WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Концепт красота в русском и английском языках

На правах рукописи

Окунева Ирина Олеговна

КОНЦЕПТ «КРАСОТА» В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва 2009

Диссертация выполнена на кафедре сопоставительного изучения языков факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Богданова Людмила Ивановна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Ларина Татьяна Викторовна

кандидат филологических наук, доцент

Энгель Елена Игоревна

Ведущая организация: Московский гуманитарный педагогический

институт

Защита состоится « 12 » мая 2009 г. в 15 часов 30 мин. на заседании диссертационного совета Д 501.001.04 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ им. М. В. Ломоносова.

Автореферат разослан «____» ________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Е.В. Маринина

Реферируемая диссертация посвящена проблеме сопоставительного анализа субъективно-оценочных, ассоциативных и когнитивно-метафорических смыслов в русском и английском языках, объединенных в сознании носителей языков лингвокогнитивным концептом «красота».

На протяжении всей истории человечества о красоте и прекрасном писали мыслители разных научных школ и направлений. Это неслучайно, поскольку данный концепт относится к числу важнейших ценностных ориентиров и оказывает влияние на человеческую деятельность, определяет отношение человека к другим людям и окружающему миру. В научной литературе вопрос эстетических оценок и некоторые аспекты концепта «красота» рассматривались в трудах В.М. Богуславского (1995), в исследованиях группы ЛАЯз (2004) под руководством Н.Д. Арутюновой, в работе Ю.В. Мещеряковой (2004) и др. Несмотря на столь пристальное внимание к данной теме, в ней продолжают открываться новые стороны, возникают вопросы, связанные с изменяющимися тенденциями, взглядами и оценками человеком окружающего мира и себя в нем. Так, например, в современном русском языке появился неологизм гламурный, который свидетельствует о проникновении в языковое сознание новых эстетических оценок.

В отличие от названных выше работ наше исследование направлено на описание языковых средств обозначения красоты людей (мужчин, женщин, детей) и окружающего мира (природы, произведений искусства, различного рода артефактов) с точки зрения интенций говорящего с учетом субъективно-оценочных и ассоциативных коннотаций, возникающих в ходе продуктивной речевой деятельности. В исследовании выявляются и анализируются прототипы, когнитивные метафоры, стереотипные представления и эталоны красоты, важные для восприятия и правильной интерпретации поступающей информации слушателями, т.е. для рецептивной речевой деятельности. В работе рассматривается динамика изменений взглядов носителей языков на характер красоты в диахроническом аспекте в период с 1790 г. по настоящее время на основе анализа статистических данных преобладания в языке лексики с теми или иными семантическими особенностями.

Актуальность исследования объясняется недостаточной разработанностью в сопоставительном аспекте русского и английского языков ряда направлений, в которых необходимо:

– систематизировать субъективно-оценочные и ассоциативные смыслы концепта «красота»;

– описать эталоны и когнитивные метафоры красоты;

– исследовать соотношение понятий «красивый» и «модный»;

– систематизировать способы выражения красоты существующими языковыми средствами с точки зрения продуктивной речевой деятельности;

– выявить лакуны в сопоставляемых языках применительно к концепту «красота»;

– показать динамику развития концепта «красота» в русском и английском языках в сопоставительном аспекте, т.к. необходимость в таких данных существует в переводческой и литературной практике.

Работа выполнена в русле концептологических исследований, прово­димых на стыке таких научных направлений, как семантика и когнитивная лингвистика (Н.Д. Арутюнова, Т.В. Булыгина, А.Вежбицкая, В.З. Демьянков, Е.С. Кубрякова, Дж. Лакофф и М. Джонсон, Д.Н. Шмелев, А.Д. Шмелев др.), теория поля (Ю.Н. Караулов, Г.Н. Скляревская и др.), лингвокультуроло­гическая концептология (В.И. Карасик, Д.С. Лихачев, В.А. Маслова, З.Д. Попова, И.А. Стернин, Ю.С. Степанов, В.И. Шаховский и др.). Исследование базируется на концепции «языковой картины мира» и «языкового сознания», разрабатываемой такими учеными, как Ю.Д. Апресян, Л.И. Богданова, Е.С. Кубрякова, Т.В. Ларина, И.Г. Милославский, В.Н. Телия, С.Г. Тер-Минасова и др.

Объектом исследования является оценочно-эстетический концепт «красота», представленный в русском и английском языках лексическими, паремиологическими и фразеологическими единицами.

Предмет исследования составляют универсальные и специфические характеристики языковых средств, реализующие значение красоты в речи, а также их коннотативные составляющие, заключающие в себе субъективно-оценочные, ассоциативные, метафорические и другие смыслы и стереотипные представления.



Цель исследования состоит в том, чтобы выявить субъективно-оценочные смыслы и когнитивные метафоры концепта «красота» в русском и английском языках, влияющие на стереотипные, эталонные и ассоциативные представления, порождение и восприятие речи носителями двух языков; и описать соответствующие им языковые средства.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) отбор и классификация лексических, фразеологических и паремиологических средств обозначения красоты человека и окружающего мира на базе разного типа словарей;

2) анализ контекстов употребления отобранных языковых единиц в обоих языках на основе текстовых иллюстраций из художественной прозы ХIХ-ХХI вв., национальных корпусов русского и английского языков (НКРЯ, BNC);

3) выявление сходств и различий субъективно-оценочных и ассоциативных смыслов, возникающих в результате функционирования в речи языковых единиц, реализующих в своей семантике значение красоты;

4) описание стереотипов и эталонов в русском и английском языках;

5) выявление когнитивных моделей концепта «красота» как составляющих менталитетов носителей русского и английского языков;

6) описание связей концепта «красота» с другими концептами.

Материалом настоящего исследования послужили данные словарей устойчивых сравнений (СУСО, ССМ; SDS, DSW) и культурных символов (ЭСС; DSI), толковых (ОШ, МАС, БТС, ТСИК, ТСС; CALD, OALD, OED, AHDEL и др.), словообразовательных (ССТ, ТСШ, UD), синонимических (ССА, ССЕ, АРСС, ESC, RHD), ассоциативных (РАС), этимологических (ЭСП; Klein), фразеологических и паремиологических (БФК, ФММ, ФСМ), переводческих (НБАРС, АРОЛ, РАОЛ), энциклопедических (БСЭ, ТЭСС, ЭСРЦ; Britannica, Americana и др.), лингвокультурологических (РКП) и других словарей русского и английского языков, а также данные Национального корпуса русского языка (НКРЯ) и Британского национального корпуса (BNC), наша подборка художественных текстов XIX-XXI вв. русско- и англоязычных авторов с переводами на русский язык.

