WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Особенности психофункциональных реа к ций на стрессогенные воздействия и их направленная коррекция у молодых л ю дей

На правах рукописи


СЕВЕРОВ Андрей Анатольевич

Особенности психофункциональных реакций на стрессогенные воздействия и их направленная коррекция у молодых людей


03.00.13 - Физиология



А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Волгоград 2009

Работа выполнена на кафедре физиологии ФГОУВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры»

Научный руководитель:

доктор биологических наук, профессор СОЛОПОВ И.Н.



Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор,

академик РАМН БАРАНОВ В.М.

доктор медицинских наук, доцент ОСАДШАЯ Л.Б.




Ведущая организация:

Государственный научный центр РФ – Институт медико-биологических проблем РАН, г. Москва





Защита диссертации состоится « 27 » октября 2009 г. в 1200 часов на заседании диссертационного совета Д 208.008.06 при Волгоградском государственном медицинском университете по адресу: 400131, г. Волгоград, пл. Павших борцов, 1.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградского государственного медицинского университета.

Автореферат разослан «______»_________________2009 г.




Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат медицинских наук,

доктор социологических наук,

доцент М.Д.Ковалева




ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования. Ускорение темпа жизни, урбанизация, информационные перегрузки, снижение физической активности, монотония, необходимость выполнения работы в экстремальных ситуациях, социальные конфликты и другие факторы научно-технического прогресса способствуют развитию психоэмоциональных стрессов (Судаков К.В., Петров В.И., 1997).

Весьма часто состояния стресса наблюдаются у молодых людей трудоспособного возраста, что самым негативным образом сказывается на их профессиональной деятельности и состоянии здоровья. В большинстве случаев такие реакции возникают у операторов различных производств, научных сотрудников, врачей, преподавателей и учащихся, в процессе деятельности, сопряжённой с длительной монотонной работой, а также при деятельности в экстремальных условиях – в спорте, на воинской службе (Клаучек С.В., 1998; Сентябрев Н.Н., 2004).

Имея в виду общее снижение уровня здоровья у молодых людей данная ситуация вызывает особую тревогу и обусловливает крайнюю актуальность разработки методов и технологий направленной оптимизации психофункционального состояния организма (Судаков К.В., 2004). В качестве таких методов весьма широкое распространение получила фармакологическая коррекция неблагоприятных сдвигов сопутствующих психоэмоциональным стрессам. Однако в ряде случаев фармакологические методы являются неприемлемыми ввиду побочных эффектов и несоответствия биоэтическим нормам применения лекарственных средств здоровыми людьми. Исходя из этого, в качестве весьма перспективных следует рассматривать немедикаментозные методы коррекции последствий стрессовых ситуаций, таких как аутогенная тренировка, гипноз, различные варианты недирективной психотерапии (Горев А.С., 1995; Iwanaga M., Tsukamoto M., 1997), мероприятия с использованием методов навязывания ритма по биорезонансному принципу (Коновалов В.Ф. и др., 1987; Hink R.F. et al., 1980).

Эффективность использования методов коррекции психофункциональных состояний имеет непосредственную зависимость от личностных особенностей и психофизиологического статуса лиц, подверженных эмоциональному стрессу и характера психофизиологических реакций на факторы стресса (Березин Ф.Б., 1988; Илюхина В.Л. и др., 2000). Этими же факторами определяется выбор различных тактик в достижении релаксации при использовании биологической обратной связи и технологий диагностики.

В этой связи для разработки технологий коррекции крайне важно знать типичные закономерности и особенности психофункциональных реакций организма на стрессогенные воздействия, так как только на этой основе возможно целенаправленное применение средств и методов эффективной коррекции неблагоприятных психофункциональных изменений, вызванных стрессом.

Таким образом, необходимость разработки и обоснования эффективных методов и средств направленной коррекции психофункционального состояния человека в современных условиях жизни и деятельности трудоспособных молодых людей обусловливает актуальность изучения закономерностей психофизиологических реакций организма на стрессогенные воздействия и разработки адекватных методов их диагностики.

Цель исследования. Установить индивидуально-типологические особенности психофизиологических реакций молодых людей на стрессогенные воздействия и обосновать технологии использования средств их направленной коррекции.


Задачи исследования:

  1. Изучить особенности психофизиологических реакций молодых людей на стрессогенные воздействия различного происхождения.
  2. Определить информативные критерии развития психоэмоционального стресса у молодых трудоспособных людей и обосновать методические подходы к его адекватной диагностикe.
  3. Разработать и обосновать технологии использования средств направленной коррекции психофункционального состояния организма молодых людей.
  4. Выяснить эффективность применения методик оптимизации психофункционального состояния организма молодых людей.

Научная новизна исследования заключается в том, что получены новые сведения о закономерностях психофункциональных реакций организма на стрессогенные воздействия, о характерных типах таких реакций, индивидуальных особенностях стрессустойчивости молодых трудоспособных людей, получены сведения об эффективности целенаправленного применения различных средств и методов коррекции неблагоприятных психофункциональных изменений, вызванных стрессом.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Полученные данные дополняют представления о закономерностях развития психоэмоционального стресса различного происхождения и характерных типах психофункциональных реакций на него у молодых трудоспособных людей в процессе жизнедеятельности.

Практическое использование полученных сведений позволяет определить информативные критерии развития психоэмоционального стресса у молодых трудоспособных людей и разработать адекватную методику его диагностики. Сведения о закономерностях психофизиологических реакций организма на стрессогенные воздействия послужат основой для разработки эффективных технологий направленной коррекции психофункционального состояния молодых людей, занятых активной учебной, профессиональной, спортивной деятельностью и на воинской службе; определить круг средств, методов и режимов оптимизирующих воздействий и реализовать дифференцированный подход к их использованию.

Внедрение результатов исследования. Основные результаты исследований внедрены в лекционный и практический курсы на кафедре физиологии ФГОУВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры» и в лечебно-профилактический процесс Медико-реабилитационного центра ФГОУВПО «Волгоградская государственная академия физической культуры».

Апробация работы. Основные положения и результаты исследований были доложены и обсуждены на итоговых конференциях Волгоградской государственной академии физической культуры за 2008-2009 гг., на XIV Международном симпозиуме «Эколого-физиологические проблемы адаптации» в Российском университете дружбы народов (Москва, 2009), на расширенном межкафедральном заседании кафедры нормальной физиологии Волгоградского государственного медицинского университета и кафедры физиологии Волгоградской государственной академии физической культуры (июнь 2009 г.).

Публикации результатов работы. По материалам диссертации опубликовано 9 научных работ, отражающих основное содержание исследований, в том числе 1 в издании, рецензируемом ВАК РФ.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа изложена на 154 страницах компьютерного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания организации и методов исследования, трех глав с изложением результатов собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций и списка литературы, содержащего 255 работ, включая 69 источников зарубежных авторов, содержит 3 рисунка и 25 таблиц.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Психофизиологические реакции молодых людей на стрессогенные воздействия различного происхождения носят ярко выраженные индивидуальные особенности и имеют типоспецифические характеристики.
  2. Эффективная оценка степени развития психоэмоционального стресса у молодых трудоспособных людей возможна на основе анализа индивидуальных реакций на модельные стрессогенные воздействия при учёте типоспецифических особенностей.
  3. Управление психофункциональным состоянием организма молодых людей и его оптимизация возможны на основе применения методов полимодальных воздействий дифференцируемых в зависимости от индивидуальных типоспецифических особенностей организма и целевой установки.
  4. Целенаправленное и дифференцированное применение методик использования полимодальных средств позволяет эффективно оптимизировать психофункциональное состояние организма молодых людей.


ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Работа выполнена на базе кафедры физиологии Волгоградской государственной академии физической культуры и кафедры нормальной физиологии Волгоградского государственного медицинского университета в течение 2007-2009 годов. В исследовании приняли участие 432 молодых людей мужского пола в возрасте 17-22 лет. Всего было проведено 2418 комплексных обследований (табл. 1).

Исследования проведены в три основных этапа:

На первом этапе осуществлено изучение научно-методической литературы по теме исследований, произведен подбор адекватных методов и методических приемов исследования, определен контингент испытуемых.

На втором этапе проведено изучение особенностей психофизиологических реакций на стрессогенные воздействия различного происхождения, определение информативных критериев развития психоэмоционального стресса у молодых трудоспособных людей, осуществлена разработка и выяснение эффективности технологий использования средств направленной коррекции психофункционального состояния организма молодых людей.

