WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Закономерности морфологических изменений надпочечников при острой алкогольной интоксикации и общем переохлаждении организма

На правах рукописи

Алябьев

Федор Валерьевич

ЗАКОНОМЕРНОСТИ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ НАДПОЧЕЧНИКОВ ПРИ ОСТРОЙ АЛКОГОЛЬНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ И ОБЩЕМ ПЕРЕОХЛАЖДЕНИИ ОРГАНИЗМА

03.00.25 – гистология, цитология, клеточная биология

14.00.24 – судебная медицина

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Новосибирск – 2008

Работа выполнена в Сибирском государственном медицинском университете Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию (г. Томск).

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор Логвинов Сергей Валентинович

доктор медицинских наук, профессор Новоселов Владимир Павлович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Машак Светлана Владимировна

доктор медицинских наук, профессор Бураго Юрий Иванович

доктор медицинских наук, профессор Суходоло Ирина Владимировна

Ведущая организация: Омская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию

Защита состоится ___.__________ 2008 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 208.062.05 при Новосибирском государственном медицинском университете Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию по адресу: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, 52.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного медицинского университета Росздрава.

Автореферат разослан ___ ____________ 2008 года

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор А.В. Волков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Надпочечники являются основным эффекторным звеном гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и по состоянию этого органа можно судить об адекватности реагирования адаптивной системы на сильные стрессорные воздействия [Селье Г., 1960; Алисиевич В. И., 1995; Бернет Ф., 1971; Маршани З. М. 1983; Мухаметов Р. Ю. и др. 1973; Обут Т. А., 1992, 1994; Ольховик В. П., 1971, 1974; Стабровский Е. М., Кнорре З. Д., 1973; Прошина Ю. В., 2007]. При слабых стрессорных воздействиях реакция надпочечников регистрируется в первую очередь в клубочковой зоне коркового вещества [Перельмутер В. М., Гуревич М. Е., Диденко Н. П. и др. 1989; Перельмутер В. М., Заматринский А. В., Диденко Н. П. и др. 1993], при длительном действии стрессора более выраженно реагируют пучковая и сетчатая [Алисиевич В. И., 1974, 1976, 1995; Ханов В. Г., 1965; Уткина Т. М., 1972]. Реакция на сильные стрессорные воздействия характеризуется практически одновременным, но различным по степени вовлечением всех морфофункциональных зон надпочечников в единую адаптивную реакцию организма [Осьминкин В. А., 1990; Стабровский Е. М., Кнорре З. Д., 1973; Ольховик В. П., 1971, 1974; Алисиевич В. И., 1957–1995]. При исследовании реакции надпочечников на экстремальные воздействия представляет интерес выделение среди совокупности изменений морфофункционального состояния неспецифических, отражающих силу и длительность воздействия и идентичных при действии различных стрессоров и признаков, отражающих особенности определенного танатогенного стрессора. Особенно актуален такой подход при одновременном действии на организм человека нескольких танатогенных факторов [Бурлаков Г. И., 1990, 1991; Десятов В. П., Шамарин Ю. А., Шнайдер А. Д., Бунин Ю. Н., 1982; Корсаков А. Л., 1972; Стабровский Е. М., Кнорре З. Д., 1973; Уткина Т. М., 1977; Пиголкин Ю. И., 2006].

Единичные работы посвящены изучению морфологии надпочечных желез при смерти от общего переохлаждения организма [Шамарин Ю. А., Мельчиков А. С., 1997], отравления окисью углерода [Тиунов Л. А., Кустов В. В., 1969], острой алкогольной интоксикации [Алисиевич В. И., 1965, Коршенко Д. М., Алисиевич В. И., 1998]. Однако в имеющихся работах не достаточно раскрываются механизмы возникновения изменений надпочечников. Кроме того, в доступной литературе отсутствуют сведения о сравнительном изучении морфофункционального состояния надпочечников при комбинированном действии различных стрессоров. Наличие подобных исследований помогло бы в решении спорных вопросов при действии на организм нескольких повреждающих факторов, каждый из которых сам по себе мог бы привести к смерти.

Наименее изученным является морфофункциональное состояние надпочечников при комбинированном действии различных стрессоров разной силы и продолжительности. Одним из наиболее сильных стрессоров является общее переохлаждение организма [Майстрах Е. В., 1972, 1975; Десятов В. П., 1977; Шамарин Ю. А., Мельчиков А. С., 1997; Шигеев В. Б., Шигеев С. В., Колударова, 2004; Югов К. М., 2004]. В единичных работах описаны морфологические изменения надпочечников при многократном охлаждении животных в эксперименте, а также при смертельном переохлаждении у людей. При этом отсутствуют работы, в которых дана информация об изменении состояния надпочечников в динамике холодового стресса, остаются не изученными тканевые механизмы регуляции функции надпочечников при общем переохлаждении организма. Часто встречаются случаи действия общего переохлаждения на организм человека, находящегося в состоянии алкогольного опьянения различной степени [Шамарин Ю. А., Мельчиков А. С., 1997; Мальцев С. В., Ивкин А. А., Спиридонова Н. Н., 2006; Алексеев И. В., Зайцев А. П., Исаев Ю. С., Проскурин В. И., Югов К. М., 2006; Леонов Н. В., Цывцына Л. Ф., 2006; Афанасьев С. А., Южакова Т. П., 2006; Панченко И. В., Лысый В. И., Чикун В. И., 2007], при этом реакция адаптивной системы на холод изменяется, что приводит к развитию более быстрого летального исхода [Десятов В. П., 1977; Шамарин Ю. А., Мельчиков А. С., 1997; Шигеев В. Б., Шигеев С. В., Колударова, 2004; Югов К. М., 2004]. Однако в имеющихся работах не дана оценка влияния различной степени алкогольной интоксикации на модификацию морфофункционального состояния надпочечников при общем переохлаждении организма. Кроме того, в судебной медицине до сих пор не разработаны критерии дифференциальной диагностики причины смертельного исхода от действия низкой температуры и алкогольной интоксикации, приводя к тому, что выводы о причине смерти не всегда являются категоричными и доказанными.

Учитывая вышеизложенное, изучение морфофункционального состояния надпочечников при алкогольной интоксикации и общем переохлаждении является насущно необходимым для более полного понимания тканевых механизмов формирования ответной системной реакции организма при действии чрезвычайных по силе факторов.

Цель исследования: установить закономерности изменения морфофункционального состояния надпочечников при различных вариантах и исходах изолированного и комбинированного действия острой алкогольной интоксикации и общего переохлаждения организма.

Задачи исследования:

  1. Изучить на экспериментальных животных морфофункциональное состояние надпочечников в динамике алкогольной интоксикации при интрагастральном введении 40 % раствора этанола в различных дозах (2, 4, 8 мл/кг).
  2. Изучить на экспериментальных животных морфофункциональное состояние надпочечников в динамике общего переохлаждения организма при различной температуре (–10° С и –18° С).
  3. Изучить на экспериментальных животных морфофункциональное состояние надпочечников в динамике общего переохлаждения организма при различной температуре (–10° С и –18° С) на фоне сопутствующей алкогольной интоксикации, вызванной интрагастральным введением 40 % раствора этанола в различных дозах (2, 4, 8 мл/кг).
  4. Изучить на экспериментальных животных взаимосвязи морфофункционального состояния надпочечников с параметрами углеводного обмена (содержание глюкозы в крови, глюкозы и гликогена в печени, мозге, скелетной мышце) при изолированном и комбинированном действии алкогольной интоксикации при интрагастральном введении 40 % раствора этанола в различных дозах (2, 4, 8 мл/кг) и общего переохлаждения организма при различной температуре (–10° С и –18° С).
  5. Сравнить с учетом зонального строения органа морфофункциональное состояние надпочечников человека при летальной алкогольной интоксикации, при сопутствующей не смертельной алкогольной интоксикации, в случаях смерти от общего переохлаждения организма.
  6. Оценить вклад сопутствующей алкогольной интоксикации в формирование морфофункционального состояния надпочечников при летальном исходе общего переохлаждения организма.
  7. Среди параметров морфофункционального состояния надпочечников выявить наиболее информативные для дифференциальной диагностики летального исхода от отравления этиловым спиртом и общего переохлаждения организма, на основании которых разработать способы дифференциальной диагностики смерти от данных причин.

Научная новизна. Впервые детально изучены закономерности изменения морфофункционального состояния надпочечников в динамике алкогольной интоксикации при интрагастральном введении 40 % раствора этанола в различных дозах (2, 4, 8 мл/кг) и общего переохлаждения организма при температуре –10° С и –18° С.

Показано, что при алкогольной интоксикации морфофункциональное состояние надпочечников зависит от дозы введенного этанола, концентрации этанола в крови и длительности алкогольной интоксикации. Морфологические признаки нарастания функциональной активности надпочечников регистрируются через один час воздействия. Алкогольная интоксикация, вызванная введением этанола в дозе 8 мл/кг, приводит к появлению морфологических признаков гипофункции клубочковой зоны надпочечников, которые регистрируются в обеих железах через два часа воздействия.

Впервые установлено, что взаимосвязь морфофункционального состояния надпочечников с содержанием глюкозы в крови и глюкозы и гликогена в печени, мозге и скелетной мышце при алкогольной интоксикации выше, чем при изолированном действии низкой атмосферной температуры, комбинированном действии алкогольной интоксикации и низкой температуры. При этом наибольшее влияние на содержание углеводов в тканях зарегистрировано со стороны правого надпочечника при летальном исходе комбинированного действия алкогольной интоксикации и низкой атмосферной температуры.

Показано, что действие алкогольной интоксикации при различных дозах интрагастрально введенного этанола (2, 4, 8 мл/кг) и низкой атмосферной температуры –10° С и –18° С, а также различные варианты комбинированного воздействия этих факторов не изменяет p-53 и bcl-2 опосредованные механизмы апоптоза в надпочечниках.

Установлено, что межзональное взаимодействие в левом и правом надпочечниках, а также межнадпочечниковое взаимодействие усиливаются при увеличении силы изолированно или комбинированно действующих стрессоров.

Впервые описаны тканевые механизмы возникновения морфофункциональных изменений секреторного аппарата и сосудов надпочечников при изучаемых стрессорных воздействиях. Установлены различия межтканевых взаимодействий, обусловленные различными вариантами и исходами изолированного и комбинированного действия алкогольной интоксикации и общей гипотермии.

Практическое значение. Изученные закономерности изменения морфофункционального состояния надпочечников в динамике алкогольной интоксикации и общего переохлаждения организма могут быть использованы для диагностики вклада каждого из стрессоров в формирование адаптивной реакции.

На основе выявленных различий морфофункционального состояния надпочечников при смерти от отравления этиловым спиртом, общего переохлаждения организма и механической травмы разработаны прогнозные уравнения, положенные в основу способов дифференциальной диагностики непосредственной причины смерти при комбинированном действии указанных факторов на организм.

Полученные данные могут быть использованы в процессе преподавания гистологии, нормальной и патологической физиологии, патологической анатомии, судебной медицины, эндокринологии, токсикологии, в клинической и секционной практике.

Положения, выносимые на защиту:

  1. В динамике однократного несмертельного изолированного и комбинированного действия алкогольной интоксикации и общего переохлаждения организма выраженность морфофункциональных изменений надпочечников возрастает пропорционально силе и длительности воздействия.
  2. Алкогольная интоксикация и общее переохлаждение организма при различных вариантах изолированного и комбинированного действия по-разному меняют межзональное взаимодействие в левом и правом надпочечниках и межнадпочечниковое взаимодействие. Действие более сильного стрессора или комбинации стрессоров приводит к большему усилению внутринадпочечникового и межнадпочечникового взаимодействия.
  3. Общее переохлаждение организма на фоне алкогольной интоксикации уменьшает зависимость морфофункционального состояния секреторных клеток и сосудов надпочечников от концентрации этанола в крови.
  4. Морфофункциональное состояние надпочечников в случаях смерти от отравления этиловым спиртом и общего переохлаждения организма различно. На основании этих различий возможна дифференциальная диагностика причины смерти от отравления этиловым спиртом и общего переохлаждения организма путем расчета в процентах вероятности отнесения случая к той или иной группе.

Апробация работы. Основные материалы исследования были представлены на: региональной научной конференции молодых ученых «Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии» (Томск, 2004), VI и VIII конгрессах молодых ученых и специалистов «Науки о человеке» (Томск, 2005, 2007), четвертой Российской конференции «Гипоксия: механизмы, адаптация, коррекция» (Москва, 2005), VI Всероссийском съезде судебных медиков «Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской науки и практики» (Тюмень, 2005), научно-практической конференции «Проблемы теории и практики судебной медицины», посвященной 115-летию основания кафедры судебной медицины Сибирского государственного медицинского университета (Томск, 2005), VIII конгрессе международной ассоциации морфологов (Орел, 2006), конференции, посвященной 70-летию Тверской государственной медицинской академии и 100-летию со дня рождения основателя кафедры анатомии человека профессора И.С. Кудрина (Тверь, 2006), научно-практической конференции «Проблемы теории и практики судебной медицины», посвященной 115-летию систематического преподавания судебной медицины в Сибири (Томск, 2006), конференциях межрегиональной ассоциации «Судебные медики Сибири» (Барнаул, 2004; Новосибирск, 2005, 2006; Красноярск, 2007).

Внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс кафедр: гистологии, эмбриологии и цитологии, морфологии и общей патологии, судебной медицины с курсом токсикологической химии СибГМУ (г. Томск), судебной медицины НГМУ (г. Новосибирск). Практические рекомендации внедрены в работу бюро судебно-медицинской экспертизы Иркутской, Новосибирской, Омской областей, Красноярского края, ФГУ КБ № 81 г. Северска.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 49 научных работ, из них 2 монографии, 22 публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, получено 5 патентов на изобретения.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, глав «Материал и методы исследования», «Результаты собственных исследований», «Обсуждение полученных результатов», выводов и списка литературы. Материалы диссертации изложены на 408 страницах машинописного текста, включают 94 таблицы, 97 рисунков, из них 58 фотографий. В списке литературы приведено 613 работ, из них 278 на русском языке и 335 на иностранных языках.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Характеристика экспериментальной модели

Для эксперимента использованы 260 беспородных крыс самцов в возрасте 3–4 месяцев массой 250–300 грамм. Эксперимент проводился в осенне-зимний период. За сутки до эксперимента животные были лишены пищи. Время начала воздействий в каждой серии эксперимента 9 часов 00 минут.

В первой серии экспериментов крыс (n = 80) подвергали охлаждению при температурах (–10°С - –12°С; –18°С - –20°С) путем помещения клетки с животными на открытый воздух на срок 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 часов, после чего животных выводили из эксперимента. Во второй серии проводили алкоголизацию животных (n = 120) путем введения через интрагастральный зонд (приспособленный подключичный катетер) в полость желудка 40 % раствора этилового спирта в дозах 2, 4, 8 мл 100 % этилового спирта на 1 кг массы животного. Длительность наблюдения за животными после введения дозы алкоголя составляла срок 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 часов, после чего животных выводили из эксперимента. В третьей серии осуществляли комбинированное воздействие: а) после интрагастрального введения 40 % раствора этилового спирта в дозе 2 мл 100 % этилового спирта на 1 кг массы животных (n = 30) помещали в клетке на открытый воздух при температурах окружающей среды (–10°С - –12°С; –18°С - –20°С) на срок 3, 5, 7 часов, после их выводили из эксперимента, б) после интрагастрального введения 40 % раствора этилового спирта в дозе 4 мл 100 % этилового спирта на 1 кг массы животных (n = 30) помещали в клетке на открытый воздух при температурах окружающей среды (–10°С - –12°С; –18°С - –20°С) на срок 3, 5, 7 часов, после чего их выводили из эксперимента, в) после интрагастрального введения 40 % раствора этилового спирта в дозе 8 мл 100 % этилового спирта на 1 кг массы животных (n = 10) помещали в клетке на открытый воздух при температурах окружающей среды (–10°С - –12; –18°С - –20°С) на срок 3, 5, 7 часов, после чего их выводили из эксперимента.

Интрагастральное введение зонда и раствора этилового спирта лабораторным животным производили под эфирным наркозом. Длительность процедуры не превышала 4–5 минут, что исключало возможность развития ответных морфологических изменений надпочечников [Хмельницкий О. К., Медведев Ю. А., 1972]. По достижении экспериментальной временной точки животных под эфирным наркозом подвергали декапитации. Некоторые животные в сериях эксперимента с комбинированным воздействием погибали, не доживая до планируемой временной точки вывода из эксперимента. Для динамического контроля использовали 10 животных.

После декапитации производили забор крови в пенициллиновый флакон для исследования содержания глюкозы и этанола, после чего животных вскрывали, изымали левую и правую надпочечные железы, а также кусочки печени, мозга, скелетной мышцы для исследования на содержание глюкозы и гликогена. Надпочечники отпрепаровывали от окружающих тканей и помещали в фиксирующие растворы в зависимости от планируемой гистологической методики.

Секционный материал

Объектом исследования служили надпочечники мужчин, погибших от общего переохлаждения организма (ОПО) (19 случаев), погибших от ОПО на фоне алкогольной интоксикации (28 случаев), а также от отравления этиловым алкоголем (ОЭА) (22 случая).

В качестве контроля использованы надпочечники мужчин, погибших от несовместимой с жизнью механической травмы, повлекшей наступление смерти без развития агонального периода (28 случаев) и погибших от механической травмы на фоне алкогольной интоксикации (33 случая). Основным танатогенетическим фактором являлись несовместимые с жизнью повреждения внутренних органов. Выбор контрольной группы определялся результатами исследований, доказавших что быстрое, в течение 5 – 6 мин от начала действия танатогенного воздействия, развитие летального исхода не сопровождается возникновением существенных изменений в структуре надпочечников [Хмельницкий О. К., Ступина А. С., 1989]. Выбор для исследования мужчин, которым свойственна большая устойчивость гормонального фона, позволил исключить вероятные искажения полученных результатов, связанные с половыми различиями.

В исследовании были использованы надпочечники лиц в возрасте от 21 до 58 лет, что позволило исключить различия морфометрических параметров надпочечников, обусловленные онтогенетически [Асфандияров Р. И., Лазько М. В., Лозовская Н. А., 2003], а также изменения, связанные с характерным для детского и юношеского возраста становлением нейроэндокринной системы, а для пожилого и старческого – инволютивных изменений и более частой соматической патологии.

Группы статистически значимо не отличались по возрасту, а также срокам от момента наступления смерти до проведения вскрытия (таблица 1).

В ходе аутопсийного и последующего гистологического исследования внутренних органов (головного мозга, легких, сердца, печени, почек, органов внутренней секреции) были исключены случаи с выраженной соматической патологией, погибшие в состоянии лекарственного или наркотического опьянения, а также страдавшие хроническим алкоголизмом. Сведения о наличии или отсутствии алкоголизма и наркомании были получены в профильных диспансерных учреждениях.

В каждом случае диагноз верифицировался с учетом наружного осмотра и внутреннего исследования: аутопсии с последующим гистологическим исследованием. Определяли концентрацию алкоголя в крови из бедренной вены и моче [Новиков П. И., 1967] методами газовой и высокоэффективной жидкостной хроматографии, а в случаях, подозрительных на прием наркотических и сильнодействующих веществ – проводилось судебно-химическое исследование крови, мочи и внутренних органов. Концентрация этилового спирта в крови среди погибших в состоянии алкогольного опьянения в контрольной группе колебалась от 0,4 до 3,1 ‰, в группе погибших от общего переохлаждения организма от 0,2 до 5,8 ‰, у погибших от отравления этиловым алкоголем от 4,1 до 6,6 ‰ (таблица 1).

Таблица 1. Характеристика групп наблюдения

ГРУППА Число случаев Возраст, лет, M±m Время до вскрытия, часов M±m Концентрация этанола в крови / моче, ‰ M±m
ОПО 19 37,5 ± 2,2 25,9 ± 5,1
ОПО на фоне АИ 28 36,9 ± 1,9 24,9 ± 3,1 3,03 ± 0,49 / 4,12 ± 0,53
Травма 28 36,3 ± 1,1 22,2 ± 0,9
Травма на фоне АИ 33 35,6 ± 1,7 23,2 ± 4,2 1,91 ± 0,25 / 1,78 ± 0,33
ОЭА 22 35,6 ± 1,7 24,2 ± 5,1 4,12 ± 0,26 / 4,84 ± 0,23

Примечание: M – средняя арифметическая, m – ошибка средней арифметической.

В ходе вскрытия надпочечники извлекали с окружающей жировой клетчаткой, фиксировали в нейтральном кальций-формоле в течение 24 часов, очищали от жира и взвешивали. Затем на трех параллельных равноудаленных срезах, делящих железу на четыре равные по длине части с помощью сетки Автандилова [Автандилов Г. Г., 1990], определяли количество точек, соответствующих корковому и мозговому веществу. На основании рассчитанного процентного соотношения зон вычисли массу коркового и мозгового вещества и отношение массы коркового вещества к массе мозгового вещества. Исследования проводились раздельно в левом и правом надпочечнике.

Микроскопическая оценка морфофункционального

состояния надпочечников

Для гистологического исследования секционного материала взяты фрагменты из средней части надпочечников, на которых имелись все зоны коркового вещества и мозговое вещество. Надпочечники лабораторных животных брали рассеченными напополам. На препаратах, окрашенных гематоксилином и эозином, по 4-балльной системе оценено состояние клубочковой, пучковой и сетчатой зон коркового вещества и мозгового вещества. Оценка распределения липидов выполнена на окрашенных суданом черным срезах. В каждом случае были оценены: наличие и выраженность очаговой и диффузной мононуклеарной инфильтрации, число лимфоцитов, моноцитов, плазмоцитов и фибробластов, расположенных в соответствующих зонах коркового вещества, степень кровенаполнения и отека различных зон, количество в них эндокриноцитов с пикнотичными ядрами. В сетчатой зоне оценивались распределение секреторных клеток с липофусцином и степень насыщения им цитоплазмы. В мозговом веществе оценены объем цитоплазмы адреналоцитов, степень её вакуолизации и базофилии.

На препаратах, окрашенных гематоксилином и эозином, с помощью сетки Автандилова произведен расчет паренхиматозностромальных соотношений в каждой зоне коркового вещества и в мозговом веществе надпочечников.

Часть надпочечника для электронной микроскопии фиксировали в 2,5 % растворе глутарового альдегида на какодилатном буфере рН 7,4, постфиксировали в 1 % четырехокиси осмия, дегидратировали в спиртах возрастающей концентрации и заливали в эпон-аралдит. Срезы готовили на ультратоме LKB-III. Ультратонкие срезы контрастировали уранилацетатом и цитратом свинца. Полутонкие срезы окрашивали толуидиновым синим. Электронная микроскопия проводилась на микроскопе “JEM-100 CXII” (“JEOL”, Япония) с апертурной диафрагмой 25-30 мкм при ускоряющем напряжении 80 кВ. На электронограммах пучковой зоны рассчитаны удельный объем (в %) ядра, ядрышка, липидных включений, интактных митохондрий и митохондрий с деструктивными изменениями, оценено состояние комплекса Гольджи.

Для иммуногистохимического исследования на маркеры апоптоза P-53 и bcl-2, а также иммуноглобулины G и М окрашивали срезы толщиной 3 мкм.

На аппарате КФК-3 фотоколориметрически глюкозооксидазным методом исследовано содержание гликогена и глюкозы в печени, головном мозге, скелетной мышце и глюкозы в крови.

Кариометрическое исследование [Хесин Я. Е., 1967] проводилось на телеметрической установке, состоящей из светового микроскопа «Micros», персонального компьютера «Celeron–2001», фотокамеры «Nikon», с использованием программы Adobe PhotoShop 6.0 for Windows. Изображение поля зрения светового микроскопа после предварительной калибровки с помощью объекта-микрометра вводилось в компьютер с помощью фотокамеры. На полученных фотографиях каждой зоны коркового вещества в программе Adobe PhotoShop 6.0 пользуясь опцией «лассо», позволяющей измерять площадь неправильных фигур, обводили контуры не менее 30 ядер [Лакин Г. Ф., 1980]. Рассчитывали среднюю площадь ядер эндокриноцитов и коэффициент её вариабельности.

Морфометрические и кариометрические характеристики контралатеральных надпочечников сравнивались в каждой группе наблюдения. Кроме того, проводилось межгрупповое сравнение по всем исследованным показателям.

По формуле:

где Dd – величина правого параметра, Ds – величина левого параметра,

рассчитывали коэффициент и силу асимметрии параметров с непрерывным распределением величин в вариационном ряду.

В итоге морфофункциональное состояние надпочечников в исследуемых группах проведено по 181 параметру. Для избежания предвзятости в оценке использован двойной слепой контроль. Номера гистологических препаратов и микрофотографий надпочечников были зашифрованы, расшифровка материала была проведена после завершения обработки случаев.

Статистическая обработка осуществлена с помощью пакета программ STATISTIСA 6.0 for Windows и SAS 6.12. Использован t-тест для зависимых и независимых величин, непараметрические тесты Вилкоксона, Манна-Уитни, корреляционный анализ Спирмэна и Пирсона, логистический регрессионный анализ. Параметрические тесты применяли с учетом условий, ограничивающих возможности их обоснованного использования: непрерывность распределения величин в вариационном ряду, равенство дисперсий, нормальность распределения величин в вариационном ряду. Проверка нормальности распределения величин в вариационном ряду проводилась с помощью теста Колмогорова-Смирнова. Данные, полученные на экспериментальном материале, обработаны с помощью непараметрических критериев. Статистически значимыми результаты считались при p < 0,05, о выраженной тенденции судили при p < 0,1.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Как показало проведенное исследование, алкогольная интоксикация, вызванная интрагастральным введением этанола в дозах 2, 4 и 8 мл/кг, вызывает повышение морфофункциональной активности надпочечников. Однако, выраженность морфологических проявлений, отражающих это усиление при различных дозах введенного этанола различна. В большей степени в адаптивную реакцию вовлекаются пучковая и сетчатая зоны, что согласуется с литературными данными, полученными на различных биологических моделях [Обут Т. А., 1992, 1994; Алисиевич В. И., 1995; Перельмутер В. М., 1995; Frank S. M. et al., 1997; 2003; Farrace S. et al., 2003; Мамедов В. К., Морозов Ю. Е., Пиголкина Е. Ю., 2004; Мамедов В. К., Морозов Е. Ю., 2004; Богомолова И. Н. и др., 2004; Зороастров О. М., 2005; Pajovic S. B. et al., 2006; Popova N. K. et al., 2006; Прошина Ю. В., 2007].