Теоретико-методологической базой исследования послужили: компонентный, полевой и сопоставительный методы лингвистики; метод концептуального и метафорического анализа; дескриптивный метод; метод контекстуального анализа, позволивший выявить специфику функционирования языковых средств в тексте, а через него – в исследуемых языках.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые выявляются и систематизируются субъективно-оценочные и ассоциативные смыслы, стереотипные представления, когнитивные метафоры и эталоны красоты в языковом сознании русских и англичан. В исследовании показано различие концептов «красота» в русском и английском языках, заключающееся в несимметричности и неравномерности соотношения языковых форм и их смыслового содержания. Для изучения концепта «красота» применен подход от смысла к средствам его языкового выражения, разрабатываемый проф. И.Г. Милославским.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что она вносит вклад в теорию когнитивных исследований применительно к изучению лексики, в частности, тех аспектов, которые связаны с языковым выражением стереотипных представлений, оценок, ассоциаций и т.п., существующих в мышлении человека. Исследование показывает специфические особенности видения мира носителями русского и английского языков. В работе намечаются дальнейшие пути исследования пересекающихся концептов, что дает возможность выявления скрытых лакунарных национально-специфических смыслов.

Практическая ценность работы заключается в том, что материалы диссертации могут найти применение в лексикографической практике по составлению словаря базовых концептов, в переводческой деятельности, при написании учебных пособий по лексикологии, переводоведению, сравнительному языкознанию, когнитивной лингвистике, обзоров концептологических исследований, а также в лекционных курсах и практических занятиях при обучении лингвистов, переводчиков, преподавателей иностранных языков, специалистов по межкультурной коммуникации.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Языковое оформление эталонов красоты в русском и английском языках свидетельствует о том, что в русском языке присутствует по два эталона красоты женщин и мужчин, в английском наблюдается только одна оппозиция: женская – мужская красота.

а) Отличительной особенностью русской красоты женщин является величавость, плавность, неторопливость движений, горделивость походки, румяный цвет лица. Эти качества являются обязательными в русском традиционном эталоне красоты, и могут присутствовать в заимствованном, который обнаруживает сходство с западноевропейским идеалом. В английском эталоне красоты ценится особая белизна и свежесть кожи, стройность и хрупкость телосложения, грациозность и легкость движений женщины.

б) В мужской красоте английский язык подчеркивает величественность и важность вида; русский отдает предпочтение крепости телосложения. Прототипом мужской красоты в русском языке выступает образ доброго молодца, закрепившийся в семантике эпитета молодецкий. Бодрость и изящество мужчин ценятся в обоих языках, однако в русском они могут существовать независимо, относясь к двум разным эталонам красоты.

2. Ряд признаков, указывающих на красоту объекта, носит ассоциативный характер. Красота женщин, девушек и юношей чаще характеризуется через описание мягких тканей (щек, губ и т.п.). Мужская красота выгоднее передается указанием на части лица и тела, создающие их форму (нос, подбородок и т.п.). Различия русского и английского языков проявляются в выделении ряда признаков, сопровождающих красивый объект, напр., блеск поверхности в английском, особенности формы объекта в русском.

3. В английском языке красота и мода связаны тем, что они определяют статус человека в глазах окружающих. В русском языке положительные оценки внешнего вида нередко находятся между понятиями красоты и броскости. Броскость в ряде случаев может заменять моду, которая нередко служит средством привлечения внимания. Такое отношение к одежде и аксессуарам в русском языке нашло выражение в неологизме гламур.

4. Для описания природы и маленьких по размеру объектов в английском языке употребляется лексика, характеризующая женскую красоту, в русском языке – эмоционально окрашенные прилагательные, как правило, свойствен­ные женской речи. Произведения искусства считаются красивыми, если они обнаруживают сходство с природой, поэтому к ним применима та же лексика, которая используется для описания природы. В английском языке также используются прилагательные с семой «искусная работа» (handsome), в русском – с семой «утонченный» (изящный, изысканный). Творение человека красиво, если сходно с идеальным представлением о нем, например, изображением на картине (pretty as a picture, как на картинке).

5. Наблюдается тесная связь концепта «красота» с эмоциональными, «материальными», ментальными и оценочными концептами. Эта связь проявляется в метафорическом слое русского и английского языков. Красота мыслится носителями двух языков в следующих образах: ХРУПКИЙ ЦВЕТОК, ОСТРЫЙ ПРЕДМЕТ, ВОДА, ТАЙНА, СИЛА, ИСТОЧНИК ВЛАСТИ, ЖИЗНИ, СВЕТА, ТЕПЛА, РАДОСТИ, СЧАСТЬЯ и др. Различия заключаются в том, какие когнитивные метафоры оказываются приоритетными в языке, а также в ассоциативных и оценочных смыслах, сопровождающих их.

Апробация работы. Основные положения и выводы проведенного исследования отражены в публикациях по теме диссертации. Результаты исследования обсуждались на заседании кафедры сопоставительного изучения языков факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М.В. Ломоносова (18.09.2007; 15.09.2008) и были представлены в докладах на III Международной научной конференции «Язык и культура» (Москва, РАН, 2005), 2-ой Международной научно-практической конференции «Языки мира и мир языка» (Москва, МАЭП, 2005), 11-ой и 12-ой Международных конференциях «Россия и Запад: диалог культур» (Москва, МГУ, 2006, 2007), V Международной конференции «Языки в современном мире» (Москва, МГУ, 2006), XII и XV Международной конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, МГУ, 2005, 2008).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов по каждой главе, заключения, списка литературы, включающего более 250 изданий на русском и английском языках, перечня словарей и энциклопедических изданий в количестве 75 единиц и пяти приложений.

