WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Идиоматичность как проявление структурно-семантической аналогии единиц лексико-фразеологической системы (на материале адъективных фразеологизмов и прилагательных)

На правах рукописи

ЗИНЧЕНКО Алина Васильевна

ИДИОМАТИЧНОСТЬ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ АНАЛОГИИ ЕДИНИЦ ЛЕКСИКО-ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

(на материале адъективных фразеологизмов

и прилагательных)

Специальность 10.02.01 – Русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иваново – 2007

Работа выполнена в Ивановском государственном университете

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

Бурова Наталия Евгеньевна

Официальные    доктор филологических наук, профессор

оппоненты:    Фурашов Владимир Иванович

кандидат филологических наук, доцент

Рогоза Наталья Руфовна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Костромской государственный

университет имени Н. А. Некрасова»

Защита диссертации состоится “13”  мая  2007 г. в 13:00 часов на заседании диссертационного совета К 212.062.01 при Ивановском государственном университете по адресу: 153 025, г. Иваново, ул. Ермака, д. 39, корпус № 3, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановского государственного университета.

Автореферат разослан “___” __________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета       Ф. И. Карташкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящая работа посвящена изучению структурно-семантической аналогии единиц лексико-фразеологической системы, она продолжает ряд исследований, посвященных выявлению сходства и различия фразеологизма и слова: внимание обращено прежде всего на аналогию идиоматичности фразеологизма и слова.

Исследователи словообразования и морфемики изучают семантику производных и непроизводных слов. Однако изучению идиоматичности значения языковых единиц уделено меньше внимания, хотя данная проблема на протяжении XX и в начале XXI в. в языкознании осознается как важная, привлекает внимание лингвистов, которые занимаются теорией номинации, синтаксисом, а также лексикой и фразеологией. Идиоматичность в первую очередь исследовалась применительно к фразеологическим единицам (на основе свойства семантической слитности созданы семантические классификации фразеологизмов В. В. Виноградова, Б. А. Ларина и др.). Тем не менее актуальной задачей до настоящего времени остается осмысление сути идиоматичности, выявление ее не только во фразеологизме, но и в слове. В науке остался незамеченным вопрос о степени идиоматичности слова, отсутствуют научные работы, касающиеся сопоставления идиоматичности фразеологизма и слова. Все это определяет актуальность данного исследования.

Цель исследования – выявить разные по идиоматичности слова и установить их сходство и различие с разными по идиоматичности фразеологическими единицами.

Для достижения цели необходимо было решить следующие задачи:

1) найти неидиоматичные, но устойчивые и воспроизводимые производные слова, сопоставить их с неидиоматичными фразеологическими оборотами (фразеологическими выражениями и фразеологическими сочетаниями) и выявить сходство, аналогию, и специфику таких слов и фразеологизмов;

2) найти идиоматичные мотивированные слова, сопоставить их с идиоматичными мотивированными фразеологическими единицами (фразеологическими единствами) и выявить сходство, аналогию, и специфику таких слов и фразеологизмов;

3) найти немотивированные в современном русском языке слова, которые претерпели процесс идиоматизации, полностью утратили мотивировку, сопоставить их с идиоматичными немотивированными фразеологическими единицами (фразеологическими сращениями) и выявить сходство, аналогию, и специфику рассматриваемых единиц;

4) сопоставить идиоматичность адъективных фразеологизмов и синонимичных им прилагательных-идентификаторов, которыми толкуются ФЕ;

5) выявить и проанализировать с точки зрения идиоматичности те адъективные фразеологизмы, к которым нет синонимичных прилагательных-идентификаторов, и те качественные прилагательные, к которым нет синонимичных адъективных фразеологизмов;

Объект исследования – фразеологические и лексические единицы современного русского языка. Предметом изучения выбраны адъективные фразеологизмы и прилагательные, в которых наблюдается разная степень идиоматичности.

Источники адъективных фразеологизмов: 1) «Фразеологи-ческий словарь русского языка» под редакцией А. И. Молоткова, 2) «Фразеологический словарь русского литературного языка» А. И. Федорова, а также 3) «Словарь русской фразеологии. Историко-этимологический справочник» А. К. Бириха, В. М. Мокиенко, Л. И. Степановой и 4) «Лексико-фразеологический словарь русского языка» А. В. Жукова, 5) тексты художественной литературы XIX, XX и начала XXI веков. Собрано и проанализировано 311 фразеологизмов, относящихся к адъективному лексико-грамматическому разряду.

Основным источником выборки прилагательных послужил 1) «Словарь русского языка» под редакцией А. П. Евгеньевой. Дополнительно были привлечены словари: 2) «Этимологический словарь русского языка» под редакцией Н. М. Шанского, 3) «Этимологический словарь русского языка» А. Г. Преображен-ского, 4) «Этимологический словарь русского языка» М. Фасмера, 5) «Толковый словарь живого великорусского языка» В. Даля, 6) «Историко-этимологический словарь современного русского языка» П. Я. Черных, 7) «Краткий этимологический словарь русского языка» Н. М. Шанского, 8) «Толковый словарь русского языка конца ХХ века. Языковые изменения» под редакцией Г. Н. Скляревской. Использован 9) «Словообразовательный словарь русского языка» А. Н. Тихонова. Круг рассматриваемых единиц с качественным значением был ограничен использованием вероятностно-статистичес-кой методики отбора материала [Гладкий, Мельчук, 1969]. В общей сложности обстоятельно проанализировано 600 лексем, у которых в МАС зафиксированы качественные значения.



