WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Морфо физиологическое обоснование примен е ния биостимуляторов для свиней в биогеохимической провинции с недостато ч ностью йода

На правах рукописи

АУХАТОВА СВЕТЛАНА НАКИПОВНА

МОРФОфизиологическое обоснование

применения биостимуляторов для свиней

в биогеохимической провинции

с недостаточностью йода

03.00.13 - физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Москва - 2009

Работа выполнена на кафедре паразитологии, микробиологии и вирусологии

Башкирского государственного аграрного университета

Научный консультант – доктор биологических наук, профессор

Маннапова Рамзия Тимергалеевна

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор Шевелев Николай Серафимович

доктор биологических наук, профессор Шайдуллин Ильяс Нургалеевич

доктор биологических наук Мишуковская Галина Сергеевна

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет»

Защита состоится 20 апреля 2009 г. в 14:30 часов на заседании диссертационного совета Д.220.043.09 при Российском государственном аграрном университете – МСХА имени К.А.Тимирязева по адресу: 127550, г. Москва, ул. Тимирязевская, 49, ученый совет РГАУ – МСХА имени К.А.Тимирязева, тел. (факс): (495) 976-24-92.

С диссертацией можно ознакомиться в ЦНБ ФГОУ ВПО

«РГАУ – МСХА имени К.А.Тимирязева».

Автореферат разослан « » 2009 г. и размещен на сайте ВАК www.vak.ed.gov.ru

Ученый секретарь

диссертационного совета, А.А.Ксенофонтова

1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Гипотиреоз сопровождается существенным угнетением морфологического, биохимического, иммунологического статуса организма животных, приводит к глубоким деструктивным перестройкам в структурных компонентах щитовидной железы и иммунных органов. Недостаточность функциональной активности щитовидной железы значительно снижает устойчивость организма к инфекционным и инвазионным заболеваниям, приводит к развитию вторичных иммунодефицитов и дисбактериозов. Йододефицитные состояния представляют особый интерес, ибо огромные территории России в той или иной степени эндемичны по зобу. С возрастанием загрязнения окружающей среды данная патология становится более актуальной. Многие животные в этих условиях имеют низкую общую и специфическую резистентность, предрасположены к легочным и желудочно-кишечным заболеваниям, что в свою очередь нередко приводит к нарушению всасывания и метаболизма йода (В.И.Иванов с соавт., 1975, 1994; F.Lemarchand – Berandet et al., 1977; J.M.Scheiff, 1977; Е.А.Корнева, 1988; Р.М.Хаитов, 1995; В.В.Удут, 2001). Целенаправленное восполнение тиреостатических и биологически активных веществ в организме животных активизирует обменные процессы, повышая физиологический статус, обеспечивает сохранность и увеличивает их продуктивность (Р.Н.Уельданов, с соавт., 1983; П.Я.Гущин, Н.Г.Фенченко, 1988; В.В.Мингазов, Р.З.Курбанов, 1995, Г.Ф.Кабиров, 1999; 2000; М.Б. Утарбаев, 2002)

В последние годы появилось достаточное количество работ, показывающих, что можно управлять физиологическим, иммуноморфологическим, биохимическим, микробиологическим статусом животных и при снижении стимулировать их (В.А.Антипов с соавт., 1990, 1991; Н.С.Асфандиярова с соавт., 1993; Н.А. Тюкавкина с соавт., 1997; А.Н.Панин, 2005; Р.Т.Маннапова, 2006, 2007). Однако, вопросы изучения физиологии, морфологии, иммунитета в комплексе с состоянием минерального обмена, гормонального статуса и естественного микробиоценоза дыхательных путей и кишечника при йодной недостаточности свиней остаются малоизученными и не являются фундаментальной основой для разработки обоснованной системы кормления и выращивания, профилактики и лечения животных в биогеохимических провинциях с недостаточностью йода.

В связи с вышеизложенным целью настоящей работы явилось - провести комплексное исследование влияния разных способов введения йодида калия (ингаляционно и с кормом) на фоне пробиотикотерапии, иммуностимуляции и внесения в рацион пробиотика, цеолита и сапропеля на состояние физиологических, иммуноморфологических, биохимических реакций, гормонального и йодного обмена, естественного микробиоценоза дыхательных путей, кишечника и разработать эффективные методы их коррекции и способы профилактики йодной недостаточности свиней.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1. Определить содержание йода в воде и основных кормах, используемых для свиней в биогеохимической провинции зоны Среднего Урала.

2. Установить физиологические, иммуноморфологические, биохимические и микробиологические критерии качественных и количественных показателей в организме свиней, характеризующих биогеохимическую провинцию.

3.Провести сравнительные исследования влияния на организм свиней в биогеохимической провинции с недостаточностью йода ингаляционного введения и внесения в обычный рацион йодида калия.

4.Изучить на ультрамикроскопическом уровне состояние щитовидной железы и определить характер обмена йода в щитовидной железе, активность йодпероксидазы и цитохромоксидазы в ее клетках при йодной недостаточности и разных методах введения йодида калия, на фоне внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции.

5. Установить изменения гормонального статуса в организме свиней при йодной недостаточности и на фоне разных методов введения йодида калия, иммуностимуляции Т- и В-активинами, прополисом на фоне внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля с определением динамики изменения в крови уровня тиреоидных гормонов;

6. Изучить особенности иммунных реакций при йодной недостаточности в

организме свиней и на фоне разных методов введения йодида калия, внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля, иммуностимуляции Т- и В-активинами и прополисом со сравнительной оценкой:

естественной резистентности и фагоцитарной активности лейкоцитов;

-динамики изменения содержания Т-лимфоцитов, их популяций, В-лимфоцитов в крови и лимфоидных органах;

-показателей мононуклеарных клеток периферической крови, иммунофенотипированных с помощью моноклональных антител;

-изменения содержания сывороточных иммуноглобулинов.

7. Определить характер изменения иммуноморфологических реакций в структурах лимфоидных органов при йодной недостаточности свиней и на фоне разных методов введения йодида калия, внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции Т- и В-активинами и прополисом с учетом динамики изменения размеров площадей иммунокомпетентных структурных компонентов глубокого пахового лимфатического узла, селезенки и тимуса.

8. Изучить иммуноклеточные реакции при йодной недостаточности в лимфоидных органах свиней и разных методах введения йодида калия на фоне внесения в рацион цеолитов, сапропеля, пробиотика лактобифид и иммуностимуляции с определением динамики изменения цитологических перестроек в миелограмме, спленограмме и аденограмме.

9. Изучить состояние микробной экологии дыхательных путей при йодной недостаточности свиней и на фоне разных методов введения йодида калия, внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля, иммуностимуляции Т- и В-активинами, прополисом со сравнительной оценкой динамики изменения содержания сапрофитной и резидентной микрофлоры.

10. Провести сравнительную оценку состояния микробно-микологической экологии кишечника при йодной недостаточности свиней и на фоне разных методов введения йодида калия, внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов сапропеля, иммуностимуляции Т- и В-активинами, прополисом с учетом динамики изменения содержания нормофлоры, условно-патогенных микроорганизмов и микроскопических грибов.

11. Определить влияние йодной недостаточности свиней и разных методов введения йодида калия на фоне иммуностимуляции Т- и В- активинами, прополисом, внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля, на сохранность и показатели прироста живой массы свиней.

Научная новизна. Впервые в условиях южной зоны Среднего Урала на основе проведенных исследований по выявлению содержания йода в воде, почве, кормах, крови, щитовидной железе получены комплексные данные о физиологии, морфологии щитовидной железы и лимфоидных органов, показателях йодного обмена, гормонального статуса, иммунитета, микробиоценоза дыхательных путей и кишечника при йодной недостаточности свиней и на фоне разных методов введения йодида калия (ингаляционно и с кормом), внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции.

Установлена возможность коррекции нарушений йодного обмена, гормонального статуса, вторичных иммунодефицитов, дисбактериозов дыхательных путей и кишечника при йодной недостаточности.

Определены основные направления развития физиологических, иммуноморфологических, биохимических, микробиологических перестроек при йодной недостаточности в организме свиней и на фоне разных методов введения йодида калия, а также внесения в рацион животных биостимуляторов с учетом изменения активности гормонов щитовидной железы, йодпероксидазы и цитохромоксидазы в митохондриях ее клеток. Установлена эффективность и высокая степень биологического действия использованных препаратов на структурные компоненты щитовидной железы на ультрамикроскопическом уровне. Установлено влияние биостимуляторов на фоне разных методов введения йодида калия на динамику изменения показателей бактерицидной, лизоцимной активности сыворотки крови, фагоцитоза, Т- и В-систем иммунитета, мононуклеарных клеток периферической крови, иммунофенотипированных с помощью моноклональных антител, содержания сывороточных иммуноглобулинов. Определены характер и степень перестроек в Т и В-зависимых зонах лимфатических узлов, селезенки и Т-зависимой зоне тимуса, изучены иммуноклеточные реакции в миелограмме, спленограмме и аденограмме. Разработана научная концепция восстановления естественного микробиоценоза дыхательных путей и кишечника при йодной недостаточности свиней на фоне разных методов инъекции йодида калия, иммуностимуляции Т и В-активинами, прополисом и внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля, способствующая повышению колонизационной резистентности. Доказана целесообразность ингаляционного применения йодида калия в биогеохимических провинциях с недостаточностью йода для профилактики йодной недостаточности у свиней на фоне иммуностимуляции и включения в рацион пробиотика, цеолитов и сапропеля.

Разработаны оптимальные схемы эффективной профилактики йодной недостаточности свиней, способствующие повышению сохранности поголовья и среднесуточных приростов живой массы.

Практическая значимость работы. Ингаляционное введение йодида калия на фоне внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции Т- и В-активинами, прополисом при йодной недостаточности свиней, способствущие восстановлению ультраструктуры, нормализации концентрации йода в щитовидной железе, оптимизации активности йодпероксидазы и цитохромоксидазы в митохондриях ее клеток; восстановлению в организме гемопоэза, естественной резистентности, фагоцитоза, показателей Т- и В-систем иммунитета в крови, лимфатических узлах, селезенке, тимусе, мононуклеарных клеток, иммунофенотипированных моноклональными антителами, иммуноглобулинов; активизации иммуноморфологических реакций в лимфоидных органах; восстановлению естественного микробиоценоза носовой полости и колонизационной резистентности кишечника; повышению сохранности поголовья и среднесуточных приростов живой массы позволяют рекомендовать эти методы, как эффективные средства профилактики йодной недостаточности свиней, в биогеохимической провинции с дефицитом йода.

Теоретически и практически обоснованы высокие иммуностимулирующие и иммунокоррегирующие свойства комплексного применения прополиса, Т- и В- активинов, лактобифида на фоне внесения в рацион цеолитаов и сапропеля, аэроионизации йодида калия при йодной недостаточности свиней для профилактики нарушений йодного обмена, гормонального статуса, вторичных иммунодефицитов, микробиоценоза дыхательных путей и дисбактериоза кишечника.

Изученные физиологические, биохимические, ультрамикроскопические, иммуноморфологические и микробиологические критерии под влиянием разных способов введения йодида калия, на фоне внесения в рацион биостимуляторов, доказывают их высокую иммунобиологическую активность при комплексной профилактике йодной недостаточности свиней и возможность широкого применения в ветеринарии и животноводстве.

Результаты экспериментальных исследований, имеющие номер государственной регистрации 0288068085 и являющиеся составной частью научных исследований, выполняемых по ГНТП Академии наук Республики Башкортостан «Стабилизация и развитие агропромышленного комплекса РБ», хоздоговорных работ Башкирского ГАУ, использованы при разработке и составлении рекомендаций, предложенных к внедрению в животноводство и ветеринарную практику.

Реализация результатов исследований. Результаты исследований внедрены на свиноводческих фермах и комплексах Уфимского, Буздякского, Чишминского, Туймазинского, Стерлитамакского, Благоварского районов Республики Башкортостан, расположенных в биогеохимических провинциях с недостаточностью йода. По материалам диссертации разработаны и выпущены 4 рекомендации производству, утвержденные отделом ветеринарии МСХ РБ и Департаментом ветеринарии РФ. Материалы диссертации освещены в трех монографиях (1. Иммунный статус при йодной недостаточности поросят и методы его коррекции /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова. – Уфа, 2004. – 251 с. 2. Эколого-физиологические, биохимические и микробиологические аспекты применения биостимуляторов у свиней в биогеохимической провинции / Аухатова С.Н., Маннапова Р.Т.- Монография.-Уфа.-2008.- 247с. 3. Морфофизиологические критерии оценки йодной недостаточности в организме свиней в биогеохимической провинции. / Маннапова Р.Т., Аухатова С.Н..-Москва.-2009.-250 с.).