При введении этанола в дозе 2 мл/кг основными критериями, свидетельствующими о повышении морфофункциональной активности являются увеличение кровенаполнения зон и размеров ядер секреторных клеток. Изменения количественных показателей ультраструктурных компонентов эндокриноцитов пучковой зоны выражены минимально. При алкогольной интоксикации, вызванной введением дозы этанола 4 мл/кг признаки повышения морфофункциональной активности выражены больше. Помимо увеличения кровенаполнения зон и размеров ядер секреторных клеток изменяются количественные соотношения ультраструктурных компонентов эндокриноцитов пучковой зоны: увеличивается доля митохондрий и ядра, уменьшается – липидных включений. Причем, в отличие от интоксикации, вызванной введением 2 мл/кг этанола, признаки повышения морфофункциональной активности характеризуются плавностью нарастания в динамике всего периода наблюдения,. При введении этанола в дозе 8 мл/кг изменения пучковой и сетчатой зон коркового вещества и мозгового вещества аналогичны тем, которые возникают при введении 4 мл/кг, однако выражены в большей степени. При этом изменения в клубочковой зоне левой и правой желез носят принципиально иной качественный характер – в динамике воздействия происходит плавное уменьшение кровенаполнения и уменьшение размеров ядер гломерулярных эндокриноцитов уже в течение первого часа интоксикации.

Известно, что клубочковая зона подвергается наибольшему влиянию алкоголя. Алкоголь усиливает экскрецию ионов калия с мочой [Шишов В. И., 1974], тем самым повышает отношение натрий/калий в организме [Петров Н. С., Беляев В. Е., Новицкий В. А., 1977] и снижает чувствительность адренокортикоцитов к ангиотензину II, результатом чего является резкое уменьшение синтеза альдостерона [Nieminen M. M., Linkola J., Fyhrquist F. et al., 1985]. Морфологическим подтверждением этого является статистически значимое уменьшение площади ядер адренокортикоцитов клубочковой зоны в динамике алкогольной интоксикации у крыс (при введении этанола в дозе 8 мл/кг), а также у погибших от отравления этанолом и от механической травмы в состоянии алкогольного опьянения. При этом негативное влияние этанола на активность клубочковой зоны подтверждено отрицательными корреляциями между размерами ядер ее эндокриноцитов и концентрацией этанола в крови не только у погибших от отравления этанолом, но и в динамике алкогольной интоксикации у крыс, в динамике комбинированного воздействия алкогольной интоксикации и низкой атмосферной температуры, а также у погибших от гипотермии в состоянии алкогольного опьянения. Объяснением депрессивного действия алкоголя на клубочковую зону может явиться и то, что он является антагонистом АДГ [Петров Н.С., Беляев В.Е., Новицкий В. А., 1977], стимулирующего минералокортикоидную активность [Gallo-Payet N., 1993]. Не исключено и прямое угнетающее действие алкоголя и его метаболитов на секреторные клетки клубочковой зоны.

Влияние острой алкогольной интоксикации в динамике воздействия на морфофункциональную активность пучковой зоны выражается в ее активации, что согласуется с литературными данными [Шишов В. И., 1974]. При этом степень усиления функционирования тем выше, чем выше доза введенного этанола. У погибших от травмы на фоне АИ выявлена положительная корреляционная связь между концентрацией этанола в крови и размерами ядер адренокортикоцитов пучковой зоны правого надпочечника, что может явиться подтверждением этого положения. Однако, у погибших от отравления этанолом и от механической травмы пьяными размеры ядер эндокриноцитов пучковой зоны меньше, чем в контрольной группе. Допустимо, что подобное расхождение данных, полученных на экспериментальном и секционном материале, может являться следствием видовых различий, обусловливающих разные темпы элиминации этанола, а также восприимчивость организма к введению высоких его доз. Нельзя исключить, что причинной отличий является то, что крысам этанол вводился впервые, а мужчины исследуемых групп этанол употребляли в течение жизни неоднократно. При этом необходимо учитывать тот факт, что забор экспериментального материала производился сразу после выведения животного из эксперимента, а секционного – практически через сутки после наступления смерти. Однако, несмотря на это, влияние летальных концентраций алкоголя на активность пучковой зоны больше похоже на действие хронической алкогольной интоксикации [Шишов В. И., 1974], при которой выработка глюкокортикоидов снижается. Причем, судя по величине коэффициентов вариабельность площади ядер адренокортикоцитов пучковой зоны, в левой железе происходит уменьшение доли секреторных клеток с крупными, активно функционирующими ядрами, при этом коэффициент вариабельности снижается, а в правой – доли эндокриноцитов с ядрами средних размеров, при этом коэффициент вариабельности увеличивается.

Как известно, нормальная и повышенная андрогенная функция повышает устойчивость к алкоголю [Петров Н. С., 1977]. Это полностью подтверждается экспериментальными данными, которые показали, что морфофункциональная активность сетчатой зоны увеличивается в динамике алкогольной интоксикации более других зон надпочечников. У мужчин, погибших от отравления этанолом, размеры ядер секреторных клеток сетчатой зоны левой и правой желез наименьшие среди всех исследованных групп, при этом кровенаполнение, судя по величине паренхиматозностромального соотношения, практически не отличается от контроля. Учитывая доказанный факт способности клеток сетчатой зоны синтезировать не только половые гормоны, но и глюкокортикоиды [Обут Т. А., 1992; Филаретов А. А., Данилова О. А., 1994] можно допустить, что при смертельном отравлении этанолом снижается синтез и тех и других. Дополнительным признаком снижения функционирования адренокортикоцитов сетчатой зоны при смертельном отравлении этанолом является большое количество адренокортикоцитов с липофусцином.

Важную роль в процессе адаптации к токсическому влиянию алкоголя играет мозговое вещество. Кровенаполнение его в динамике интоксикации увеличивается, причем наибольшее увеличение характерно при введении этанола в дозе 4 мл/кг. При введении этанола в дозе 8 мл/кг выявлено уменьшение объема цитоплазмы адреналоцитов и выраженности вакуолизации, что видимо, является следствием активного выделения катехоламинов [Adams M. A., Hirst M., 1984] и энкефалинов [Беляев Н. А., Колесанова Е. Ф., 1990] под влиянием алкоголя. А увеличение числа секреторных клеток с пикнотичными ядрами при введении высоких доз этанола может свидетельствовать о негативном влиянии алкогольной интоксикации на хромаффинную ткань. При этом введение малых доз этанола (2 мл/кг) наоборот приводит к уменьшению в динамике воздействия кариопикноза в секреторных клетках мозгового вещества. Степень опьянения, определяемая по концентрации этанола в крови, влияет на данный признак противоположным образом.

На воздействие низкой атмосферной температуры –10° С и –18° С надпочечные железы отвечают повышением морфофункциональной активности различных отделов. Как известно, активность клубочковой зоны регулируется несколькими факторами. К ним относятся увеличение концентрации калия, снижение – натрия и кальция, а также гипотония. В случаях смерти от переохлаждения обнаружено уменьшение содержания в надпочечниках ионов натрия и кальция [Балаев В. В., Табакман М. Б., 1968]. Факт снижения артериального давления при общем переохлаждении не подлежит сомнению. Это позволяло некоторым исследователям утверждать, что именно сосудистый коллапс из-за холодового угнетения сосудодвигательного центра приводит к смерти [Буков Е. А., Егоров Ю. Н., Ласси Н. И., 1961]. Гипотония приводит к стимуляции синтеза ренина юкстагломерулярным аппаратом почечных клубочков. Ренин в свою очередь повышает образование ангиотензина II, основного прямого стимулятора синтеза альдостерона [Алешин Б. В., 1971; Бернет Ф., 1971; Хэм А., Кормак Д., 1983]. Альдостерон, действуя на почечные канальцы, увеличивает реабсорбцию ионов натрия, что в свою очередь ведет к реабсорбции воды по градиенту осмотического давления и увеличению объема циркулирующей крови, являющемуся одним из механизмов повышения артериального давления. Повышение артериального давления нивелируется за счет согласованного действия минералокортикоидов и катехоламинов. Катехоламины централизуют кровообращение и заставляют кровь циркулировать в ядре тела, а минералокортикоид альдостерон не дает жидкости уйти через почки. Однако, помимо почечного механизма активации клубочковой зоны важнейшую роль играет центральный – вазопрессиновый, так как известно, что антидиуретический гормон напрямую стимулировать клубочковую зону [Шмидт Р., Тевс Г., 1996].

В конечном итоге именно срыв даже некоторых звеньев из вышеописанных механизмов адаптации и приводит к развитию коллапса, играющего важнейшую роль в танатогенезе при длительном воздействии низкой температуры. С другой стороны, нельзя исключить, что при сбое одного из звеньев поддержания артериального давления на нормальном уровне при продолжении действия низкой температуры произойдет каскадный сбой остальных.

Выявленное в динамике гипотермии повышение морфофункциональной активности пучковой зоны, несомненно, связано с ее глюкокортикоидной функцией. Учитывая многогранное влияние глюкокортикоидов на обменные процессы в организме активацию пучковой зоны при холодовом воздействии вполне можно объяснить с позиции их физиологического действия. Во-первых, эти гормоны, запуская процессы глюконеогенеза и расщепления триглицеридов, что приводит к повышению в крови уровня глюкозы и свободных жирных кислот [Jungermann K., Mohler H., 1980], обеспечивают организм энергетическим материалом. Другой важной функцией глюкокортикоидов является выполнение пермиссивной роли в действии катехоламинов на гладкую мускулатуру сосудов [Шмидт Р., Тевс Г., 1996], что наряду с минералокортикоидной функцией способствует повышению артериального давления. В результате повышения сосудистого тонуса происходит перераспределение кровотока с увеличением поступления крови, богатой кислородом и питательными веществами к жизненно важным органам. При летальном исходе гипотермии морфофункциональная активность пучковой зоны оказывается сниженной, о чем свидетельствует статистически значимое уменьшение размеров ядер секреторных клеток пучковой зоны, хотя кровенаполнение остается повышенным.

Обнаруженное повышение активности сетчатой зоны при воздействии «мягкого» стрессора (–10° С), подтвержденное кариометрическим и гистохимическим исследованиями, на первый взгляд противоречит некоторым литературным данным [Akwa Y., Young J. et al., 1991; Orchinik M., McEwen K., 1993; Обут Т. А., 1998], утверждающим, что эндогенная активация сетчатой зоны коры надпочечников наблюдается только при хроническом, а не при остром стрессорном воздействии. Однако в проведённом исследовании атмосферная температура –10° С вызывала постепенное нарастание активности пучковой зоны, что, несомненно, влекло увеличение выброса в сосудистое русло вырабатываемых ее секреторными клетками глюкокортикоидов. Кроме того, учитывая, что половые гормоны участвуют в метаболизме белков и жиров, специфика которого составляет биохимическую основу для формирования холодовой адаптации [Шварева Н. В., 1992], роль половых гормонов в относительно краткосрочных адаптивных реакциях [Чепурненко Н. Б. и др., 1983; Шварева Н. В., 1988] можно считать доказанной. Также половые гормоны обладают вазоактивным действием [Караченцев А. Н., Сергеев П. В., 1997] и, возможно, совместно с альдостероном клубочковой зоны и катехоламинами мозгового вещества представляют механизм эффективной поддержки артериального давления, так как при гипотермии с течением времени неизбежно развивается гипотония [Mitsuki I., 1960]. Даже у погибших от переохлаждения зарегистрированы признаки, свидетельствующие о повышении морфофункциональной активности сетчатой зоны в виде увеличения кровенаполнения (величина этого признака наибольшая среди исследуемых групп), а также увеличения по сравнению с контролем размеров ядер составляющих ее адренокортикоцитов.

Различный темп нарастания в динамике гипотермии положительного морфофункционального ответа коры надпочечников, вероятно, связан с силой воздействующего фактора. Чем сильнее стрессор, тем активнее и быстрее даст ответ стрессируемый орган. Однако это может привести и к более быстрому истощению. Подтверждением начинающегося истощения адаптивных возможностей является обнаружение в конечных экспериментальных точках воздействия низкой температурой –18° С в секреторных клетках сетчатой зоны обоих надпочечников липофусцина. Положительная корреляционная взаимосвязь содержания «пигмента старения» с длительностью воздействия низкой температуры указывает на развитие напряженного адаптивного ответа на выраженный по силе стрессор, что согласуется с литературными данными о прямой взаимосвязи выраженности липофусциноза и силы стрессорного воздействия [Рыжавский Б. Я., 1992].