В соответствии с целью и задачами исследования его основными методами приняты общелингвистические методы наблюдения и описания, метод сопоставления, лексикографический (дефиниционный) метод. При анализе фразеологических и лексических единиц применялся компонентный (семный) анализ, метод аппликации. Для выявления словообразовательного значения производного слова использовался словообразовательный анализ, а для выявления морфемной структуры слова и установления значения морфов – морфемный анализ. Использовался этимологический анализ.

Новизна работы в том, что здесь впервые определяется степень идиоматичности слова: выявляется пласт производных слов с «нулевой» идиоматичностью, группы идиоматичных мотивированных и идиоматичных немотивированных в современном русском языке слов. Новым также является реализованный в работе сопоставительный подход в изучении идиоматичности единиц лексико-фразеологической системы.

Теоретическая значимость работы предопределена его новизной и актуальностью и состоит в том, что ее результаты могут быть использованы при разработке вопросов морфемного состава слов, при выявлении значения единиц, составляющих производное слово, при разработке проблемы синонимии фразеологических и лексических единиц. Исследование дает новый материал для уяснения сущности слова и его общих черт с фразеологизмом. Основные понятия, введенные в диссертации, такие, как понятие морфокомпонента, разграничение деактуализации и десемантизации, фразеологичности и идиоматичности, дают возможность анализировать языковой материал для разработки других лингвистических проблем.

Результаты исследования могут быть использованы при корректировке материалов в словообразовательных и морфемных словарях современного русского языка, при составлении словаря лексико-фразеологических синонимов; для уточнения толкования в словарях некоторых фразеологических единиц; в практике вузовского преподавания материалы работы могут быть включены в курс современного русского языка: в разделы «Лексика и фразеология», «Морфемика и словообразование» – в этом заключается практическая значимость работы.

Апробация основных положений диссертационной работы осуществлялась на международных научных конференциях «Проблемы фразеологической и лексической семантики» (Кострома 2004, 2006), международном научном симпозиуме «Словарное наследие В. П. Жукова и пути развития русской и общей лексикографии (Третьи Жуковские чтения)» (Великий Новгород 2004), всероссийской научной конференции «В.И.Даль в парадигме идей современной науки» (Иваново 2005), научно-методической конференции «Ушаковские чтения» (Иваново 2004), итоговых конференциях «Молодая наука в классическом университете» (Иваново 2002, 2003). Осуществлено депонирование в ИНИОН РАН. Опубликовано девять статей и одни тезисы.

Концепция идиоматичности как проявления структурно-семантической аналогии единиц лексико-фразеологической системы может быть сформулирована в виде следующих положений, которые выносятся на защиту:

1. Свойство идиоматичности присуще как фразеологизмам, так и словам, и поэтому возможно сопоставлять эти единицы по названному параметру.

2. Один из компонентов неидиоматичных фразеологизмов и слов может иметь семантическую связанность, в идиоматичных фразеологизмах и словах компоненты могут подвергаться деактуализации или десемантизации, что свидетельствует о внутреннем сходстве исследуемых единиц.

3. Фразеологизмы, состоящие из слов, и слова, состоящие из морфем, характеризуются устойчивостью и воспроизводимостью, что обеспечивает их фразеологичность, такие единицы не обладают идиоматичностью; среди прилагательных с такими свойствами выделяется два типа единиц: 1) неидиоматичные воспроизводимые и устойчивые слова, по структурно-семантическим свойствам аналогичные фразеологическим выражениям, и 2) неидиоматичные воспроизводимые и устойчивые слова, в морфемной структуре которых есть связанный элемент, по структурно-семантическим свойствам аналогичные фразеологическим сочетаниям.

4. Существуют фразеологизмы и слова, которые обладают идиоматичностью; среди прилагательных с такими свойствами выделяется два типа единиц: 1) идиоматичные мотивированные слова, аналогичные по структурно-семантическим свойствам апплицируемым и неапплицируемым фразеологическим единствам, и 2) идиоматичные немотивированные слова, аналогичные фразеологическим сращениям.

5. Идиоматичность прилагательного-идентификатора прямо не связана с идиоматичностью синонимичного фразеологизма. Единицы лексико-фразеологической системы могут быть разной степени идиоматичности, с которой напрямую не связана синонимичность слова и фразеологизма.





Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы (255 наименований) и двух приложений. В первом приложении представлены образцы нескольких словарных статей для морфемного словаря: в статьях учитывается многозначность слова, а также деактуализация и десемантизация элементов морфемного состава. Второе приложение содержит список выявленных «прилагательных-сращений», которые образовались в результате архаизации мотивирующего слова.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во Введении обосновывается выбор и актуальность темы исследования, определяются объект, предмет, цель и задачи работы, методы работы с языковым материалом, дается теоретическая база исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Осмысление свойства идиоматичности языковых единиц в лингвистике» определяются теоретические предпосылки исследования.

В первом параграфе дается краткий экскурс в историю развития данного направления исследования. Раскрывается ономасиологическое понимание идиоматичности В. фон Гумбольдта, Ф. де Соссюра, А. Потебни. Семасиологический взгляд на проблему рассматривается по работам М. В. Ломоносова, А. Х. Востокова, Ф. Ф. Фортунатова, М. И. Михельсона, А. М. Пешковского, А. А. Шахматова, С. И. Абакумова, Л. А. Булаховского, Е. Д. Поливанова и др.

Во втором параграфе освещены результаты исследований идиоматичности фразеологических единиц в современной лингвистике.

Особая роль принадлежит работам В. В. Виноградова, который заложил основы синхронного изучения идиоматичности фразеологических единиц и предложил классификацию фразеологизмов, которая отражает их внутреннюю семантическую дифференциацию. Виноградов вводит понятие «смысловой неразложимости выражения», говорит об «утрате смысловой делимости» фразеологических единиц. Называемая Виноградовым «невыводимость значений целого из компонентов» – это и есть идиоматичность значения ФЕ. На основании этого критерия ученый выделяет фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания.

Б. А. Ларин разработал классификацию ФЕ на основе диахронического подхода: с учетом накопления идиоматичности.

К 60–70-м гг. XX века сложилось четкое представление о существовании в языке наряду со словом фразеологической единицы, которая обладает смысловой целостностью (А. М. Бабкин, Н. М. Шанский, В. П. Жуков, А. В. Жуков, И. А. Федосов и др.). Понятие «смысловой целостности» тесно связано с понятием идиоматичности. Смысловая целостность характеризует языковую единицу как целостное образование, которое не делится, не разлагается на значения отдельных элементов. Взгляд исследователя в данном случае двигается от рассмотрения значения фразеологической единицы к тем элементам, из которых она образована. Идиоматичность, в отличие от семантической целостности, показывает обратное направление исследования: от значения производящих единиц к значению целостного образования, идиомы.

Вопрос об идиоматичности ФЕ в науке тесно связывается с проблемой языковой квалификации компонентов фразеологизма (представлены точки зрения Р. Н. Попова, А. И. Смирницкого, Л. И. Ройзензона, Д. Н. Шмелева, М. М. Копыленко, З. Д. Поповой, А. М. Мелерович, В. П. Жукова, А. М. Бабкина, В. А. Лебединской, В. Н. Гришановой, И. В. Дубинского), а также с вопросом десемантизации и деактуализации компонентов в составе ФЕ.

Термины деактуализация и десемантизация в науке обычно выступают синонимами. В данной работе предлагается термин деактуализация использовать для обозначения частичной утраты единицей первоначального значения, а термин десемантизация – для обозначения полной семантической трансформации. Деактуализироваться или десемантизироваться могут слова, образуя фразеологизм, или деактуализироваться или десемантизироваться могут морфемы, образуя производное слово.

Л. И. Ройзензон, а затем и другие ученые заметили аналогию процесса фразеологизации и деривации. И сейчас в языковой науке наличие идиоматичности у слова признается многими исследователями.

В третьем параграфе описываются взгляды ученых на идиоматичность слова. Ономасиологический взгляд развивается в работах А. И. Смирницкого, И. С. Торопцева, А. А. Пановой.

«Семасиологическая» идиоматичность производного слова признается почти всеми исследователями словообразования. Но не все лингвисты называют само понятие, а обходятся лишь описанием феномена. Было замечено, что в процессе деривации семантика производных слов не складывается полностью из семантики формирующих элементов, имея, как правило, некий Х – дополнительный компонент значения. Это свойство в парадигме структурной лингвистики получило название идиоматичность слова.

Впервые идиоматичность слова подробно обоснована М. В. Пановым. В его работах эта особенность значения слова получила название «фразеологичность» семантики. Ученый показал, что свойство идиоматичности – неотъемлемый, важнейший признак большинства слов русского языка. На вопрос, что такое слово, Панов отвечает: «Слова – смысловые единства, которые не являются свободным сочетанием меньших (минимальных) смысловых единств. Следовательно, всякое слово по своему составу является либо нечленимым (не сочетанием), либо фразеологизмом» [Панов, 1999].

О. П. Ермакова всесторонне исследует проблему идиоматичности слова. И по уже сложившейся традиции вслед за Пановым, Шанским употребляет термин «фразеологичность». Рассматривая лексическое значение слова, она делит все производные слова на две большие группы: нефразеологичные и фразеологичные. Дополнительные «компоненты смысла», которые не получают в слове материального выражения в виде морфем, она называет смысловыми приращениями.