На третьем этапе проведена математическая обработка полученного экспериментального материала, его анализ, описание и оформление диссертационной работы.

В исследовании использовались следующие группы методов:

  1. методы определения психоэмоционального статуса,
  2. методы оценки состояния ЦНС,
  3. метод определения уровня эмоциональной устойчивости,
  4. методы исследования уровня тревожности,
  5. методы исследования вегетативного реагирования,
  6. метод оценки состояния мышечного аппарата,
  7. методы математической статистики.


Таблица 1


Объем исследований по основным направлениям и возрастно-половой и количественный состав контингента обследованных


Направление исследований Количество обследований Пол Возраст, лет Количество обследованных
Исследование психофизиологических реакций в ответ на моделируемую стрессогенную нагрузку («Зеркальная координометрия»). 312 Муж. 17–22 78
Исследование психофизиологических реакций обследуемых под влиянием эмоционального экзаменационного стресса. 180 Муж. 17–22 45
Оценка психофизиологической реакции на моделируемую эмоциогенную нагрузку («проба с падением»). 236 Муж. 17–22 59
Изучение эффективности деятельности у лиц с различной стрессустойчивостью в зависимости от латеральной организации и особенностей вегетативного реагирования в зависимости от степени устойчивости к эмоциональному стрессу. 896 Муж. 17–22 141
Изучение динамики психоэмоционального состояния организма под воздействием метода управляемого ритма дыхания. 252 Муж. 17–22 42
Выяснение эффективности оптимизации психофункционального состояния организма посредством композиций эфирных масел и функциональной музыки. 136 Муж. 17–22 17
Изучение эффектов управления психофункциональным состоянием организма посредством биологической обратной связи. 406 Муж. 17–22 50
Всего: 2418 - - 432

Работа выполнена при соблюдении основных биоэтических правил и требований с научным обоснованием планируемых исследований, анализом возможных рисков и дискомфортов, описанием исследования для неспециалистов и получением информированного согласия от участников (Генин А.М. и др., 2001).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ


ДИНАМИКА ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ РЕАКЦИЙ молодых людей НА

ФОНЕ МОДЕЛИРУЕМОГО ЭМОЦИОГЕННого СТРЕССОВого ВОЗДЕЙСТВИя

Проведенный анализ литературных источников показал, что эмоциональное напряжение человека проявляется не однозначно и базируется на единстве субъективных личностных и объективных психофизиологических и вегетативных реакции. Индивидуальные особенности динамики психофизиологических характеристик обследуемых на фоне стрессового эмоционального воздействия рассматривались нами по реакции на моделируемый эмоциональный стресс.

В качестве первой модели эмоционального стресса использовалась деятельность обследуемого, требующая обеспечения тонкой зрительно-двигательной координации в условиях инверсии ранее выработанного стереотипа действия («зеркальная координометрия»). Данному виду моделируемого стресса подверглись 78 молодых людей.

Полученные психофизиологические показатели представлены в табл. 2.

Установлено, что при оценке «чувства времени» у обследуемых оказалось, что длительность воспроизводимого временного интервала сокращалась в среднем по группе на 0,9 сек. (p < 0,05). На фоне эмоциогенного воздействия увеличивалась лабильность зрительного анализатора, что также свидетельствует о наличии у обследуемых стресса. Так, величина КЧСМ статистически значимо изменялась в течение работы в среднем с 36,6 до 41,0 Гц.

Таблица 2

Реакция психофизиологической сферы обследуемых на моделируемое эмоциогенное воздействие (n=78; M ± m)

Показатели До нагрузки («покой») После нагрузки («стресс») Разница (%)
Восприятие времени: интервал, с 10,21 ± 0,25 9,30 ± 0,41 - 8,8 *
Критическая частота световых мельканий, Гц 36,60 ±0,73 41,00 ± 1,02 + 12,0 *
Дискриминационная чувствительность, мм 15,82 ± 0,95 17,90 ± 0,94 + 13,3
Кожно-гальваническая реакция, у. е. 60,22 ± 3,15 49,00 ± 3,07 - 18,6 *

Примечание: * - различия показателей в состояниях «покой» и «стресс» статистически достоверны (p < 0,05).

* - знаками + и - отмечена направленность сдвигов относительно «покоя».


Сходной была динамика дискриминационной чувствительности, порог которой увеличивался в среднем на 13,3%. О наличии эмоционального стресса свидетельствовало и снижение электрического сопротивления кожи с 60,2 до 49,0 у.е. (p<0,05).

Наряду с установленной динамикой психофизиологических показателей, при проведении «зеркальной координометрии» у обследуемых наблюдались сдвиги ряда вегетативных характеристик по данным кардиоинтервалографии. Динамика вегетативных проявлений и расчетные показатели по данным кардиоинтервалографии имеют сходную направленность сдвигов. Так, в случае моделирования («зеркальная координометрия») значение Mo снизилось с 0,79 до 0,72 сек (соответственно частота пульса повышалась в среднем с 76 до 83 ударов в минуту). Также в пользу симпатической направленности реакции вегетативной сферы свидетельствует одновременное повышение амплитуды моды на 16,7 % (p < 0,05).

Полученные результаты свидетельствуют о том, что реакция психофизиологической сферы на стресс выражается в субъективном ускорении течения времени, увеличении лабильности зрительного анализатора, снижении электрического сопротивления кожи и тактильной чувствительности.



Однонаправленные сдвиги наблюдались и по показателям реакции вегетативной нервной системы (кардиоинтервалогарфия) на эмоциогенную нагрузку. Это выражалось в повышении средних значений моды, амплитуды моды и индекса напряжения регуляторных систем при наличии тенденции к уменьшению вариационного размаха, что свидетельствует о преобладании симпато-адреналового типа вегетативного реагирования у обследуемых.

На следующем этапе моделью эмоционального напряжения служили условия «классического» экзаменационного стресса. Была обследована группа студентов, состоявшая из 45 человек. При этом экзаменационная ситуация расценивалась как классический стандарт стресса (Федоров Б.М., 1997). Перед проведением экзамена студентам предлагалось ответить на вопросы теста ММРI.

Согласно полученным данным, личностный профиль описываемой группы лиц отличается от предыдущего тенденцией к повышению значений Т-баллов лишь по шкалам демонстративность, депрессивные тенденции, сенситивность, гипертимность (выше 60 Т-баллов). Повышенная самооценка и высокая активность, отражаемые повышением величины Т-баллов на девятой шкале гипертимность (62,61±1,12) и одновременным снижением ее на седьмой шкале тревожность (49,00±1,52).

Из полученных результатов следует, что в состоянии оперативного покоя показатель тактильной чувствительности достоверно уменьшился на 24,7%, что говорит о возможности использования данного показателя, как критерия стрессустойчивости.

При сопоставлении полученных результатов наиболее показательны изменения электрического сопротивления кожи: во время экзамена его величина составила в среднем 56,9 у. е., а в периоде восстановления – 63,6 у. е., что позволяет говорить об относительной устойчивости обследуемых к предъявленной эмоциогенной нагрузке.

Наряду с выраженной реакцией психофизиологической сферы на ситуацию экзамена, у обследуемых наблюдались и значительные изменения вегетативного статуса.

Установленное в ходе исследования повышение индекса вегетативного равновесия после экзамена (в среднем на 9,9%) указывает на преобладание парасимпатического типа реагирования у обследуемых. Индекс напряжения в ситуации экзамена оказался выше по сравнению с таковым после предъявленной эмоциогенной нагрузки; разница его значения составила в среднем 45,9% (p<0,001). Существенно более низкие показатели ИН также указывают на преобладание парасимпатических влияний в покое.

В качестве еще одной модели стресса была использована проба «падение с колен», которая позволяла выявить различия в поведении обследуемых под влиянием простейших отрицательных эмоций, связанных с пассивно-оборонительным рефлексом. Данному виду моделируемого стресса подверглись 59 человек. Данному виду моделируемого стресса подверглись 59 человек.

Реакция психофизиологической сферы выражалась в тенденции к субъективному ускорению течения времени во время предъявления эмоциогенной нагрузки (переоценка в среднем на 5,1%), что указывает на непродолжительность психоэмоционального напряжения обследуемых в периоде оперативного покоя и быстрое снижение его после окончания воздействия «лабораторной» модели стресса.