Участие эндокриноцитов мозгового вещества в защитной реакции организма на охлаждение при температуре–10° С и –18° С морфологически подтверждается уменьшением по сравнению с контролем объема их цитоплазмы, количества и размеров вакуолей с параллельным увеличением кровенаполнения мозгового вещества обоих надпочечников. Это, скорее всего, обусловлено резким снижением в клетках количества катехоламинов [Tigyi А., Puppy А., Lissak К., 1959] и выделением их в кровеносное русло. Известно, что повышение секреции катехоламинов является важным фактором поддержания температуры тела в условиях холода. Именно катехоламины обеспечивают быструю мобилизацию углеводов из депо для несократительного термогенеза [Майстрах Е. В., 1975].

Особого рассмотрения заслуживает эффект комбинированного действия алкоголя и низкой температуры. Если на секционном материале можно было выделить группы погибших от отравления этанолом или действия низкой температуры трезвыми, то на экспериментальном материале, наоборот, за исследуемый период времени – 8 часов – ни одно животное не только не погибло от изолированного действия алкогольной интоксикации или низкой температуры, но даже и не имело тенденции к наступлению летального исхода. Алкоголизированные крысы даже при введении этанола в дозе 8 мл/кг уже к 7 часам пришли в чувство и до конца наблюдения проявляли полноценную двигательную активность. Подвергнутые действию холода весь период наблюдения были в сознании, но двигательную активность не проявляли, постоянно находились в сгруппированном состоянии с поджатым хвостом и взъерошенной шерстью, дрожали. Аналогичные поведенческие реакции проявляли крысы, подвергнутые действию холода –10° С и –18° С при предварительном введении доз этанола 2 и 4 мл/кг. Лишь единичных животных в конце наблюдаемого периода постиг летальный исход. Комбинация алкогольной интоксикации при введении 8 мл/кг этанола и холодового воздействия –10° С и –18° С проявила максимальный танатогенный эффект – ни одно животное не дожило до 5-часовой отметки.

Чем же отличаются морфологические изменения надпочечников при комбинированном действии стрессоров? Несомненно, морфологические параметры, отражающие усиление морфофункциональной активности надпочечников в динамике воздействия комбинации стрессоров, те же самые, что и в динамике изолированного: усиление кровенаполнения, увеличение размеров ядер эндокриноцитов, изменение содержания в цитоплазме секреторных клеток суданофильных липидов, митохондрий. Однако, в действии алкогольной интоксикации и холода есть принципиальное хронологическое различие: после введения этанол всасывается из желудочно-кишечного тракта, при этом его концентрация в крови нарастает, утяжеляя алкогольное опьянение. Сразу же начинается элиминация этанола, которая после достижения пика концентрации в крови начинает преобладать над процессами всасывания. Низкая же температура начинает свое действие сразу с такой же силой, как и к окончанию наблюдения. И от действия этого фактора организм никакими путями избавиться не может. Единственным выходом продления жизнедеятельности является приспособление к вновь возникшим условиям. Если этанол сразу после поступления в кровь может оказывать на надпочечники прямое действие, то низкая температура – нет. Для формирования морфологических изменений адреналовых желез и тот и другой стрессор в первую очередь должны оказывать влияние на механизмы регуляции их деятельности. При этом холод и алкогольная интоксикация являются стрессорами разнородными, и могут воздействовать на различные чувствительные системы организма по-разному. Реализация такого разнородного влияния логично должна приводить к различным физиологическим эффектам надпочечников.

Комбинация охлаждения при –10° С и –18° С и алкогольной интоксикации при введении этанола в дозе 2 мл/кг в динамике воздействия практически не отличается от изолированного действия холодового фактора соответствующей силы по направленности и количественным значениям признаков, отражающих состояние надпочечников.

Комбинация охлаждения при –10° С и –18° С и алкогольной интоксикации при введении этанола в дозе 4 мл/кг приводит к изменениям количественных значений параметров морфофункционального состояния надпочечников практически идентичным по выраженности и направленности тем, которые развиваются при изолированном действии стрессоров. При этом летальной данная комбинация внешних воздействий оказывается также как и при введении этанола в дозе 2 мл/кг лишь для единичных животных в конце периода наблюдения.

При комбинации охлаждения при –10° С и –18° С и алкогольной интоксикации при введении дозы этанола 8 мл/кг такие параметры морфофункционального состояния как кровенаполнение зон и размеры ядер эндокриноцитов достигают высоких значений, сопоставимых со значениями при меньших дозах введенного этанола к окончанию 7-часового периода наблюдения, уже к трем часам воздействия (до 5-часовой экспериментальной точки ни одно животное не дожило), что свидетельствует о большей скорости нарастания морфофункциональной активности надпочечников при комбинации более сильных воздействий. При этом уменьшение содержания липидов в цитоплазме секреторных клеток центрального отдела пучковой зоны, а также увеличение доли ядра к 3 часу комбинированного воздействия успевает развиться только при действии температуры –18° С. Доля митохондрий в клетках увеличивается значимо по сравнению с контролем и при –10° С и при –18° С.

При летальном исходе комбинированного воздействия на экспериментальном материале выявлено увеличение кровенаполнения всех морфофункциональных зон левого и правого надпочечников, за исключением клубочковой, увеличение размеров ядер адренокортикоцитов все зон, что свидетельствует о напряженном функционировании желез, доля митохондрий и ядра значимо увеличена по сравнению с контролем.

На секционном материале у погибших от переохлаждения на фоне алкогольной интоксикации выявлены признаки, которые можно расценить как отражающие гипофункцию соответствующих зон: уменьшение размеров ядер адренокортикоцитов клубочковой и пучковой зон левого и правого надпочечников по сравнению с контролем. При этом ядра секреторных клеток клубочковой зоны больше, чем у погибших от травмы в состоянии алкогольного опьянения и от отравления этанолом. Это может свидетельствовать о том, что гипотермия и алкогольная интоксикация по-разному влияют на активность гломерулярных адренокортикоцитов, а эффект комбинированного действия «суммируется». Ядра секреторных клеток сетчатой зоны обеих желез значимо больше, чем у погибших от отравления этанолом. В этом показателе реакция зоны аналогична реакции на действие только гипотермии или несмертельной алкогольной интоксикации.

Следует отметить, что на секционном материале, в отличие от экспериментального, стало возможным выявление различий между группами по весовым параметрам надпочечников. Если несмертельная алкогольная интоксикация приводит к увеличению массы мозгового вещества левого и правого надпочечников, то масса коркового снижается. Смертельная алкогольная интоксикация не приводит к появлению различий по массе коркового и мозгового вещества левой или правой желез с чистым контролем. Однако, по сравнению с погибшими от травмы на фоне АИ, масса коркового вещества выше, а мозгового вещества – ниже. По сравнению с погибшими от переохлаждения трезвыми соотношения масс аналогичные за исключением мозгового вещества правого надпочечника. Интересные изменения массы коркового и мозгового вещества выявлены у погибших от переохлаждения на фоне АИ. По сравнению с чистым контролем выявлено лишь увеличение массы мозгового вещества правого надпочечника на 21,5 %. По сравнению с погибшими от холода трезвыми за счет уменьшения массы коркового вещества правого надпочечника у последних у погибших на фоне АИ выше масса коркового вещества правого и обоих надпочечников, а также масса правого и обоих надпочечников. Подобное различие масс коркового и мозгового вещества привело к межгрупповым различиям и их соотношений. По сравнению с погибшими от отравления этанолом у погибших от переохлаждения в состоянии алкогольного опьянения масса мозгового вещества правой и обеих желез больше, что наряду с изменившимися соотношениями масс коркового и мозгового вещества в этих группах может быть использовано для дифференциальной диагностики причины смерти.

Важным аспектом, отражающим морфофункциональные изменения надпочечников при изучаемых воздействиях является зависимость состояния желез от параметров, характеризующих алкогольную интоксикацию, главным из которых является концентрация этанола в крови. Как показали результаты корреляционного анализа (таблица 2), наибольшее влияние степень этанолемии оказывает на состояние надпочечников при АИ, вызванной введением этанола в дозах 2 и 8 мл/кг, а также в динамике комбинированного воздействия атмосферной температуры –18° С и АИ при введении этанола в дозе 8 мл/кг.

Таблица 2. Количество корреляционных взаимосвязей параметров морфофункционального состояния надпочечников с концентрацией этанола в крови

Группа В левом НП В правом НП Всего
Этанол 2 мл/кг 4 4 8
Этанол 4 мл/кг 3 2 5
Этанол 8 мл/кг 3 5 8
Этанол 2 мл/кг и –10° С 0 0 0
Этанол 4 мл/кг и –10° С 2 2 4
Этанол 8 мл/кг и –10° С 2 2 4
Этанол 2 мл/кг и –18° С 0 0 0
Этанол 4 мл/кг и –18° С 2 2 4
Этанол 8 мл/кг и –18° С 3 4 7
Летальный исход комбинированного воздействия 0 2 2
Травма + АИ 3 2 5 + 2
ОПО + АИ 0 2 2
ОЭА 3 2 5

У мужчин, погибших от различных причин, наибольшее число корреляций выявлено при монодействии АИ. Действие низкой температуры на фоне АИ приводит к уменьшению зависимости состояния надпочечников от концентрации этанола в крови, а при введении дозы этанола 2 мл/кг – зависимость исчезает. Наиболее вероятной причиной этого является использование этанола как источника энергии для поддержания постоянной температуры тела при продолжающемся действии холода. В таких случаях концентрация этанола в крови не отражает истинной степени опьянения [Югов К. М., Исаев Ю. С., 2000, 2004; Алексеев И. В., Зайцев А. П., Исаев Ю. С., Проскурин В. И., Югов К. М., 2006].

Поэтому более детально о влиянии алкогольной интоксикации на состояние надпочечников можно судить по совокупности критериев ее характеризующих. Основным таким критерием является стадия, определяемая по соотношению концентраций этанола в крови и в моче – коэффициенту элиминации. Выявлено, что несмертельная алкогольная интоксикация характеризуется наличием лишь двух корреляционных связей коэффициента элиминации и параметров состояния надпочечников, смертельная – шестью корреляциями, а в группе погибших от переохлаждения организма на фоне алкогольной интоксикации таких связей выявлено восемь. Таким образом, при летальных исходах, в которых алкогольная интоксикация играет определенную роль в танатогенезе, морфофункциональное состояние надпочечников больше зависит от стадии интоксикации, чем от степени опьянения.

Следующим важным аспектом, характеризующим закономерности изменений надпочечников при различных вариантах действия изучаемых факторов является зависимость состояния желез от длительности воздействия (таблица 3).

Таблица 3. Количество корреляционных взаимосвязей параметров морфофункционального состояния надпочечников с длительностью воздействия

Группа В левом НП В правом НП Всего
Этанол 2 мл/кг 5 5 10
Этанол 4 мл/кг 2 2 4
Этанол 8 мл/кг 3 7 10
–10° С 3 4 7
–18° С 3 5 8
Этанол 2 мл/кг и –10° С 1 2 3
Этанол 4 мл/кг и –10° С 4 3 7
Этанол 8 мл/кг и –10° С
Этанол 2 мл/кг и –18° С 4 3 7
Этанол 4 мл/кг и –18° С 4 3 7
Этанол 8 мл/кг и –18° С
Летальный исход комбинированного воздействия 0 2 2

Наибольшее число корреляций зарегистрировано у крыс, которым был введен этанол в дозах 2 и 8 мл/кг, наименьшее – у погибших от комбинированного действия стрессоров. А в группах с комбинированным действием стрессоров, где животным было введено 8 мл/кг этанола из-за кратковременности наблюдения выявить зависимость состояния адреналовых желез от длительности воздействия вообще не представилось возможным. Несмотря на это из таблицы видно, что при монодействии стрессора и летальном исходе комбинированного действия, также как и при комбинации стрессоров малой силы (этанол 2 мл/кг и –10° С) от длительности воздействия состояния правого надпочечника, судя по количеству корреляций, зависит больше, чем левого, либо так же. При остальных не танатогенных комбинированных воздействиях от длительности воздействия состояние левой железы зависит больше, чем правой.

Особого внимания заслуживает аспект межзонального взаимодействия надпочечников. Проведенный корреляционный анализ выявил на экспериментальном материале в контрольной группе между параметрами морфофункционального состояния в левом надпочечнике две взаимосвязи, а в правом четыре, что указывает на исходно более активное межзональное взаимодействие в правой железе

У погибших от механической травмы количество корреляций также небольшое, хотя по этому показателю доминирует левый надпочечник. При этом межнадпочечниковое взаимодействие характеризуется наличием девятнадцати корреляций между различными зонами контралатеральных желез в контроле у крыс и сорока одним взаимодействием у погибших от травмы, что меньше, чем в остальных соответствующих группах.