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и широко апробированы на научно-практических конференциях Башкирского государственного аграрного университета (Уфа, 1993, 2000- 2007); Башкирского государственного медицинского университета (Уфа, 1997, 1998, 2004); Башкирского государственного университета (Уфа, 1997, 2004), научных конференциях биохимиков Урала, Поволжья и Западной Сибири «Актуальные вопросы прикладной биохимии и биотехнологии» (Уфа, 1998, Челябинск, 1999); научной конференции «Фундаментальные и прикладные аспекты современной биохимии» (Санкт-Петербург, 1998); научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины» (Троицк, 2001); международной научной конференции «Селекционные и технологические основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных» (Ярославль, 2003); Сибирской международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы ветеринарной медицины» (Новосибирск, 2004); ХVI международной научно-практической конференции «Новые фармакологические средства в ветеринарии» (Санкт-Петербург, 2004); международной конференции «Пробиотики, пребиотики, антибиотики, синбиотики и функциональные продукты питания» (Москва, 2004); ХI Всероссийской научно-практической конференции «Апитерапия – ХХI век» (Рыбное, 2004); Всероссийской научной конференции «Актуальные вопросы инфекционной патологии человека, клинической и прикладной иммунологии» (Уфа, 2004); Российской научно-практической конференции «Проблемы устойчивости биоресурсов: теория и практика» (Оренбург, 2004); Международной научно-практической конференции «Современные проблемы иммуногенеза, теории и практики борьбы с паразитарными и инфекционными болезнями сельскохозяйственных животных» (Москва-Уфа, 2004); международной научно-практической конференции (Ставрополь, 2004); Всероссийской научной конференции с международным участием «Медицинские иммунобиологические препараты в ХХI веке: разработка, производство и применение» (Уфа, 2005); научно-практической конференции (Балашиха, 2005); научной общероссийской конференции с международным участием «Современные проблемы науки и образования» (Москва, 2005); международной научной конференции по патофизиологии животных (Санкт-Петербург, 2006). Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы и перспективы развития инновационной деятельности в агропромышленном производстве» (Уфа, 2007).

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1.Влияние содержания йода в воде, почве, в основных кормах на его уровень в крови, щитовидной железе свиней в биогеохимической провинции с недостаточностью йода и возможности ее коррекции путем ингаляционного введения йодида калия на фоне комплексного применения биостимуляторов.

2.Физиологические критерии качественных и количественных показателей организма свиней, характеризующих биогеохимическую провинцию.

3.Изменение ультраструктуры и концентрации йода в щитовидной железе свиней в биогеохимической провинции с дефицитом йода.

4.Активность йодпероксидазы и цитохромоксидазы в митохондриях клеток щитовидной железы при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции у свиней.

5. Влияние йодной недостаточности на синтез в организме свиней трийодтиронина, тироксина, тиреотропного гормонов и разработка эффективных методов коррекции их баланса.

6. Состояние естественной резистентности, фагоцитоза, Т- и В-систем иммунитета, мононуклеарных клеток периферической крови и продукция иммуноглобулинов при йодной недостаточности свиней и разных способах введения йодида калия (ингаляционно и с кормом) на фоне внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции прополисом, Т- и В-активинами.

7. Иммуноморфологические перестройки в Т- и В-зависимых зонах лимфатических узлов, селезенки, тимуса при йодной недостаточности и разных способах введения йодида калия на фоне внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции прополисом, Т- и В-активинами.

8. Иммуноцитологические реакции в миелограмме, спленограмме и аденограмме при йодной недостаточности свиней и разных способах ведения йодида калия на фоне внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции.

9. Микробная экология носовой полости при йодной недостаточности и на фоне ингаляционного введения йодида калия, внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции прополисом, Т- и В-активинами.

10. Микробно- микологическая экология кишечника при йодной недостаточности и разных способов введения йодида калия на фоне внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции прополисом и Т- и В-активинами.

11. Сохранность поголовья, среднесуточные приросты живой массы при разных методах инъекции йодида калия на фоне внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолитов, сапропеля и иммуностимуляции прополисом, Т- и В-активинамим при йодной недостаточности у свиней.

Публикация результатов исследований. Основные положения диссертационной работы опубликованы в 74 научных трудах (в том числе 12 в изданиях, рекомендованных ВАК РФ), в 3-х монографиях.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 334 страницах компьютерного текста, включает введение, обзор литературы, собственные исследования, обсуждение результатов исследований, выводы, практические рекомендации. Работа иллюстрирована 47 таблицами, 1 схемой, 21 графиком, 7 гистограммами, 32 микрофотографиями и 9 электроннограммами. Список литературы включает 574 наименование, в том числе 114 иностранных авторов.

2.0 СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Материал и методы исследования

Работа выполнялась в условиях лаборатории микробиологии и иммунологии ФГОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет», центральной научно-исследовательской лаборатории ГНУ БНИИСХ, центральной научно-исследовательской лаборатории кафедры лабораторной диагностики ИПО ФГОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет», а также в хозяйствах Уфимского, Чишминского, Туймазинского, Буздякского, Благоварского районов Республики Башкортостан. Опыты проведены на свиньях крупной белой породы. Животные по принципу аналогов были разделены на 8 групп по 18 голов в каждой. Схема опытов представлена на рис.1, в таблице 1.

В работе использовались препараты йодида калия, прополиса, пробиотик лактобифид, сапропель, цеолиты, Т- и В- активин. Основной (20%-ный) спиртовой раствор прополиса готовили из прополиса, отвечающего требованиям ГОСТ- 28886-90 на 96%-ном этиловом спирте. Из основного раствора готовили прополисное молочко из расчета 10 мл 20%-ного спиртового экстракта на 1000 мл кипяченой и охлажденной воды. До начала опыта, а затем на 10, 30, 60, 120-й дни проводили взятие крови для иммунологических, биохимических исследований; носовой слизи и фекалий для бактериологических, микологических исследований, а также проводили убой свиней по 5 голов для иммуноморфологических исследований лимфоидных органов и костного мозга.

Бактерицидную активность сыворотки определяли по П.А.Емельяненко (1980), лизоцимную активность – по В.Г.Дорофейчуку (1977). Для определения фагоцитарной активности лейкоцитов использовали гепаринизированную кровь. Объектом фагоцитоза служили суточные культуры Staphylococcus aureus, выращенные на агаре Хоттингера. Лимфоциты из крови выделяли разделением в градиенте плотности фиколл-верографин (или урографин). Определение Т- и

СОДЕРЖАНИЕ И ПОТРЕБНОСТЬ ЖИВОТНЫХ В ЖИЗНЕННО ВАЖНЫХ МАКРО-МИКРОЭЛЕМЕНТАХ
ОБЩЕЕ СОДЕРЖАНИЕ МАКРО-МИКРОЭЛЕМЕНТОВ В
ПОЧВЕ ВОДЕ КОРМАХ
ПОТРЕБНОСТЬ ДЛЯ ПОЛНОЦЕННОГО РОСТА И РАЗВИТИЯ
КОРРЕКЦИЯ НЕДОСТАТКА ТИРЕОСТАТИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ БИОСТИМУЛЯТОРАМИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА
клинико-гематологические показатели рост, развитие животных содержание йода в щитовидной железе, плазме крови и моче
Показатели естественной резистентности, фагоцитоз альвеолярных макрофагов и лейкоцитов крови
Состояние Т- и В-систем иммунитета ( Т-лимфоциты, их популяции, В-лимфоциты в крови, лимфоузлах, селезенке, Т-лимфоциты в тимусе)

Иммуноморфологические перестройки в структурах лимфоидных органов (лимфатический узел, селезенка, тимус)

Иммуноцитологические перестройки в центральных и периферических органах иммуногенеза (в миелограмме, спленограмме, аденограмме)
-Реакции мононуклеарных клеток периферической крови при иммунофенотипировании моноклональными антителами. -Показатели сывороточных иммуноглобулинов -Ультраструктурные изменения в щитовидной железе. -Активность митохондриальных ферментов щитовидной железы Уровень тиреотропных гормонов и АКТГ

Рис. 1 Общая схема научных исследований.

Таблица 1

Схема опытов

Группа животных Применяемые препараты
1 Контрольная группа
2 Больные, не подвергнутые лечению
3 KI per os (0,2 мг/кг корма, ежедневно)
4 KI аэрозольно (в форме раствора, из расчета 0,2 мг/м3 площади, ежедневно)
5 KI аэрозольно (в форме раствора, из расчета 0,2 мг/м3 площади, ежедневно) + цеолиты (по 10-15 г/гол, ежедневно) + лактобифид (по 1 дозе на 10 кг живой массы, в течение 5 дней, ежемесячно) + Т- активин (в дозе 1 мкг/кг живой массы, в течение 5 дней, ежемесячно) и В-активин (в дозе 30-50 мкг/кг живой массы, 5 инъекций, ежемесячно)
6 KI аэрозольно (в форме раствора, из расчета 0,2 мг/м3 площади, ежедневно) + сапропель (5 г/кг живой массы, ежедневно) + лактобифид (по 1 дозе на 10 кг живой массы, в течение 5 дней, ежемесячно) + Т-активин (в дозе 1 мкг/кг живой массы, в течение 5 дней, ежемесячно) и В-активин (в дозе 30-50 мкг/кг живой массы, 5 инъекций, ежемесячно)
7 KI аэрозольно (в форме раствора, из расчета 0,2 мг/м3 площади, ежедневно) + цеолиты (по 10-15 г/гол, ежедневно) + лактобифид (по 1 дозе на 10 кг живой массы, в течение 5 дней, ежемесячно) + прополис (в виде прополисного молочка, из расчета 15 мл на гол, ежедневно)
8 KI аэрозольно (в форме раствора, из расчета 0,2 мг/м3 площади, ежедневно) + сапропель (из расчета 5 г /кг живой массы, ежедневно) + лактобифид (по 1 дозе на 10 кг живой массы, в течение 5 дней, ежемесячно) + прополис (в виде прополисного молочка, из расчета 15 мл на гол, ежедневно)

В-лимфоцитов в крови поросят проводили методом спонтанного розеткообразования. Популяции Т-хелперов и Т-супрессоров определяли в реакции розеткообразования с теофиллином (S.Limatibul et al., 1978). Для оценки В-системы иммунитета определяли концентрацию иммуноглобулинов (G, A классов) в сыворотке крови методом радиальной иммунодиффузии в геле по G.Mancini с соавт. (1981). Иммунофенотипирование мононуклеарных клеток периферической крови проводили с использованием мононоклональных антител (МКА) серии ИКО-10, ИКО-124 методом непрямой реакции иммунофлюоресценции (РИФ). Для морфологических исследований кусочки органов фиксировали в 10%-ном нейтральном формалине. Парафиновые срезы окрашивали гематоксилин-эозином, азур II эозином. Площадь зон лимфоидных органов определяли с помощью окуляр-сетки по Г.Г.Автандилову (1973). При этом подсчитывали количество точек (пересечений линий сетки) на всю измеряемую зону и полученные числовые показатели переводили в проценты. Мазки из пунктата костного мозга, селезенки и лимфатических узлов высушивали на воздухе, фиксировали и окрашивали по Паппенгейму. Для определения процентного соотношения клеточных элементов в миелограмме, спленограмме и аденограмме подсчитывали по 300-500 клеток. Ультраструктуру щитовидной железы просматривали в электронном микроскопе JЕМ-100. Количество йода в почвах, кормах и воде определяли каталитическим методом в центральной лаборатории геологического управления Башкортостана.

Для качественного исследования микрофлоры носовой полости и кишечника проводили посевы на ряд элективных и дифференциальных сред. Стрептококки выделяли на среде Гарро и КАМП-методом. Для выделения стафилококков использовали кровяной солевой МПА. Из чистой культуры, выращенной на МПА, ставили реакции на плазмокоагуляцию, фибринолизин, лецитиназу, ДНК-азу и скрытую гемолитическую активность. Из биохимических свойств определяли разжижение желатины, коагуляцию молока, ставили реакции на маннит, лактозу, сахарозу, аммиак, сероводород. Клостридии культивировали на мясо-пептонно-печеночном бульоне (МППБ) Китта-Тароцци, плотной среде Вильсона Блера, глюкозо-кровяном агаре Цейслера. Выделение бифидобактерий проводили посевом больших разведений фекалий в среду Блаурокка. Лактобациллы определяли на среде МРС. Для выделения бактерий семейства кишечных материал засевали на среды Эндо, Левина, МПА, МПБ. Чистую культуру эшерихий типировали в реакции агглютинации. Для выделения протея материал засевали в конденсационную воду свежескошенного агара. Выделение микроскопических грибов осуществляли на средах Сабуро и Чапека. Результаты переводили (при посеве из кишечника) в десятичные логарифмы и устанавливали относительное соотношение различных групп микроорганизмов.

Содержание трийодтиронина (Т3), свободного тироксина (сТ4) и тиреотропного гормона (ТТГ) определяли иммуноферментным методом с использованием стандартных тест-наборов в соответствии с прилагаемыми инструкциями фирмы «Алкор-Био». С этой целью применяли соответствующие наборы реагентов: для Т3 –«Тироид ИФА-трийодтиронин-01», сТ4 - «Тироид ИФА-свободный Т4», ТТГ- «Тироид ИФА-ТТГ-1».Содержание йода определяли на атомно-абсорбционном спектрометре «Квант-ZЭТА» по стандартной методике.

Полученный цифровой материал подвергнут статистической обработке методами вариационной статистики с проверкой достоверности результатов с помощью критерия Стьюдента с использованием соответствующих стандартных компьютерных программ (Г.Ф.Лакин,1980).

2.2. Результаты собственных исследований

2.2.1. Естественная резистентность, фагоцитоз свиней при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции

В сыворотке крови животных 2-8-й опытных групп, с йодной недостаточностью в организме, бактерицидная активность к началу опытов была снижена.

