. – С. 58-59.
  7. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Шаповал И.И. Возможные пути охраны редких растений//Растения в муссонном климате: Материалы конфер., посвящ. 50-летию БСИ ДВО РАН. Владивосток: Дальнаука, 1998. – 271-272 с.
  8. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. Флора и растительность Ботанического сада АмурНЦ ДВО РАН // IV Дальневост. конф. по заповед. делу, 20-24 сент. 1999 г., Владивосток. – Владивосток: Дальнаука, 1999б. – С. 151-152.
  9. Старченко В.М., Борисова И.Г. Ландшафты и редкие растения урочища «Мухинка» Амурской области//Растения муссонного климата: Тез. докл. II Международ. конфер. «Растения в муссонном климате» – Владивосток: Дальнаука, 2000. – 26-27.
  10. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. Урочище «Мухинка» - центр сохранения биоразнообразия в Амурской области//Растения муссонного климата: Тез. докл. II Международ. конфер. «Растения в муссонном климате» – Владивосток: Дальнаука, 2000. – 199-201.
  11. Старченко В.М., Шаповал И.И Биоразнообразие растительного мира Токинского становика // Растения муссонного климата: Тезисы II-ой междунар. конф. «Растения в муссонном климате». – Владивосток, 2000. – С. 201-202.
  12. Старченко В.М. Пионерная растительность отвалов Уруша-Ольдойского золоторассыпного узла // Генезис месторождений золота и методы добычи благородных металлов. Материалы междунар. науч. конф., посвящ. 300-летию Геол. службы России. – Благовещенск: АмурНЦ ДВО РАН, 2001б. – С. 234-235.
  13. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Шаповал И.И. К вопросу охраны биоразнообразия Амурской области // V Дальневост. конф. по заповед. делу. Владивосток, 12-15 окт. 2001 г.: Материалы конф. – Владивосток, 2001а. – С 265-266.
  14. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Шаповал И.И. Редкие растения Зейско-Буреинской равнины // Зейско-Буреинская равнина: проблемы устойчивого развития: Материалы Амур. науч.-практ. конф. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2001б. – С. 133-136.
  15. Дарман Г.Ф., Старченко В.М. Редкие водные растения Зейско-Буреинской равнины и их охрана // Тез. докл. VI Междунар. симп. «Проблемы устойчивого развития регионов в XXI веке». – Биробиджан, 2002. – С. 153-154.
  16. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. Флора Ботанического сада АмурНЦ ДВО РАН // Интродукционные центры Дальнего Востока России: итоги исследований (Материалы первой отчет. сес. регион. Совета ботан. садов Дальнего Востока, 10-11 окт. 2001 г., Владивосток). – Владивосток: Дальнаука, 2002б. – С. 161-173.
  17. Борисова И.Г., Старченко В.М. Ландшафты и растительность севера Амуро-Зейской равнины // Растения в муссонном климате. III: Материалы III международной конференции «Растения в муссонном климате». (Владивосток, 22-25 октября 2003 г.). – Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2003. – С. 23-28.
  18. Старченко В.М., Дарман Г.Ф. О флоре и растительности Зейско-Буреинской равнины// Растения в муссонном климате: Материалы Ш междун. конф. «Растения в муссонном климате». (Владивосток, 22-25 окт. 2003 г.). – Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2003б. – С. 133-138.
  19. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Шаповал И.И. К ревизии Красной книги растений Амурской области // Ботанические исследования в Азиатской России: Материалы Х1 съезда РБО. (18-22 авг. 2003 г., Новосибирск-Барнаул) – Барнаул: Б.и., 2003. – Т.3. – С. 357-358.
  20. Старченко В.М. Южносибирские виды Амурской области и вопросы их охраны // Проблемы сохранения разнообразия растительного покрова Внутренней Азии: Материалы всерос. науч. конф. с междунар. участием (Улан-Удэ, 7-10 сентября 2004г.). Ч.1. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004а. – С. 182-183.