Во введении обосновывается выбор темы диссертации; формулируются актуальность и научная новизна исследования, его теоретическая значимость и практическая ценность; выделяются объект и предмет исследования, определяются методы; дается представление о структуре и содержании работы; приводятся положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические предпосылки исследования концепта “красота”» дается определение концепта как категории современной лингвистики (по Н.Ю. Шведовой), устанавливаются его структурные составляющие (лексическое значение, понятие, стереотип, прототип, эталон, коннотации: субъективно-оценочные и ассоциативные смыслы), характеризуются основные подходы к исследованию концепта и дается обоснование выбора автором одного из них (методика И.А. Стернина). В главе дается краткий обзор исследований русских и зарубежных авторов, близких к нашей теме.

Концепт – средство изучения и описания «языка мысли», способа мышления и познания, хранения и переработки информации. Концепту как категории мышления соответствует понятие, представляющее собой совокупность познанных существенных и необходимых признаков. Как языковая категория концепт представлен набором значений лексико-семантических, фразеологических и др. единиц, а также входящими в эти значения коннотативными составляющими: ценностной (оценочной) и ассоциативно-образной (стереотипные и наивные представления, когнитивные метафоры, эталоны и т.д.).

Обыденное представление об объекте складывается в его стереотипный образ, включающий в себя связанные с ним ассоциации и набор соответствующих оценок этого объекта, принятые в языковом коллективе. Наиболее характерные для социума стереотипные представления закрепляются в языке в виде типового знания об обозначаемом объекте и образуют прототип, собирательный образ называемых объектов, обладающий наиболее существенными характерными признаками данного класса объектов. В отличие от понятия, прототип содержит в себе не только существенные признаки, но и, вследствие своей связи со стереотипными образами, некоторые субъективные, закрепившиеся в языке представления об объекте. Идеализированный оценочный прототип образует эталон (идеал), выступающий наилучшим примером или образцом представителя соответствующего концепта.

В работе важное место отводится контекстному анализу, в ходе которого удалось выявить синтагматические особенности и смысловые оттенки языковых единиц, не всегда фиксируемые словарями, а также проверить полученные данные. В целях избежания возможной потери информации, а также обеспечения быстроты и удобства исследования нами была разработана структура программы[1] и методика работы с ней, способная осуществлять сплошную выборку лексических единиц из значительных по объему текстов. Разработанная программа дает возможность быстрого поиска контекстов употребления и получения статистических данных частоты встречаемости отобранных лексических единиц в текстах.

Вторая глава «Языковые средства передачи концепта “красота”» посвящена описанию способов передачи положительной эстетической оценки красоты людей, их одежды и окружающего мира (природы, произведений искусства, различного рода артефактов); выявлению лексико-семантических средств выражения этих смыслов с учетом субъективно-оценочных коннотаций и ассоциаций. Рассмотрение способов передачи определенных смыслов в обоих языках дало возможность выявить ряд лакун и наметить когнитивные модели, эталоны и стереотипные оценки красоты, описанные в главе 3.

В первом разделе второй главы анализируются словообразовательные гнезда и семантика производных слов концепта «красота» в русском и английском языках. В русском языке для передачи субъективной оценки чаще, чем в английском, используются словообразовательные аффиксы. В результате словообразования появились названия лиц, обозначающие красивых женщин: красавица, раскрасавица (разг.), красотка (разг.), красоточка (разг.) и др., и мужчин: красавец, раскрасавец (разг.), красавчик (разг., ирон.) и др. Английский язык не обладает такими словообразовательными возмож­ностями. Для передачи гендерной отнесенности и субъективного отношения к называемому объекту говорящие пользуются преимущественно лексичес­кими средствами, такими, как синонимия, метафора, описательные конструк­ции, обращение к другим частям речи: а handsome man («красавец»), а beauty / а beautiful woman / а belle («красавица»), а picture of beauty («рас­красавица»), а pretty girl («красотка»), а dandy («красавчик») (РАЛ, OALD). Субъективная оценка нередко содержится в основном значении слова и обусловливает его синтагматику (a pretty girl – a beautiful lady).





В английской разговорной речи возможно слияние понятия красоты с отрицательными качествами личности человека, напр., жестокость и злость (beautality, beautevil), занудство (beautidul), легкомыслие (beautifly) и др.

Усиление качества в русском языке передается рядом суффиксов, которые одновременно обозначают бльшие против нормы размеры объекта, а также нередко содержат его негативную оценку (Милославский, 2002). Примечательно, что в русском языке такого рода негативная оценка не сочетается с названиями красивых людей, однако возможна у их антонимов: уродина, страхолюдина, страшилище. При прибавлении таких суффиксов к абстрактному существительному происходит усиление обозначаемого качества, но негативная оценка не появляется: красота – красотища.

Во втором разделе второй главы рассматриваются синонимические ряды концепта «красота» в русском и английском языках и синтагматические особенности входящих в них лексем. На основе анализа субъективно-оценочных и ассоциативных коннотаций выявляются различия эталонов красоты человека и роль привлекательной внешности в социальном взаимоотношении людей, устанавливаются особенности восприятия красоты окружающего мира и обнаруживаются лакуны в русском и английском языках.

В русском языке для описания привлекательных людей используются прилагательные: симпатичный (-ая), изящный (-ая), приятный (-ая), интересный (-ая), эффектный (-ая), хорош (-а), смазливый (-ая) (неодобр.); обаятельный (-ая), очаровательный (-ая), обворожительный (-ая) и др.

Женскую красоту характеризуют эпитеты: грациозная, милая, миловидная, обольстительная, прекрасная, прелестная, складненькая, хорошенькая и др.; о девушке скажут красивенькая, миленькая, славненькая, о женщине – пикантная, пленительная, роскошная (о телосложении). Особенности мужской красоты передаются с помощью квазисинонимов и ассоциатов прилагательного красивый: солидный, импозантный, бравый, представительный, рослый, внушительный, крепкий, холеный, щеголеватый и др. По отношению к детям в русском языке распространено употребление субъективно-оценочных форм прилагательных (славненький, миленький, красивенький и др.) и лексики, характерной для женской речи (прелестный и др.).