Показатель бактерицидной активности сыворотки крови свиней второй группы в процессе опыта, имел тенденцию к дальнейшему снижению. На 10, 30, 60 и 120-ые дни он понизился, по сравнению с контрольным уровнем, в 1,7; 2,08; 2,41и 2,63 раза. Введение йодида калия per os и аэрозольно (третья и четвертая группы) способствовало умеренной активизации ее. Более выраженным этот процесс был в организме животных четвертой группы. Значительная активизация бактерицидной активности сыворотки крови отмечалась у животных пятой и шестой групп. Максимального уровня бактерицидная активность сыворотки крови достигла у поросят седьмой и, особенно, восьмой групп. Она превысила фоновый уровень к 10, 30, 60 и 120-ым дням опыта по седьмой группе соответственно в 1,17;1,42; 1,54 и 1,47 раза, по восьмой – в 1,3; 1,65; 1,82 и 1,73 раза. До конца опыта описываемый показатель в сыворотке крови поросят восьмой группы был выше их значения в контрольной и других опытных группах.

Результаты исследований фагоцитарной активности лейкоцитов крови представлены на рисунке 2.

Данные по изучению динамики лизоцимной активности сыворотки поросят приведены в таблице 2.

Рисунок 2 Динамика фагоцитарной активности лейкоцитов крови поросят при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции

2.2.2 Т и В - системы иммунитета свиней при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции

Содержание Т-Е-РОК - лимфоцитов в крови поросят с выраженной йодной недостаточностью было снижено на 8,9 – 11,0% и на 0,4 – 0,7*109 /л. Т-Е-РОК-лимфоциты в крови животных 2-ой группы имели тенденцию к дальнейшему снижению и к 120- му дню опыта эта разница была на 22,6%. Т-Е-РОК- лимфоциты в крови поросят 3-8-й опытных групп, в процессе эксперимента, постепенно повышались, по сравнению с фоновым показателем. Умеренным этот процесс был в крови животных 3 и 4-ой групп. Количество Т-Е-РОК-лимфоцитов в крови поросят 5 и 6-ой групп имело более выраженную степень повышения. Самого высокого показателя Т-Е-РОК - лимфоциты достигли в крови поросят 7 и, особенно, 8-ой групп. Здесь их содержание было выше, по сравнению с фоновым уровнем, к 10, 30, 60 и 120-ым дням опыта на 5,9; 8,8; 12,8; 10,5% и на 8,4; 12,4; 16,9 и 12,5%.

Таблица 2 Динамика изменения лизоцимной активности сыворотки

крови поросят (M±m, в %)

Группа животных Фон Сроки исследований в днях от начала опытов
10 30 60 120
1 19,80±0,73 20,20±0,80 21,70±0,73 20,60±1,08 20,90±0,87
2 15,40±0,51* 14,30±0,66** 12,80±0,66*** 10,60±0,40*** 8,70±0,30***
3 16,80±0,58* 17,80±0,86* 18,40±0,51* 19,30±0,62 18,70±0,62
4 15,90±1,03* 18,60±0,51 19,60±0,75 20,10±0,71 19,20±1,02
5 16,80±0,66* 19,40±0,51 20,60±0,68 21,60±0,93 20,00±0,71
6 16,20±0,37* 19,90±0,46 21,00±0,95 22,00±0,71 20,50±0,92
7 16,40±1,08* 20,60±0,93 22,30±1,16 25,60±1,03** 24,80±0,97**
8 16,00±1,05* 21,20±0,73 24,50±0,89** 27,00±0,71*** 25,20±1,02**

Примечание: при Р<0,05 - *, Р<0,01 - *, Р<0,001 - *** - разница достоверна.

Йодная недостаточность способствовала снижению продукции В-ЕАС - клеток в организме свиней. Фоновый уровень В - лимфоцитов в крови поросят 2-8-ой групп был ниже, чем в контроле, на 6,8 – 7,8%.У животных 2-ой группы регистрировалось дальнейшее снижение уровня В - клеток в крови: к 10, 30, 60 и 120-ым дням опыта на 7,2; 8,2; 7,9 и 8,7%.Содержание В-ЕАС-лимфоцитов в крови свиней опытных групп повышалось по срокам опыта. Максимальная реакция В - лимфоцитов отмечалась в крови свиней 7 и 8-ой групп.

Содержание Т-Е-РОК-клеток в лимфоузле поросят 2-8-й опытных групп, к началу опытов (фон), было снижено. В лимфатическом узле поросят 2-й группы процесс затормаживания активности Т-Е-РОК-лимфоцитов прогрессировал по периодам опыта. К 10, 30, 60 и 120-ым дням эксперимента их уровень был ниже контрольного показателя на 3,5; 10,6; 12,0; и 14,4%. Т-Е-РОК-лимфоциты в лимфоузле животных 3 и 4-й групп до 30-го дня умеренно повышались в количестве и достигли к этому сроку контрольного уровня. В лимфатическом узле свиней 5 и 6-й групп количество Т-Е-РОК - лимфоцитов достигло контрольного значения к 10-му дню опыта. Максимальный уровень Т-Е-РОК-лимфоцитов регистрировался в лимфоузле животных 8-й группы. Они превысили фон и контроль к 10,30 60 и 120-ым дням на 6,3 и 4,1%; 13,4 и 9,4%; 15,0 и 11,4%; 12,7 и

9,3%. Незначительно уступали им показатели животных 7-ой группы.

Данные по исследованию динамики Т- супрессоров и Т-хелперов в крови поросят приведены на рисунке 3.

Рисунок 2 Динамика содержания Т-супрессоров (а) и Т-хелперов (б) в крови поросят при йодной недостаточности и разных методах коррекции

Рис.3 Динамика Т-супрессоров и Т-хелперов в крови поросят

(обозначения те же, что и на рис.1)

Данные по изучению динамики В-ЕАС-лимфоцитов в лимфоузле и селезенке животных приведены на рисунке 4.

Фоновый уровень иммунокомпетентных Т- клеток в селезенке свиней, с нарушенным йодным обменом был снижен на 6,7 – 8,0 млн. и 13,6 – 17,6 млн.

В органе животных 2-й группы процесс снижения активности Т- лимфоцитов, по сравнению с фоновым и контрольным показателями, прогрессировал по срокам опыта. Умеренная активизация Т-лимфоцитов наблюдалась в селезенке свиней 3 и 4-й групп. Более выраженным этот процесс был в селезенке животных 5 и 6-й групп. Самый интенсивный процесс активизации Т-Е-РОК-лимфоцитов отмечался в селезенке свиней 7 и 8-й групп. Их уровень повысился, по сравнению с контролем, к 10, 30, 60 и 120-ым дням опыта на 4,0 и 6,8%; 9,9 и 14,1%; 10,1 и 12,5%; 8,8 и 11,2%.

Фоновый уровень Т-Е-РОК - лимфоцитов в тимусе поросят с йодной недостаточностью был снижен на 159,7-170,2 млн. Изменения в тимусе животных 3-8-й опытных групп были направлены на повышение их уровня. Этот процесс имел не одинаковую степень выраженности по группам. Показатели животных 3 и 4-й групп не достигали контрольного уровня. Интенсивнее увеличение Т-Е-РОК - клеток наблюдалось в тимусе поросят 5 и 6-й групп. Однако здесь они также не достигли контрольных цифр. Содержание Т-Е-РОК- лимфоцитов в тимусе поросят 7 и 8-й групп с 30-го дня опыта было выше, чем в контроле.

Рисунок 4 Динамика В-ЕАС-лимфоцитов в глубоком паховом лимфатическом узле (а) и селезенке (б) поросят (обозначения те же, что и на рис.1)

2.2.3 Мононуклеарные клетки периферической крови,

иммунофенотипированные моноклональными антителами,

иммуноглобулины сыворотки крови поросят при йодной

недостаточности и разных методах ее коррекции

В крови животных с нарушенным йодным балансом в организме наблюдалось снижение МКА серии ИКО- 124. Их значение в крови поросят 2-й группы, в процессе опыта, имело тенденцию к дальнейшему снижению.У животных 3-8-й опытных групп происходили изменения в сторону их повышения. Максимальное содержание лимфоцитов, реагирующих с МКА серии ИКО- 124 выделялось из крови поросят 7-й и, особенно, 8-й групп. Здесь их уровень увеличился, по сравнению с исходным фоновым показателем, на 10, 30, 60 и 120-ые дни опыта на 4,9 и 6,0%; 7,3 и 8,9%; 8,2 и 11,1%; 7,7 и 10,3%. Подобным образом изменялась динамика МКА серии ИКО- 10.

Результаты исследования изменения содержания в сыворотке крови свиней иммуноглобулинов класса G представлены в таблице 3.

Фоновый уровень Ig А в сыворотке крови животных с йодной недостаточностью был снижен на 0,9 – 1,03 мг/мл. У свиней 2-й группы они уступали контролю к 10, 30, 60 и 120-ым дням на 1,08; 0,96; 1,08 мг/мл и 1,46 мг/мл. В сыворотке крови поросят 3-8-й групп, в процессе опытов, наблюдалось динамичное повышение Ig А. Самый высокий уровень Ig А регистрирован в сыворотке крови свиней 7 и, особенно, 8-й групп.

Таблица 3 Динамика изменения содержания Ig G в сыворотке крови поросят

(M±m, в мг/мл)

Группа животных Фон Сроки исследований в днях от начала опытов
10 30 60 120
1 20,80±0,58 21,20±0,86 21,90±0,87 22,00±1,18 21,80±0,80
2 18,60±0,75* 17,60±1,17* 17,20±0,73** 15,30±0,77*** 15,40±0,68***
3 17,90±0,56* 18,80±0,37* 19,20±0,46 20,30±0,77 20,00±0,32
4 18,40±0,99* 18,90±0,71* 19,90±0,64 21,20±1,02 20,20±1,16
5 18,50±0,50* 19,20±0,41* 20,80±0,86 21,70±0,86 21,20±0,58
6 17,60±0,93* 19,50±0,74* 21,40±0,60 22,00±0,61 21,60±0,97
7 18,00±0,71* 19,80±0,66* 22,90±0,90 23,90±0,68* 23,30±0,37**
8 17,80±0,73* 20,10±0,51* 23,40±0,68* 25,00±1,10*** 24,60±0,53***

Примечание: при Р<0,05 - *, Р<0,01 - **, Р<0,001 - *** - разница достоверна.

2.2.4 Иммуноморфологические перестройки в структурах лимфоидных органов свиней при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции

В лимфатическом узле животных контрольной группы на долю коркового плато приходилось 18,4 -20,6%, лимфатических узелков без светлых центров 7,2 – 7,9%, со светлыми центрами 2,9 – 3,7%, мякотных тяжей 17,9-18,9%, паракортикальной зоны 14,9-16,0%. Площадь коркового плато у поросят 2-8-й групп, к началу опытов, была расширена на 4,9-5,9%. В лимфатическом узле животных 2-й группы в процессе опыта наблюдалось дальнейшее ее расширение.У поросят 3-8-й групп в ходе экспериментов отмечалось уменьшение площади коркового плато. Максимальным тот процесс был в лимфоузле поросят седьмой и восьмой групп. Она уступала фону к концу опыта на 6,0 и 6,3%.

При йодной недостаточности отмечалось уменьшение площади лимфатических узелков без светлых центров. В лимфоузле животных 2-й группы данный процесс активно прогрессировал. В опытных группах отмечалось расширение площади лимфоузелков без светлых центров. Максимальной описываемая площадь была у животных 7 и 8-й групп. Данные по исследованию динамики изменения площади, занимаемой лимфатическими узелками со светлыми центрами и паракортикальной зоной глубокого пахового лимфатического узла представлены на рисунке 5.

В лимфатическом узле животных 2-й группы регистрировалось уменьшение площади мякотных тяжей. К 10, 30, 60 и 120-ым дням этот показатель уступал контрольному уровню на 2,9; 5,7; 7,4 и 10,2%. Во всех опытных группах регистрировалось расширение площади мякотных тяжей органа. Максимального показателя они достигли у поросят 7 и 8-й групп.

Результаты морфометрических измерений структурных компонентов тимуса показали, что фоновый показатель площади коркового вещества у поросят 2-8-й групп в начале опытов был меньше, чем в контроле, на 22,2-24,2%. Площадь коркового вещества тимуса поросят 2-й группы подвергалась в процессе опытов дальнейшему уменьшению: она уступала контрольному показателю на 10, 30,

 инамика изменения соотношения площади лимфатических узелков со-5

Рисунок 5 Динамика изменения соотношения площади лимфатических узелков со светлыми центрами (а) и паракортикальной Т-зоны (б) в глубоком паховом лимфатическом узле поросят (обозначения те же, что и на рис.1)

60 и 120-ые дни исследований на 24,2; 28,9; 34,2 и 37,3%. Описываемый показатель в тимусе поросят 3-8-й групп, в процессе опытов имел тенденцию к увеличению. Более значительное расширение площади коркового вещества регистрировалось у поросят пятой, шестой, и особенно седьмой и восьмой групп. Максимального значения она достигла у животных этих групп к 60-му дню, превысив фоновое значение на 19,5; 21,0; 23,7 и 26,4%.

Данные морфометрических исследований реакции селезенки представлены в автореферате только по 1, 2 и 8-й группам (таблица 4).

2.2.5 Иммуноцитологические реакции в лимфоидных органах свиней при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции

Уровень нейтрофилов в костном мозге свиней 2-й группы к началу опытов был увеличен на 16,09%. При этом показатель миелоцитов превышал контрольную цифру на 2,49%, метамиелоцитов на 5,7%, палочкоядерных нейтрофилов на 5,8%, сегментоядерных на 2,1%. К 60-му дню исследований нейтрофилия в миелограмме свиней 2-й группы прогрессировала. Показатели содержания нейтрофилов в костном мозге свиней 3, 4, 7 и 8-й опытных групп, к 60-му дню опыта, имели тенденцию к снижению в сторону физиологических норм. Однако, они продолжали превышать значение животных 1-й группы, по 3 и 4-й группам на 2,92 и 2,0%, а по 7 и 8-й группам - приблизилось контрольному уровню.