По данным критической частоты слияний мельканий, выявлено достоверное снижение его величины в состоянии оперативного покоя на 11,4%, что позволяет сделать заключение об относительной нестабильности психофизиологической сферы обследуемых при выполнении задания. Следует отметить, что показатель тактильной чувствительности, как возможный критерий стрессустойчивости, при проведении теста «проба с падением» проявил себя не столь убедительно, что выражалось в отсутствии достоверных его сдвигов.

Согласно полученным данным, значение электрического сопротивления кожи в состоянии оперативного покоя изменилось с 55,8 до 65,9 у. е., что позволяет сделать заключение о достаточно быстром восстановлении психофизиологического состояния обследуемых после проведения данной модели стресса. Данные изменения являются статистически достоверными.

Наряду с установленной динамикой психофизиологических показателей, при проведении «пробы с падением» у обследуемых наблюдались сдвиги ряда вегетативных характеристик по данным кардиоинтервалографии (табл. 3).

Таблица 3


Реакция вегетативной сферы по данным кардиоинтервалографии при

выполнении «пробы с падением» (M±m; n=59)

Показатели Этапы обследования Разница, %
Эмоциональное напряжение Оперативный покой
Мода, с 0,70 ± 0,02 0,78 ± 0,02 +10,3*
Амплитуда моды, % 48,10 ± 1,64 39,42 ± 1,61 - 22,1*
Вариационный размах, с 0,23 ± 0,03 0,28 ± 0,02 +17,9
Индекс напряжения, у. е. 83,50 ± 11,23 79,41 ± 10,06 - 5,2

Обращает на себя внимание уменьшение амплитуды моды после предъявления эмоциогенной нагрузки с 48,1 до 39,4 % (p<0,05), что указывает на ослабление симпатического влияния и на преобладание на данном этапе обследования парасимпатического типа реагирования вегетативной нервной системы. Установлено, что индекс напряжения регуляторных систем в состоянии оперативного покоя так же снизился (разность составила 5,2%). Достаточно высокий темп восстановления данного показателя после предъявления нагрузки позволяет думать о высокой вариабельности характеристик стрессустойчивости обследуемых. На ослабление симпатического влияния при проведении данной модели стресса также указывает относительное повышение значения вариационного размаха в среднем на 17,9%, хотя динамика данного показателя не является статистически достоверной.

Согласно полученным данным, динамика индекса вегетативного равновесия претерпела аналогичные изменения. После прекращения действия эмоциогенной нагрузки разность значений описываемого показателя составила 48,8% (p<0,05), что дает основание считать изменение индекса вегетативного реагирования критерием стрессустойчивости.

Резюмируя описанные выше наблюдения, можно констатировать то, что реакция психофизиологической сферы на стресс во всех трех моделях выражалась в субъективном ускорении течения времени, увеличении лабильности зрительного анализатора, снижении электрического сопротивления кожи и тактильной чувствительности. Однонаправленные сдвиги наблюдались и по показателям реакции вегетативной нервной системы (кардиоинтервалогарфия) на эмоциогенную нагрузку. Это выражалось в повышении амплитуды моды, индекса напряжения и индекса вегетативного реагирования при относительном уменьшении вариационного размаха, что может указывать на преобладание симпатотонического типа вегетативного реагирования у обследуемых с пониженной устойчивостью к эмоциональному стрессу.

Полученные данные позволяют говорить о примерно равной информативной возможности использования представленных моделей эмоциогенной нагрузки, реакция на которую может стать опорной точкой для прогнозирования устойчивости человека к эмоциональному стрессу по личностным, психофизиологическим и вегетативным параметрам.

Анализ динамики психофизиологических и личностных показателей свидетельствует о неоднородности реакции обследуемых на все три предъявляемые модели стресса («зеркальная координометрия» «экзаменационный стресс», «проба с падением»). Она также проявлялась различной степенью отклонения характеристик вегетативного реагирования от исходного уровня.

Как оказалось, стрессовая реакция, наблюдаемая нами на различных этапах моделирования, в значительной степени реализуется через вегетативную нервную систему посредством усиления активности ее симпатического отдела. На это указывает уменьшение показателя моды и увеличение таких статистических параметров кардиоинтервалографии как амплитуда моды, индекс напряжения, индекс вегетативного равновесия (показатель соотношения между активностью симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы). Уменьшение значения вариационного размаха также позволяет говорить о снижении активности вагусной регуляции ритма сердца, что согласуется с данными Р.М.Баевского и др. (1984). Как следует из полученных результатов, наиболее информативным показателем оказался индекс напряжения регуляторных систем, который позволил оценить выраженность эмоционального стресса. Учитывая то, что его изменения отражают динамику составляющих его моды, амплитуды моды и вариационного размаха, индекс напряжения может использоваться как интегральный показатель вегетативного реагирования. Примечательно, что его динамика в ответ на предъявляемые нагрузки соответствовала также изменениям психофизиологических параметров.

Динамическая регистрация психофизиологических параметров показала, что критерием стрессустойчивости также может быть и изменение электрического сопротивления кожи.

Эмоциональное напряжение, проявлялось также изменениями процессов восприятия: снижением восприятия временного интервала, увеличением лабильности зрительного и показателя чувствительности тактильного анализаторов.

Данные корреляционного анализа показали, что в группах стрессустойчивых имелись статистически достоверные сильные прямые корреляционные связи с такими шкалами, как контроль над эмоциями, тревожность, индивидуалистичность, гипертимность, самоконтроль и средние прямые связи со шкалами, отражающими низкую стрессустойчивость - интроверсия, подозрительность, сенситивность, эмоциональная лабильность, демонстративность (p<0,05).

Таким образом, проведенное моделирование эмоционального стресса позволило дифференцировать реакции на стресс, и соответственно выделить три группы обследуемых: 1-ая группа – стрессустойчивые, 2-ая – средний тип (умеренная реакция на стресс - среднестрессустойчивые) и 3-я - стресснеустойчивые лица.

Согласно полученным данным, выделенные градации стресснеустойчивости опираются на следующие психофизиологические критерии:

1. Повышение значения индекса напряжения регуляторных систем более 171,5 у.е.

2. Значение восприятия временного интервала ниже 9,3 с.

3. Падение электрокожного сопротивления в момент предъявленной эмоциогенной нагрузки до 58,4 у.е. и ниже.

4. Повышение показателя чувствительности тактильного анализатора на фоне эмоциогенной нагрузки более 18,4 мм

5. Повышение лабильности зрительного анализатора до 30,7 Гц и более.

6. Индивидуальные результаты, полученные по дополнительной шкале «Стрессустойчивость» ниже 11,3 баллов.

Проведенный анализ литературы показал, что к характеристикам, обеспечивающим индивидуальную устойчивость к эмоциональному стрессу могут относиться особенности латеральной организации человека, особенности биоэлектрической активности головного мозга, индивидуальные особенности вегетативного реагирования и целый ряд других (Дружинин В.Н., 1996). В связи с этим в изучение психофизиологического статуса обследуемых включили исследование такой базисной характеристики человека, как латеральная организация головного мозга.

Нами рассматривались два типа ассиметрии, в наибольшей степени ответственные за качество сенсомоторного слежения - моторная и зрительная. При этом оценивался не только факт ассиметрии, но и его степень (то есть выделение степени «рукости» и «глазости»). Исследование латеральной организации головного мозга включало следующие группы тестов и проб:

При сравнении обследуемых по степени преобладания правых и левых функций было выявлено, что практически по каждому из тестируемых признаков у праворуких доминирует правая рука и правый глаз, у леворуких – левая рука и левый глаз, у амбидекстров какая-либо латеральность не выражена.

Используя результаты тестирования двух типов асимметрий (мануальной и зрительной) и оценивая не только факт, но и степень асимметрии в целом, а также учитывая большую физиологическую значимость мануальной асимметрии по сравнению со зрительной мы предполагаем, что преобладание правых функций над левыми наиболее предпочтительно при сложной напряженной деятельности, что частично согласуется с литературными данными (Черниговская Т.В. и др., 2005).