В русском языке закрепилось два образа-эталона красивой внешности: традиционный («сельский») и заимствованный («светский, городской») (Чернышевский). Традиционный эталон женской красоты представлен в образе дородной, статной женщины со здоровым румянцем: Подле них сидела полная, румяная, красивая девушка (Л.Н. Толстой); осанка, походка, движения такой женщины плавные, величавые, неторопливые, царственные: С ним его жена – высокая, стройная, я бы даже сказал величественная женщина, с глубоким голосом, царственной осанкой (Б. Полевой); Есть женщины в русских селеньях / С спокойною важностью лиц, / С красивою силой в движеньях, / С походкой, со взглядом цариц (Н.А. Некрасов). В русских образах царя и царицы подчеркивается величие как внешнее, так и внутреннее, закрепившееся в сочетании царственный вид и отсутствующее у эпитета королевский. Описание женщин, красота которых сходна с традиционным эталоном, нередко сопровождается так называемой «гастрономической» метафорой: «женщина – лакомый кусочек» (Телия, 1996). По-русски о женщине можно сказать: аппетитная, пышная, в соку, пальчики оближешь: Буфетчица Галя, аппетитная женщина, улыбчивая, черноглазая (В. Шукшин). Несколько иной вид традиционной русской красоты указывает на сходство с иконописными образами. Такая красота сопровождается суровой строгостью черт, высоким ростом и статностью: Одна из старух – высокая и черноглазая, со следами строгой иконописной красоты… (М.А. Шолохов).

Русский традиционный эталон мужской красоты представлен в образе высокого, статного, рослого мужчины, с величавой неторопливой походкой, видного, со спокойным открытым взглядом или в образе доброго молодца – храброго молодого человека крепкого телосложения, молодецкого вида, нередко со светлыми кудрявыми волосами: Разгульный и бодрый, едет он на вороном коне, подбоченившись и молодецки заломив шапку (Н.В.Гоголь). По-английски образ русского доброго молодца можно передать только описательно через характеристику его отдельно взятых черт: a fine young man, a big broad-shouldered fellow, a dare-devil, a bold fellow и т.п.

Заимствованный эталон красоты представлен в образе элегантного, утонченного, изысканно и со вкусом одетого человека с изящными манерами. В женских образах эталон заключается в миниатюрности форм, утонченности, грациозности движений, элегантности и изысканности манер: В каждой складке ее наряда была какая-то щегольская прелесть; маленькой ручкой упирала она голову, с видом очаровательно утомленным (В.А. Соллогуб). Именно эти черты наблюдаются в эталоне красоты в английском языке: Such a fine woman as her, so handsome and so graceful and so elegant, is like a fresh lemon on a dinner-table, ornamental wherever she goes (Ch. Dickens).

В английском языке, как и в русском, женская красота представлена более детально, чем красота мужчин. В женских образах противопоставляется истинная красота (beautiful) простой миловидности (pretty), эмоциональная оценка (lovely) рациональной (good-looking, handsome), отмечается причина положительной эстетической оценки (attractive, shapely; blooming, comely).

Синонимы прилагательного beautiful указывают на одну из составляющих его значения и относятся к нему как части к целому. Fine употребляется для описания женщины, фигура которой отличается особой симметрией и гармоничностью пропорций: His sisters were fine women, with an air of decided fashion (J.Austen). Comely имеет значение «здоровый, физически привлекательный»: Mrs. Hurd is a large woman with a big, comely, simple face (E.Hemingway). На красоту женщин вследствие хорошего здоровья также указывают blooming, bonny (ScotE), fair (lit.), красоту тела отмечают attractive, good-looking, graceful, shapely, cute (colloq., NAmE). Семантика лексемы lovely предполагает сильное эмоциональное восхищение, нередко главенствующее над сознанием: They were lovely, your eyes (G.Seferis; AHD). В приведенном примере эмоциональная составляющая прил. lovely усиливается инверсией.

Женщина, характеризуемая прил. handsome, а не beautiful или lovely, как правило, обладает приятной внешностью, но не приводит в волнение глубо­кие чувства наблюдателя: Was she really beautiful? He could not assure himself that his opinion was true even now. He furtively said to a neighbour, "Is Miss Everdene considered handsome?" (T.Hardy). Pretty («миловидный, хорошень­кий»), в противоположность handsome, употребляется по отношению к объ­ектам, которые нравятся вследствие присущей им миниатюрности форм, изя­щества и очарования, нежели совершенства и элегантности: She is very pretty, but not so extraordinarily handsome (W. Thackeray). В некоторых контекстах pretty может приобретать оттенок неодобрительности и обозначать только внешнюю миловидность в противоположность истинной красоте: I shall not attempt to deny Emma's being pretty." "Pretty! say beautiful rather (J.Austen).

Pretty выражает симпатию к приятному на вид объекту небольших размеров, поэтому часто используется в описаниях детей. Lovely употребляется для передачи эмоциональной составляющей эстетической оценки внешности ребенка; fair, bonny, comely указывают на его здоровый вид.

По отношению к мужчине предпочтительнее использовать прилагательные handsome, fine, good-looking, gentlemanlike, но не beautiful. Handsome предполагает внешнее величие, правильность пропорций, симметрию форм и выражает высшую похвалу привлекательной внешности мужчин. Handsome употребляется по отношению к тому, что может быть воспринято без участия эмоций, соответствует чьему-либо представлению о совершенстве внешнего вида, элегантности или безупречно с точки зрения вкуса: A very handsome old man, with a shock of white hair, and blue eyes. He must have been a beautiful boy (V.Woolf). Good-looking – более нейтральный эпитет чем handsome: Mr. Bingley was good-looking and gentlemanlike (J.Austen). На суждение о красоте мужчины нередко влияет его социальный статус, отражающийся во внешнем облике. Искусственный характер мужской красоты подтверждает этимология прилагательного handsome, первоначально имевшего значение «способный, умелый», сохранившееся в слове handy (ESC).

В английском языке закрепилось особое внимание к наряду. Об этом свидетельствуют многочисленные синонимы со значениями «аккуратный, изящный, щеголеватый, стильный»: chic, dapper, dashing, elegant, neat, smart, spruce, stylish, trim, well-dressed, well-groomed, well-made и др. Одежда выступает признаком социальной принадлежности, успеха и благосостояния. Существует даже наименование социального слоя людей, оцениваемое языком положительно: the beautiful people («элита, законодатели мод и нравов»). В русском языке наблюдается неоднозначное отношение к одежде. С одной стороны, ей не принято придавать большое значение, т.к. попытка выставить на показ достаток, привлекательную наружность и т.п. оценивается отрицательно, рассматривается как внешняя красивость, приравнивается к хвастовству, нечестно приобретенному богатству и расценивается как «нерусскость»: вырядился как фон-барон, как король, как новый русский. С другой стороны, броскость и экстравагантность костюма нередко заменяют красоту и служат средством привлечения внимания окружающих наряд с модой.