  21. Старченко В.М. К вопросу о новой редакции Красной книги Амурской области // Проблемы экологии и рационального использования природных ресурсов в Дальневосточном регионе: Материалы науч.-практ. конф., 21-23 декабря 2004 г. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2004б. – Т.1. – С. 33-37.
  22. Дарман Г.Ф., Старченко В.М. Редкие растения Зейско-Бурейской равнины и их охрана (Амурская область) // Проблемы сохранения разнообразия растительного покрова Внутренней Азии: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием (Улан-Удэ, 7-10 сентября 2004г.). Ч.1. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004. – С. 41.
  23. Старченко В.М. Особенности Даурского флористического района// Флора, растительность, растительные ресурсы Забайкалья и сопредельных территорий: Материалы регион. науч.-практ. конф. – Чита, 2005а. – С. 12-16.
  24. Старченко В.М. Арктомонтанный комплекс флоры Амурской области и вопросы его охраны // VII Дальневост. конф. по заповед. делу, Биробиджан, 18-21 окт. 2005 г.: Материалы конф. – Биробиджан: ИКАРП ДВО РАН, 2005б. – С. 255-256.
  25. Старченко В.М. История ботанических исследований в Амурской области // Ботанические исследования в Приамурье и сопредельных территориях: Материалы регион. совещ. Благовещенск, 24-26 мая 2004. – Благовещенск: БС АНЦ ДВО РАН, 2005в. – С.3-13.
  26. Старченко В.М., Дарман Г.Ф., Борисова И.Г. Состояние краснокнижных видов растений в зоне влияния Бурейского гидроузла // Научные основы экологического мониторинга водохранилищ: Материалы всерос. науч. - практ. конф. Хабаровск, 28 февр.-3 марта 2005 г. – Хабаровск: ИВЭП ДВО РАН, 2005. – С. 156-158. (Дружининские чтения. Вып. 2).
  27. Старченко В.М. К эколого-географической характеристике лугово-пойменного комплекса флоры Амурской области // Растения в муссонном климате: Материалы IV науч. конф. «Растения в муссонном климате». (Владивосток, 10-13 окт. 2006 г.) – Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2007а. – С. 91-96.
  28. Старченко В.М. Редкие виды флоры Амурской области и вопросы их охраны // VIII Дальневост. конф. по заповед. делу: Материалы конф. Благовещенск, 1-4 окт. 2007 г. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2007б. – Т. 1. – С. 24-34.
  29. Старченко В.М., Борисова И. Г., Дарман Г.Ф. Растительность и редкие виды в зоне влияния Бурейского гидроузла (Амурская область) // Растения в муссонном климате: Материалы IV науч. конф. «Растения в муссонном климате». (Владивосток, 10-13 окт. 2006 г.). – Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2007а. – С. 443-449.
  30. Старченко В.М., Борисова И.Г., Дарман Г.Ф. Краснокнижные виды и особо охраняемые природные территории зоны влияния Бурейской ГЭС // VIII Дальневост. конф. по заповед. Делу, Благовещенск, 1-4 октября 2007 г.: Материалы конф. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2007б. – Т. 2. – С. 50-57.
  31. Старченко В.М., Козырь И.В., Близнюк Т.Н., Борисова И.Г. Ботанические исследования в зоне влияния нефтепроводной системы ВСТО на участке Хани-Сковородино // Растения в муссонном климате: Материалы IV науч. конф. «Растения в муссонном климате». (Владивосток, 10-13 окт. 2006 г.). – Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2007. – С. 449-453.

Цветные рисунки

 Цв. рис. 1. Эколого-географический спектр аборигенной флоры Амурской области.-11

Цв. рис. 1. Эколого-географический спектр аборигенной флоры Амурской области.

 Цв. рис. 2. Распределение видов аборигенных флор флористических районов в-12

Цв. рис. 2. Распределение видов аборигенных флор флористических районов в пределах Амурской области по географическим элементам и флористическим комплексам.

 Цв. рис. 3. Эколого-географический спектр АБФ Зейско-Буреинской равнины. -13

Цв. рис. 3. Эколого-географический спектр АБФ Зейско-Буреинской равнины.

 Цв. рис. 4. Эколого-географический спектр видов аборигенной флоры Амурской-14

Цв. рис. 4. Эколого-географический спектр видов аборигенной флоры Амурской области, нуждающихся в охране.



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.