С целью определения вклада индивидуально-типологических особенностей латеральной организации головного мозга в обеспечение эффективности сложной деятельности, проведено сопоставление коэффициента преобладания правой руки (Кпр) с эффективностью выполнения оператором преследующего слежения. В результате выявлена отрицательная достоверная корреляционная связь слабой силы между Кпр и оценкой сенсомоторного слежения за сигналом, перемещающимся с минимальной скоростью (задержка в движении курсора-200 мс, степень случайности в движении-100 у.е.) (r = - 0,248).

Наибольшая корреляция (r = -0,373 ), свидетельствующая о позитивном вкладе правосторонней латеральной организации в эффективность сенсомоторного слежения, имела место со вторым режимом моделируемой операторской деятельности (задержка в движении курсора -100 мс, степень случайности в движении -1000 у.е.). Практически не выявлено корреляционной связи с наиболее сложным по скорости и случайности предъявления сигнала режимом деятельности, эффективность выполнения которого в большей степени определялась предшествующими навыками сенсомоторного слежения.

Таким образом, полученные данные позволяют говорить о наличии корреляционных взаимосвязей эффективности слежения и особенностей латеральной организации и рекомендовать Кпр в качестве прогностического критерия успешности операторов сенсомоторного профиля.

Особенности вегетативного реагирования у лиц с различной

устойчивостью к эмоциональному стрессу


Несмотря на универсальность реакции психофизиологической сферы человека на эмоциогенные стрессовые нагрузки, является очевидным наличие индивидуальных характеристик таких реакций, которые обусловлены особенностями функционирования стресслимитирующих систем данного лица (Спилбергер ЧД., 1983; Медведев В.И., Зараковский Г.М., 1994; Федоров Б.М., 1997; Davis V. et al., 1995). В ряде исследований показано, что вариабельность сердечного ритма (ВСР) адекватно отражает степень напряжения регуляторных систем организма человека в ответ на любое стрессорное воздействие (Баевский Р.М., 2002; Киселев А.Р., Колижирина О.М., 2002; Glass L., 2001).

Основываясь на выше изложенном с целью выявления лиц с различной устойчивостью к эмоциональному стрессу было проведено исследование особенностей вегетативного реагирования на стандартную нагрузку («падения с колен») по параметрам вариационной пульсометрии и спектрального анализа ВСР.

Полученные результаты показали, что в целом по группе показатели кардиоинтервалографии на разных этапах эмоциогенной пробы имели следующую динамику: так в состоянии покоя (положение лежа на спине) модальное значение составило 769,2±14,1мс, в предстартовом положении оно заметно снижается до 614,4±11,7 мс и разница составила 20%, в случае падения с колен показатель моды имеет тенденцию к повышению до 703,5±14,4мс, что на 12% больше по сравнению с предстартовым состоянием; вариационный размах в покое составлял 375,3±23,5мс, в предстарте имело место снижение вариабельности сердечного ритма на 33,9% по сравнению с исходом и его величина составляла 248,0±15,6мс; после падения с колен по сравнению с предстартом вариационный размах вновь достоверно возрастал до 304,0±15,1мс (на 18,4%); частота сердечных сокращений в покое составляла 74,8± 1,3 ударов в минуту, в предстарте увеличивалась до 92,6±1,6 ударов в минуту (на 23,8% больше) и после падения составляла 85,4±1,7 ударов в минуту, что на 8,5% меньше по сравнению с предстартовым состоянием; амплитуда моды в покое составила 36,5±1,5%, в предстарте возрастала до 48,6±2,1%, при этом разница по отношению к исходу составила 33,2%, после падения амплитуда моды достоверно снижалась до 41,6±1,9 % и оказалась по отношению к предстарту на 16,7% меньше; индекс напряжения регуляторных систем организма как маркер симпатической активации, в покое составлял 65,0±6,1 у.е., в предстарте существенно возрастал до 162,0±18,2 у.е. (на 59,8% больше) по сравнению с исходным состоянием, непосредственно после падения с колен индекс напряжения снижался до 97,3±11,8 у.е. (на 66,5% по сравнению с предстартом).

Таким образом, выявленная динамика вегетативных показателей на фоне моделируемой эмоциогенной нагрузки отражает вполне адекватную адаптивную реакцию молодых людей на эмоциональный стресс.

В результате рассмотрения данных спектрального анализа сердечного ритма (табл. 4), установлено следующее: в покое показатель суммарной мощности (TP) составлял 4654,5±304,1 мс2; в предстарте было отмечено снижение общей вариабельности сердечного ритма, о чем свидетельствовало уменьшение показателя суммарной мощности TP, который составлял 4123,3±354,6 мс2 (на 11,4% меньше по сравнению с исходным состоянием); после падения с колен этот показатель увеличивался по сравнению с состоянием покоя и предстарта и составлял 5796,9±399,3 мс2 (увеличение на 28,8%).

Таблица 4


Спектральные показатели вариабельности сердечного ритма при проведении пробы «падение с колен» (n=141, M±m)

Показатели Положение лежа (покой) Предстарт Падение с колен
TP, мс2 4654,5±304,1 4123,3±354,6* 5796,9±399,3*
VLF, мс2 34,7±5,5 37,3±7,57* 77,4±8,1*
LF, мс2 193,8±11,4* 262,5±13,4* 217,2±14,5*
HF, мс2 238,2±24,4* 316,9±26,1* 566,7±30,1*
LF/HF 0,9±0,1* 1,9±0,2* 0,5±0,1*
LF, н.е. 4,3±0,5* 6,4±0,7* 4,1±0,1*
HF, н.е. 5,3±0,4* 6,9±0,60* 9,7±1,1*

Примечание: * - различия в пределах каждого этапа пробы «падение с колен» статистически достоверны (p<0,05).

Выявлено, что показатель сверхнизкочастотной составляющей спектра (VLF) в покое составлял 34,7±5,5 мс2, в предстартовом состоянии имела место тенденция к увеличению его до 37,3±7,6 мс2 (на 7,5% больше по отношению к исходу) и после падения его величина возрастала практически в 2 раза, и составляла 77,4±17,2 мс2 (на 51,8% больше, чем в предстарте).

Низкочастотный компонент спектральной мощности (LF) в покое составлял 193,8±24,4 мс2, в предстарте отмечено достоверное его увеличение до 262,5±35,1 (на 35,4% больше по отношению к исходу) и после падения этот показатель незначительно снижался до 237,2±27,6 мс2 (на 10,6% меньше по отношению к предстарту).

Высокочастотный компонент спектра (HF) в покое составлял 238,0±24,4 мс2, в состоянии предстарта он возрастал до 316,9±82,8 мс2 (на 33,2% больше, чем в покое) и после падения данный показатель увеличивался до 44% по сравнению с предстартовым состоянием, составляя 566,7±91,4 мс2.

Показатель соотношения низкочастотного компонента спектра к высокочастотному (LF/HF) в предстарте на 52,6% был больше, по сравнению с исходным состоянием; после падения с колен его величина по отношению к предстарту уменьшилась в среднем на 73%.

Низкочастотный компонент спектральной плотности мощности, выраженный в нормализованных единицах (LFн.е. - предстарт) на 48,8% оказался больше, чем в покое; непосредственно после падения данный показатель уменьшился по сравнению с предстартом в среднем на 36%. Нормализованный HF компонент (HFн.е.) в предстарте на 30% был больше по сравнению с состоянием покоя, после падения его величина увеличилась на 28,9% по отношению к предстарту.

Несмотря на то, что по результатам вариационной пульсометрии и спектрального анализа ВСР у обследуемых выявлена относительно удовлетворительная адаптивная реакция на моделируемый стресс с одной стороны, с другой стороны проявился большой разброс индекса напряжения и ряда параметров частотного анализа на всех этапах эмоциогенной пробы. Это, вероятно, свидетельствует о том, что в общую группу вошли лица с неодинаковой выраженностью реакции вегетативной нервной системы на стандартную нагрузку.

В связи с этим обстоятельством нами предпринята попытка выделить группы с противоположной направленностью реакции вегетативной нервной системы на «пробу с падением», условно названные как «стрессустойчивые» и «стресснеустойчивые» лица. В качестве опорных были использованы показатели вариабельности сердечного ритма в наибольшей степени (по данным литературы) отражающие активность симпатического и парасимпатического отделов ВНС при моделировании эмоциогенной нагрузки: индекс напряжения, нормализованное значение низкочастотной составляющей спектра (LF н.е.), нормализованное значение высокочастотной составляющей (HF н.е.) и показатель симпато-вагусного соотношения (LF/HF).