Очевидно, что между «красивым» и «модным» существует больше различий, чем сходства. Однако лексика тематической группы, обозначающая понятие «модный», нередко употребляется с целью положительной эстетической оценки внешнего вида людей и созданных ими предметов. «Красота» и «мода» связаны понятиями, заключающими в себе эталон красоты: понятием «вкус» в русском языке и «стиль» («style») в английском. В русском языковом сознании «модный» – это отвечающий господствующим в определенной общественной среде в определенное время вкусам, проявляющимся в суждениях о внешних формах быта и одежде человека (МАС, БТС, ТЭСС). В английском языке «fashionable» – это следующий широко распространенному в определенный период времени стилю («style»), т.е. определенной модели, высшему стандарту, выражающемуся в элегантности внешнего вида человека и окружающих его вещей (OALD, OED, AHDEL). Русское понятие «вкус» заключает в себе суждение, основанное на «чувстве изящного, способность эстетической оценки» (МАС), тогда как «style» обозначает соответствие высшему стандарту, определенной модели (OALD). Английские «style» и «fashionable» носят менее выраженный субъективно-личностный характер, чем русские «вкус» и «модный»: Но ведь это очень некрасиво – в такой одежде ходить. <…> – Некрасиво, потому что не модно. <…> Вот когда станет модно, <…> то все будут говорить, что красиво (Н.Носов); ср. Rhett liked women who were well dressed, fashionably dressed (M. Mitchell). Итак, мода содержит в себе критерии положительной эстетической оценки, которые устанавливаются группой людей, живущих в определенной местности в некоторый промежуток времени. По истечении этого периода положительная эстетическая оценка может исчезнуть.

В английском языке на следование моде указывают fashionable, stylish, modish, при этом fashionable отмечает соответствие одежды и аксессуаров требованиям хорошего вкуса, элегантности, красоты; stylish подчеркивает элемент изменчивости в современной моде: And when Annie insisted on her having more stylish blouses to suit her age, she submitted (D.H. Lawrence); modish указывает на стремление следовать за новинками, часто в ущерб хорошему вкусу: «She is quite fashionable» – «I’d rather say modish» [«Она одевается вполне по моде» – «Я бы сказал – по последнему крику моды»] (АРСС).

Английское прилагательное smart не имеет прямого эквивалента в русском языке, и, таким образом, указывает на лакуну. Smart, объединяя в своем значении понятия «мода», «богатство», «красота» и «аккуратность», предполагает привлекательную внешность и отмечает не столько стремление следовать моде, сколько естественную склонность одеваться красиво, аккуратно: a smart woman – элегантная женщина; a smart youth – щеголеватый молодой человек; a smart maid – нарядная /кокетливо одетая/ горничная (АРСС).

В русском языке ближайшим синонимом прилагательного модный выступает стильный, которое первоначально обладало отрицательной оценкой «утрированно модный» (МАС). В современном русском языке у данной лексемы наблюдается тенденция к постепенному стиранию неодобрительной коннотации и формированию новой семы «следящий за модой и ее новейшими течениями» (БТС). Таким образом, в зависимости от контекста и времени создания произведения стильный передает либо положительную, либо отрицательную оценку, поэтому в литературной практике и переводах при передаче положительной оценки внешнего вида объекта в целях избежания двусмысленности лучше употреблять прил. модный: her eyes went over the outfit hungrily. It had been so long since she had even seen stylish new clothes (M. Mitchell) [глаза ее жадно вбирали в себя мельчайшие детали туалета незнакомки: она ведь давно не видела новых модных нарядов (Пер. Т. Озерской)].

Броскость наряда отмечают прил. щегольской, шикарный, эффектный, оригинальный, экстравагантный, гламурный и др., находящиеся на стыке синонимических полей «модный» и «красивый». Эффектный, оригинальный или экстравагантный покрой одежды в русском языке нередко оценивается положительно, ассоциируется с красотой и способен заменить модную одежду: А в чем же мне ходить? В старых полинялых обносках, давно вышедших из моды? Грубая черная одежда по крайней мере оригинальна и обращает на тебя внимание (А.Н.Островский). В английском языке extravagance (экстравагантность) c красотой не связана, ближайшими по значению эквивалентами являются chic и dashing: a dashing woman, one that people turn to look at [эффектная женщина, одна из тех, на кого оборачиваются] (АРСС).

Новое заимствование гламур и его производное гламурный в современном русском языке появилось сравнительно недавно, но всё чаще встречается в разговорной речи, языке СМИ и кино. В отличие от английского glamour, обозначающего «эффектность, роскошь, шик, романтический ореол» (ТСС), русское заимствование гламур часто употребляется с негативным оттенком в значении «излишняя красивость, фальшь, показной стиль, внешний блеск, шик, культ престижа и модных сборищ», ср.: гламурщик, гламурье, ультрагламурный, гламурничать, гламуризация, треш-гламур и др. Однако в английском языке, особенно в американском варианте, у glamour и glamorous постепенно закрепляется второе значение, сходное с семантикой русского прил. гламурный: Hopeful young actors and actresses dazzled by the glamour of Hollywood (OALD); glamorous movie stars, glamorously dressed (AHDEL).

В третьей главе «Концепт “красота” в языковом сознании русских и англичан» рассматривается периферия концептуального поля «красота», представленная фразеологическим фондом языка, особое место в котором занимают устойчивые сравнения и когнитивные метафоры. В главе уточняются прототипы, эталоны и стереотипные представления о красоте, выявляются метафорические модели, ассоциативные и оценочные смыслы, а также устанавливаются границы концепта, а именно прослеживается связь концепта «красота» с другими концептами.

Первый раздел третьей главы посвящен фразеологическим средствам передачи концепта «красота», среди которых особое внимание уделяется устойчивым сравнениям, широко использующимся для описания красоты людей и окружающего мира.