Уровень метамиелоцитов к 60-му дню исследований понизился в 3 и 4-й

Таблица 4 Изменения морфометрических показателей селезенки поросят

Сроки исследований, в днях Красная пульпа (M±m, в %) Белая пульпа (лимфатические узелки) (M±m, в %)
Т-зона В-зона
периваскулярная муфта без светлых центров со светлыми центрами
1 группа – контроль, здоровые животные
10 57,40±0,87 12,80±0,42 14,90±0,49 3,60±0,06
30 58,50±1,04 11,90±0,49 15,60±0,26 3,90±0,25
60 58,00±2,37 13,40±0,87 15,00±1,15 4,50±0,21
120 57,90±1,36 13,00±1,15 14,70±0,65 4,30±0,15
2 группа – контроль, больные
10 63,20±1,56** 9,40±0,70** 10,10±0,59*** 3,00±0,29
30 66,70±2,43*** 8,20±0,57*** 9,00±0,58*** 2,20±0,21**
60 72,60±2,35*** 6,60±0,55*** 7,30±0,15*** 1,50±0,15***
120 79,90±1,73*** 4,20±0,17*** 6,20±0,21*** -
8 группа - KI аэрозольно + сапропель + пробиотик + прополис
10 63,70±2,33*** 9,03±0,52*** 9,80±0,31*** 2,33±0,15**
30 58,60±0,40 11,40±0,31 14,60±0,31* 4,50±0,12
60 56,00±1,53 12,90±1,12 15,60±0,87 4,80±0,12
120 53,50±1,26* 15,70±1,11** 17,50±1,04** 5,20±0,23*

Примечание: при Р<0,05 - *, Р<0,01 - *, Р<0,001 - *** - разница достоверна.

группах на 4,4 и 7,6%, но превышал значения контроля на 6,7 и 3,5%. Содержание описываемых форм клеток в костном мозге свиней 7 и 8-й групп значительно приблизилось контрольной цифре.

Показатель уровня палочкоядерных нейтрофилов в костном мозге свиней 3, 4, 7 и 8-й опытных групп к 60-му дню опыта был ниже параметров животных 2-й группы на 6,0; 4,3; 8,1 и 10,4%, но превышал контроль в 3, 4 и 7-й группах на 2,9; 4,6 и 0,8 %, а по восьмой группе- соответствовал ему.

Содержание сегментоядерных нейтрофилов в костном мозге свиней 3, 4, 7 и 8-й групп имело тенденцию к снижению. Однако описываемый показатель по 3, 4 и 7-й группам был выше, чем в контроле, на 2,5; 0,9 и 0,7%, по 8-й группе - соответствовал физиологическому уровню.

Йодная недостаточность в организме свиней способствовала развитию эозинофилии. Содержание эозинофилов в миелограмме животных 2-й группы к началу опытов превышало показатель свиней 1-й группы на 2,18%, к 60-му дню исследований на 4,14%. Уровень эозинофилов в костном мозге свиней 3, 4, 7, и 8-й групп в процессе исследований снижался. К 60-му дню опыта эти данные были ниже, чем во второй группе соответственно на 2,89; 3,27; 3,5 и 3,94%.

Уровень клеток эритроидного ростка в костном мозге свиней 2-й группы к началу опытов был ниже, чем в контроле на 6,3%, к 60-му дню - на 8,8%. Клетки эритроидного ростка в костном мозге животных опытных групп к 60-му дню исследований повысились в содержании, по сравнению с показателями свиней второй группы: по 3, 4, 7 и 8-й группам на 3,5; 4,9; 7,8 и 9,9%. Однако при этом описываемые параметры по 3, 4, и 7-й группам уступали значениям их у контрольных животных на 5,3; 3,9 и 1,0%, а по 8-й группе превышали их на 1,1%.

В костном мозге свиней, при йодной недостаточности, регистрировался лимфоцитоз. К 60-му дню исследований уровень лимфоцитов у животных 2-ой группы был выше, чем в контроле, на 4,2%. Содержание лимфоцитов в костном мозге свиней опытных групп изменялось в сторону их восстановления.

Недостаток йода в организме свиней 2-й группы вызывал активизацию моноцитов. Их уровень превысил к началу опытов контрольную цифру в 2,41 раза к 60-му дню в 3,36 раза. К последнему описываемому сроку моноциты превышали контроль по третьей и четвертой группам в 2,36 и 1,81 раза. Уровень моноцитов в миелограмме свиней 7 и 8-й групп соответствовал норме.

Костный мозг животных при йодной недостаточности отвечал пониженной плазмоклеточной реакцией. Однако к 60-му дню опыта у свиней 7 и 8-й групп этот процесс восстановился до физиологического значения.

Данные по исследованию спленограммы представлены в таблице 5.

Таблица 5 Спленограмма свиней при йодной недостаточности и разных

методах ее коррекции (в %)

Показатели Стат. показа- тель Группы
1 2 3 4 7 8
Сроки исследования в днях от начала опытов
Фон 60 Фон 60 60 60 60 60
Лимфоциты М 79,4 82,3 65,6 60,6 72,4 74,9 76,5 79,5
±m 0,96 0,87 0,71** 0,56*** 0,83** 0,62* 0,95* 0,64
Плазматические клетки М 1,0 0,94 0,80 0,33 0,61 0,74 0,85 0,97
±m 0,03 0,02 0,02* 0,03*** 0,01** 0,02** 0,01 0,01
Нейтрофилы М 1,0 0,96 1,62** 2,45*** 1,92** 1,30* 1,12 0,92
±m 0,02 0,03 0,01 0,02 0,03 0,02 0,01 0,01
Макрофаги М 0,74 0,87 2,42 3,18 1,87 1,15 0,95 0,88
±m 0,01 0,01 0,03*** 0,04*** 0,03** 0,02** 0,02* 0,01
Эозинофилы М 2,0 1,9 2,69 3,14 2,82 2,30 1,85 2,15
±m 0,02 0,03 0,01* 0,01** 0,02* 0,03** 0,01 0,01
Моноциты М 0,85 0,93 2,4*** 3,42*** 3,12*** 2,83*** 1,19** 1,44**
±m 0,03 0,04 0,02 0,03 0,02 0,03 0,01 0,02

Примечание: при Р<0,05 - *, Р<0,01 - *, Р<0,001 - ***.

Значительные цитологические перестройки отмечались в аденограмме при йодной недостаточности свиней. В лимфатическом узле животных 2-й группы уровень лимфоцитов на 60-й день опыта уступал контрольной цифре на 12,3%. Содержание лимфоцитов в аденограмме свиней 3 и 4-й групп к 60-му дню увеличилось, по сравнению с показателем животных 2-й группы: на 2,7 и 5,0%, но было ниже контрольного значения на 9,6 и 7,3%. Более выраженное повыше-

ние уровня лимфоцитов отмечалось в лимфоузле свиней 7 и 8-й групп.

Содержание плазматических клеток в аденограмме свиней с йодной недостаточностью, к началу опытов, было ниже, чем в контроле в 1,25 раза. К 60-му дню исследований эта разница с контролем в сторону снижения увеличилась в 5,0 раз. Проведение курса терапии с йодидом калия способствовало повышению активности плазмацитов в лимфоузле свиней.

Недостаток йода в организме свиней способствовал проявлению в лимфоузле нейтрофилии. Фоновое значение нейтрофилов в аденограмме животных второй группы превысило контрольное значение в 4,0 раза. К 60-му дню исследования описываемый показатель был выше, чем в контроле в 8,07 раз.

Содержание нейтрофилов в аденограмме животных опытных групп имело тенденцию к снижению, а у животных 8-й группы соответствовало контролю.

В аденограмме свиней под влиянием йодного дефицита регистрировалась повышенная активность эозинофилов. Эти клетки к началу опыта по 2-й группе превышали контрольный показатель в 2,09 раза, к 60-му дню исследований в 3,0 раза. Проведенные лечебно- профилактические мероприятия способствовали затормаживанию, а по 7 и 8-ой группам - восстановлению уровня эозинофилов.

В аденограмме свиней 2-й группы отмечался моноцитоз. Содержание моноцитов в лимфоузле животных этой группы к началу опытов было выше, чем в контроле в 7,33 раза. В процессе исследования этот процесс активизировался и к 60-му дню опыта уровень моноцитов в аденограмме свиней 2-й группы был выше, чем в контроле в 13,3 раза. Лечебно- профилактические мероприятия с инъекцией йодида калия на фоне прополисо-пробиотикотерапии и внесения в рацион цеолитов и сапропеля затормаживали активность моноцитов.

2.2.6 Ультраструктурная организация щитовидной железы при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции у свиней

Морфологические исследования щитовидной железы нами проведены в 1, 2, 4 и 7-ой группах. Щитовидная железа животных 2-ой группы (с йодной недостаточностью, не подвергнутые лечебно-профилактическим манипуляциям) имеет стертое дольчатое строение. Дольки железы состоят из крупных фолликулов с густым коллоидом. Стенки фолликулов представлены плоскими эпителиальными клетками, ядра которых имеют округло-овальную форму, с гетерохроматином, что характерно для неактивной клетки. Они в виде компактных глыбок и локализованы по периферии кариоплазмы. Фолликулы крупных размеров и густо оплетены капиллярной сетью. Нередко среди них встречаются разрушенные фолликулы, окруженные соединительнотканными прослойками. Между фолликулами располагаются пучки коллагеновых волокон. В некоторых тироцитах регистрируются небольшие капли коллоида, в других их содержание значительное и выходит в просвет железистого фолликула. Фолликулы, вследствие накопления коллоида, расширены, клетки железистого эпителия атрофированы от давления и отторгаются в просвет пузырьков в виде шарообразных форм, наполненных коллоидом, с очертаниями следов уцелевших ядер. В местах сильного расширения и слияния фолликулов между собой образованы коллоидные кисты различных размеров. Цитоплазма тироцитов бедна органеллами, эндоплазматическая сеть с шероховатостью. Апикальная и базальная части тироцитов характеризуются совокупностью органелл, свойственной клетке с заторможенной репродукцией тиреоглобулинов. Эндоплазматический ретикулум базальной части тироцита представлен в виде сети и своеобразных лакун с незначительным количеством формирующихся просекреторных гранул. Размеры их значительно увеличены, микроворсинки редуцированы, объединены в тупые, короткие выросты, слабо контактирующие с коллоидом. В аппарате Гольджи встречаются единичные, параллельно расположенные мембраны с небольшими пузырьками. У многих тироцитов апикальные и базальные полюсы ровные.В стенках фолликула среди плоских клеток встречаются единичные клетки кубической и цилиндрической формы. В первых равномерно развит белоксинтезирующий аппарат. В клетках цилиндрической формы увеличено содержание гранул крупных размеров, митохондрий мало, белоксинтезирующий аппарат разрушен. В целом структура щитовидной железы свидетельствует о развитии гипотиреоза с образованием коллоидного зоба.

У животных 4-ой группы, подвергнутых воздействию аэроионов йодида калия, отмечали стабилизацию в строении стенок фолликулов, представленных преимущественно эпителием с клетками кубической формы, свидетельствующими об усилении функциональной активности паренхимы органа. На электроннограммах тироцитов выявляется умеренно развитая стопка мембран, формирующих аппарат Гольджи, с упакованными молекулами тиреоглобулина в небольшие секреторные пузырьки. Эндоплазматическая сеть хорошо развита, что подтверждает функциональную активность органа. Митохондрии имеют выраженные кристы и электронно- плотный матрикс, что свидетельствует об активизации внутриклеточных биохимических процессов за счет энергии митохондрий. Также в цитоплазме тироцитов появляется большое количество рибосом и полисом, обеспечивающих синтетические процессы пластическими ресурсами. Доли органа состоят преимущественно из фолликул мелких и средних размеров. Крупные фолликулы встречаются очень редко. Коллоид по консистенции не однородный. В фолликулах коллоид жидкий, местами вакуолизированный или его очень незначительно. В некоторых фолликулах коллоид по центру густой, а по периферии разжиженный. Между фолликулами располагаются интерфолликулярные тяжи, из клеток которых образуются новые фолликулы. Эти изменения в щитовидной железе свидетельствуют о ее активизации, по сравнению с ее физиологическим статусом у животных 2-ой группы.

В щитовидной железе животных 7-ой группы (аэроионизация йодида калия на фоне цеолито-пробиотикотерапии и иммуностимуляции прополисом) отмечалась стабилизация в строении сруктурных компонентов органа. Щитовидная железа свиней этой группы состоит из большого числа различных по размеру фолликулов, имеющих в основном округлую форму. Фолликулы представляют собой замкнутый пузырек, с коллоидом в полости. Стенки фолликул состоят из эпителия цилиндрической, кубической или низкой кубической формы, что соответствует функциональному состоянию железы и степени растяжения фолликул. Между фолликулами пространства заполнены соединительной тканью, в которых находятся скопления интерстециальных клеток.