Фразеологичность сочетания слов, по нашему мнению, предполагает устойчивость его структуры и значения и воспроизводимость в готовом виде из памяти носителей языка [Ройзензон, 1972, 1973, 1977]. Именно на основе наличия фразеологичности и раздельнооформленности такие сочетания слов признаются фразеологизмами «в широком смысле». При таком понимании свойство фразеологичности сочетания слов отделяется от его идиоматичности, которая становится следующим этапом становления фразеологизма, а именно фразеологизма-идиомы. Мы говорим и о фразеологичности производного слова как об устойчивости его лексического, словообразовательного значения, его морфемной структуры и его воспроизводимости, т. е. извлечении из памяти носителей языка в готовом виде.

Проблема идиоматичности оказалась включенной в круг активно обсуждаемых проблем, касающихся критериев производности / непроизводности, выделимости морфем, определения характера значения выделяемых в слове компонентов и т. д. (ср., в частности, обсуждение этой проблемы в связи с известным «спором о буженине» [Винокур, 1976; Смирницкий, 1948]).

Идиоматичность обозначает, что значение языковой единицы не выводится полностью из суммы значений производящих ее элементов. Идиоматичность фразеологизма – это невозможность полностью вывести, узнать его значение из суммы значений слов, к которым восходят его компоненты. В настоящей работе идиоматичность слова понимается как невозможность полностью вывести, узнать его лексическое значение из суммы значений производящих его морфем. Идиоматичность может быть разной степени, которая зависит от деактуализации или десемантизации образующих элементов. Полагаем, что разная степень идиоматичности присуща не только фразеологизмам, но и словам.

Семантика вообще и свойство идиоматичности таких лингвистических единиц, как фразеологизм и слово, в XIX и на протяжении всего XX века были под пристальным научным наблюдением. Сформировались взаимодополняющие взгляды на «невыводимость значения целого из значений составляющих». Применительно к фразеологическому материалу говорится об идиоматичности, которая может быть разной степени. Что касается осмысления свойства идиоматичности слова, можно отметить, что к настоящему времени оно находится в состоянии некоторого равновесия, замкнутого на детализации сформулированных дериватологией 70–80-х гг. XX в. положений относительно природы этой категории. Проводятся параллели между компонентным составом идиоматичного фразеологизма и морфемным составом слова. Однако мысль о том, что идиоматичность слова может быть разной степени, аналогично разной степени идиоматичности фразеологических единиц, высказана не была, и эта проблема не изучалась.

Нас заинтересовало, существуют ли слова, в которых высокая степень идиоматичности аналогична идиоматичности фразеологических сращений; существует ли аналогия степени идиоматичности фразеологических единств и слов с подобными семантическими свойствами. И, наконец, возможно ли говорить о словах, в которых связанность морфем аналогична фразеологической связанности компонента во фразеологическом сочетании, и словах со структурно-семантическими свойствами, аналогичными свойствам фразеологических выражений.

Во второй главе «Классификация фразеологизмов и слов по степени идиоматичности» проводится аналогия структурно-семантических свойств разных по идиоматичности фразеологизмов и слов.

В первом параграфе сопоставляются неидиоматичные фразеологические обороты и выявленные нами прилагательные с аналогичными структурно-семантическими свойствами.

Фразеологические выражения не всеми исследователями причисляются к фразеологизмам, так как они имеют переходный характер и приближаются по свойствам к словосочетаниям и предложениям. Например, крылатое выражение Все это было бы смешно, / Когда бы не было так грустно. Этими строками М. Ю. Лермонтова из стихотворения «О. А. Смирновой» сейчас обычно передается сожаление о чем-либо одновременно смешном и печальном. Данное фразеологическое выражение обладает устойчивостью семантики и структуры, последняя отчасти поддерживается стихотворной формой, оно не создается в момент речи, а извлекается из памяти человека в готовом виде. Устойчивость и воспроизводимость формируют фразеологичность данной единицы. Наличие фразеологичности не влечет за собой появления идиоматичности значения: значение фразеологического выражения полностью выводится из суммы значений образующих его структуру слов.

Также устойчивыми и воспроизводимыми, то есть фразеологичными, являются многие производные мотивированные слова. Например, прилагательные с суффиксом -ист- имеют значение «характеризующийся отношением к тому, что названо мотивирующим словом»: ухабистый – «с большим количеством ухабов», дуплистый – «с большим количеством дупел» и др.

Обнаружено, что неидиоматичными являются, прежде всего, производные относительные прилагательные, так как их значение мотивированно, выводится из суммы значений мотивирующего слова и словообразовательного форманта (алебастровый и др.). Неидиоматичность («нулевая» идиоматичность, по М. В. Панову), устойчивость и воспроизводимость относительных прилагательных аналогична неидиоматичности, устойчивости и воспроизводимости фразеологических выражений. Значения слов в составе фразеологических выражений сохраняются без изменений, и так же значения морфов в составе производного мотивированного слова не деактуализируются.