Применительно к красоте человека, в частности, красоте лица, сходство русского и английского языков проявляется в следующем.

1) У женщин положительно оценивается белизна кожи: бела как сметана, как молоко, как мрамор: Верочка оказалась вся рыхловато-белая, будто сметана с сахаром (О.Славникова); as white as milk, as marble: Her skin was as white as milk, her eyes were green flecked with amber (M.Clynes).

2) Оба языка отмечают молодость и свежесть кожи сравнениями с флористическими образами: свежа как [майская] роза, лилия, маков цвет, фиалка, ландыш и др.; as fresh as a daisy, wild roses, apple blossoms, April grass и др.

3) У мужчин в обоих языках красивым считается резко очерченный подбородок (a strong chin), прямой нос (straight nose) и нос с горбинкой, несколько загнутый книзу как у орла (a Roman nose): Наш князь там один – тоже хорош. Фигура величественная, нос как у орла (И.С.Тургенев).

Различия русского и английского языков заключаются в следующем.

1) В английском языке бледность оценивается отрицательно, в русском она может быть интересной и благородной: Теперь же он был благородно бледен, что чрезвычайно выгодно сочеталось с синими глазами (А.Ткачева).

2) Образы, характеризующие румяный цвет лица и красоту губ, различаются тем, что в русском языке сравнения проводятся с ягодами и фруктами: румяный (-ая) как [наливное] яблочко, персик, ягодка; губы (губки) как малина, черешни и т.д.; в английском – с цветами: pink as wild roses; lips like lilies, like the petals of a red flower, pink and sweet as a magnolia и др. Если в русском языке в описаниях женщин и девушек преобладает гастрономическая метафора «женщина – лакомый кусочек» (Телия, 1996), то для английского характерна когнитивная метафора «женщина – хрупкий нежный цветок»: She looked as beautiful as a rose in her tube dress, arching her neck, turning her flowerlike head, pouting professionally, smiling (BNC).

3) При описании губ русский язык обращает внимание на их форму: губки бантиком, сердечком; английский – на блеск: сравнение влажного блеска губ с глянцевым блеском фотомоделей со страниц журнала: lips that shine wetly, just like a Cosmo girl; с влажной черешней: lips like wet cherries; и с блеском дождя на вечерних улицах: lips shining like rain on night streets.

4) Нами замечено, что в английском языке блеск поверхности довольно часто сопровождает красивый объект: hair, black and shining like mica / as a seal’s wet fur. В русском языке данное качество не является обязательным признаком красоты, хотя в последнее время оно всё чаще отмечается у красивых объектов.

5) В русском языке красота ассоциируется с голубым цветом глаз, который также связывается с красотой души, нравственной чистотой (глаза как васильки, незабудки, анютины глазки, небо, море и др.): Он не мог оторвать глаз от красавицы. В синих, васильковых глазах под длинными ресницами струилось много света и добра (Е.А.Федоров); Глаза, как небо, голубые. Улыбка, локоны льняные (А.С.Пушкин). В английском языке красивыми считаются зеленые глаза, но красота эта загадочная, колдовская. Такие глаза часто сравниваются с глазами сказочных и мифологических персонажей (eyes like a water-nymph’s) или представителей семейства кошачьих (like a cat's or lynx's). В русской литературе красивые глаза сравниваются с глазами животных: глаза как у лани, как у газели, как у серны; волоокая красавица (букв. «с глазами, как у вола») (МАС). Образы этих животных передают особый характер русской красоты, сочетающийся со смирением, печалью, неторопливостью: Мне особенно нравилось выражение ее лица: так оно было просто и кротко, <…> ее глаза, большие, светлые и пугливые, как у лани (И.С.Тургенев); Сабина Фанелли была пышнотелая, волоокая красавица, с неподвижною манерою держать себя (Ф. Сологуб).

Анализ устойчивых сравнений, использующихся для передачи красоты телосложения и походки человека, подтвердил наличие в русском языке двух эталонов красоты женщин и мужчин и отсутствие деления в рамках одной гендерной группы на два эталона красоты в английском.

В русском языке образ стройной, гибкой женщины или девушки с тонкой талией передается сравнениями: а) с растительными образами: как лоза (лозина, лозинка), как березка, как прутик, как тростинка, как сосенка; б) с красивыми животными и птицами: стройная как [горная] серна; гибкая как кошка, как красивая змея; хорошенькая как птичка и др.: Как серна, легкая и стройная, сидела около него баронесса (А.Ф. Писемский); в) с реалиями античного мира, историческими персонажами или их изображениями: Ты красива, как Юдифь Джорджоне (Д. Рубина). О походке такой женщины скажут: порхает, ходит, танцует легко, изящно как мотылек, как бабочка, как птичка, как лань, как серна: Но идет она все-таки легко, вон, точно мотылек, перепорхнула с кочки на кочку (Б.Н.Полевой).

Образ дородной, крепкой женщины с пышными формами передают следующие сравнения: как пампушка, как сбитая, как пышка, как репка: Это была такая красавица, каких и за Волгой немного родится: кругла да бела, как мытая репка, алый цвет по лицу расстилается, <…> руки белые, ровно выточены, а грудь, как пух в атласе (П.И. Мельников-Печерский). О женщине с плавной, горделивой, но грациозной походкой, скажут: выступает важно, плывет как пава, как лебедь [белая], как лебедушка, как царица. Плавность походки особенно отмечается при описании полных, дородных женщин, нежели хрупких и худеньких, хотя у последних не исключается.

В последнее время в русском языке и общественном сознании стройность и хрупкость фигуры чаще получают положительную оценку, чем полнота и дородство. Представляется, что данная оценка носит преимущественно социальный характер, обусловливается модой и стереотипными ассоциациями, например, Он [срам] был у меня от личных комплексов, что худа и угловата, а понятия, что это хорошо, тогда еще не было. Большие и мокрые женщины были королевами, от них шел жар и дух (Г.Щербакова).

В описаниях мужчин в русском языке два эталона красоты различаются наличием или отсутствием крепости телосложения. Красота юношей и молодых людей, идеалом которой выступает стройный молодой человек часто щеголеватого вида, нередко хрупкостью телосложения напоминающий женщину, передается сравнениями: стройный как тополь, как лоза; хорошо сложен как Аполлон [Бельведерский], как [молодой] бог. О легкости движений стройных юношей и молодых людей скажут: двигается легко как олень.