Как следует из таблицы 5, у стресснеустойчивых лиц низкочастотный компонент ВСР, выраженный в нормализованных единицах в исходном состоянии оказался в 2 раза больше, чем у стрессустойчивых. Высокочастотный компонент спектра в покое у стрессустойчивых оказался на 12,4% больше, чем данный показатель у стресснеустойчивых. Показатель симпато-вагусного соотношения у стресснеустойчивых операторов на 87,5% был достоверно больше, по сравнению со стрессустойчивыми. Величина индекса напряжения (ИН) регуляторных систем организма в группе стресснеустойчивых лиц на 34,1% была больше, чем в группе стрессустойчивых операторов. В предстартовом состоянии показатель низкочастотной составляющей спектра (LFн.е.) в группе стресснеустойчивых на 40,7% превышал данный параметр у стрессустойчивых лиц, показатель симпато-вагусного соотношения и индекс напряжения также оказались достоверно больше, чем у стрессустойчивых лиц и составили 38,5% и 21,7% соответственно. Непосредственно после падения низкочастотный компонент (LF) спектра ВСР у стресснеустойчивых операторов также оказался больше на 52%. Показатель симпато-вагусного соотношения и индекс напряжения регуляторных систем были достоверно больше в группе стресснеустойчивых лиц - на 75% и 26,3% соответственно.

На следующем этапе исследований были проведены сравнительный анализ психофизиологических, вегетативных характеристик и оценка эффективности «операторской» деятельности в группах стрессустойчивых и стресснеустойчивых операторов. Операторская деятельность моделировалась в трех режимах (уровнях сложности) сенсомоторного слежения: 1) задержка в движении курсора - 200 мс, степень случайности в движении - 100 у.е.; 2) задержка в движении курсора - 100 мс, степень случайности в движении курсора - 1000 у.е.; 3) задержка в движении курсора - 50 мс, степень случайности в движении - 10000 у.е.

Было установлено, что в группе стресснеустойчивых операторов эффективность первого режима сенсомоторного слежения, характеризующегося минимальной скоростью перемещения за сигналом составляла 3,701±0,007 мм, что в 2,3 раза менее эффективно по сравнению с группой стрессустойчивых, у них это показатель составлял 1,620±0,035 мм. Эффективность второго режим в группе стресснеустойчивых составляла 5,21±0,02мм, что в 2,1 раза менее результативно; в группе стрессустойчивых лиц его величина составляла 2,440±0,047мм. Третий режим, как самый сложный по скорости и случайности предъявления сигнала в группе стресснеустойчивых составлял 7,53±0,06мм, в группе стрессустойчивых его показатель составлял 6,48±0,07мм с разницей 16,2%.

Установлено, что показатели умственной работоспособности в сравниваемых группах также имели достоверные различия.

Таблица 5


Показатели вариабельности сердечного ритма при проведении пробы «падение с колен» в группах стрессустойчивых и стресснеустойчивых лиц (M±m)

Показатели Стрессустойчивые (n=90) Стресснеустойчивые (n=51)
Исход Предстарт Падение Исход Предстарт Падение
LF, н.е. 4,90± 0,44* 9,10± 0,82** 7,11± 0,64*** 10,31± 0,93* 12,82± 1,15** 10,83± 0,97***
HF, н.е. 6,05± 0,54 6,91± 0,06** 8,40± 0,76 6,82± 0,61 7,20± 0,07** 7,61± 0,68
LF/HF 0,80± 0,07* 1,30± 0,12** 0,82± 0,07 1,50± 0,14* 1,80± 0,16** 1,40± 0,13
ИН, у.е. 91,0± 8,2* 115,0± 8,1** 95,0± 8,1*** 122,1± 10,9* 140,0± 8,3** 120,0± 9,3***

Примечание: * - различия в исходном состоянии статистически достоверны (p<0,05).

** -различия в предстартовом состоянии статистически достоверны (p<0,05).

*** -различия в состоянии после падения статистически достоверны (p<0,05).

Так, оценивая свойства внимания (при выполнении теста «Расстановка чисел в порядке возрастания»), время реакции в группе стрессустойчивых операторов составляло 91,1±2,3, количество ошибок оказалось 0,91±0,09 у.е.; в группе стресснеустойчивых данные показатели составляли 145,66±3,61 и 4,40±0,37 соответственно. Это означает, что у стресснеустойчивых лиц время реакции при выполнении указанного теста на 59,8% оказалось больше, а количество ошибок больше в 4,9 раза, чем у стрессустойчивых.

При оценке кратковременной памяти (тест «Шифровка»), у стрессустойчивых лиц время реакции составило 51,2±0,85, количество ошибок - 0,37±0,10 у.е.; в группе стресснеустойчивых эти показатели составляли 38,01±0,47и 0,49±0,17 соответственно. Несмотря на то, что время реакции у стресснеустойчивых операторов на 25,8% оказалось меньше, чем у стрессустойчивых, однако количество ошибок у них было больше на 32,4%.

При оценке мыслительных функций («тест Крепелина»), время реакции в группе стрессустойчивых лиц составляло 37,80±0,62, в группе стресснеустойчивых - 61,1±2,1, что на 61,6% менее эффективно; достоверных различий по количеству совершенных ошибок между группами не выявлено.

При анализе функционального состояния сенсомоторной сферы (Теппинг-тест), оценивали время реакции по количеству ударов в секунду и коэффициент утомления в усл.ед. Так, в группе стрессустойчивых лиц изучаемые показатели составляли 6,50±0,01 и 1,10±0,01 соответственно; в группе стресснеустойчивых 6,81±0,01 и 0,91±0,03 соответственно. Примечательно, что у стресснеустойчивых лиц коэффициент утомления на 18,2% оказался меньше, а количество ударов на 4,6% больше, чем у стрессустойчивых.

При оценке способности к тонкой сенсомоторной координации (тест «Динамическая тремометрия») выявлено, что в группе стрессустойчивых время реакции составило 29,80±0,89, количество ошибок - 3,62±0,27 у.е.; аналогичные показатели в группе стресснеустойчивых составляли 50,82±1,72 и 14,10±1,13 соответственно. У последних время реакции оказалось на 70% больше, а количество ошибок в 3,9 раза больше, чем у стрессустойчивых лиц.

Между группами выявлены достоверные различия по показателю ситуативной и личностной тревожности. Так, в группе стресснеустойчивых лиц уровни ситуативной и личностной тревожности на 43,5% и 19,7% соответственно были больше, чем у стрессустойчивых операторов.

На этом же этапе проводили анализ корреляционных взаимоотношений параметров психофизиологической сферы и качества моделируемой операторской деятельности у стрессустойчивых и стресснеустойчивых лиц, который позволил выявить у стресснеустойчивых людей наличие прямой связи средней силы между низкочастотной составляющей спектра (LFн.е. - предстарт) и вторым режимом слежения (r= 0,481); установлена прямая средняя связь показателя симпато-вагусного соотношения и индекса напряжения (предстарт) с третьим режимом слежения (r=0,567) и (r=0,423) соответственно. В группе стрессустойчивых операторов отмечалась лишь прямая слабая связь между низкочастотным компонентом спектра (LFн.е.-предстарт) и третьим режимом сенсомоторного слежения (r=0,373).


эффективностЬ РАЗЛИЧНЫХ ПСИХОфункциональнЫХ способов

коррекции стресс-реакций у ЛИЦ молодого возраста

В настоящее время весьма остро проявляется необходимость эффективного противодействия последствиям чрезмерного психоэмоционального напряжения в процессе специальной профессиональной, учебной и спортивной деятельности. Для оптимизации психофункционального состояния организма применяется целый ряд разнообразных немедикаментозных методов, позволяющих достигать релаксации. Исходя из выше изложенных положений основной целью исследований явилось выяснение стресспротективных эффектов различных методов коррекции психофункционального сотояния организма молодых людей.

На первом этапе нами были проведены физиологические исследования в которых изучалась эффективность низкочастотного резонансного воздействия в виде усвоение усредненной величины собственного дыхательного ритма. Исследования проводились с участием 42 практически здоровых мужчин молодого возраста (средний возраст составил 19,3 года).