В электроннограммах функционально активных клеток фолликулов отмечалась развитость белоксинтезирующего аппарата. Последовательные процессы синтеза и секреции тиреоглобулина, включение аминокислот в соответствующий полипептид происходят в цистернах эндоплазматического ретикулума. Формирование и упаковка тиреоглобулина в небольшие секреторные пузырьки осуществляется в аппарате Гольджи. Пузырьки переносятся к апикальной поверхности клетки, попадают путем экзоцитоза в полость фолликула и становятся частью коллоида. При этом в апикальной поверхности клеток регистрируются микроворсинки, обращенные к коллоиду. На электроннограммах апикальные пузырьки тироцитов имеют одинаковую электронную плотность, что и коллоид, находящийся в фолликулярной полости. В норме органеллы, участвующие в синтезе и секреции тиреоглобулина (комплекс Гольджи, его расположение в цитоплазме, характер развитости цистерн цитоплазматической сети, состояние митохондрий, форма и расположение электронноплотных гранул, величина микроворсинок) подчинены закономерной пространственной ориентации и последовательности расположения. Цистерны гранулярного эндоплазматического ретикулума растянуты, в них виден накапливающийся ново синтезированный белок, который переносится транспортными пузырьками в аппарат Гольджи. От последних мебранных стопок отпочковываются просекретоорные гранулы, которые сливаясь образуют секреторные пузырьки и превращаются в апикальные пузырьки. Встречаются также окаймленные пузырьки и более электронно-плотные тельца, характерные лизосомам, и часто митохондрии. Следовательно, аэрозольная инъекция йодида калия на фоне внесения в рацион животных цеолитов, пробиотика и иммуностимуляции прополисом в биогеохимической провинции с недостаточностью йода способствует восстановлению функциональной деятельности щитовидной железы, вызванного йодным голоданием животных.

2.2.7 Гормональный статус свиней при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции

У животных 1-й контрольной группы уровень концентрации тироксина в сыворотке крови колебался от 47,51 до 56,08 нмоль/л, незначительно повышаясь до 30-го дня эксперимента. В сыворотке крови поросят 2-8-й опытных групп с йодной недостаточностью в организме концентрация тироксина к началу опытов была снижена в 1,24 – 1,35 раза и колебалась на уровне от 37,83 до 41,05 нМ/л. Содержание тироксина в сыворотке крови порося 2-й группы, не подверженных лечебным манипуляциям, в процессе опыта имело тенденцию к дальнейшему снижению. К 10, 30, 60 и 120-ым дням исследований она уступала контрольному уровню в 1,50; 1,27; 1,52 и 1,21 раза. В 3-8-й группах в процессе опытов регистрировалось повышение уровня тироксина в сыворотке крови поросят. Введение йодида калия per os и аэрозольно (3 и 4-я группы) способствовало умеренному повышению концентрации тироксина в сыворотке крови. Значительное повышение содержания тироксина в сыворотке крови отмечалось у животных 5 и 6-й групп. Максимальный уровень концентрации тироксина регистрировался у поросят 7 и 8-й групп. Здесь данный показатель был выше фоновой и контрольной цифр к 120-му дню – в 2,84; 2,28 раза и в 2,68; 2,3 раза.

Концентрация трийодтиронина в крови поросят 1-й контрольной группы составила 0,98-1,08 нмоль/л. Фоновый уровень трийодтиронина в крови поросят с йодной недостаточностью был снижен в 1,20 -1,31 раза. У животных 2-й группы уровень трийодтиронина в крови колебался от 0,81 до 0,93 нмоль/л, незначительно повышаясь до 60-го дня эксперимента. Содержание трийодтиронина в сыворотке крови поросят описываемой группы уступало контрольным цифрам на 10, 30, 60 и 120-ые дни опыта в 1,23; 1,19; 1,21 и в 1,19 раза. В крови поросят 3-8-й опытных групп, в процессе опытов, наблюдалось динамичное повышение концентрации трийодтиронина. Самый высокий уровень трийодтиронина регистрирован в крови поросят 7 и 8-й групп. Здесь их значения превысили фоновый уровень на 10, 30, 60 и 120-ые дни опыта по 7-й группе в 1,21; 1,60; 2,0 и в 2,51 раза, по 8-й группе в 1,19; 1,70; 1,85 и 2,44 раза.

Концентрация тиреотропного гормона (ТТГ) в сыворотке крови здоровых животных находилась на уровне от 2,90 до 3,08 мМЕ/мл. Фоновый уровень ТТГ в сыворотке крови поросят с йодной недостаточностью был повышен в 1,41-1,49 раза (на 1,19 -1,42 мМЕ/мл). У животных 2-й группы, не подверженных лечебным манипуляциям, отмечалось незначительное снижение уровня ТТГ в сыворотке крови до 30-го дня опыта. Однако уровень TТГ в сыворотке крови поросят указанной группы превышал контрольный показатель к 10, 30, 60 и 120-ым дням опыта в 1,40; 1,36; 1,37 и 1,47 раза. В 3-8-й опытных группах отмечалось постепенное снижение и нормализация концентрации ТТГ в сыворотке крови.

Результаты исследования динамики изменения содержания АКТГ представлены на рисунке 6.

2.2.8 Динамика изменения содержания йода, активность йодпероксидазы

и цитохромоксидазы в щитовидной железе при йодной недостаточности свиней и на фоне разных методов ее коррекции

Концентрация йода в щитовидной железе свиней 1-й контрольной группы в начале опыта составила 192,0 мг%, к концу исследований этот показатель был равен 195,0 мг%. Описываемое значение в щитовидной железе животных опытных групп к началу исследований было ниже, чем в контроле, и колебалось на уровне от 125,0 до 132,0 мг%. Разные варианты внесения йодида калия в организм в комплексе с другими препаратами способствовали его накоплению в щитовидной железе свиней. Этот процесс имел разную степень выраженности. Показатель уровня йода в щитовидной железе свиней 2-й группы увеличился, по сравнению с фоновым значением, лишь в возрастном аспекте до 30-го дня опыта, превысив его в 1,06 раза. Содержание йода в щитовидной железе животных 3, 4, 5, 6, 7 и 8-й групп увеличилось к концу опыта, по сравнению с исходным уровнем, в 1,69 (на 89,0 мг%), в 2,13 (на 149,0 мг%), в 2,30 (на 170,0 мг%), в 2,19 (на 158,0 мг%), в 2,44 раза (на 180,0 мг%) и в 2,40 раза (на 180,0 мг%).

Рисунок 6 Динамика изменения содержания АКТГ (а) и ТТГ (б) в крови

(обозначения те же, что и на рис.1)

Активность йодпероксидазы в клетках щитовидной железы свиней 1-й контрольной группы не имела заметных колебаний и составила 25,0 и 29,2 нМ/мин/г ткани. При дефиците йода в рационе у свиней активность йодпероксидазы в расчете на 1 г ткани увеличивалась до 38,6- 50,4 нМ/мин/г ткани. Разные способы внесения йодида калия в комплексе с иммуностимуляцией и введением в рацион цеолитов, сапропеля и пробиотика способствовали снижению активности йодпероксидазы. К концу опыта значение данного показателя уменьшилось, по сравнению с фоновым уровнем, по 3, 4, 5, 6, 7 и 8-й группам, на 17,4; 18,8; 24,2; 23,12; 27,27 и 24,3 нМ/мин/ г ткани.

Активность цитохромоксидазы в митохондриях щитовидной железы свиней 1-й контрольной группы находилась в пределах от 10,50 и 12,0 мкМ/мин/г ткани. Описываемый показатель в ткани щитовидной железы животных 2- 8-й групп, при недостатке йода, к началу опытов, был выше чем в контроле на 5,1 – 6,7 мкМ/мин/ г ткани. Проведенные лечебно- профилактические манипуляции с животными 3-8-й групп способствовали снижению ее значения. Так, активность цитохрооксидазы в щитовидной железе свиней в конце опытов уступала фоновому показателю по 3-й группе на 3,3 мкМ/мин/ г ткани, по 4, 5, 6, 7 и 8-й груп-

пам на 5,07; 6,23; 5,66; 7,03 и 6,92 мкМ/мин/г ткани.

Повышение активности йодпероксидазы и цитохромоксидазы в митохондриях щитовидной железы при понижении ее функциональной активности следует рассматривать как компенсаторную реакцию на недостаточность йода в рационе.

2.2.9 Состояние микробной экологии дыхательных путей свиней при йодной недостаточности и на фоне разных методов ее коррекции

Содержание негемолитических стрептококков в носовой полости свиней 2-8-й групп к началу исследований было снижено на 12,1- 12,5 КОЕ/мл. Уровень негемолитических стрептококков у животных 2-й группы интенсивно понижался и уступал к 120-му дню фоновому и контрольному показателям в 32,4 и 55,8 раза.

Инъекция йодида калия внутрь и, особенно, аэрозольно (3 и 4-я группы) способствовала некоторому повышению уровня негемолитических стрептококков в носовой полости свиней. Однако при этом уровень негемолитических стрептококков в носовой полости свиней описываемых групп оставался ниже их значений в контроле и уступал им на эти сроки исследований. Максимальная активизация их регистрировалась у свиней 7 и 8-й групп. Описываемый показатель увеличился, по сравнению с фоновым значением, на 10, 30, 60 и 120-ые дни опыта, соответственно в 1,41 и 1,31; 1,64 и 1,47; 1,86 и 1,63 и в 1,70 и 1,56 раза.

Уровень бета- гемолитических стрептококков в носовой полости свиней 2- 8-й опытных групп, к началу исследований, был повышен на 6,10– 7,2 КОЕ/мл.Содержание бета- гемолитических стрептококков в носовой полости свиней 2-й группы продолжало интенсивно повышаться и превысило фоновое и контрольное значение к 10, 30, 60 и 120-ым дням опыта на 3,50 и 10,5 КОЕ/мл; 9,1 и 15,4 КОЕ/мл; 16,2 и 23,7 КОЕ/мл; 25,0 и 31,7 КОЕ/мл.

Активность бета- гемолитических стрептококков в носовой полости свиней опытных групп в процессе опытов снижалась. Менее выраженным этот процесс был у свиней 3 и 4-й групп. Более интенсивный процесс снижения уровня бета- гемолитических стрептококков регистрировался в носовой полости животных 7 и 8-й групп. При этом уровень бета- гемолитических стрептококков в носовой полости свиней 7-й группы с 30-го дня опыта соответствовал значению контроля, а показатели животных 8-й группы значительно приблизились к нему.

Данные по исследованию динамики изменения содержания Staphylococcus saprophiticus (а), Staphylococcus aureus (б), Escherichia coli (в), Prоteus vulgaris (г) в носовой полости свиней представлены на рисунке 7.

2.2.10 Естественный микробиоценоз кишечника свиней при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции

Фоновый уровень бифидофлоры в кишечнике животных опытных групп при йодной недостаточности был снижен в 1,51-1,64 раза (на 3,7-4,3 lg КОЕ/г).

Данный процесс в кишечнике животных 2-й группы прогрессировал. Если к началу опытов описываемый показатель уступал контрольной цифре в 1,57 раза (на 4,0 lg КОЕ/г), то к 10, 30, 60 и 120-ым дням исследований эта разница, в сторону снижения бифидобактерий, составила в 1,78; 1,86; 2,13 и 2,74 раза. Добавление в рацион поросят 3-ей группы йодида калия (per/os) и в 4-й группе аэрозольная инъекция йодида калия способствовали некоторой активизации

Рисунок 7 Динамика изменения содержания Staphylococcus saprophiticus (а), Staphylococcus aureus (б), Escherichia coli (в), Prоteus vulgaris (г) в носовой полости, в КОЕ/мл (обозначения те же, что и на рис.1)

бифидобактерий. Значительное увеличение содержания бифидобактерий в кишечнике отмечалось у поросят 5 и 6-й групп. Максимального уровня бифидобактерии достигли в кишечнике поросят 7 и 8-й групп. Здесь к 10 и 30-ым дням опыта уровень бифидобактерий превысил фоновое значение в 1,87 и 1,76 (на 6,0 и 5,4 lg КОЕ/г) и в 2,03 и 1,94 раза (на 7,1 и 6,7 lg КОЕ/г). Максимальный уровень бифидобактерий регистрировался к 60-му дню, он превышал фоновый показатель в 2,22 и 2,03 раза (на 8,4 и 7,3 lg КОЕ/г). Подобным образом изменялась динамика содержания лактобацилл в кишечнике свиней.

Уровень условно-патогенных эшерихий в кишечнике животных опытных групп к началу исследований был повышен в 1,30 и 1,39 раза (на 2,5 и 3,2 lg

КОЕ/г). Содержание эшерихий в кишечнике животных 2-й группы имело тенденцию к дальнейшему активному увеличению, по сравнению с контрольным

уровнем: к 10, 30, 60 и 120-ым дням опыта в 1,72 (на 5,6 lg КОЕ/г); 1,89 (на 7,0 lg КОЕ/г); 2,43 (на 11,0 lg КОЕ/г) и 2,42 раза (на 11,5 lg КОЕ/г). Уровень эшерихий в кишечнике поросят 3 и 4-й групп лишь незначительно снизился по сравнению с его фоновым уровнем. Более выраженный процесс снижения числа эшерихий регистрировался в кишечнике свиней и 6-й групп. Однако уровень эшерихий в кишечнике поросят этих групп продолжал превышать контрольный показатель. Значительно приблизилось содержание эшерихий к физиологическим нормам в кишечнике животных 7 и 8-й групп. Подобным образом изменялась в кишечнике динамика стафилококков.

Результаты исследования динамики изменения содержания клостридий и вульгарного протея в кишечнике свиней представлены на рис. 8.