В результате анализа производных мотивированных языковых единиц лексико-фразеологической системы отчетливо проявляется структурно-семантическая аналогия фразеологических выражений и производных мотивированных слов. На этом основании предлагаем последние называть термином «слова-выражения».

Однако не все производные мотивированные неидиоматичные единицы лексико-фразеологической системы состоят из элементов, свободно реализующих свое значение.

Фразеологическое сочетание проливной дождь обозначает «очень сильный дождь». Компонент проливной является фразеологически связанным. Устойчивость и воспроизводимость определяют фразеологичность оборота, и именно на основе свойства фразеологичности и наличия фразеологической связанности одного из компонентов такие образования причисляются к фразеологическим сочетаниям. Как показывает анализ, значение фразеологического сочетания полностью выводится из значения составляющих его структуру слов, оно неидиоматично.

Современное словообразование признает существование связанных корней, которые встречаются только в сочетании со словообразовательными аффиксами или с другими корнями. Они не являются полноценными корнями. Например, связанный корень хоз(яй). Прилагательные, в которых встречается данный корень, членимы на морфемы, но их членение обусловлено прежде всего наличием в них конкретных четко выделяемых аффиксов: хоз(яй)-ск-ий, бес-хоз-н-ый. Однако точно определить значение связанного корня достаточно затруднительно. Слова со связанными корнями являются производными и мотивированными, они находятся в отношениях взаимной производности. Значение их неидиоматично.

Кроме слов со связанными корнями к словам со структурно-семантическими свойствами, аналогичными свойствам фразеологических сочетаний, относим слова с аффиксоидами (авто-, астро-, блиц-, -лог, -фил, образн(ый), -подобн(ый) и др.). Например, значение слова волосовидный складывается из значений входящих в его морфемную структуру компонентов, прилагательное не идиоматично. Компонент морфемной структуры видн(ый) имеет связанный характер: он реализует свое значение лишь в сочетании с другими производящими основами. Налицо аналогия связанности компонента –видн(ый) и фразеологической связанности одного из компонентов фразеологического сочетания: они не реализуют свое значение самостоятельно, а только в совокупности с другими структурно-семантическими единицами. На основании проведенной аналогии структурно-семантической специфики фразеологических сочетаний и слов со связанными элементами в морфемной структуре предлагаем такие слова называть «слова-сочетания».

Во втором параграфе сопоставлены идиоматичные фразеологические единства и фразеологические сращения и выявленные нами слова с аналогичными структурно-семантическими свойствами.

При узком понимании фразеологизма к признакам устойчивости, воспроизводимости и раздельнооформленности единицы добавляется идиоматичность значения: оно не выводится, не складывается из значений слов, к которым восходят его компоненты. Идиомами являются фразеологические единства и фразеологические сращения, которые отличаются друг от друга наличием (у единств) и отсутствием (у сращений) мотивировки значения.

Из собранных нами адъективных фразеологизмов практически все единицы относятся к группе фразеологических единств (резкий на язык – «лишенный мягкости, учтивости в разговоре; прямолинейный в суждениях, оценке», не первой свежести – «бывший в употреблении, истрепанный, изношенный, нечистый» и др.). Чтобы точнее установить сходство и выявить специфику анализируемых единиц, мы разграничили апплицируемые («налагаемые») и неапплицируемые («неналагаемые») фразеологические единства, как это сделано во фразеологической науке.

Анализ прилагательных показал, что существуют «слова-единства», по структурно-семантическим свойствам аналогичные фразеологическим единствам.

В анализе данной группы слов использован предложенный и определенный впервые в нашей работе термин морфокомпонент. Термин образован по аналогии с существующим во фразеологической науке термином «слово-компонент», который обозначает «лексически маркированный компонент ФЕ, восходящий к полнозначному слову» [Жуков, 1986]. Морфокомпонентом предлагаем обозначать элемент мотивированного идиоматичного слова. Это деактуализированная морфема, то есть морфема, претерпевшая некоторую трансформацию своего значения, аналогичную той трансформации, которую претерпевает слово свободного употребления, становясь компонентом ФЕ.

С неапплицируемыми адъективными фразеологическими единствами (семи пядей во лбу – «очень умный, мудрый, выдающийся», без царя в голове – «очень глуп, недалек», большого сердца – «задушевный, искренний, готовый помочь, отзывчивый, добрый, душевно щедрый» и др.), соотносятся мотивированные идиоматичные качественные прилагательные, не имеющие в языке неидиоматичного значения. Например, горластый – «обладающий громким, крикливым голосом» – мотивировано существительным горло – «часть шеи, заключающая в себе начало пищевода и дыхательных путей». Анализ выявил деактуализацию элементов морфемного состава слова. Морфокомпонент -аст здесь характеризует человека не с длинной или толстой шеей, а громкость звука, который может исходить из горла. Таким образом, значение производного прилагательного горластый мотивированно, но оно не выводится полностью из значений элементов морфемной структуры, поэтому значение прилагательного идиоматично. На основании идиоматичности и мотивированности значения данное прилагательное сопоставимо с идиоматичным мотивированным фразеологическим единством. Так как слово не имеет неидиоматичного значения, при котором слово свободно членилось бы на полноценные морфемы, а членится только на семантически трансформированные морфокомпоненты, заключаем, что данное прилагательное имеет структуру, аналогичную структуре неапплицируемых фразеологических единств.