Для определения уровня тревожности использовали тест Спилбергера. Особенности вегетативного реагирования обследуемых на эмоциогенную нагрузку осуществлялось с использованием методов кардиоинтервалографии и спектрального анализа сердечного ритма (ВСР). Запись электрокардиограммы на всех этапах пробы производилась непрерывно. Полученные результаты подвергались спектральному анализу с расчетом низкочастотного нормализованного компонента спектра (LFн.е.), высокочастотного нормализованного компонента (HFн.е.), показателя симпато-вагусного соотношения (LF/HF) и оценкой интегрального показателя напряжения регуляторных систем организма - индекса напряжения (ИН).

Анализируя особенности психофизиологической сферы у стресснеустойчивых молодых мужчин в сравнении со стрессустойчивыми, в частности, особенности реагирования вегетативной нервной системы на стандартную нагрузку и взаимосвязь ее характеристик с психофункциональными показателями, можно сделать вывод о том, что группа стресснеустойчивых характеризовалась наличием признаков дизритмии (табл. 6).

Весьма четко проявились признаки повышенного тонуса симпатического отдела вегетативной нервной системы в ответ на моделируемую эмоциогенную нагрузку (достоверное повышение низкочастотной составляющей спектра). Таким образом, при психоэмоциональном напряжении наблюдается снижение работоспособности, что свидетельствует о необходимости проведения психокоррекционных мероприятий с целенаправленным воздействием на ЦНС. Это стало побудительным мотивом использования коррекционного метода управляемого ритма дыхания у данного контингента.

Как следует из полученных данных, вегетативное реагирование стресснеустойчивых операторов характеризовалось не только количественными изменениями параметров вариабельности сердечного ритма, но и качественными.

При сравнении с фоновыми показателями (без коррекции) вегетативная реакция на функциональную пробу свидетельствовала об оптимизации функционального состояния. Так, после курса высокочастотного биорезонансного воздействия в исходном состоянии выраженность низкочастотной составляющей спектра ВСР уменьшилась на 9,7%; показатель симпато-вагусного соотношения и индекс напряжения снизились на 6,7% и 5,7% соответственно.

Таблица 6

Динамика показателей ВСР при проведении пробы «падение с колен» после курса модулированного ритма дыхания в сравниваемых группах (M±m)

Показатели Стрессустойчивые (n=29) Стресснеустойчивые (n=13)
исход предстарт падение исход предстарт падение
LFн.е. 4,40± 0,39* 8,82± 0,08** 7,01± 0,63*** 9,31± 0,83* 11,40± 1,01** 9,64± 0,86***
HFн.е. 5,51± 0,15* 6,43± 0,15** 7,7± 0,16*** 6,62± 0,12* 7,51± 0,17** 8,21± 0,17***
LF/HF 0,81± 0,07* 1,44± 0,12 0,92± 0,08*** 1,40± 0,13* 1,,15± 0,15 1,20± 0,11***
ИН.усл.ед. 90,2± 8,1* 100,0± 8,72** 80,3+ 7,01*** 115,3± 8,9* 128,0± 9,05** 102,3± 8,01***

Примечание: * - различия в исходном состоянии статистически достоверны (p<0,05).

** - различия в предстартовом состоянии статистически достоверны (p<0,05).

*** - различия в состоянии после падения статистически достоверны (p<0,05).

В предстартовом состоянии (стоя на коленях) нормализованное значение спектральной мощности LF-диапазона характеризовалось недостоверным снижением его на 11%; нормализованное значение высокочастотной составляющей спектра (HF н.е.) достоверно увеличилось на 4,2%; показатель отношения низкочастотной составляющей к высокочастотной (LF/HF) достоверно уменьшился на 16,7%; индекс напряжения недостоверно уменьшился на 8,5%, более низкие его значения наблюдались в отсроченном периоде. Непосредственно после падения показатель LF-диапазона уменьшился на 12,7%; высокочастотная составляющая спектра увеличилась на 7,9 %; показатели симпато-вагусного соотношения и индекс напряжения регуляторных систем организма оказались недостоверно меньше в отсроченном периоде на 14% и 15% соответственно.

В группе сравнения динамика параметров вегетативного реагирования при проведении пробы «падение с колен» до и после курса модулированного ритма дыхания в целом характеризовалась отсутствием статистически значимых различий.

На следующем этапе исследований проводили оценку отсроченных результатов оптимизирующего влияния управляемого ритма дыхания на функциональное состояние вегетативной нервной системы и работоспособность молодых мужчин через 1 месяц после курсового воздействия, которая показала сохранение полученного эффекта.

Полученные результаты демонстрируют эффективность курсового использования метода управляемого ритма дыхания, проявляющуюся позитивными влияниями на тонус вегетативной нервной системы и ее реактивность, с последующим повышением работоспособности. В целом, результатом применения методики управляемого ритма дыхания явилось достижение оптимизации вегетативного обеспечения деятельности мужчин молодого возраста.

В последнее время, с целью коррекции посихофункционального состояния и достижения необходимой релаксации, все чаще предлагается использовать мягкие, физиологически адекватные способы воздействия на организм (Умрюхин Е.А., 1990). Одним из таких способов является воздействие с помощью запахов натуральных эфирных масел растений – ароматерапия, введение в организм человека высококачественных, чистых, не содержащих химических носителей и добавок эфирных масел растений и функциональной музыки (Коджаспиров Ю.Г., 1993; Bermudez P., Zatorre R.J., 2005).

Исходя из этого с целью выяснения эффективности оптимизации психофункционального состояния организма посредством композиций эфирных масел функциональной музыки были проведены исследования, в которых участвовали молодые мужчины, активно занимающиеся спортом (n = 17, мужчины, средний возраст 20 лет).

Оценивали параметры психофизиологического состояния и напряженной деятельности спортсменов в процессе модификации функционального состояния с помощью композиций эфирных масел (аромакомпозиции), функциональной музыки (ФМ). В процессе учебной подготовки студентов использовали одновременное акустическое (ФМ), обонятельное (аромакомпозиции) и визуальное (видеоряд) сенсорные воздействия.

Аромакомпозиции «Спокойствие» и «Вдохновение» (ЗАО Мирра – М, Россия) применяли в виде холодных ингаляций (2-3 мин). Предварительно выявляли индивидуальные предпочтения запахов аромакомпозиций. В соответствии с рекомендациями (Коджаспиров Ю.Г., 1987) при выборе ФМ учитывали индивидуальные предпочтения и характер музыкальных произведений. Воспроизведение ФМ осуществлялось с помощью цифрового аудиоплеера IRIVER и головных телефонов, экспозиция не менее 3-5 мин.

Психофизиологический статус оценивали с помощью системы оперативного контроля оператора «ОКО» (ВМА, С-Петербург, версия 1.09, к.т.н Виноградов, д.м.н. Рыбников). С ее помощью проводились тесты САН и «ситуационная тревожность» (СТ) Спилбергера, определяли реакцию на движущийся объект (РДО) и время двигательной реакции (ВДР). По данным ЧСС и АД рассчитывали вегетативный индекс Кердо (ВИ).

Для характеристики напряженной двигательной деятельности определяли максимальную скорость бега и параметры бегового шага (усреднением характеристик 4 шагов на максимальной скорости). Максимальную скорость бега оценивали с помощью фотоэлектрохронометрии (ВИУ-2, ВИСТИ) и системы фотоэлектронных датчиков (через каждые 5-10 м на 30-метровом отрезке), составляющих единую цепь. Определение параметров бегового шага производили методом электроподографии при помощи электроконтактной дорожки.

Установлено, что релаксирующая аромакомпозиция обусловливала психоэмоциональную релаксацию обследуемых по результатам психофизиологического тестирования, а также по динамике показателей двигательных реакций. Преобладание симпатических влияний вегетативной нервной системы (ВНС) сменилось относительным равновесием по индексу Кердо. Изменение параметров двигательной деятельности свидетельствовало об увеличение мощности сокращения рабочей мускулатуры в процессе бега.

После сеансов активизирующей аромакомпозиции отмечена активация ЦНС и рост симпатических влияний ВНС. Следствием стало сокращение время бегового шага, рост темпа движений и скорости бега. Влияние аромакомпозиций на предельное время анаэробной работы максимальной мощности было практически одинаковым – после релаксирующей рост на 17,8% (от 20,8±0,8 с до 24,5±1,2 с), а после активизирующей – на 18,3% (от 20,7 ±0,9 с до 24,6±1,4 с).