 инамика изменения содержания клостридий и-12

Рисунок 8 Динамика изменения содержания клостридий и вульгарного протея в кишечнике поросят (lg КОЕ/г) (обозначения те же, что и на рис.1)

Фоновое значение микрогрибов из рода Candida в кишечнике животных опытных групп было повышено в 1,52 – 1,64 раза (2,6-3,2 lg КОЕ/г). По 2-й группе микрогрибы из рода Candida в процессе опыта имели тенденцию к дальнейшему активному размножению. Их содержание увеличилось, по сравнению с фоновым и контрольным уровнем, к 120-му дню опыта в 1,93 и 3,0 раза (на 7,1 и 9,8 lg КОЕ/г). Содержание микрогрибов из рода Candida в кишечнике свиней 3 и 4-й групп до 30-го дня опыта, а у животных 5 и 6-й групп до 10-го дня продолжало превышать фоновое значение. В последующие сроки опыта наблюдалась тенденция к их снижению, однако показатели животных этих групп превышали контрольные цифры.

Снижение в кишечнике содержания микроскопических грибов из рода Candida, по сравнению с контрольным значением, регистрировалось лишь у животных 7 и 8-й групп. Здесь баланс этих микрогрибов установился к 60-му дню опыта. К этому сроку исследований описываемый показатель снизился и уступал фоновому и контрольному уровням по седьмой группе в 1,92 и 1,28 раза (на 3,7 и 1,1 lg КОЕ/г), по восьмой группе в 1,84 и 1,16 раза (на 3,7 и 0,7 lg КОЕ/г).

В кишечнике здоровых свиней 1-й контрольной группы, содержащихся в условиях йодного баланса в кормах, микрогрибы Aspergillus в кишечнике отсутствовали. Однако в кишечнике животных опытных групп уже к началу опытов выделялось содержание микрогрибов рода Aspergillus в пределах от 1,6 до 1,9 lg КОЕ/г. Описываемый показатель в кишечнике поросят 2-й группы в процессе опыта имел тенденцию к дальнейшему увеличению: к 10, 30, 60 и 120-ым дням исследований - в 1,5 (на 0,9 lg КОЕ/г), в 2,0 (на 1,8 lg КОЕ/г), в 2,72 (на 3,1 lg КОЕ/г) и в 2,89 раза (на 3,4 lg КОЕ/г).

Содержание микрогрибов рода Aspergillus в кишечнике поросят 3 и 4-й групп к 10-му дню несколько повысилось, по сравнению с фоновым значением: в 1,05 и 1,12 раза (на 0,1 и 0,2 lg КОЕ/г). В последующие сроки опыта данный показатель в кишечнике животных описываемых групп начал снижаться и уступал фоновому значению к 30, 60 и 120-ым дням в 1,73 и 2,0 (на 0,8 и 0,8 lg КОЕ/г), в 1,9 и 1,77 (на 0,9 и 0,7 lg КОЕ/г) и в 1,58 и 1,6 раза (на 0,7 и 0,6 lg КОЕ/г).

В кишечнике животных 5,6,7 и 8-й групп содержание микрогрибов рода Aspergillus с 10-го дня исследований снижалось, этот процесс имел разную степень проявления по группам и был более выражен в кишечнике свиней 7 и 8-й групп. В кишечнике животных этих групп микрогрибы из рода Aspergillus не обнаруживались с 60-го дня, а восьмой группы – с 30-го дня исследований. Эта тенденция сохранялась до конца опыта.

Содержание микроскопических грибов из рода Penicillium в кишечнике животных1-й контрольной группы не выявлялось за весь период опытов. Однако в кишечнике животных всех опытных групп в начале исследований микрогрибы Penicillium выделялись в пределах от 2,6 до 2,8 lg КОЕ/г. Содержание микрогрибов Penicillium в кишечнике животных 2-й группы, в процессе опыта, имело тенденцию к дальнейшему постепенному повышению. Их значения увеличились, по сравнению с фоновым показателем, к 10, 30, 60 и 120-ым дням опыта в 1,18 (на 0,5 lg КОЕ/г), в 1,44 (на 1,2 lg КОЕ/г), в 1,63 (на 1,7 lg КОЕ/г) и в 2,11 раза (на 3,0 lg КОЕ/г).Уровень микрогрибов Penicillium в кишечнике свиней 3 и 4-й групп до 10-го дня опыта повышался, превысив фоновое значение 1,12 и 1,07 раза (на 0,3 и 0,2 lg КОЕ/г). В последующие сроки опыта содержание микрогрибов в кишечнике животных описываемых групп имело тенденцию к снижению. Максимальное снижение микрогрибов из рода Penicillium наблюдалось в кишечнике животных 7 и 8-й групп. Описываемый показатель здесь снизился, по сравнению с фоновым значением, на 10-й день исследований в 1,65 и 1,3 раза (на 1,1 и 0,6 lg КОЕ/г), на 30-й день - в 9,33 и 5,2 раза (на 2,54 и 2,1 lg КОЕ/г). На 60-й день опыта микрогрибы из рода Penicillium не выделялись из кишечника свиней 7-й группы, а на 120-й день –7 и 8-й групп.

2.2.11 Изменения показателей прироста живой массы и сохранности свиней при йодной недостаточности и разных методах ее коррекции

Живая масса поросят контрольной группы в начале опытов (2-х месячные) составила 17,0 кг. Данный показатель у животных опытных групп был понижен до 14,8- 15,3 кг. Контрольные взвешивания подсвинков в возрасте 4-х и 6-ти месяцев показали значительные различия показателей прироста живой массы по группам. У животных 4-х и 6-ти месячного возраста прирост живой массы по 3, 4, 5, 6, 7 и 8 группам был выше его значения у свиней второй группы в 1,41 и 1,27 раза (на 10,3 и 13,8 кг), в 1,37 и 1,24 (на 9,5 и 12,7 кг), в 1,5 и 1,35 (на 12,8 и 18,2 кг), в 1,43 и 1,32 (на 10,5 и 16,6 кг), в 1,73 и 1,45 (на 18,5 и 23,5 кг) и в 1,68 и 1,42 раза (на 17,3 и 21,7 кг). Значения среднесуточного прироста живой массы свиней 3, 4, 5, 6, 7 и 8-й групп в 4-х и 6-ти месячном возрасте превысили показатель животных второй группы на 176,6 и 117,5 г, на 156,6 и 105,0 г, на 220,0 и 155,0 г, на 185,0 и 140,1 г, на 313,3 и 198,4 г, на 290,0 и 185,9 г.

При этом показатели прироста и среднесуточного прироста живой массы животных 3, 4, 5, и 6-й групп уступали его значению у свиней контрольной группы, а данные свиней седьмой и восьмой групп были выше контрольных цифр в 1,1 раза (на 2,8 кг и 46,7 г) и в 1,05 раза (на 1,1 кг и 23,4 г).

Сохранность животных за период опытов в контрольной группе составила 87,5%, во 2-ой группе -56,2%, в 3-ей группе -75,0%, в 4-ой группе -81,0%, в 5-ой группе -87,5%, в 6-ой группе -93,7%, в 7-ой группе -100%, в 8-ой группе -93,7%.

ВЫВОДЫ

1.Установлен дефицит йода в воде и кормах, используемых для свиней в районах республики Башкортостан, относящихся к биогеохимической провинции зоны Среднего Урала.

2. Йодная недостаточность свиней приводит к развитию в организме вторичных иммунодефицитов, проявляющихся снижением показателей естественной резистентности, затормаживанием фагоцитарной активности лейкоцитов, уменьшением содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов, Т-хелперов, В-ЕАС-лимфоциов в крови, лимфатических узлах, селезенке, Т-лимфоцитов в тимусе; активизацией реакции Т-супрессоров; уменьшением количества лимфоцитов, реагирующих с МКА серии ИКО-10 и ИКО-124; затормаживанием продукции в организме Ig G и Ig А.

3. Недостаток йода в организме свиней сопровождается глубокими морфологическими изменениями в центральных и периферических органах иммуногенеза, характеризующимися деструктивными изменениями площадей Т- и В-зависимых зон: в тимусе – уменьшение площади коркового вещества, при расширении мозгового; в глубоком паховом лимфатическом узле - уменьшение площади, занимаемой лимфатическими узелками без светлых и со светлыми центрами, мякотными тяжами, паракортикальной зоной при расширении коркового плато; в селезенке - уменьшение площади лимфатических узелков без светлых центров, периваскулярных лимфоидных муфт и исчезновение лимфатических узелков со светлыми центрами;

-цитологическими перестройками в миелограмме, спленограмме и аденограмме в виде активизации реакции нейтрофилов, эозинофилов, макрофагов, моноцитов и уменьшения содержания клеток эритроидного ростка, плазмоцитов;

-микро- и ультраструктурными перестройками в щитовидной железе, характерными для гипотиреоза с образованием коллоидного зоба (стертое дольчатое строение, крупные или разрушенные фолликулы с густым коллоидом или соединительно-тканными прослойками, с атрофированными клетками железистого эпителия, ядра которых с гетерохроматином, цитоплазма тироцитов бедна органеллами, белоксинтезирующий аппарат разрушен);

-снижением в щитовидной железе концентрации йода, активизацией йодпероксидазы и цитохромоксидазы в митохондриях щитовидной железы на фоне снижения ее функциональной активности.

4. Недостаток йода способствует развитию в организме свиней вторичных дисбактериозов, проявляющихся нарушением баланса между сапрофитной и резидентной микрофлорой дыхательных путей (снижением в носовой полости уровня негемолитических стрептококков, Staphylococcus saprophyticus и активизацией гемолитических стрептококков, Staphylococcus aureus, Escherichia coli, Proteus vulgaris, микрогрибов Candida.

-дисбалансом между нормофлорой, условно-патогенными микроорганизмами и микроскопическими грибами в кишечнике (снижением содержания Bifidobacterium и Lactobacillus, активизацией Escherichiae coli, Staphylococcus aureus, Clostridiae, Proteus vulgaris, активизацией микрогрибов из рода Candida, появлением и размножением микрогрибов из родов Aspergillus и Penicillium.

5. Применение для свиней при йодной недостаточности йодида калия с кормом и ингаляционно (3 и 4-ая группы) не является достаточным для полного восстановления физиологического статуса животных. Ингаляционное введение на фоне пробиотикотерапии и внесения в рацион цеолита (5-ая группа) или сапропеля (6-ая группа) и иммуностимуляции Т и В-активинами способствует активизации иммунного статуса, иммуноморфологической активности лимфоидных органов, минерального обмена, гормонального статуса, размножения в дыхательных путях и кишечнике нормофлоры при затормаживании роста условно-патогенной микрофлоры и микроскопических грибов, но не является экономически оправданным, по сравнению с использованием прополиса.

6. Йодная недостаточность вызывает в организме свиней нарушение синтеза тиреоидных гормонов. Ингаляционное введение йодида калия в комплексе с пробиотикотерапией, иммуностимуляцией и внесением в рацион цеолита (или сапропеля) повышают концентрацию тироксина, трийодтиронина и затормаживают синтез ТТГ до уровня физиологических норм.

7. Восстановление иммунного статуса свиней при йодной недостаточности достигается аэрозольной ингаляцией йодида калия на фоне восстановления естественного микробиооценоза кишечника пробиотиком лактобифид, иммуностимуляции прополисом и внесения в рацион цеолитов (7-ая группа) или сапропеля (8-ая группа). При этом:

-усиливаются факторы естественной резистентности: бактерицидная активность сыворотки крови на 32,0 и 38,6%, лизоцимная – на 16,1 и 16,5%;

-активизируется фагоцитоз на 33,9 и 39,6%;

-повышается уровень Т-Е-РОК-лимфоцитов в крови по 7-ой группе на 24,7% и 2,6*109/л, по 8-ой группе на 25,1% и 2,9 *109/л; в глубоком паховом лимфатическом узле соответственно - на 23,7%, 37,6*109/л и на 23,7%, 43,9*109/л; в селезенке - на 14,5%, 42,6 *109/л и на 15,6%, 44,3*109/л; в тимусе - на 275,3 и 304,2 млн/орган;

-увеличивается активность Т-хелперов в крови по 7-ой группе на 15,7% и 2,2 *109/л, по 8-ой группе - на 17,7% и 2,4 *109/л и восстанавливается реакция Т- супрессоров;

-активизируется продукция лимфоцитов, реагирующих с МКА серии ИКО-10 соответственно на 11,0 и 13,6%, ИКО-124 на 13,6 и 16,4%;

-усиливается антителогенез: уровень IgG повышается по 7 и 8-ой группам на 7,9 и 9,2 мг/мл; Ig А - на 1,56 и 1,78 мг/мл.

8. Ингаляционное введение йодида калия на фоне пробиотикотерапии и иммуностимуляции прополисом, добавления в корм цеолита (7-я группа) или сапропеля(8-я группа) при йодной недостаточности свиней активизирует иммуноморфологические реакции в иммунокомпетентных структурах лимфоидных органов, проявляющихся:

- -в селезенке в виде расширения площади лимфатических узелков без светлых центров на 10,7 и 11,3%, со светлыми центрами - на 5,0 и 5,2%, периваскулярных лимфоидных муфт - на 10,3 и 11,5%;

-в глубоком паховом лимфатическом узле в виде расширения площади лимфатических узелков без светлых центров на 2,5 и 3,6%, со светлыми центрами - на 3,1 и 4,0%, мякотных тяжей - на 12,6 и 14,9%, паракортикальной зоны на - 11,8 и 15,7%;

-в тимусе в виде расширения площади коркового при уменьшении площади мозгового вещества органа.