К этой же группе относятся безвременный – «слишком рано наступивший; преждевременный», внеконкурсный – «осуществляемый во время конкурса, но не связанный с его условиями, с участием в нем», косолапый – «ставящий при ходьбе ступню носком внутрь», мозговитый – «умный, сообразительный» и т. д.,  в которых идиоматичность создается семантическими преобразованиями, изменением семного состава внутри элементов, составляющих их структуру.

Среди фразеологических единств существуют единицы апплицируемые («налагаемые»). Например, наложение мало каши ел на соответствующее по лексемному составу сочетание слов и компонентный анализ показывают, что значение фразеологизма не выводится из суммы значений слов мало, каши и ел, оно идиоматично, при этом сохраняется мотивированность, поэтому единица относится к группе фразеологических единств. Данный оборот имеет соответствующее по лексическому составу неидиоматичное сочетание слов, состоящее из слов мало, каши и ел, которое подвергается идиоматизации, т. е. перед нами апплицируемый фразеологизм.

Анализ показал, что апплицируемым адъективным фразеологическим единствам соответствуют прилагательные с производными, качественными, значениями, которые образованы от неидиоматичных качественных, относительных и притяжательных прилагательных и от причастий.

Качественное прилагательное глазастый, наряду с неидиоматичным значением «с большими глазами или с глазами навыкате», имеет производное значение «бросающийся в глаза, имеющий яркий узор, яркую расцветку», которое не складывается из значений мотивирующего слова и словообразовательного аффикса. В составе слова эти элементы семантически трансформированы, стали морфокомпонентами, а значение, сохраняя мотивированность, приобрело идиоматичность. На основании того, что глазастый имеет в языке неидиоматичное значение, слово в производном значении соотносится с группой апплицируемых фразеологических единств, которые имеют совпадающие по форме неидиоматичные сочетания слов.

Появление идиоматичности происходит в производных значениях прилагательных: зубастый – «дерзкий, острый на язык», угловатый – «лишенный округлости, мягких форм, линий, с остро выступающими костями, нескладный», «лишенный естественной ловкости, плавности движений; неуклюжий, неловкий» и «лишенный мягкости, гибкости в манерах, обхождении; грубоватый, резкий» и др.

Прилагательное морковный, образованное от существительного морковь, имеет первое, относительное, значение – «прил. к морковь», оно не идиоматично, полностью выводится из значения корня морков- и относительного суффикса -н-. И есть вторичное, качественное, значение – «оранжевый, цвета моркови» (морковный румянец). Оно остается мотивированным, однако здесь происходит деактуализация корневой морфемы, суффикс прилагательного -н- перестает обозначать «относительность», прежние морфемы становятся морфокомпонентами, что переводит прилагательное в разряд качественных. Во втором, производном, качественном, значении наряду с мотивировкой появляется идиоматичность. Наличие у прилагательного морковный первичного, неидиоматичного, значения сближает производное, качественное, значение с группой апплицируемых («налагаемых») фразеологических единств.

С апплицируемыми фразеологическими единствами соотносятся качественные значения прилагательных, которые образованы от относительных и притяжательных прилагательных: балаганный, азбучный, миндальный; орлиный, змеиный, лисий, рыбий и др.

Производные, качественные, значения могут появляться и у причастий, они также аналогичны апплицируемым фразеологическим единствам.

Например, выдающийся – причастие наст. вр. действит. залога от глагола выдаваться. Его значение полностью складывается из значений мотивирующего глагола и суффикса ющ-, оно неидиоматично. От него образовано качественное значение – «выделяющийся среди других; исключительный» (выдающийся успех, выдающееся произведение, выдающийся актер). Здесь более ярко проступает «качественность» слова, происходит ослабление «глагольности» из-за десемантизации формообразующего морфа ющ. В данном значении слово не складывается полностью из значений производящих его единиц – качественное значение приобретает идиоматичность.

Деактуализация или десемантизация элементов бывших полнозначных морфов в таких словах приводит к ослаблению морфемной членимости слова, в его составе выделяются морфокомпоненты.

В. В. Виноградов выделяет фразеологические сращения, в состав которых могут входить лексические компоненты, не совпадающие «с живыми словами русского языка». В составе адъективных фразеологических сращений сбоку припека и на ять компоненты припека и ять ранее существовали в русском языке как самостоятельные слова, а затем их архаизация вызвала десемантизацию компонентов припека и ять в составе устойчивых оборотов, что привело к идиоматичности и немотивированности оборотов.

Аналогично адъективным фразеологическим сращениям в лексико-фразеологической системе существуют «слова-сращения». Это единицы семантически слитные, не мотивированные, прошедшие процессы идиоматизации и опрощения морфемного состава.