Изолированное действие АИ при введении этанола в дозе 2 и 4 мл/кг межзональное взаимодействие изменяет практически одинаково: в левом надпочечнике количество корреляций увеличивается в 30 раз, в правом – в 17 и 20 раз соответственно, межнадпочечниковое взаимодействие увеличивается более чем в 4 раза. АИ, вызванная введением этанола в дозе 8 мл/кг, вызывает развитие совершенно иной картины. Так, в левом надпочечнике зарегистрирован абсолютный максимум по количеству корреляций в левом надпочечнике среди всех исследованных групп – 165, что превышает контрольные значения в 82,5 раза, в правом надпочечнике, наоборот, количество корреляций (54) является наименьшим среди всех экспериментальных групп, животным которых был введен этанол. При этом количество межнадпочечниковых корреляций одно из самых больших. Воздействие температуры –10° С и –18° С практически однонаправлено влияет на межзональное взаимодействие, увеличивая количество корреляций в левой железе в 19,5 и 39,5 раз, в правой – в 7,5 и 20 раз соответственно. Это свидетельствует о том, что более сильный стрессор усиливает межзональное взаимодействие в каждом из надпочечников более сильно. Кроме того, судя по количественной характеристике межнадпочечниковых корреляций, экспозиция температуры –10° С не влияет принципиально на взаимодействие контралатеральных желез, в то время как экспозиция температуры –18° С увеличивает уровень исходного взаимодействия в 6 раз.

Комбинация АИ и действия низкой температуры характеризуются значительным количеством как внутринадпочечниковых, так и межнадпочечниковых взаимодействий. При этом четко прослеживается, что чем выше доза введенного этанола, том больше межнадпочечниковых связей, чем ниже температура воздействия и доза введенного этанола, тем больше внутринадпочечниковых взаимодействий.

В чем же причина такого усиления взаимодействия различных зон правого и левого надпочечника? Во-первых, это может быть связано с тем, что АИ активирует аутокринные и паракринные механизмы регуляции функциональной активности надпочечников, среди которых наибольшее значение, принадлежит образованию ангиотензина и уабаина адренокортикоцитами клубочковой зоны [Gallo-Payet N., 1993; Szalay K. S., 1993], а также влиянию эндотелиальных регуляторных веществ и катехоламинов мозгового вещества [Vizi E. S. et al., 1992]. Однако, нельзя исключить возможности активации при действии стрессора таких механизмов как влияние на функциональную активность коры надпочечников гамма-интерферона [Conti B. et al., 1997], ИЛ-1 [Cambronero J. C., Borrel J. C., 1989; Gwosdow A. R. et al., 1992].

Во-вторых, и при АИ, и при переохлаждении для поддержания необходимого уровня функционирования надпочечников происходит активация центральных гуморальных, аутокринных и паракринных механизмов, описанных выше. При действии более сильного стрессора – высоких доз этанола, а также температуры –18°С, в регуляции активности надпочечников наибольшее влияние оказывают центральные гуморальные механизмы, в результате чего в различных зонах левого и правого надпочечников происходят однообразные изменения. В пользу данного предположения свидетельствует, к примеру, гораздо большее число положительных (94) межнадпочечниковых корреляций при последнем воздействии. Небольшая для отрицательных связей (23), сопоставимая с общим количеством межнадпочечниковых связей в контрольной группе и у крыс, подвергнутых действию температуры –18° С, может быть обусловлена реципрокностью происходящих изменений, например, увеличение кровенаполнения и размеров ядер секреторных клеток сопровождается уменьшением содержания липидов в эндокриноцитах данной зоны.

Заслуживает внимания и выявленное в исследовании присутствие лимфоцитов в различных морфофункциональных отделах левого и правого надпочечников. При обнаружении соответствующих соотношений агранулярных и гранулярных лейкоцитов в сосудистом русле надпочечников можно было бы объяснить их простой механической задержкой. Однако, в надпочечниках выявлены только мононуклеарные агранулярные лейкоциты, при этом регистрируется наличие лимфоцитов в просвете сосуда в свободном состоянии, в непосредственном контакте с эндотелием сосудов, конформация мембраны у прилепленных к эндотелиоцитам мононуклеаров, миграция лимфоцитов в паренхиму железы, и, наконец, нахождение лимфоцитов среди секреторных клеток вплоть до формирования очаговых инфильтратов.

Можно допустить несколько причин появления мононуклеарных лейкоцитов в надпочечниках при изучаемых воздействиях. Самой очевидной причиной может явиться повреждение клеточных мембран секреторных клеток или эндотелия в ответ на выраженное стрессорное воздействие. В этом случае лимфоидная инфильтрация будет являться ответом иммунной системы на повреждение. Однако в исследуемых железах не было найдено явных морфологических подтверждений альтерации. Кроме того, имеющиеся литературные данные [Bossenmeyer-Pourie C., Koziel V., Daval J.-L., 2000] указывают на протективное действие гипотермии на развивающиеся альтеративные постгипоксические изменения в тканях. Также необходимо учитывать иммунодепрессивное действие глюкокортикоидов, концентрация которых в сосудах надпочечников может превышать концентрацию их в периферической крови в сотни раз [Cuyton A. C., 1986; Филаретов А. А., 1992]. Однако, выявление позитивной реакции на IgG со стороны эндотелия сосудов надпочечников и лимфоцитов, расположенных в паренхиме органа в случаях смертельного отравления этанолом, несомненно, свидетельствует об альтеративной причине пребывания лимфоцитов в надпочечниках, тем более, что ангиотоксическое действие этанола доказано [Мазикова О. Б., 1954; Ломова Р. И., 1965; Полякова В. И., 1965], поэтому, вероятнее всего, выявленная у погибших от общего переохлаждения пьяными позитивная реакция на IgМ со стороны эндотелия некоторых сосудов пучковой и сетчатой зон является именно результатом ангиотоксического действия этанола, употребленного за достаточное время до действия холода, так как на экспериментальном материале подобная реакция при различных вариантах комбинированного воздействия отсутствовала, а зарегистрирована только к окончанию воздействия при введении этанола в дозе 8 мл/кг. Более выраженная реакция на иммуноглобулины М и G со стороны сосудов и секреторных клеток надпочечников в случаях летальной АИ обусловлена не только ангиотоксическим действием этанола, но, несомненно, и его токсическим действием на секреторные клетки, в результате чего может существенно снижаться иммуносупрессивный фон, обусловленные наличием в сосудах надпочечников очень высокой концентрации глюкокортикоидов [Cuyton A. C. 1986; Филаретов А. А. 1992].

Второй причиной пребывания лимфоцитов в надпочечниках может явиться то, что длительное холодовое воздействие провоцирует организм на повышенную выработку надпочечниковых гормонов для адекватного реактивного ответа. При этом центральная стимуляция синтеза этих гормонов либо не реализуется, либо реализуется недостаточно. Поэтому, учитывая доказанный факт, что лимфоциты могут вырабатывать АКТГ [Buzzetti R. et al., 1989; Bukigham J. C., 1987], можно допустить, что они стимулируют синтез гормонов коры надпочечников прямо на месте. Выявленное присутствие лимфоцитов в клубочковой зоне можно объяснить следующим образом. Лимфоциты, задерживающиеся в сосудистом русле этой зоны и не проникающие в паренхиму, выделяют АКТГ непосредственно в просвете сосудов. Учитывая что, артерии, кровоснабжающие надпочечник, образуют капсулярное сплетение, от которого кровь центростремительно течет до мозгового вещества, а обратного тока крови по сосудистой системе надпочечников нет, то вполне логично, что секретируемый лимфоцитами в клубочковой зоне активный гормон попадает с кровотоком в более глубокие отделы коры надпочечников и воздействует на их секреторные клетки. Помимо АКТГ, стимулирующее влияние на стероидогенез в надпочечниках оказывает вырабатываемый лимфоцитами ИЛ-6. Известно, что ИЛ-6 продуцируется преимущественно лимфоцитами, макрофагами и моноцитами [Walker D., Jason J., Wallace K. et al., 2002]. В своих исследованиях A. M. Judd et al. (2000) продемонстрировали в опытах in vitro повышение секреции половых гормонов, кортизола и альдостерона при инкубации адренокортикоцитов с ИЛ-6. Из этого можно сделать вывод, что ИЛ-6 является важным паракринным регулятором стероидогенеза в надпочечниках. Об аутокринной регуляции надпочечников посредством ИЛ-6 свидетельствуют работы Path G., Scherbaum W. A., Bornstien S. R., (2000), которые показали, что в надпочечниках ИЛ-6 экспрессируется гормонпродуцирующими клетками коры, а также, хотя и в меньшей степени, катехоламин-продуцирующими адреналоцитами.

Проведенное исследование на маркеры апоптоза р-53 и bcl-2 каких-либо различий по выявлению данных белков в экспериментальных группах не выявило, а на секционном материале во всех случаях реакция была негативной. По-видимому, у крыс, подвергнутых действию стрессора, эндокриноциты, как впрочем, и эндотелиоциты, в которых была выявлена позитивная реакция на bcl-2, осуществляют свое функционирование с приоритетом усиленного синтеза стероидов и поступления их в кровь. При этом механизмы программируемой гибели клеток, по крайней мере, р-53 и bcl-2 опосредованные, отходят на второй план. Поэтому никаких изменений за несколько часов воздействия изучаемых стрессоров не происходит.

Еще одним немаловажным результатом, полученным в данной работе, является выявление при различных вариантах изолированного и комбинированного действия алкогольной интоксикации и низкой атмосферной температуры взаимосвязей между параметрами морфофункционального состояния надпочечников и содержанием углеводов в тканях (таблица 4).

Как видно из таблицы, наименьшее влияние на содержание глюкозы в крови, глюкозы и гликогена в печени, мозге, скелетной мышце выявлено при экспозиции крыс при температуре –10° С: на 5 корреляций меньше, чем в контроле. Изолированное действие алкогольной интоксикации увеличивает в количественном выражении исходное влияние надпочечников на изучаемые показатели углеводного обмена в зависимости от дозы введенного этанола в 2,5 и даже в 3 раза. При различных вариантах в динамике комбинированного воздействия количество корреляций увеличивается максимум в 2 раза. Наибольшее же влияние морфологических изменений надпочечников на содержание углеводов в тканях зарегистрировано при летальном исходе комбинированного воздействия. Причем со стороны правого надпочечника в данной группе корреляций больше чем со стороны обоих надпочечников в любой другой группе. Это может только подтверждать напряженное функционирование надпочечников при изучаемых воздействиях.

Однако, выявленные корреляции с параметрами углеводного обмена со стороны признаков, отражающих состояние клубочковой зоны, учитывая большое количество межзональных и межнадпочечниковых корреляций в исследуемых группах, позволяют заключить, что весь орган вовлечен в адаптивную реакцию на воздействие, в том числе и в мобилизацию легко метаболизируемых углеводов. Небольшое количество корреляций в контрольной группе, по-видимому, является свидетельством того, что исходно содержание углеводов в тканях регулируется в основном не надпочечниковыми, а другими механизмами, в первую очередь гормонами поджелудочной железы.

Таблица 4. Количество корреляционных взаимодействий параметров

морфофункционального состояния надпочечников с содержанием глюкозы в крови, глюкозы и гликогена в печени, мозге, скелетной мышце

Группа Количество корреляций
Левый НП Правый НП Всего
Контроль 6 9 15
Этанол 2 мл/кг 18 18 36
Этанол 4 мл/кг 27 20 47
Этанол 8 мл/кг 14 24 38
–10° С 3 7 10
–18° С 12 12 24
Этанол 2 мл/кг и –10° С 10 14 24
Этанол 4 мл/кг и –10° С 11 13 24
Этанол 8 мл/кг и –10° С 12 12 24
Этанол 2 мл/кг и –18° С 16 16 32
Этанол 4 мл/кг и –18° С 14 16 30
Этанол 8 мл/кг и –18° С 17 12 29
Летальный исход комбинированного воздействия 11 51 62

Одним из интересных результатов является выявление при различных вариантах воздействий неодинаковой реакции левой и правой желез. Это проявляется в различиях между левой и правой железами в количественных значениях исследуемых признаков, количестве межзональных взаимодействий, различной зависимости контралатеральных надпочечников от длительности воздействия и концентрации этанола в крови, а также в различном влиянии на содержание углеводов в тканях. Сравнение групп мужчин, погибших от различных причин по параметрам морфофункциональной неоднородности показало, что летальная алкогольная интоксикация преобразует доминирование по функциональной активности клубочковой и пучковой зон и по количеству клеток в пучковой зоне коркового вещества с правостороннего, характерного для обеих групп контроля, на левостороннее, и нейтрализует доминирование по функциональной активности сетчатой зоны. Доминирование по массе одного из надпочечников при отравлении этиловым спиртом выражено сильнее, чем при несмертельной алкогольной интоксикации и летальной гипотермии, развившейся на ее фоне, а доминирование по массе коркового вещества значительно меньше, чем при изолированном действии летальной гипотермии. При этом доминирование одной из желез по массе мозгового вещества, более чем в два раза увеличено по сравнению с контролем. Сила доминирования по количеству секреторных клеток в пучковой зоне ниже, чем в обеих группах контроля. Подобная разнонаправленная асимметрия различных зон надпочечников может быть связана еще и с тем, что оказывающий ангиодеструктивное действие на сосуды надпочечников этанол, тем самым препятствует нормальной секреции гормонов, в результате чего эндокриноциты, перегруженные стероидами, вынуждены снижать их синтез. Основной функциональной нагрузкой секреторных клеток может явиться метаболизм этанола и его производного – ацетальдегида. Работами Ю. И. Пиголкина с соавторами (2006) показано, что активность АлДГ во всех зонах надпочечника при средней степени алкогольного опьянения и условно смертельной острой алкогольной интоксикации повышается, при легкой и сильной степенях опьянения – снижается в корковом веществе, при сильной – повышается в мозговом веществе. Активность АльДГ при тяжелой и условно смертельной степени острой алкогольной интоксикации повышается во всех зонах надпочечников, кроме сетчатой. Для отравления этанолом характерно увеличение активности АлДГ во всех зонах надпочечника, АльДГ – в клубочковой, в остальных зонах активность снижается.