9. Комплексные мероприятия при йодной недостаточности свиней, включающие аэрозольную ингаляцию йодида калия, иммуностимуляцию прополисом, внесение в рацион пробиотика, а также цеолита (7-я группа) или сапропеля (8-я группа) восстанавливают цитологическую активность иммунных органов и биохимические показатели щитовидной железы:

а) в миелограмме повышается уровень клеток эритроидного ростка в 1,47 и 1,6 раза (на 7,8 и 9,9%), плазматических клеток в 3,0 и 4,0 раза (на 0,2 и 0,3%), затормаживается продукция нейтрофильных клеток в 1,53 и 1,64 раза (на 27,7 и 31,2%), эозинофильных клеток в 1,72 и 1,89 раза (на 3,5 и 3,94%), лимфоцитов в 1,28 и 1,25 раза (на 4,5 и 4,1%), моноцитов в 2,64 и 3,08 раза (на 2,3 и 2,5%);

б) в спленограмме увеличивается содержание лимфоцитов в 1,26 и 1,31 раза (на 15,9 и 18,9 %), плазматических клеток в 2,57 и 2,93 раза (на 0,52 и 0,64%) и уменьшается уровень нейтрофилов в 2,19 и 2,66 раза (на 1,33 и 1,53%), эозонофилов в 1,69 и 1,46 раза (на 1,29 и 0,99%), моноцитов в 2,87 и 2,37 раза (на 2,23 и 1,98%);

в) в аденограмме активизируются лимфоциты 1,1 и 1,12 раза (на 8,6 и 10,4%), плазматические клетки в 3,33 и 4,66 раза (на 0,14 и 0,22%) и затормаживается реакция нейтрофилов в 5,25 и 8,4 раза (на 1,7 и 1,85%), эозинофилов в 2,5 и 3,0 раза (на 1,8 и 2,0%), моноцитов в 4,0 и 7,2 раза (на 2,7 и 3,1%).

г) в щитовидной железе происходит повышение концентрации йода в 2,41 и 2,21 раза (на 311,1 и 279,7 мг%), снижение активности йодпероксидазы в 3,71 и 3,2 раза (на 30,9 и 28,9 нМ/мин/ г ткани), цитохромоксидазы в 1,81 и 1,76 раза (на 7,0 и 6,9 мкМ/мин/ г ткани).

10. Ингаляционное введение иодида калия на фоне пробиотикотерапии, иммуностимуляции прополисом и внесения в рацион цеолита (7-ая группа) или сапропеля (8-ая группа) способствует восстановлению нарушенной микро- и ультраструктуры щитовидной железы, характеризующейся выраженным дольчатым строением органа, увеличением количества фолликулов мелких и средних размеров, округлой формы, представляющих замкнутый пузырек с жидким коллоидом, стенки которых состоят из эпителия цилиндрической и кубической формы, между ними четко выражены интерфоллликулярные тяжи, в тимоцитах хорошо выражены аппарат Гольджи, эндоплазматическая сеть, митохондрии с кристами и электронноплотным матриксом, выявляется большое количество рибосом и полисом.

11. Восстановлению микробно-микологической экологии при йодной недостаточности в организме свиней способствует ингаляционное введение йодида калия, на фоне пробиотикотерапии, иммуностимуляции прополисом при внесении в рацион цеолита (7-я группа) или сапропеля (8-я группа). При этом:

-в микробной ассоциации носовой полости активизируется размножение негемолитических стрептококков на 25,5 и 22,2 КОЕ/мл, Staphylococcus saprophyticus на19,6 и 17,4 КОЕ/мл и подавляется рост и размножение гемолитических стрептококков на 32,6 и 30,5 КОЕ/мл, Staphylococcus aureus на 15,7 и 13,9 КОЕ/мл, Escherichia coli на 14,4 и 13,1 КОЕ/мл, Proteus vulgaris на 8,8 и 8,0 КОЕ/мл, микрогрибов из рода Candida на 5,4 и 5,1 КОЕ/мл.

-нормализуется естественный микробиоценоз кишечника: повышается содержание Bifidobacterium на 10,7 и 10,0 lg КОЕ/г, Lactobacillus на 7,4 и 7,2 lg КОЕ/г, затормаживается размножение условно-патогенных микроорганизмов рода Escherichiae coli на 11,3 и 10,5 lg КОЕ/г, Staphylococcus aureus на 6,7 и 6,9 lg КОЕ/г, Clostridiae на 4,4 и 4,9 lg КОЕ/г, Proteus vulgaris на 2,8 и 3,0 lg КОЕ/г, микрогрибов из рода Candida на 10,5 и 10,2 lg КОЕ/г, исчезают микрогрибы из родов Aspergillus и Penicillium.

12. В биогеохимической провинции с дефицитом йода ингаляционное введение йодида калия на фоне внесения в рацион пробиотика, цеолита (или сапропеля), иммуностимуляции прополисом (или Т-и В-активинами) способствует повышению сохранности поголовья и среднесуточных приростов живой массы свиней.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. В свиноводческих хозяйствах в биогеохимических провинциях с дефицитом йода с целью повышения сохранности поголовья, получения высоких среднесуточных приростов живой массы, высококачественной продукции целесообразно проводить комплекс мероприятий, включающих ингаляционное введение йодида калия на фоне иммуностимуляции прополисом (или Т- и В-активинами), внесения в рацион пробиотика лактобифид, цеолита (или сапропеля).

2. Йодид калия применять аэрозольно в форме раствора 0,2 мг/м3 площади, один раз в сутки в течение 30 мин, ежедневно. Пробиотик лактобифид добавлять в рацион из расчета 1 доза на 10 кг живой массы, в течение 5 дней, ежемесячно. Прополисное молочко вносить дополнительно с питьевой водой в дозе 15 мл на животное, ежедневно. Сапропель добавлять в корм из расчета 5 г/кг живой массы, ежедневно. Т-активин назначать в дозе 1 мкг/кг, а В- активин в дозе 30-50 мкг/кг живой массы по 5 инъекций ежемесячно.

3. При йодной недостаточности свиней с целью повышения продуктивности животных, путем восстановления физиологических показателей, создания прочного иммунного баланса, восстановления минерального обмена, гормонального статуса, естественного микробиоценоза дыхательных путей и кишечника рекомендуется использовать разработанные нами научно-практические рекомендации.

4. Полученные результаты исследований могут быть использованы при составлении научной, общеобразовательной и информационной литературы, в учебном процессе, при проведении лекционных и лабораторно-практических занятий по физиологии, биохимии, морфологии, микробиологии, иммунологии, фармакологии сельскохозяйственных животных, а также в ветеринарной и зооинженерной практике.

Список опубликованных работ по теме диссертации

  1. Аухатова С.Н. Опыт по обеспечению растущих поросят йодом при наличии в кормах гойтрогенных веществ /С.Н.Аухатова, Ю.Ф.Ильбульдин //Материалы 102–й научн. конф. БГАУ. – Уфа.- 1993. – С. 18-19.
  2. Аухатова С.Н. Сравнительная оценка природных и синтетических препаратов для профилактики йодной недостаточности /С.Н.Аухатова //Материалы 62–й научн. конф. молод. ученых БГМУ. – Уфа.- 1997. – Ч. 1. – С. 116-118.
  3. Аухатова С.Н. Экспериментальные данные о влиянии гойтрогенных веществ на организм /С.Н.Аухатова //Человек, общество, образование. Мат. межвуз. конф. Изд-во БГУ. – Уфа.- 1997. – С. 148-150.
  4. Аухатова С.Н. Влияние гойтрогенных веществ на функциональное состояние щитовидной железы /С.Н.Аухатова //Актуальные проблемы клинической токсикологии и методы детоксикации организма. Мат.научно-практической конф. – Уфа.- 1997. – С. 104 – 106.
  5. Аухатова С.Н. Оксидазная активность и эффективность использования йода щитовидной железой поросят при разных условиях питания /С.Н.Аухатова //Актуальные вопросы прикладной биохимии и биотехнологии. Мат.научно-практической конф. биохимиков Урала и Западной Сибири. БГМУ. – Уфа.- 1998. – С. 7- 10.
  6. Аухатова С.Н. Влияние гойтрогенных веществ на эффективность использования йода в организме животных /С.Н.Аухатова, Ю.Ф.Ильбульдин// Фундаментальные и прикладные аспекты современной биохимии: Труды СПбГМУ им. акад. И.П.Павлова. – СПб.: Изд-во СПбГМУ, 1998. – Т.2. – С. 331-334.
  7. Аухатова С.Н. Метаболическая реакция организма на воздействие гойтрогенных веществ /С.Н.Аухатова //Актуальные проблемы теоретической и прикладной биохимии. Мат. конф. биохимиков Урала, Поволжья, Западной Сибири, посвещ. 70-летию со дня рождения Р.И. Лифшица. – Челябинск.- 1999. – С. 217 – 219.
  8. Аухатова С.Н. Особенности йодного обмена в организме поросят в норме и при патологии /С.Н.Аухатова //Современные вопросы ветеринарной медицины и биологии. Матери алы 1-й междун. конф. – Уфа.- 2000. – С. 12-14.
  9. Аухатова С.Н. Состояние щитовидной железы под воздействием токсикантов. /С.Н.Аухатова С.Н., Ю.Ф.Ильбульдин, Н.Г.Фенченко //Современные вопросы ветеринарной медицины и биологии. Материалы 1-й междун. конф. – Уфа.- 2000. – С. 14-16.
  10. Хужин В.Д. Влияние новых йодистых добавок на интенсивность роста и развития поросят /В.Д.Хужин, С.Н.Аухатова, Н.Г.Фенченко //Международный сельскохозяйственный журнал. Москва.- 2001. № 6. С. 50-52.
  11. Фенченко Н.Г. Рекомендации по воспроизводству, выращиванию, откорму, ветеринарно-санитарному состоянию свиней в промышленных комплексах и фермах /Н.Г.Фенченко, С.А.Аминева, В.Д.Хужин, С.Н.Аухатова, Б.Х.Сатыев. БНИИСХ. – Уфа.- 2001. – 58 с.
  12. Аухатова С.Н. Использование биостимуляторов при выращивании поросят /С.Н.Аухатова //Технологические проблемы производства продукции животноводства. Мат. науч. – практ. и научн. – методич. конф. «Актуальные проблемы ветеринарной медицины, животноводства, товароведения, обществознания и подготовки кадров на Южном Урале и на рубеже веков». – Троицк.- 2001. – С 7-10.
  13. Аухатова С.Н. Эффективность использования соединений йода в питании свиней /С.Н.Аухатова //Мат. междун. научн. – практ. конф. «Проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса регионов России». – Уфа.- 2001. – С. 309-313.
  14. Фенченко Н.Г. Практические рекомендации животноводу /Н.Г.Фенченко, В.И.Мозжерин, С.А.Аминева, С.Н.Аухатова // БНИИСХ. – Уфа.- 2002. – 106 с.
  15. Аухатова С.Н. Эффективность применения новых источников йода в кормлении свиней /С.Н.Аухатова, Н.Г.Фенченко //Проблемы зоотехнии. Сб. научн. тр. фак. технологии производства и переработки продукции животноводства. – Оренбург.- 2002. – С. 78-83.
  16. Аухатова С.Н. Влияние йода на продуктивность свиней при откорме /С.Н.Аухатова, Н.Г.Фенченко //Перспективы развития производства продовольственных ресурсов и рынка продуктов питания. Мат. междун. науч. – практ. конф. – Уфа.- 2002. – С. 333-336.
  17. Гибадуллина С.Р. Витаминно-минеральные ресурсы и их использование /С.Р. Гибадуллина, С.Н.Аухатова, Н.Ш.Мамлеев, Ф.М.Гордеев //Перспективы развития производства продовольственных ресурсов и рынка продуктов питания. Мат. междун. научн. – практ. конф. – Уфа.- 2002. –С. 142-144.
  18. Аухатова С.Н. Скармливание полизона и йода молодняку свиней /С.Н.Аухатова //Пути повышения эффективности АПК в условиях вступления России в ВТО. Мат. междун. научн. – практ. конф. – Ч.2. – Уфа.- 2002. – С. 239-241.
  19. Аухатова С.Н. Сапропель и йод при откорме свиней /С.Н.Аухатова, С.Р.Гибадуллина //Пути повышения эффективности АПК в условиях вступления России в ВТО. Мат. междун. научн. – практ. конф. – Ч.2. – Уфа.- 2002. – С. 248-250.
  20. Аухатова С.Н. Влияние йода на продуктивность свиней при их откорме /С.Н.Аухатова //Свиноводство. М.- 2003. № 1. С. 9-11.
  21. Аухатова С.Н. Новый способ подкормки свиней йодом /С.Н.Аухатова, Н.Г.Фенченко //Селекционные и технологические основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных. Сб. научн. тр. – Ч. 2. – Ярославль.- 2003. – С. 201-205.
  22. Аухатова С.Н. Влияние сапропеля на иммунобиологическую реактивность поросят /С.Н.Аухатова, С.Р.Гибадуллина //Селекционные и технологические основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных. Сб. научн. тр. – Ч. 2. – Ярославль.- 2003. – С. 205-208.
  23. Аухатова С.Н. Фагоцитоз и его коррекция при йодной недостаточности у поросят /С.Н.Аухатова //Современные проблемы иммуногенеза, теории и практики борьбы с паразитарными и инфекционными болезнями сельскохозяйственных животных: Труды Всероссийского НИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. М.- 2004. С 49-50.
  24. Аухатова С.Н. Иммуноглобулины в сыворотке крови и их коррекция при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Современные проблемы иммуногенеза, теории и практики борьбы с паразитарными и инфекционными болезнями сельскохозяйственных животных: Труды Всероссийского НИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. М.- 2004. С. 58-60.
  25. Аухатова С.Н. Оценка состояния иммунного статуса поросят и способы ее коррекции в условиях йодной недостаточности /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Актуальные вопросы ветеринарной медицины: Мат. Сибирской междун. научн.-практ. конф. – Новосибирск. – 2004. – С. 223-227.
  26. Аухатова С.Н. Клеточные факторы иммунитета в зависимости от содержания йода в рационе /С.Н.Аухатова //Актуальные вопросы ветеринарной медицины: Мат. Сибирской междун. научн.-практ. конф.– Новосибирск. – 2004. – С. 227-228.
  27. Аухатова С.Н. Т- и В-системы иммунитета поросят в зависимости от обеспеченности йодом /С.Н.Аухатова //Актуальные вопросы ветеринарной медицины: Мат. Сибирской междун. научн.-практ. конф.– Новосибирск. – 2004. – С. 228-232.
  28. Аухатова С.Н. Иммунитет и его коррекция в условиях йодной недостаточности /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Актуальные вопросы инфекционной патологии человека, клинической и прикладной иммунологии: Мат. Всеросс. научн. конф. молодых ученых: Уфа.-2004. – С. 247-248.
  29. Аухатова С.Н. Стимуляция функционального становления иммунной системы у поросят в состоянии незрелости на фоне йодной недостаточности. /С.Н.Аухатова //Проблемы и пути интенсификации племенной работы в отраслях животноводства: Мат. междун. научн. -практ. конф. – Уфа.- 2004. – С. 230-236.
  30. Аухатова С.Н. Мероприятия по коррекции гуморального звена иммунитета при нарушении минерального обмена у поросят /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Проблемы и пути интенсификации племенной работы в отраслях животноводства: Мат. междун. научн.- практ. конф. – Уфа.- 2004. – С. 257-262 с.
  31. Аухатова С.Н. Хелперные реакции и их коррекция при дефиците йода у поросят