Красоту зрелого мужчины, идеалом которого является крепкий телосложением, сильный мужчина, бодрый, молодцеватого вида, характеризуют сравнения: крепкий телом, как сбитый, как литой, как налитой. Такого мужчину сравнивают с «добрым», «удалым», «бравым» молодцем, а в народном эпосе ему соответствуют сказочные мифологические образы, ставшие прототипными: Иван-Царевич (Иван-Королевич), Садко, [Финист] – [Ясный] Сокол (РКП). При описании движений и походки мужчин в русском языке данному эталону красоты отдается предпочтение. В устойчивых сравнительных конструкциях помимо сопоставления с образом царя широко используются такие характеристики: идет, держится торжественно, уверенно, эффектно, как на параде, а также скрытое сравнение молодцевато (молодецки).

Неоднозначность эталонной отнесенности наблюдается при характеристике стройности немолодого, но крепкого мужчины через сравнение его с юношей: стройный, гибкий, ходит легко как юноша, а также сравнениями как кедр, как кипарис.

В английском языке представлен один эталон женской красоты – это стройная женщина с тонкой талией и плавными очертаниями фигуры. Этот идеал красоты в ряде случаев обнаруживает сходство с эталоном мужской красоты. Мужской и женский эстетические идеалы в англ. языке характеризуются сравнениями следующих тематических групп:

1) сравнения с историческими личностями, ставшими легендарными: beautiful as Helen of Troy, as Cleopatra и др.; handsome as Absalom, like an Egyptian king и др.; и сказочными персонажами: lovely as fairies; like elf и др.;

2) сравнения с идеалами красоты женщин: beautiful as a queen; мужчин: handsome as a bridegroom, as Detaille chevalier, as a bullfighter's figure и др.;

3) сравнения с языческими и античными богами, с мифическими персонажами: like a heathen goddess, like Astarte, like Aphrodite, like [young] Aurora, like the Graces, like Venus, like nymphs и др.; handsome as Adonis, as a young Greek god, as Apollo, as Hyperion и др.; as an Olympian divinity и др.;

4) c впечатлением от созерцания произведений искусства: скульптуры, изображений на картинах и фотографиях: beautiful as Venus of Milo; delicate and softly rounded as a painting by Boucher и др.; like Apollo Belvedere, as a Greek statue, as one of the swinging figures on a Greek vase и др.

Только для описания женщин используются следующие сравнения:

1) с цветами, временами года, частями суток, которые в английском языке встречаются значительно чаще, чем в русском: beautiful as a lily, as a white violet, as the rose in June, as spring's first rose, as May, as the spring time и др.

2) с вещью превосходного качества: dainty as Dresden china и др.;

3) с «гастрономическими» образами, указывающими на соблазнительность форм, сексуальность фигуры: look like something that ought to be eaten for dessert, like candy, like red wine and honey, like [fresh / morning] bread и др.

4) с эстетическим идеалом египетских фараонов и кошками, считавшимися священными в Египте: seductive as Cleopatra, a profile and neck like a pharaoh’s erotic dream, slim as a cat, a strong, supple body like a tigress.

Для описания красоты мужской фигуры употребляются сравнения:

1) с животными: as likable as a jaguar, built like a greyhound; a fine small body like a miniature dog bred for show; и растениями: slender/ slim as a flower's stem, as a mast, as a whip, as the vernal willow и др.;

2) сравнения и идиомы, указывающие на здоровый вид, крепость, бодрость духа и хорошее настроение: (as) fit as a fiddle, hale and hearty и др.

Походка и движения женщин в английском языке считаются красивыми, если они обладают легкостью, мягкостью, грациозностью и плавностью. Их красота ассоциативно связывается с воздушной и водной стихиями и передается следующими сравнениями:

1) с объектами, летающими или развевающимися на ветру за счет движения воздушных масс: graceful as a bird on the wing, as the swallow's flight, as a butterfly, as the greenly waving boughs in summer wind и др.;

2) с водной стихией: а) с движением самого потока или морских волн: graceful as the sapphirine tide, dance like a wave of the sea; б) с объектами, движущимися по водной глади или в глубине вод: graceful as a black frigate with snow white sails, like a sailing ship, as a fish in deep water и др.;

3) с легким ветерком, скользящим по воде (moved as smoothly as light wind across water). Водная стихия в античной мифологии играет важную роль. С ней связано появление и чудесное исчезновение нимф (наяд), нереид и богинь (Афродита), с которыми ассоциируется грациозность движений женщин: graceful as a Naiad, as Aphrodite, as a couchant goddess и др.;

4) с мифическими персонажами и животными: а) с маленькими существами, наделенными волшебной силой с общим названием fairy (букв. «фея»): graceful like a fairy pageant floating for a pastime on the tide, as a [springborn] fairy; б) с античными и языческими богинями: graceful as Diana when she draws her bow; в) с мифическими и священными животными, например, кошкой или змеей: graceful as a snake of the paradise of Asia и др.;

5) с растениями и временами года: graceful as the willow-bough o'er the streamlet weeping, as honeysuckles and the lilies, as May и др.

В образах мужчин в английском языке особо подчеркивается величие манеры держаться: looking regal as a king, graceful as Mars, erect as a Grecian pillar, erect as a candle, grandly sitting like a great rock и др. Легкость и элегантность движений мужчин передается сравнением с кошкой, которое также характеризует размеренность движений и важность вида: relaxed and regal as a Siamese cat; Rising to his feet <…> as sleek and graceful as one of his own cats. Изящность молодого человека передают сравнения с молодым деревцем: graceful as an Alpine sapling, Фавном: graceful as a faun и оленем: as a fawn.