Подобная неодинаковая реакция контралатеральных надпочечников рассматривается в литературе как феномен морфофункциональной неоднородности надпочечников, впервые описанный J. D. Baxter в начале 20-го века. В ряде работ последних лет детально освещена функциональная асимметрия надпочечников, являющихся составной частью тимико-адреналовой системы. Показано, что у интактных мышей правый надпочечник изначально более функционально активен, чем левый. Иммобилизационный стресс и КВЧ-облучение вызывают более раннюю и выраженную активацию функционального состояния коркового вещества левого надпочечника [Перельмутер В. М., Падеров Ю. М., Диденко Н. П. и др., 1993; Перельмутер В. М., 1996]. При гемитрансплантации тимуса наблюдалась большая активность адренокортикоцитов сетчатой зоны гомолатерального надпочечника и меньшее количество лимфоцитов в ней [Перельмутер В. М., 1997].

Не исключено, что механизмы развития морфофункциональной неоднородности надпочечников можно в какой-то степени объяснить различиями в экстраорганных иннервации, кровоснабжении и лимфооттоке левой и правой желез [Зелезинский Г. В. 1967; Смиттен Н. А., Шаляпина В. Г., 1993; Абрамов В. В., Абрамова Т. Я., 1996]. Однако это ни в коей мере не позволит приблизиться к ответу на вопрос: «Имеет ли значение реализация морфофункциональной асимметрии надпочечников для выживаемости организма при экстремальных воздействиях, в частности при действии алкогольной интоксикации и атмосферного холода?». В этой связи логично рассматривать морфофункциональную неоднородность надпочечников как одно из проявлений асимметрии организма вообще. А основным органом, который может повлиять на реализацию асимметрии надпочечников, является головной мозг,причем асимметрия надпочечников является отражением направленности и выраженности функциональной асимметрии мозга. Показано, что искусственно сформированная доминанта в одном из полушарий повышает стрессоустойчивость организма [Косицкий Г. И., Смирнов В. М., 1970], причем, более эффективна в этом плане левополушарная доминанта [Русинова Е. В., 1997], что согласуется с данными С. И. Снарского, В. Л. Бианки (1992) о превалирующей роли левополушарной коры в антиноцицептивной защите. В норме у животных и ч еловека имеются существенные межполушарные отличия по содержанию белков, активности ферментов, нейрогормонов, спонтанному и вызванному электрогенезу [Баллонов Л. Я. и др., 1 976 ; М. Sta rr, J. Kilpa trick, 1981 ; Z. A ma ducci et al., 1981; J. Valdes et al., 1981; G. Gainotti et al., 1982; S.D. Glick et al., 1979, 1988; Н. Р. Рахимов с соавт., 1989]. При экстремальных воздействиях характер межполушарных взаимоотношений существенно изменя ется. Так, стресс у животных, вызванный иммобилизацией, характериз уется "в ыравнива нием " содержания катехоламинов в полу шари ях [Попай М. и др., 1984]. Замечено, что и у человека при отрицательных эмоциональных состояниях исчезают признаки биоэлектрической латерализации [Ведяев Ф. П., Воробьева Т. М., 1983]. В некоторых исследованиях просматривается феноменологическая связь функциональной амбивалентности полушарий в фоне с низкой устойчивостью к экстремальным воздействиям [Глумов Г. М., Кателевская Л. Г., 1985].

Алкогольная интоксикация различной степени опьянения, учитывая тропность этанола к мозговой ткани, несомненно, изменяет описанные выше возможности адаптивной перестройки ЦНС при экстремальных воздействиях. Причем это может произойти как на функциональном, так и на органическом уровнях. Органические изменения проявляются в виде повышения проницаемости сосудов с формированием интерстициального отека и диапедеза эритроцитов в головном мозге, носят распространенный характер, локализуясь в полушариях и стволовой части [Зороастров О. М., 2003]. Нарушение гидратации ткани головного мозга сопровождается при этом существенными изменениями пространственных, качественных и количественных отношений между его структурами [Галицкий Ф. А., Губская Е. Б., 2007]. Поэтому, выявленное на экспериментальном материале снижение выживаемости крыс при комбинации алкогольной интоксикации при введении высоких доз этанола и низкой температуры является вполне логичным, так как этанол, дезорганизуя центральные механизмы адаптивных реакций, приводит к тому, что необходимая для выживания функциональная асимметрия мозга не реализуется. Наименьшее проявление признаков асимметрии надпочечников среди всех исследованных групп выявлено у погибших от отравления этиловым спиртом. Это выражается не только в небольшом количестве различий между аналогичными параметрами левого и правого надпочечников, но и в различиях количества межзональных взаимодействий.

Наконец, еще одним, но, пожалуй, самым важным аспектом, заслуживающим особенного рассмотрения, является вопрос о возможностях дифференциальной диагностики причины смерти от механической травмы, общего переохлаждения организма и отравления этиловым спиртом с использованием параметров морфофункционального состояния надпочечников.

Бесспорно, оценка состояния надпочечников как единственный способ диагностики смерти использоваться не может, а должна являться вспомогательным методом в комплексе морфологических, биохимических и химических признаков. При этом поиск каких-либо специфических признаков, характерных для определенной причины смерти, бесперспективен, так как адаптивные изменения надпочечников стереотипны и зависят от силы и длительности воздействия. Однако, по результатам проведенных исследований можно заключить, что морфофункциональное состояние надпочечников при изучаемых причинах смерти различно. Комплекс этих различий можно обозначить как «специфическую совокупность качественно-количественных характеристик признаков морфофункционального состояния надпочечников», встречающуюся только при определенной причине смерти. Причем, при дифференциации различных причин смерти эта «совокупность» будет различной. Обусловлено это не только различием количественных характеристик сравниваемых признаков, но спецификой взаимосвязи нескольких признаков, что характеризуется корреляционными связями параметров морфофункционального состояния надпочечников друг с другом. А учитывая, что в экспертной практике часты случаи, когда при исследовании трупа выявляются признаки нескольких воздействий, каждое из которых могло оказаться смертельным более корректно рассчитывать вероятность отнесения случая к той или иной группе погибших. Это позволит избежать неправомочных выводов о фатальном вкладе какого-либо из факторов и позволит высказываться о комбинированной причине смерти [Пиголкин Ю. И., 2006].

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ

По результатам проведенного исследования, используя логистический регрессионный анализ, были выведены прогнозные уравнения, в которые входят числовые значения регистрируемых признаков и индивидуальные коэффициенты для каждого значимого признака. С помощью подобных уравнений возможно отнесение каждого конкретного случая к группе погибших от общего переохлаждения организма, отравления этиловым спиртом или несовместимой с жизнью механической травмы с определенной вероятностью.

Для дифференциальной диагностики смерти от травмы и от общего переохлаждения организма (Патент РФ на изобретение № 2259806 от 10 сентября 2005 года. Приоритет от 05.02.2004) необходимо:

1. На гистологических препаратах, окрашенных гематоксилином и эозином по 4-бальной системе определить ядерно-цитоплазматическое отношение в адреналоцитах мозгового вещества левого надпочечника, по 4-бальной системе определить выраженность кровенаполнения пучковой зоны коркового вещества левого надпочечника и капсулы левого надпочечника

Параметр 1 балл 2 балла 3 балла 4 балла
Ядерно-цитоплазматическое отношение в адреналоцитах мозгового вещества Площадь цитоплазмы меньше или равна площади ядра Площадь цитоплазмы в 2 раза больше площади ядра Площадь цитоплазмы в 3–5 раз больше площади ядра Площадь цитоплазмы в 6 и более раз больше площади ядра
Кровенаполнение Сосуды спавшиеся Слабое Умеренное Выраженное
  1. Подставить полученные значения в формулу

где

А – ядерно-цитоплазматическое отношение в адреналоцитах мозгового вещества надпочечников

В – выраженность кровенаполнения пучковой зоны левого надпочечника

С – выраженность кровенаполнения капсулы левого надпочечника

При этом вероятность отнесения к группе «Травма»– это Р1, а к группе «ОПО» – это Р2.

Конкордантность (безошибочность) данного анализа для двух исследуемых групп составляет 96,9 %, что является очень высоким показателем.

Пример: Мужчина, погибший от общего переохлаждения организма.

Значения значимых признаков, входящих в уравнение составили:

А = 2; В = 2; С = 3

Таким образом, случай с вероятностью 99,87 % к группе погибших от ОПО.

Для дифференциальной диагностики смерти от травмы и от отравления этиловым спиртом (Патент РФ на изобретение № 2259805 от 10 сентября 2005 года. Приоритет от 05.02.2004) необходимо:

1. На гистологических препаратах, окрашенных гематоксилином и эозином измерить площадь ядер адренокортикоцитов пучковой зоны левого надпочечника в мкм2, по 4-бальной системе определить выраженность диффузной лимфоидной инфильтрации в клубочковой зоне, по 4-бальной системе определить выраженность кровенаполнения клубочковой зоны левого надпочечника.

Параметр 1 балл 2 балла 3 балла 4 балла
Выраженность диффузной инфильтрации отсутствует, либо 2 – 4 клетки в поле зрения равномерно по всей зоне 5 – 8 клеток в поле зрения равномерно по всей зоне 9 – 20 клеток в поле зрения равномерно по всей зоне Более 20 клеток в поле зрения равномерно по всей зоне
Кровенаполнение Сосуды спавшиеся Слабое Умеренное Выраженное
  1. Подставить полученные значения в формулу

где

А – площадь ядер адренокортикоцитов пучковой зоны левого надпочечника в мкм2

В – выраженность диффузной лимфоидной инфильтрации в клубочковой зоне левого надпочечника

С – выраженность кровенаполнения сосудов клубочковой зоны левого надпочечника

При этом вероятность отнесения к группе «Травма»– это Р1, а к группе «ОЭА» – это Р2. Конкордантность анализа для двух исследуемых групп составляет 92,2 %, что является очень высоким показателем.

Пример: Мужчина, погибший от механических повреждений на фоне АИ, при этом концентрация этилового спирта в крови составила 3,4 ‰, в моче – 3,2 ‰, что при жизни, как правило, соответствует алкогольному опьянению сильной степени.

Значения значимых признаков, входящих в уравнение составили:

А = 33,95; В = 1; С = 1

Таким образом, случай с вероятностью 99,83 % отнесен к группе «Травма».

Пример: Мужчина, погибший от отравления этиловым спиртом, при этом концентрация этилового спирта в крови составила 5,4 ‰, в моче – 5,2 ‰.

Значения значимых признаков, входящих в уравнение составили:

А = 25,04; В = 2; С = 4

Таким образом, случай с вероятностью 99,89 % к группе погибших от ОЭА.

Для дифференциальной диагностики смерти от травмы, отравления этиловым спиртом и от общего переохлаждения организма (Патент РФ на изобретение № 2259804 от 10 сентября 2005 года. Приоритет от 05.02.2004) необходимо:

1. На гистологических препаратах, окрашенных гематоксилином и эозином измерить площадь ядер адренокортикоцитов пучковой зоны левого надпочечника в мкм2, по 4-бальной системе определить выраженность кровенаполнения пучковой зоны левого надпочечника.

Параметр 1 балл 2 балла 3 балла 4 балла
Кровенаполнение Сосуды спавшиеся Слабое Умеренное Выраженное
  1. Подставить полученные значения в формулу:

где

А – площадь ядер адренокортикоцитов пучковой зоны левого надпочечника в мкм2

В – выраженность кровенаполнения сосудов пучковой зоны левого надпочечника

При этом вероятность отнесения к группе «несовместимая с жизнью травма» – это Р1, к группе «общее переохлаждение организма» – Р2, а к группе «отравление этиловым спиртом» – это Р3. Конкордантность анализа для трех групп составляет 77,6 %, что является достаточно высоким показателем.

Пример: Мужчина, погибший от механических повреждений, находясь в состоянии алкогольного опьянения, при этом концентрация этилового спирта в крови составила 3,4 ‰, в моче – 3,2 ‰, что при жизни, как правило, соответствует алкогольному опьянению сильной степени. Смерть наступила на улице при температуре окружающего воздуха –24 °C.