Аляповатый – «грубо, безвкусно сделанный». Исторически слово мотивировано существительным оляп, производным от оляпать – «сделать грубо, как попало», сейчас это немотивированное слово. В нем, используя этимологический анализ, можно вычленить бывшие, «исторические», морфемы оляп- и -оват-. Десемантизация морфем вызывает идиоматизацию слова, аналогичную идиоматизации фразеологических сращений, возникших в результате устаревания слов.

К «словам-сращениям», возникшим в результате архаизации производящей мотивирующей основы, относятся такие прилагательные, как: важный от устаревшего вага – «вес, тяжесть, сила», дотошный, которое восходит к сочетанию слов до точи – «до точки», кропотливый, ранее произведенное от кропот – «хлопоты, суета, забота» и т. д. В данных прилагательных происходит архаизация мотивирующего слова, вследствие чего семантически трансформируются морфемы в слове, что ведет к идиоматичности и опрощению. Этот процесс аналогичен появлению в языке фразеологических сращений, которые возникают в результате архаизации мотивирующего слова.

Таким образом, в современном русском языке между структурно-семантическими свойствами слов и фразеологизмов существует аналогия.

В третьей главе «Сопоставление идиоматичности адъективных фразеологических и лексических единиц» выяснялось, «привязана» ли идиоматичность, ее степень к конкретному значению рассматриваемых единиц, связана ли она с синонимией ФЕ и прилагательных: рассматривалось, как соотносится идиоматичность конкретной адъективной ФЕ с идиоматичностью толкующих ее семантику прилагательных-идентификаторов.

Первый параграф посвящен анализу соотношений идиоматичности, которые возникают между прилагательным-идентификатором и синонимичной ФЕ.

Выявлено только четыре случая совпадения идиоматичности прилагательного-идентификатора и фразеологизма: фразеологические единства язык проглотишь и вкусный – «слово-единство»; фразеологическое единство как свинцом налита (налиты) и переутомленный – «слово-единство»; фразеологическое единство как в воду опущенный  и подавленный, угнетенный, удрученный – «слова-единства»; фразеологическое единство без рук <и> без ног и обессиленный – «слово-единство».

Большинство прилагательных имеет иное соотношение с идиоматичностью синонимичных им ФЕ: один идентификатор имеет идиоматичность, аналогичную идиоматичности синонимичного ФЕ, а другие прилагательные-идентификаторы имеют иные структурно-семантические свойства.

Фразеологическое сращение разлюли малина  имеет три синонимичных прилагательных-идентификатора: хороший, превосходный и замечательный. Хороший – слово непроизводное, а потому говорить об идиоматичности или фразеологичности его значения не приходится; превосходный – «слово-сращение»; замечательный – «слово-сочетание». Таким образом, в данном случае наблюдается совпадение идиоматичности прилагательного-идентификатора превосходный с идиоматичностью фразеологизма разлюли малина. Остальные прилагательные-идентификаторы, толкующие значение ФЕ, имеют иные структурно-семантические свойства.

Фразеологическое единство большого сердца имеет синонимичные прилагательные-идентификаторы отзывчивый и добрый. Анализ показывает, что отзывчивый – «слово-единство», а добрый непроизводно, поэтому говорить о наличии в слове идиоматичности мы не можем. Так, фразеологическое единство толкуется разными по идиоматичности синонимичными прилагательными-идентификаторами.

То же наблюдаем между фразеологическим единством с булавочную головку и его идентификаторами: прилагательное крошечный («слово-единство») и маленький (непроизводное прилагательное); между фразеологическим единством как на ладони и прилагательными открытый («слово-единство») и ясный (непроизводное прилагательное) и др.

Итак, фразеологические сращения и фразеологические единства могут толковаться разными по идиоматичности синонимичными прилагательными-идентификаторами.

Чаще всего адъективные фразеологические единства толкуются синонимичными прилагательными-идентификаторами, идиоматичность которых не совпадает с идиоматичностью оборота: фразеологическое единство ни себе ни людям и «слово-сращение» жадный; синонимичные фразеологические единства язык сломаешь и язык вывихнешь и «прилагательное-выражение» труднопроизносимый; фразеологические единства как картинка, как картиночка, как на картинке и нефразеологичное прилагательное-идентификатор красивый и др.

Прямого соответствия между идиоматичностью конкретной фразеологической единицы и идиоматичностью тех прилагательных, которыми она толкуется, не обнаружено.

Во втором параграфе рассмотрена идиоматичность адъективных фразеологизмов, которые не имеют синонимов-прилагательных и идиоматичность прилагательных, которые не имеют синонимичных адъективных фразеологизмов.