/С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Материалы 110-й научн.-практ. конф. преподавателей, сотрудников и аспирантов университета. – Уфа.-2004. – С. 58-60.

  1. Аухатова С.Н. Иммунная реактивность лимфатических узлов при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Материалы 110-й научн.- практ. конф. преподавателей, сотрудников и аспирантов университета. – Уфа.- 2004. – С. 153-158.
  2. Аухатова С.Н. Иммуноморфологические перестройки в селезенке при недостатке йода в организме поросят /С.Н.Аухатова //Материалы 110-й научн.- практ. конф. преподавателей, сотрудников и аспирантов университета. – Уфа.- 2004. – С. 60-63.
  3. Аухатова С.Н. Реакция селезенки поросят при нарушении минерального обмена /С.Н.Аухатова //Материалы Респуб. научн.- практ. конф. молодых ученых и аспирантов. «Достижения молодых ученых – аграрному производству». – Уфа.-2004. – С. 60-61.
  4. Аухатова С.Н. Стимуляция иммунной системы у поросят в условиях йодной недостаточности /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Материалы XVI междун. Межвуз. научн.- практ. конф. «Новые фармакологические средства в ветеринарии». – СПб: СПбАВМ, 2004. – С.75-76.
  5. Аухатова С.Н. Иммуностимуляция Т-и В-активинами и прополисом при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Сб. мат. междун. конф. Пробиотики, пребиотики, антибиотики, синбиотики и функциональные продукты питания. Современное состояние и перспективы. –М.– С. 132-133.
  6. Аухатова С.Н. Пробиотики – перспективные иммуностимулирующие препараты для животноводства /С.Н.Аухатова, А.Н.Панин //Сб. мат. междун. конф. Пробиотики, пребиотики, антибиотики, синбиотики и функциональные продукты питания. Современное состояние и перспективы. –М. – С. 131-132.
  7. Аухатова С.Н. Иммунный статус при йодной недостаточности поросят и методы его коррекции /С.Н.Аухатова //Сб. мат. междун. конф. Пробиотики, пребиотики, антибиотики, синбиотики и функциональные продукты питания. Современное состояние и перспективы. –М-2004 г.
  8. Аухатова С.Н. Гормональный статус и его коррекция при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Материалы Респуб. конф. молодых ученых Республики Башкортостан «Медицинская наука – 2004». – Уфа.- 2004. – С. 22-23.
  9. Аухатова С.Н. Активность аминотрансфераз и некоторых других показателей крови при нарушении минерального обмена поросят /С.Н.Аухатова //Университетская наука – Республике Башкортостан: Т. 1. Естественные науки: Материалы научн.- практ. конф., посв. 95-летию Башкирского государственного университета. – Уфа.- 2004. – С. 166-168.
  10. Аухатова С.Н. Тиреоидные гормоны и их коррекция при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Университетская наука – Республике Башкортостан: Т. 1. Естественные науки: Материалы научн.- практ. конф., посв. 95-летию Башкирского государственного университета. – Уфа.- 2004. – С. 168-170.
  11. Аухатова С.Н. Иммуностимуляция прополисом и Т -и В-активинами при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Материалы XI Всеросс. научн.- практ. конф. «Апитерапия – XXI век», 29-30 мая 2004 г.,– Рыбное.- 2004. – С. 135-138.
  12. Аухатова С.Н. Морфометрические изменения в тимусе при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Материалы Юбилейной междун. научн.-практ. конф., посв. 65-летию фак. ветеринар. медицины. – Ставрополь: СГАУ, 16-18 ноября, 2004. – С. 61-63.
  13. Аухатова С.Н. Морфометрические перестройки в селезенке при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Материалы Юбилейной междун. научн.-практ. конф., посв. 65-летию фак. ветеринар. медицины. – Ставрополь: СГАУ, 16-18 ноября, 2004. – С. 63-65.
  14. Аухатова С.Н. Влияние стимулирующих подкормок в комплексе с прополисом на динамику разных популяций Т-лимфоцитов в организме свиней /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Материалы XI Всеросс. научн.- практ. конф. «Апитерапия – XXI век», 29-30 мая 2004 г.,– М.-Рыбное.-2004. – С. 138-142.
  15. Аухатова С.Н. Иммунный статус при йодной недостаточности поросят и методы его коррекции /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова. Монография. – Уфа, 2004. – 251 с.
  16. Аухатова С.Н. Обмен минеральных веществ и белка у поросят на фоне дефицита йода /С.Н.Аухатова //Известия ОГАУ.– Оренбург.- 2004. – №3. – С. 105-106.
  17. Аухатова С.Н. Эффекты влияния йода на функции иммунной системы и иммунокомпетентных клеток /С.Н.Аухатова //Известия ОГАУ.– Оренбург.- 2004. – №4. – С. 124-126.
  18. Аухатова С.Н. Морфологические изменения щитовидной железы как показатель ее функционального состояния при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Известия ОГАУ.– Оренбург,.- 2004. – №4. – С. 141-143.
  19. Аухатова С.Н. Оценка эффективности иммунопрофилактики при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Материалы Всеросс. научн. конф. с междун. участ. «Медицинские иммунобиологические препараты в ХХI веке: разработка, производство и применение». «Иммунопрепарат» ФГУП «НПО «Микроген» МЗ и СР РФ. – Уфа.- 2005. – С. 369-371.
  20. Аухатова С.Н. Изменения иммунного статуса животных в условиях йодной недостаточности /С.Н.Аухатова //Известия ОГАУ. – Оренбург.- 2004. – №4. – С. 159-162.
  21. Аухатова С.Н. Иммунологические реакции в организме животных в условиях йодной недостаточности /С.Н.Аухатова //Успехи современного естествознания. – М.- 2005. – №3. – С. 107-108.
  22. Аухатова С.Н. Эффективность применения аэрозоля йода при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Повышение эффективности и устойчивости развития агропромышленного комплекса. Материалы Всеросс. научн.- практ. конференции (в рамках XV международной специализированной выставки «Агрокомплекс – 2005» 1-3 марта 2005 г). – Уфа, 2005. – Ч. 3. – С. 209-210.
  23. Аухатова С.Н. Морфометрические перестройки в тимусе на фоне дефицита йода /С.Н.Аухатова //Проблемы повышения эффективности развития агропромышленного комплекса. Материалы научн.- практ. конф. – Балашиха.- 2005.-С.121-124.
  24. Аухатова С.Н. Морфофункциональные изменения щитовидной железы и их коррекция при йодной недостаточности животных / С.Н.Аухатова //Современные проблемы интенсификации производства в АПК: Труды Всероссийского НИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. М.-2005. С. 29-31..
  25. Аухатова С.Н. Влияние йода на гуморальные факторы иммунитета животных /С.Н.Аухатова, А.Н.Панин //Современные проблемы интенсификации производства в АПК: Труды Всероссийского НИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. М.- 2005. С. 31-34.
  26. Аухатова С.Н. Изменения в обмене минеральных веществ и белка в условиях йодной недостаточности /С.Н.Аухатова //Современные проблемы интенсификации производства в АПК: Труды Всероссийского НИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. М.- 2005. С. 27-29.
  27. Аухатова С.Н. Влияние йода на метаболические процессы в организме /С.Н.Аухатова //Успехи современного естествознания. – М.-2006. – №1. – С. 32-33.
  28. Аухатова С.Н. Изменения иммунного статуса при йодной недостаточности свиней /С.Н.Аухатова //Ветеринарная патология. М.- 2006. № 2. С. 127-131.
  29. Аухатова С.Н. Об использовании иммунокоррегирующей терапии при йодной недостаточности у свиней /С.Н.Аухатова //Сельскохозяйственная биология. М.- 2006. № 2. С. 73-77.
  30. Аухатова С.Н. Коррекция иммунологической недостаточности при нарушении минерального обмена у молодняка свиней /С.Н.Аухатова //Актуальные проблемы ветеринарной медицины. Материалы Всеросс. научн-практ. конференции в рамках XVI Междун. специализир. выставки «Агрокомплекс – 2006». Перспективы агропромышленного производства регионов России в условиях реализации приоритетного национального проекта и «Развитие АПК». Ч. II..-Уфа.-2006.- С. 10 - 12.
  31. Аухатова С.Н. Морфофункциональные изменения щитовидной железы при йодной недостаточности свиней /С.Н.Аухатова //Ветеринария. М.- 2006. № 6. С. 44-46.
  32. Аухатова С.Н. Иммунологические процессы в условиях недостаточности эндокринных функций и их коррекция /С.Н.Аухатова //Вестник РАСХН. М.- 2006. № 6. С. 73-75.
  33. Аухатова С.Н. Некоторые биохимические показатели в крови поросят в зависимости от йодного питания /С.Н.Аухатова //Междун. конф. по патофизиологии животных. СПбГАВМ. СПб, 2006. – С. 49 – 51.
  34. Аухатова С.Н. Коррекция гормональной и иммунологической недостаточности у молодняка свиней /С.Н.Аухатова //Международный сельскохозяйственный журнал. М.- 2006. № 6. С. 63-64.
  35. Аухатова С.Н. Колонизационная резистентность кишечника и методы ее коррекции при йодной недостаточности поросят /С.Н.Аухатова //Проблемы и перспективы развития инновационной деятельности в агропромышленном производстве. Материалы Всеросс. научн.-практ. конф. – Уфа.- 2007. – С.
  36. Аухатова С.Н.Применение йодных и биологически активных препаратов для стимуляции иммунной системы при йодной недостаточности свиней /С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова //Рекомендации. – Уфа.- 2007. – 20 с.
  37. Аухатова С.Н. Колонизационная резистентность кишечника у животных из йоддефицитного региона и методы ее коррекции /С.Н.Аухатова // Современные проблемы интенсификации производства в реализации национального проекта «Развитие АПК».-М.-2007.-С.13-17.
  38. Аухатова С.Н. Особенности содержания йода в тканях животных при разном уровне йода в рационе / С.Н.Аухатова // Вопросы современной науки и практики. Труды Университета имени В.И.Вернадского.-М.-2008.-Т.2, №3(13).-С.29-32.
  39. Аухатова С.Н. Содержание йода и активность йодпероксидазы в митохондриях тиреоцитов животных в йоддефицитном регионе. Труды Университета имени В.И.Вернадского.-М.-2008.-Т.1, №1 (11).С.80-84.

71.Аухатова С.Н. Диагностика и профилактика йоддефицитных нарушений у животных в

биогеохимической провинции Республики Башкортостан. Рекомендации / С.Н.Аухатова, Р.Т.Маннапова. - Уфа.-2008.-20с.

72. Маннапова Р.Т. Научное обоснование применения биостимуляторов в биогеохимической провинции с недостаточностью йода у свиней / Р.Т.Маннапова, С.Н.Аухатова.- Рекомендации.- Москва.-2009.-20 с.

73. Аухатова С.Н. Эколого-физиологические, биохимические и микробиологические аспекты применения биостимуляторов у свиней в биогеохимической провинции / Аухатова С.Н., Маннапова Р.Т.- Монография.-Уфа.-2008.- 247с.

74. Маннапова Р.Т. Морфофизиологические критерии оценки йодной недостаточности в организме свиней в биогеохимической провинции. / Маннапова Р.Т., Аухатова С.Н..-Монография.-Москва.-2009.-250 с.





 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.