Значения значимых признаков, входящих в уравнение составили:

А = 33,63; В = 1

Таким образом, случай с вероятностью 85,76 % отнесен к группе «Травма», с вероятностью 10,56 % к группе погибших от ОПО, с вероятностью 3,68 % к группе погибших от ОЭА.

Пример: Мужчина, погибший от общего переохлаждения организма, при этом концентрация этанола в крови составила 5,4 ‰, в моче – 5,2 ‰.

Значения значимых признаков, входящих в уравнение составили:

А = 28,32; В = 2

Таким образом, случай с вероятностью 34,52 % отнесен к группе «Травма», с вероятностью 35,08 % к группе погибших от ОПО, с вероятностью 30,4 % к группе погибших от ОЭА.

Как видно из примеров, добиться 100 % вероятности отнесения случая к той или иной группе используя небольшое количество значимых критериев, отражающих морфофункциональное состояние надпочечников, практически невозможно. И хотя в некоторых случаях выбор причины смерти очевиден по совокупности других значимых критериев, необходимо учитывать, что приведенные прогнозные уравнения и значимые признаки выведены на случаях с заведомо известной причиной смерти, определенной другими способами. В этом плане показателен последний пример, в котором экспертом был выставлен основной диагноз: «Общее переохлаждение организма», а результатом уравнения явились практически одинаковые вероятности отнесения случая к группам погибших от травмы, переохлаждения организма и отравления этанолом. Так как повреждения на трупе отсутствовали, то эксперт выставил основным диагнозом «Общее переохлаждение организма», а алкогольное опьянение было отнесено в раздел сопутствующих. Учитывая результаты представленных в данной работе исследований, диагностическая версия в подобных случаях должна остановиться на варианте комбинированной причины смерти, где более корректным будет использование варианта сочетанных воздействий.

Таким образом, полученные результаты способствуют более углубленному пониманию механизмов реализации ответной реакции надпочечников на изолированное и комбинированное воздействие алкогольной интоксикации и низкой атмосферной температуры. Выявленные различия морфофункционального состояния надпочечников при различных причинах смерти могут быть использованы для диагностики непосредственной причины смертельного исхода, определения вклада алкогольной интоксикации и действия низкой температуры в танатогенез.