Не имеют синонимичных прилагательных следующие группы ФЕ: 1) фразеологизмы, которые истолкованы с помощью нескольких прилагательных, имеющих разную денотативную направленность. Например, значение адъективного фразеологического сращения сбоку припека «складывается» из суммы значений слов-идентификаторов лишний, ненужный и незначительный. Значение фразеологического единства кровь с молоком формируется из суммы значений прилагательных здоровый, цветущий и румяный. 2) ФЕ, у которых прилагательные-идентификаторы вступают между собой в причинно-следственные отношения: тише воды ниже травы – «робкий, скромный, незаметный», носом не дорос – «еще мал, молод, чтобы с другими делать что-либо, участвовать в чём-либо» и др. 3) ФЕ обозначают ситуацию, описывают разного рода обстоятельства: блаженной [незабвенной, светлой] памяти – «некогда процветавший, широко распространенный, преуспевавший, но затем отживший, исчезнувший, о котором вспоминают с сожалением» и др. 4) ФЕ, в толковании которых прилагательные отсутствуют: лёгкий на подъём, тяжелый на подъем, легок на ногу, тяжел на руку и др. Итак, с одной стороны, в лексико-фразеологической системе существуют «семантически уникальные» адъективные ФЕ (сращения и единства), которые не имеют синонимичных прилагательных.

С другой стороны, многие прилагательные не имеют синонимичных им фразеологизмов. В этом случае слова являются единственными обозначениями реалий. «Слова-сращения»: баснословный, замысловатый; «слова-единства»: кривоглазый, легендарный; «слова-сочетания»: гальванический, ларингальный; «слова-выражения»: кадыкастый, толстокожий; непроизводные прилагательные синий, круглый, теплый и т. д.

Таким образом, анализ показал, что прилагательные могут иметь разные структурно-семантические свойства, то есть могут быть разными с точки зрения фразеологичности и идиоматичности семантики вне зависимости от синонимических связей. Идиоматичность не «привязана» к какому-либо языковому значению, к определенной семантике.

В Заключении подводятся итоги, формулируются основные результаты работы, определяются перспективы развития основных положений проведенного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Зинченко А. В. Структурно-семантический анализ единиц лексико-фразеологической системы (теоретический и практический аспекты) // Вестник Ивановского государственного энергетического университета. Приложение № 1. – Иваново, 2007. 0,65 п. л.

2. Зинченко А. В. К вопросу об идиомах-сращениях в лексике (На материале прилагательных) // Молодая наука в классическом университете: Материалы научной конференции фестиваля студентов, аспирантов и молодых ученых. – Иваново, 2002. 0,05 п. л.

3. Зинченко А. В. К вопросу о словах-сращениях и словах-единствах (на материале прилагательных) // Вестник молодых ученых ИвГУ. Выпуск 2. – Иваново, 2002. 0,2 п. л.

4. Зинченко А. В. Сочетания в лексико-фразеологической системе // Вестник молодых ученых ИвГУ. Выпуск 3. – Иваново, 2003. 0,2 п. л.

5. Зинченко А. В. К вопросу о семантико-структурной аналогии фразеологизмов и слов // Проблемы фразеологической и лексической семантики: Материалы Международной научной конференции (Кострома, 18–20 марта 2004 г.) – М., 2004. 0,18 п. л.

6. Зинченко А. В. О словарной фиксации явлений архаизации и актуализации для измерения идиоматичности // Словарное наследие В. П. Жукова и пути развития русской и общей лексикографии (Третьи Жуковские чтения): Материалы Международного научного симпозиума. 21–22 мая 2004 г. – Великий Новгород, 2004. 0,18 п. л.

7. Зинченко А. В. Активизация исследовательского интереса при изучении вопросов морфемики  // Воспитание учащихся в процессе обучения русскому языку и культуре речи. Материалы VII Ушаковских чтений, Иваново, 4 ноября 2004 г. – Иваново, 2005. 0,32 п. л.

8. Зинченко А. В. Сращения в лексико-фразеологической системе // В. И. Даль в парадигме идей современной науки: язык–словесность–лексикография– фразеография: Материалы III Всероссийской научной конференции, Иваново, 5–6 апреля 2005. – Иваново, 2006. 0,2 п. л.

9. Зинченко А. В. Проблема фразеологичности и идиоматичности единиц лексико-фразеологической системы (На материале адъективных фразеологизмов и прилагательных) / Иванов. гос. ун-т. – Иваново, 2006. – Деп. в ИНИОН РАН 11.10.2006, № 60009. 1,82 п. л.

10. Зинченко А. В. Сопоставление идиоматичности адъективных фразеологических и лексических единиц // Проблемы фразеологической и лексической семантики (лингвистический и лингвометодический аспекты): Международная научно-практическая конференция (Кострома, 17–19 марта 2006 г.). – М., 2006. 0,2 п. л.

ЗИНЧЕНКО Алина Васильевна

ИДИОМАТИЧНОСТЬ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ АНАЛОГИИ ЕДИНИЦ ЛЕКСИКО-ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

(на материале адъективных фразеологизмов

и прилагательных)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Подписано в печать 02.04.2007 г.

Формат 60 84 1/16. Бумага писчая. Печать плоская.

Усл. печ. л. 1,2. Уч.-изд. л. 1,0. Тираж 100 экз.

Издательство «Ивановский государственный университет»

153025 Иваново, ул. Ермака, 39. Тел. (4935) 35-63-81



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.