Эффекты применения функциональной музыки были менее выражены. После релаксирующих музыкальных композиций предельное время анаэробной работы увеличилось на 11,1 % (от 20,8±0,7 с до 23,1±0,9 с), после активизирующей музыкальных композиций - на 21,6% (от 20,8±0,9 с до 25,3±1,2 с) при p<0,05. Следует отметить, что сеансы функциональной музыки практически не изменяли большую часть параметров специфической деятельности бегунов (кроме увеличения длины шага). Не улучшался главный результат специфической функциональной системы – скорость бега.

Использование аромакомпозиций для модификации психофункционального состояния приводило к повышению эффективности точностных действий. При этом были отмечены те же, что и в предшествующей серии, закономерности. Наблюдаемое улучшение точности движений было связано с применением предпочитаемых запахов. У 12 спортсменов, предпочитавших седативную аромакомпозицию, улучшалась точность попадания от 20,3 до 22,7 (из 30) баллов.

В группе, участники которой предпочитали активизирующие аромакомпозиции, произошло улучшение точности от 20,1 до 23,0 баллов. В случае, когда использовались отвергнутые (не предпочитаемые) аромакомпозиции, реализация точностных действий практически не изменялась.

Значимых изменений точностных действий после применения ФМ не отмечено.

Модификация функционального состояния с помощью полисенсорных потоков в конце учебного дня студентов определялась характером использованных полисенсорных воздействий.

Полисенсорные воздействия с аромакомпозицией «Вдохновение» и активизирующей функциональной музыки способствовали активизации симпатической регуляции, что следует из более высоких, чем в фоновых исследованиях, значений амплитуды моды и индекса напряжения по Баевскому.

По данным корректурной пробы установлено достоверное (P<0,05) увеличение количества правильных ответов (устойчивость внимания с 868±41 до1002,7±37,5), снижение числа ошибок (концентрация внимания с 6,31±0,24 до 3,71±0,22) после серии с аромакомпозицией «Спокойствие». Однако наиболее выраженное (в %) действие на активацию функций внимания и восприятия было отмечено после полимодального использования релаксирующих средств; (устойчивость внимания с 823,9±36,1 до 1034,7±29,3, концентрация внимания с 5,48±0,24 до 3,62±0,75; p<0,05). Можно полагать, что сочетанное снижение психоэмоционального напряжения при произошедшем росте симпатических влияний явились оптимальными для данного вида интеллектуальной деятельности.

Во всех случаях (отдельное использование аромакомпозиций и музыки, их совместное применение в виде полисенсорных притоков) модификация функционального состояния осуществлялась достаточно быстро (2-5 мин), но продолжительность эффекта была относительно короткой. Для аромакомпозиций его длительность, как правило, не превышала 1- 2 час, а для ФМ была еще более короткой (20-40 мин).

Результаты применения функциональной музыки и аромакомпозиций эфирных масел при коррекции функционального состояния лиц, занятых напряженной двигательной деятельностью, свидетельствуют как о различии эффектов, так и механизмов их реализации. Для функциональной музыки, в зависимости от характера музыкальных фрагментов, они, очевидно, заключаются преимущественно в процессах неспецифической активизации или релаксации при воздействии на структуры, прежде всего, коры головного мозга (Lis-Balchin M., 1997).

Таким образом, есть основание полагать, что механизм реализации эффектов эфирных масел при напряженной мышечной деятельности может быть связан либо с оптимизацией деятельности существующей функциональной системы, обеспечивающей ее полезный результат, либо с формированием новых функциональных систем и схем регуляции в процессе специфической напряженной двигательной деятельности.

В настоящее время с целью психокоррекции весьма активно используется метод биоуправления на основе биологической обратной связи (Штарк М.Б. и др., 1999, Джафарова О.А. и др., 2003; Высочин Ю.В. и др., 2005; Черапкина Л.П.и др., 2006 и др.).

В связи с этим основной задачей данной части исследования явилось изучение особенностей и выяснение релаксационных эффектов биоуправления функциональным состоянием с помощью биологической обратной связи (БОС) по параметрам дыхательного акта и по ЧСС в зависимости от способностей к миорелаксации. Одновременно ставилась задача определить осознаваемость и выраженность изменений функционального состояния, достигнутых при релаксации.

В начале в специальном исследовании выяснялось влияния тренинга с биологической обратной связью по параметрам внешнего дыхания на психофункциональное состояние молодых людей.

В этой серии исследований принимали участие молодые мужчины (n = 16, средний возраст 21,1 год).

В начале и в конце курса тренировок производили регистрацию частоты сердечных сокращений (ЧСС средняя, ЧСС максимальная, ЧСС минимальная), частота дыхания дыхательная аритмия сердца (ДАС). Частоту сердечных сокращений регистрировали по общепринятой методике, частоту дыхания регистрировали при помощи поясного тензометрического датчика, на выходе которого амплитуда сигнала была пропорциональна степени его растяжения.

Установлено, что изменение величин показателей максимальной, средней и минимальной ЧСС не достигло степени достоверности. Одновременно средняя величина частоты дыхания после курса тренировок с БОС достоверно снизилась на 27,1% (табл. 7).

Обращает на себя внимание весьма существенное изменение показателя дыхательной аритмии сердца (в среднем на 32,0%), по изменению которого собственно и проводилось управление с использованием канала биологической обратной связи.

Далее было осуществлено выяснение эффективности релаксирующего воздействия сеанса биоуправления собственной частотой сердечных сокращений.

В исследовании участвовали 34 студента, мужчин (средний возраст 20 лет). Для оценки функционального состояния организма регистрировали психофизиологические показатели реакции на движущийся объект – РДО и ее компоненты, время простой и сложной двигательной реакции), ЧСС и АД. Оценивали вегетативный индекс Кердо (ВИК). Рассчитывали коэффициент экономичности кровообращения - КЭК (Тихвинский С.Б., Хрущев С.В., 1991).

Таблица 7

Изменение функциональных показателей в начале и в конце проведения курса тренировок с биологической обратной связью у молодых людей (M±m)

Показатели В начале курса тренировок с БОС (n=16) В конце курса тренировок с БОС (n=16)
ЧСС средн., уд./мин. 91,8±7,2 88,6±5,9
ЧСС макс, уд./мин. 96,3±9,8 94,5±7,3
ЧСС мин., уд./мин. 68,5±5,1 62,1±3,2
ДАС, уд./мин. 17,4±1,9 24,3±2,5*
Частота дыхания, цикл/мин. 12,2±1,3 8,9±0,9*

Примечание: * - различие статистически достоверно (р<0,05).

В начале было проведено определение состояния мышц участников исследования миотонометрическим и ЭМГ-методами. Полученные данные позволили разделить лиц с различной способностью к произвольному расслаблению мышц на две группы – гипертрофиков и релаксантов (Шамардин А.А., 1999; Сентябрев Н.Н., 2004).

Предварительно участникам исследования предлагалось освоить методику управления частотой пульса с помощью БОС, через день после обучения проводился основной эксперимент. В комнате, изолированной от внешних раздражений, испытуемый находился в кресле перед прибором биологической обратной связи. Задача испытуемого заключалась в повышении и понижении ЧСС с применением визуальной и аудиообратной связи. Общая продолжительность сеанса составляла 20 -25 мин. Процедура проходила поэтапно.

Далее участникам исследования было предложено произвольно повысить ЧСС до возможно большей величины с использованием аудио- и видеоинформацию о частоте пульса.

Для всех обследованных лиц это была относительно легко выполнимая задача, хотя повысить частоту пульса им удавалось в разной степени (индивидуально увеличение составляло от 3 уд/мин до 19 уд/мин). Статистический анализ не выявил достоверных различий между выделенными группами.

Величины миотонометрических показателей (особенно То) позволяли говорить об уменьшении релаксационных возможностей в группах как гипертрофиков, так и релаксантов. Субъективно все обследованные ощутили рост психоэмоционального напряжения, что было также отмечено по результатам тестирования (СТ по Спилбергеру). Во всех случаях можно видеть очевидное уменьшение парасимпатических влияний, особенно явное в группе гипертрофиков. Кроме этого, можно отметить тенденцию к снижению эффективности работы ССС (КЭК).