ВЫВОДЫ

  1. В динамике острой алкогольной интоксикации, вызванной интрагастральным введением 40 % раствора этанола в дозах 2, 4, 8 мл/кг морфологические изменения надпочечников, отражающие повышение их функциональной активности выражены уже через 1 час воздействия. Интоксикация, вызванная введением этанола в дозах 4 и 8 мл/кг, характеризуется плавным нарастанием активности пучковой и сетчатой зон коркового вещества левого и правого надпочечников, о чем свидетельствуют увеличение кровенаполнения увеличение размеров ядер эндокриноцитов, снижение насыщения цитоплазмы адренокортикоцитов суданофильными липидами, увеличение удельного объема митохондрий и ядер в секреторных клетках центрального отдела пучковой зоны.
  2. При изолированном действии низкой температуры морфологические признаки гиперфункции надпочечников регистрируются через один час воздействия при экспозиции температуры –18° С, при этом в течение первого часа скорость нарастания морфофункциональной активности наибольшая; при экспозиции температуры –10° С – через два часа воздействия, при этом вовлечение различных морфофункциональных отделов надпочечников в адаптивную реакцию происходит постепенно в течение восьмичасового периода.
  3. От длительности воздействия низкой атмосферной температуры –10° С и –18° С, алкогольной интоксикации, вызванной интрагастральным введением этанола в дозе 8 мл/кг, при комбинированном действии алкогольной интоксикации, вызванной введением этанола в дозе 2 мл/кг и атмосферной температуры –10° С, а также летальном исходе комбинированного воздействия, судя по количеству корреляционных связей, морфофункциональное состояние правых надпочечников зависит больше, чем левых; при комбинированном действии алкогольной интоксикации и атмосферной температуры –18° С, а также алкогольной интоксикации при введении этанола в дозе 4 мл/кг и атмосферной температуры –10° С – левых надпочечников больше, чем правых; при алкогольной интоксикации, вызванной введением этанола в дозах 2 и 4 мл/кг – от длительности воздействия состояние правой и левой желез зависит практически одинаково.
  4. Влияние морфофункционального состояния надпочечников на содержание глюкозы в крови, глюкозы и гликогена в печени, мозге, скелетной мышце при изучаемых воздействиях наиболее выражено при летальном исходе комбинированного действия алкогольной интоксикации и низкой атмосферной температуры, а также при алкогольной интоксикации, вызванной введением этанола в дозе 4 мл/кг, менее выражено при действии температуры –10° С.
  5. От стадии алкогольного опьянения, судя по количеству корреляций между параметрами морфофункционального состояния надпочечников и концентрацией этанола в крови, моче и коэффициентом элиминации, состояние надпочечников зависит больше у лиц, погибших от отравления этанолом, чем у погибших на фоне алкогольной интоксикации от общего переохлаждения организма или механической травмы. При этом алкогольное опьянение является определяющим фактором в формировании морфофункционального состояния надпочечников у погибших от несовместимых с жизнью повреждений.
  6. Ангиотоксическое действие этанола, проявляющееся в фиксации иммуноглобулинов в стенке сосудов надпочечников и на секреторных клетках надпочечников, среди изучаемых воздействий наиболее выражено при смертельном отравлении этиловым спиртом, менее выражено при алкогольной интоксикации, вызванной введением высоких доз этанола, и смерти от общего переохлаждения организма на фоне алкогольной интоксикации, не выражено при изолированном действии низкой атмосферной температуры и алкогольной интоксикации, вызванной введением невысоких доз этанола.
  7. Наиболее информативными параметрами морфофункционального состояния надпочечников для дифференциальной диагностики причины смерти от отравления этиловым спиртом или общего переохлаждения организма являются выраженность кровенаполнения клубочковой и пучковой зон левого надпочечника, площадь ядер адренокортикоцитов пучковой зоны левого надпочечника, выраженность диффузной лимфоцитарной инфильтрации клубочковой зоны левого надпочечника.
  8. Алкогольная интоксикация и общее переохлаждение по-разному влияют на весовые параметры надпочечников. Для несмертельной алкогольной интоксикации характерно уменьшение массы коркового вещества и увеличение массы мозгового вещества надпочечников. Для смертельного отравления этанолом – увеличение массы коркового вещества обоих надпочечников. Для летальной гипотермии – снижение массы коркового вещества правого надпочечника. Для смертельного исхода от гипотермии на фоне алкогольной интоксикации характерно увеличение массы мозгового вещества правого надпочечника.
  9. Алкогольная интоксикация, общее переохлаждение организма, а также различные варианты комбинированного действия этих факторов в динамике воздействия и при летальном исходе по-разному влияют на реализацию морфофункциональной асимметрии надпочечников. Для большинства изучаемых вариантов воздействий характерно доминирование правого надпочечника по величине параметров морфофункциональной активности, межзональным взаимодействиям и взаимосвязям с параметрами углеводного обмена. При смертельном отравлении этанолом морфофункциональная асимметрия надпочечников реализована минимально.
  10. Для судебно-медицинской диагностики непосредственной причины смерти при комбинированном действии алкогольной интоксикации и низкой атмосферной температуры целесообразно проведение морфологического исследования надпочечников по предлагаемой методике. При явном доминировании вероятности смерти от определенной причины действие данного фактора следует считать основным. При равных вероятностях отнесения случая к той или иной группе следует причину смерти считать комбинированной.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Алябьев Ф. В. Использование морфофункциональной оценки реакции надпочечников человека в судебно-медицинской диагностике некоторых видов смерти / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, Ю. А. Шамарин // Проблемы экспертизы в медицине. – 2001. – № 4. – С. 8-11.
  2. Алябьев Ф. В. Онтогенетические особенности асимметрии надпочечников человека / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, Ю. А. Шамарин // Современные аспекты биологии и медицины. – Томск, 2002. – С. 27-29.
  3. Алябьев Ф. В. Сравнительная морфофункциональная характеристика надпочечников человека при некоторых видах смерти / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, Ю. А. Шамарин // Современные аспекты биологии и медицины – Томск, 2002. – С. 29-31.
  4. Падеров Ю. М. Влияние смерти от общего переохлаждения организма на морфофункциональное состояние надпочечников человека /Ю.М Падеров, Ф. В. Алябьев, Ю. А. Шамарин // Суд.-мед. Экспертиза. – 2002. – № 4. – С. 3-4.
  5. Алябьев Ф. В. Корреляционные взаимосвязи морфофункциональных параметров надпочечников человека при смерти от несовместимой с жизнью механической травмы / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, Е. В. Калянов // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики / под ред. В. П. Новоселова, Б. А. Саркисяна, В. Э. Янковского. - Новосибирск: Межрегиональная ассоциация "Судебные медики Сибири", 2003. – Выпуск 8. – С. 114-116.
  6. Алябьев Ф. В. Возможность вероятностного определения причины смерти в случаях общего переохлаждения организма и отравления этиловым спиртом по критериям морфофункционального состояния надпочечников / Ф. В. Алябьев, С. Ю. Кладов, Е. В. Калянов, Ю. М. Падеров // Вероятностные идеи в науке и философии: Новосиб. гос. ун-т, 2003. – С.138-139.
  7. Падеров Ю. М. Морфологическая характеристика надпочечников человека при смерти от несовместимой с жизнью механической травмы / Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев, Е. В. Калянов // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики / под ред. В. П. Новоселова, Б. А. Саркисяна, В. Э. Янковского. – Новосибирск: Межрегиональная ассоциация "Судебные медики Сибири", 2003. – Выпуск 8. – С. 172-174.
  8. Падеров Ю. М. Статистическая интерпретация некоторых морфофункциональных параметров надпочечников человека в судебно-медицинской диагностике скоропостижной смерти / Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев, Е. В. Калянов, С. Ю. Кладов, Ю. В. Роговская / Вероятностные идеи в науке и философии: Материалы региональной научн. конф. 23-25 сентября 2003 г. – Новосибирск: Ин-т философии и права СО РАН / Новосиб. гос. ун-т, 2003. – С.186-187.
  9. Алябьев Ф. В. Использование логистического регрессионного анализа с целью вероятностного определения причины смерти в случаях механической асфиксии при повешении и несовместимой с жизнью механической травмы по критериям морфофункционального состояния надпочечников / Ф. В. Алябьев, С. Ю. Кладов, Ю. М. Падеров // Вестник Томского гос. ун-та. – 2003. – № 279. – С. 101-102.
  10. Алябьев Ф. В. Вероятностное определение причины смерти в случаях несовместимой с жизнью механической травмы и отравления этиловым алкоголем по параметрам морфофункционального состояния надпочечников / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, С. Ю. Кладов, В. А. Добужский, Г. В. Загулов, П. И. Горх // Вестник Томского гос. ун-та. – 2003. – № 279. – С. 103-104.
  11. Алябьев Ф. В. Острая алкогольная интоксикация как фактор, модифицирующий ответную реакцию надпочечников человека при танатогенных воздействиях различной природы / Ф. В. Алябьев, С. Ю. Кладов, Ю. М. Падеров, Г. В. Загулов, В. А. Добужский // Сибирский мед. Журнал. – 2004. – № 1. – С. 39-42.
  12. Алябьев Ф. В. Асимметрия морфометрических показателей надпочечников человека в различных возрастных группах / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров // Морфология. – 2004. – т. 125, № 2. – С. 61-64.
  13. Алябьев Ф. В. Влияние алкогольного опьянения на количество случаев насильственной смерти у женщин по городу Томску / Ф. В. Алябьев, Е. В. Захарова, Е. Е. Зудова // Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии. – 2004. – т. 3, № 4. – С. 11.
  14. Алябьев Ф. В. Влияние алкогольного опьянения на количество случаев насильственной смерти у мужчин / Ф. В. Алябьев, Е. В. Захарова, Е. Е. Зудова // Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии. – 2004. – т. 3, № 4. – С. 11.
  15. Алябьев Ф. В. Сравнительная характеристика весовых параметров надпочечников у правшей, левшей и амбидекстров / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, С. Ю. Кладов, Е. Е. Зудова, С. Ю. Алябьева // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики / под ред. В. П. Новоселова, Б. А. Саркисяна, В. Э. Янковского. – Новосибирск: Межрегиональная ассоциация «Судебные медики Сибири», 2004. – Выпуск 9. – С. 107-109.
  16. Алябьев Ф. В. Феномен асимметрии надпочечников при различных причинах насильственной смерти / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, В. В. Петров // Морфология. – 2004. – т. 126, № 4. – С. 8.
  17. Алябьев Ф. В. Использование морфофункциональной оценки реакции надпочечников в качестве диагностического теста для определения ведущих танатологических факторов в случаях острого отравления этиловым спиртом, общего переохлаждения организма и механической травмы / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров // Вестник Томского гос. ун-та. 2004. – № 283. – С. 86-87.
  18. Алябьев Ф. В. Асимметрия весовых параметров надпочечников в зависимости от рода смерти и доминирования полушария головного мозга / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, С. Ю. Алябьева // Вестник Томского гос. ун-та. 2004. – № 283. – С. 88-90.
  19. Кладов С. Ю. Закономерности насильственной смерти и самоубийств в городе Томске за период с 1992 по 2002 год / С. Ю. Кладов, Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, С. Ю. Алябьева // Вестник Томского гос. ун-та. – 2004. – № 283. – С. 91-93.
  20. Падеров Ю. М. Мононуклеарная инфильтрация надпочечников человека /Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев // Морфология, 2004. – т. 126, № 4. – С. 97.
  21. Падеров Ю. М. Влияние соматической патологии на морфофункциональную асимметрию надпочечников человека / Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев, Ю. А. Шамарин // Морфология. – 2004. – т. 126, № 4. – С. 97-98.
  22. Падеров Ю. М. Дифференциальная диагностика мозгового и легочного вариантов танатогенеза в патологоанатомической и судебно-медицинской практике / Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев, С. Ю. Кладов, С. Ю. Алябьева // Вестник Томского гос. ун-та. – 2004. – № 283. – С. 98-100.
  23. Падеров Ю. М. Морфофункциональная реакция надпочечников человека при легочном варианте танатогенеза / Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев, С. Ю. Кладов // Суд.-мед. Экспертиза. 2005. – № 1. – С. 15-18.
  24. Алябьев Ф. В. Некоторые методологические аспекты изучения морфофункционального состояния надпочечников / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, С. Ю. Кладов, С. Н. Поверинов, Ю. В. Роговская С. Ю. Алябьева // Материалы шестого всероссийского съезда судебных медиков: Москва-Тюмень: издат. Центр «Академия», 2005. – С. 30-31.
  25. Воронков С. В. Изменение концентрации глюкозы и гликогена в некоторых внутренних органах при интрагастральном введении этанола в дозе 2 мл/кг / С. В. Воронков, Ф. В. Алябьев, А. А. Сидельников, С. Ю.Кладов // Проблемы теории и практики судебной медицины / Под ред. Ф. В. Алябьева, С. Ю. Кладова. – Томск: Томский гос. ун-т, 2005. – Вып. 3. – С. 57-59.
  26. Падеров Ю. М. Использование параметров морфофункционального состояния надпочечников в диагностике варианта танатогенеза / Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев, С.Н. Поверинов, С. Ю. Алябьева // Проблемы теории и практики судебной медицины / Под ред. Ф. В. Алябьева, С. Ю. Кладова. – Томск: Томский государственный университет, 2005. – Вып. 3. – С. 105-111.
  27. Падеров Ю. М. Влияние гипоксии как ведущего фактора в танатогенезе на морфофункциональное состояние надпочечников / Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев, С. Н. Поверинов // Гипоксия: механизмы, адаптация, коррекция. Материалы Четвертой Российской конференции 12 – 14 октября 2005 г., Москва. – С. 86.
  28. Падеров Ю. М. Гипоксия и ее влияние на морфофункциональное состояние надпочечников человека / Ю. М. Падеров, С. Н. Поверинов, Ф. В. Алябьев, С. Ю. Алябьева // Проблемы теории и практики судебной медицины / Под ред. Ф. В. Алябьева, С. Ю. Кладова. – Томск: Томский гос. ун-т, 2005. – Вып. 3. – С. 102-104.
  29. Парфирьева А. М. Изменение концентрации глюкозы крови, глюкозы и гликогена в головном мозге, печени и поперечнополосатой мышце в динамике общей гипотермии / А. М. Парфирьева, Ф. В. Алябьев, А. А. Сидельников, С. В. Воронков // Проблемы теории и практики судебной медицины / Под ред. Ф. В. Алябьева, С. Ю. Кладова. – Томск: Томский гос. ун-т, 2005. – Вып. 3. – С. 112-115.
  30. Поверинов С. Н. Влияние алкогольного опьянения на морфофункциональное состояние надпочечников при гемической гипоксии, вызванной смертельным отравлением окисью углерода / С. Н. Поверинов, Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров // Гипоксия: механизмы, адаптация, коррекция. Материалы Четвертой Российской конференции 12 – 14 октября 2005 г., Москва, 2005. – С. 89.
  31. Сидельников А. А. Изменение концентрации глюкозы и гликогена в некоторых внутренних органах при токсическом алкогольном опьянении / А. А. Сидельников, Ф. В. Алябьев, С. В. Воронков, Е. Б. Фомина // Проблемы теории и практики судебной медицины / Под ред. Ф. В. Алябьева, С. Ю. Кладова. – Томск: Томский гос. ун-т, 2005. – Вып. 3. – С. 133-134.
  32. Морфология надпочечников в случаях завершенного суицида: моногр. / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, С. Ю. Кладов. – Томск: Томский гос. ун-т, 2005.– 142 с.
  33. Алябьев Ф. В. Межзональные взаимосвязи параметров морфофункционального состояния надпочечников при несмертельной алкогольной интоксикации / Ф. В. Алябьев, А. А. Климачевский, Т. Р. Яушев // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики / под ред. В. П. Новоселова, Б. А. Саркисяна, В. Э. Янковского. – Новосибирск: Межрегиональная ассоциация «Судебные медики Сибири», 2006. – выпуск 11. – С. 75-78.
  34. Алябьев Ф. В. Выживаемость экспериментальных животных в зависимости от гипотермии и алкогольной интоксикации / Ф. В. Алябьев, А. М. Парфирьева, А. А. Климачевский // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики / под ред. В. П. Новоселова, Б. А. Саркисяна, В. Э. Янковского. – Новосибирск: Межрегиональная ассоциация «Судебные медики Сибири», 2006. – выпуск 11. – С. 234-236.
  35. Алябьев Ф. В. Влияние концентрации этанола на морфофункциональное состояние надпочечников при несмертельной алкогольной интоксикации / Ф. В. Алябьев, А. А. Климачевский, Ю. М. Падеров, Т. Р. Яушев // Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы: Сборник научных трудов, посвященный 55-летию образования Красноярского краевого бюро судебно-медицинской экспертизы. – Красноярск, 2006. – С. 159-160.
  36. Падеров Ю. М. Использование параметров морфофункционального состояния надпочечников в диагностике причины смерти / Ю. М. Падеров, Ф. В. Алябьев, Т. Р. Яушев, С.Н. Поверинов, С. Ю. Алябьева // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики на современном этапе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 75-летию Российского центра суд.-мед. экспертизы / Под ред. В.А. Клевно. – М.: РИО ФГУ «РЦСМЭ Росздрава», 2006. – С. 273-275.
  37. Яушев Т. Р. Морфофункциональное состояние надпочечников при остром отравлении угарным газом в состоянии алкогольного опьянения / Т. Р. Яушев, Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, Ю. А. Шамарин // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики / под ред. В. П. Новоселова, Б. А. Саркисяна, В. Э. Янковского. – Новосибирск: Межрегиональная ассоциация «Судебные медики Сибири», 2006. – выпуск 11. – С. 230-233.
  38. Яушев Т. Р. Весовые параметры надпочечников у погибших от острого отравления угарным газом в состоянии алкогольного опьянения / Т. Р. Яушев, Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, Ю. А. Шамарин, В. П. Новоселов // Вопросы судебной медицины и медицинского права: Сборник научных трудов, посвященный 85-летию кафедры судебной медицины Самарского гос. мед. ун-та / Под ред. А.П. Ардашкина, В.В. Сергеева. – Самара: ООО «Офорт»; ГОУВПО «СамГМУ», 2006. – С. 117-118.
  39. Яушев Т. Р. Дозозависимое влияние этанола на морфофункциональное состояние надпочечников у погибших от острого отравления угарным газом в состоянии алкогольного опьянения / Т. Р. Яушев, Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, А. А. Климачевский // Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы: Сборник научных трудов, посвященный 55-летию образования Красноярского краевого бюро суд.-мед. экспертизы. – Красноярск, 2006. – С. 126-127.
  40. Алябьев Ф. В. Морфология надпочечников при смертельной гипотермии на фоне алкогольной интоксикации / Ф. В. Алябьев, А. М. Парфирьева, С.В. Логвинов, А. А. Климачевский // Морфология. – 2006. – т. 129, № 4. – с. 8-9.
  41. Алябьев Ф. В. Вклад смертности от отравления этиловым спиртом в структуру насильственной смерти в г. Томске за период с 1992 по 2004 г. / Ф. В. Алябьев, А. М. Агеева, Г. В. Загулов // Вестник Томского гос. ун-та. – 2006. – № 292. – С. 274-276.
  42. Алябьев Ф. В. Особенности строения коры надпочечников в динамке общей гипотермии и алкогольной интоксикации / Ф. В. Алябьев, С. В. Логвинов, А. М. Парфирьева, А. А. Климачевский // Морфология. – 2006. – т. 129, № 5. – С. 24.
  43. Алябьев Ф. В. Сравнительная морфология надпочечников при отравлении этиловым алкоголем, общем переохлаждении организма и несовместимой с жизнью механической травме / Ф. В. Алябьев, А. М. Парфирьева, А. А. Климачевский // Вестник Томского гос. ун-та. Бюллетень оперативной научной информации «Проблемы теории и практики судебной медицины». – 2006. – № 93. – С. 5-23.
  44. Алябьев Ф. В. Сравнительная морфофункциональная характеристика надпочечников у погибших от отравления угарным газом и несовместимой с жизнью механической травмы трезвыми и в состоянии алкогольного опьянения / Ф. В. Алябьев, С. Н. Поверинов, Т. Р. Яушев // Вестник Томского гос. ун-та. Бюллетень оперативной научной информации «Проблемы теории и практики судебной медицины». – 2006. – № 93. – С. 24-39.
  45. Яушев Т. Р. Зависимость морфофункционального состояния надпочечников при остром смертельном отравлении угарным газом на фоне алкогольной интоксикации от концентрации этанола в крови / Т. Р. Яушев, Ф. В. Алябьев, С. Н. Поверинов // Морфология. 2006. – т. 129, № 4. – С. 148.
  46. Алябьев Ф. В. Зависимость морфофункционального состояния надпочечников от длительности гипотермии при действии низкой атмосферной температуры – 10оС / Ф. В. Алябьев, А. М. Парфирьева // Науки о человеке: Материалы VIII конгресса молодых ученых и специалистов / Под ред. Л. М. Огородовой, Л. В. Капилевича. – Томск: СибГМУ, 2007. – С. 245-246.
  47. Морфология надпочечников при общем переохлаждении организма: моногр. / Ф. В. Алябьев, А. М. Парфирьева, С. В. Логвинов, Ю. А. Шамарин. – Томск: Томск. гос. ун-т систем упр. и радиоэлектроники, 2007. – 228 с.
  48. Алябьев Ф. В. Морфометрические показатели надпочечников крыс в динамике общей гипотермии / Ф. В. Алябьев, А. М. Парфирьева, С. В. Логвинов // Морфология. 2007. – т. 132, № 6. – С. 52-56.
  49. Алябьев Ф. В. Морфофункциональное взаимодействие зон надпочечников человека при остром летальном отравлении окисью углерода на фоне алкогольной интоксикации / Ф. В. Алябьев, Ю. М. Падеров, В. П. Новоселов, Т. Р. Яушев // Суд-мед. Экспертиза. – 2007. – № 6. – С. 6-9.

Патенты на изобретения

  1. Алябьев Ф. В., Падеров Ю. М., Захарова Е. В., Зудова Е. Е. Способ дифференциальной диагностики смерти от общего охлаждения организма и несовместимой с жизнью механической травмы. Патент на изобретение № 2259806 от 10 сентября 2005 года. Приоритет от 05.02.2004.
  2. Алябьев Ф. В., Падеров Ю. М., Кладов С. Ю. Способ дифференциальной диагностик смерти от острого отравления этиловым спиртом, общего охлаждения организма или механической травмы. Патент на изобретение № 2259804 от 10 сентября 2005 года. Приоритет от 05.02.2004.
  3. Алябьев Ф. В., Падеров Ю. М., Кладов С. Ю. Способ дифференциальной диагностики смерти от отравления этиловым спиртом и несовместимой с жизнью механической травмы. Патент на изобретение № 2259805 от 10 сентября 2005 года. Приоритет от 05.02.2004.
  4. Падеров Ю. М., Алябьев Ф. В., Кладов С. Ю. Способ дифференциальной диагностики терминального состояния легочного типа и несовместимой с жизнью механической травмы. Патент на изобретение № 2259807 от 10 сентября 2005 года. Приоритет от 05.02.2004.
  5. Падеров Ю. М., Алябьев Ф. В., Кладов С. Ю., Алябьева С. Ю. Способ дифференциальной диагностики терминального состояния мозгового типа и несовместимой с жизнью механической травмы. Патент на изобретение № 2268654 от 27 января 2006 года. Приоритет от 05.02.2004.

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АИ – алкогольная интоксикация

ОЭА – отравление этиловым алкоголем

АДГ – антидиуретический гормон

АКТГ – адренокортикотропный гормон

АлДГ – алкогольдегидрогеназа

АльДГ – альдегиддегидрогеназа

ИЛ – интерлейкин

НП – надпочечник, надпочечники

ОПО – общее переохлаждение организма

ЦНС – центральная нервная система



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.