Следующей частью данного исследования было биоуправление с целью снижения ЧСС (все условия проведения были аналогичны предшествующей серии). Эффективность выполнения задания была неодинакова в сравниваемых группах. Если степень повышения пульса в среднем составила 7,67%, то эффективность урежения была ниже – 4.48%. Гораздо эффективнее задание выполнялось представителями группы релаксантов – урежение составило 6,3%, тогда как в группе гипертрофиков -2,7%.

Наряду со снижением пульса отмечены и другие явления, сопутствующие психоэмоциональной релаксации. В первую очередь к ним необходимо отнести уменьшение СТ по Спилбергеру. В этом же ряду - уменьшение АД и показателей мышечного тонуса.

Результаты данной серии исследований позволяют сделать заключение о том, что различия релаксационных способностей являются одним из существенных условий успешного освоения навыков биоуправления.

Далее была проведена оценка динамики вегетативной реактивности на фоне курсового использования БОС с помощью пробы «падение с колен» в группах стрессустойчивых и стресснеустойчивых мужчин. На всех этапах пробы производилась непрерывная запись электрокардиограммы с дальнейшим ее спектральным анализом.

Полученные данные о выраженности оптимизирующего эффекта в результате курсового использования БОС свидетельствует позитивная динамика вегетативной реактивности обследуемых мужчин. Также о положительной направленности предложенного нами метода свидетельствовали достигаемый в ходе сеанса положительный эмоциональный фон и данные о наличии его внешних проявлений.

Оценку оптимизирующего влияния сеансов БОС на динамику реактивности вегетативной нервной системы при проведении эмоциогенной пробы «падение с колен» у стрессустойчивых и стресснеустойчивых мужчин молодого возраста проводили также через 1 месяц после курса, при котором, полученные данные подтверждают наличие отчетливого оптимизирующего влияния сеансов БОС на динамику вегетативной реактивности и в отсроченном периоде (через 1 месяц после курса), что свидетельствует о перспективности его использования у мужчин молодого возраста.


В Ы В О Д Ы


  1. Психофизиологические реакции молодых людей на стрессогенные воздействия различного происхождения носят ярко выраженные индивидуальные особенности и имеют характеристики двух полярных типов: стрессустойчивость, стресснеустойчивость и среднего типа стрессустойчивости.
  2. Эффективная оценка степени развития психоэмоционального стресса у молодых трудоспособных людей возможна на основе анализа индивидуальных реакций на модельные стрессогенные воздействия при учёте типоспецифических особенностей: личностных характеристик, особенностей латеральной организации, типа вегетативного реагирования.
  3. В качестве основного критерия неустойчивости молодых людей к эмоциональному стрессу может рассматриваться выраженное преобладание симпатотонического типа вегетативного реагирования на моделируемые нагрузки.
  4. Курсовое резонансное воздействие на человека в режиме усредненного дыхательного ритма способствует повышению профессиональной работоспособности, обеспечиваемому достижением оптимизации вегетативного обеспечения этой деятельности.
  5. Применение функциональной музыки и аромакомпозиций эфирных масел при коррекции функционального состояния лиц, занятых напряженной двигательной деятельностью, обеспечивает достижение психоэмоциональной релаксации. Использование функциональной музыки запускает преимущественно процессы неспецифической активизации или релаксации. Реализация эффектов аромакомпозиций связана как с процессами общей активации или релаксации организма, так и с существенными изменениями процессов координации в деятельности центральной нервной системы.
  6. Произвольное управление дыханием и частотой сердечных сокращений при помощи срочной биологической обратной связи, обеспечивает оптимизацию психофункционального состояния обследуемого за счет достижения релаксации. Различия релаксационных способностей являются одним из существенных условий успешного освоения навыков биоуправления. Эффективность оптимизации психоэмоционального состояния посредством биоуправления прямо или косвенно направленного на достижения релаксации, определяется способностью осознавать и управлять мышечными ощущениями.
  7. Управление психофункциональным состоянием организма молодых людей и его оптимизация возможны на основе применения полимодальных воздействий, дифференцируемых в зависимости от индивидуальных типоспецифических особенностей организма.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ


Результаты проведенных исследований позволяет рекомендовать для практического использования следующее:

  1. Для определения критериев развития психоэмоционального стресса у молодых трудоспособных людей, для разработки адекватной методики его диагностики и эффективных технологий направленной коррекции психофункционального состояния молодых людей, занятых активной учебной, профессиональной, спортивной деятельностью и на воинской службе, рекомендуется учитывать выявленные закономерности развития психофизиологических реакций организма на стрессогенные воздействия.
  2. Сведения о закономерностях психофизиологических реакций организма на стрессогенные воздействия рекомендуется использовать для определения круга средств, методов и режимов оптимизирующих воздействий.
  3. Рекомендуется при определении и использовании средств, методов и режимов оптимизирующих воздействий осуществлять дифференцированный подход к их использованию в соответствии с типоспецифическими особенностями психофизиологических реакций организма на моделируемые стресогенные воздействия.
  4. Методы низкочастотной (управление ритмом дыхания) резонансной коррекции функционального состояния и управления параметрами дыхания с биологической обратной связью рекомендуется использовать в практике работы кабинетов психофизиологической разгрузки лечебно-профилактических учреждений для снижения психомоционального стресса у молодых людей, а также при реализации мероприятий, направленных на оптимизацию психофункционального состояния организма в период подготовки к профессиональной и спортивной деятельности, а также в процессе специальной подготовки военнослужащих операторских специальностей.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ

ДИССЕРТАЦИИ

  1. Северов А.А. Методы управления психо-эмоциональным состоянием человека // Управление функциональным состоянием организма человека. – Волгоград: ФГОУВПО «ВГАФК», 2008. - С. 59-71.
  2. Ракова Е.В., Северов А.А., Сентябрев Н.Н. Оптимизация функционального состояния человека с помощью сеансов функциональной музыки // Управление функциональным состоянием организма человека. – Волгоград: ФГОУВПО «ВГАФК», 2008. - С. 72-77.
  3. Северов А.А., Ракова Е.В., Сентябрев Н.Н., Солопов И.Н. Индивидуальные особенности произвольной регуляции мышечного тонуса с помощью биологической обратной связи // Управление функциональным состоянием организма человека. – Волгоград: ФГОУВПО «ВГАФК», 2008. - С. 77-82.
  4. Сухолозова М.А., Караулов В.В., Сентябрев Н.Н., Северов А.А. Коррекция функционального состояния посредством полисенсорных воздействий у молодых людей // Физиологические и педагогические аспекты функциональной подготовки в спорте и физическом воспитании. – Волгоград, 2009. – С.95 - 101.
  5. Сентябрев Н.Н., Сухолозова М.А., Кайдалин В.С., Камчатников А.Г., Северов А.А., Попов М.В., Макеенков А.В. Эффекты воздействия разномодальных стимулов как релаксирующих факторов // Физиологические и педагогические аспекты функциональной подготовки в спорте и физическом воспитании. – Волгоград, 2009. – С.154 - 160.
  6. Северов А.А., Ильина О.В. Эффективность различных психофункциональных способов коррекции стресс-реакций у лиц молодого возраста // Физиологические и педагогические аспекты функциональной подготовки в спорте и физическом воспитании. – Волгоград, 2009. – С.161- 167.
  7. Кудрин Р.А., Ильина О.В., Кочегура Т.Н., Ахундова Р.Е., Фокина А.С., Клиточенко Г.В., Северов А.А. Оценка степени влияния эмоционального и психометрического интеллекта на эффективность операторской деятельности // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета, 2009. Вып. (29). С.42-44.
  8. Клиточенко Г.В., Ильина О.В., Северов А.А. Динамика биоэлектрической активности головного мозга при курсовом использовании методики управляемого ритма дыхания // Материалы XIV Международного симпозиума «Эколого-физиологические проблемы адаптации» 9-10 апреля 2009 г. – М.: РУДН, 2009. – С. 238-240.
  9. Шмидт С.А., Северов А.А. Особенности вегетативного реагирования операторов сенсомоторного профиля с различной эффективностью деятельности // Материалы XIV Международного симпозиума «Эколого-физиологические проблемы адаптации» 9-10 апреля 2009 г. – М.: РУДН, 2009. – С. 467-469.

Подписано в печать 25.06.2009 г.

Формат 60х84 1/16. Объем 1,0 п. л.

Тираж 100 экз. Заказ № 87

Издательство ФГОУВПО «Волгоградская государственная

академия физической культуры»,

400005, Волгоград, пр. Ленина,78



 



<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.