В двух языках красота одежды определяется следующими свойствами:

1) новизна, безукоризненность вида: с иголочки, как лондонский денди (уст.); spick and span (new), tir quatre pingles (фр.);

2) добротность, наряд лучший из возможных: одет хоть куда, что надо, выше всех похвал (одобр.), комар носа не подточит, на все сто [процентов], вне конкуренции, в полном параде и др.; pranked out in one's best attire, in one’s best bib and tucker (ирон.), in one’s Sunday best (разг.,ир.), dressed to advantage, it leaves nothing to be desired, to be in full dress, to be all tricked out (кн.) и др.;

3) следование моде: последний крик моды, последний писк моды; all the rage (разг.), all the go (разг.), all the vogue, the last word in fashion и др.;

4) соответствие принятой норме: как следует; fit to be seen, comme il faut (фр. заимств.), прилагательные gentlemanlike, ladylike;

5) превышение общепринятой нормы в костюме с целью привлечь внимание окружающих, очень нарядный: разодеться в пух и прах, как на праздник, как на парад, как жених; dressed to kill (разг.), dress to the teeth (разг.), dress up like a dog's dinner (разг.), dressed (up) to the nines (разг.) и др.;

6) сходство с идеалом красоты, имеющее целью привлечение внимания зрителя: нарядный (-ая), как картинка, как на картинке (картине), как на выставке, как нарисованный; as pretty as a picture и др.

В русском языке по отношению к молодым женщинам и девушкам употребляются сравнения: одета красиво как принцесса, как королева, как кукла, как невеста, в семантике которых прослеживается ряд различий ассоциативного характера. Так, сравнения с куклой (куколкой) скорее будут относиться к миловидной девушке или молодой женщине, указывать на некоторую искусственность ее красоты и легкомысленность натуры: Почему, в самом деле, ей, нарядной, как кукла, чистенькой, не было больно, когда весь мир корчился от боли (Г.С.Березко). Сравнения с королевой подчеркнут богатство наряда, умение себя преподнести в выгодном свете и в некоторых случаях надменность вида, а сравнения с принцессой – изнеженность или наивность девушки. Сопоставление с невестой отмечает в женском образе внутреннюю красоту и душевную чистоту.

В английском языке красота одежды долгое время воспринималась как неотъемлемый атрибут женщины, не столь необходимый мужчине: It's as natural for women to pride themselves in fine clothes as 'tis for a peacock to spread his tail (Proverb); A woman is like a salad: much depends on the dressing. В современном английском языке наблюдается тенденция к расширению сферы употребления данных высказываний, которые стали использоваться также для характеристики мужских образов.

Важность одежды женщины заключается в следующих ее свойствах:

1) в сочетании с соответствующим поведением одежда определяет социальный статус женщины: the Queen dresses like a whistlestop town librarian;

2) свидетельствует об эстетическом вкусе женщины и умении подобрать одежду по фигуре: dressed as if she were going to a coronation, отсутствие вкуса оценивается крайне отрицательно: dressed like an Arabian bazaar;

3) создает особый ореол восприятия целостного образа женщины: wide sleeves fluttering like wings; a white robe, flowing, like spilled milk и др.

Признаками детской красоты в русском языке является их здоровье и упитанность: румяный как наливное яблочко, нежный как персик, упитанный как пышка; в английском – подвижность и живость: сравнения детей с птицей малиновкой (like robins), яркостью разноцветной осенней листвы и ее беспорядочным движением, а также сравнение детских голосов с шумом крыльев: Children are like robins, pink-cheeked and rosy; Voices of children are like the fluttering of wings; Group of children whirling off like autumn leaves, just as gay in their bright colors, and just as elusive (SDS).

При характеристике окружающего мира (предметов, природы, пейзажей, животных и птиц, и др.) в пейзаже, как правило, отмечают блеск красок и оттенков: блестит, сверкает как солнце, как зеркало, как золото, как лакированный, как серебро, как алмаз, как бриллиант (о каплях росы и т.п.); brilliant as a dream, as Indian summer, as the colours of the rain bow, as rain-drops, as stars; чистоту и прозрачность водоемов: Вода, как хрусталь, прозрачная (И.А.Гончаров); пышность цветения: Clouds of white blossom, fragile and beautiful as snowflakes; неправдоподобность и сказочность вида: красиво, чудесно как в сказке, красиво на диво, на удивление; beautiful as if in the fairy-tale, as a miracle; у животных и птиц подчеркивают их белизну (белые, как снег лебеди, кони), привлекательные особенности поведения (an elegant antelope, flamingoes, graceful dolphins) и сходство с человеком (handsome swans, beautiful horses, щеголеватая лошадь, стройный конь).

При описании произведений искусства наблюдается стремление найти сходство с природой, а характеризуя красивые предметы, обнаружить сходство с их идеальным изображением (как на картинке, как картинка, как нарисованный, как на выставке, как игрушечный; pretty as a picture и др.).

В главе проводится сопоставительный анализ устойчивых сравнений, характеризующих гладкость речи, красоту звучания голоса, смеха и музыки, в ходе которого устанавливается ряд существенных различий ассоциативного характера. В этой части работы также рассматривается пословично-поговорочный фонд русского и английского языков, выявляются закрепившиеся в нем оценки и качества красоты, которые подтверждают ранее сделанные выводы и предвосхищают рассмотрение когнитивных метафор, анализу которых посвящен второй раздел третьей главы. Исследование когнитивных метафор выявило ряд ключевых ассоциативных и оценочных смыслов, сопровождающих данный концепт в речи носителей языков, которые необходимо учитывать в межкультурном общении.

И в русском, и в английском языке КРАСОТА мыслится в образе ХРУПКОГО ЦВЕТКА: она расцветает, требует заботы, растет, зреет, вянет, отцветает, осыпается: Неправильное лицо было красиво молодой здоровой красотой, выращенной прямо под открытым небом, как растут безымянные полевые цветочки (Д.Н. Мамин-Сибиряк); …хрупкое тело вдруг поблекло и капризная красота осыпалась, как цветочная пыль (А.П. Чехов); Beauty is but a blossom (Prov.); Beauty is a fading flower (SDS). В русском языке КРАСОТА предстает как ЖИВОЕ СУЩЕСТВО, которое улетает, исчезает, уходит, гибнет: …красота летучая, которая так часто встречается именно у русской женщины (Ф.М. Достоевский).

В русском и английском языках КРАСОТА выступает ИСТОЧНИКОМ:

– ЖИЗНИ: желания (страсти) человека поддерживают в нем жизнь, а на их появление оказывает влияние красота: A man of eighty-five has no passions, but the Beauty which produces passion works on in the old way, till death closes the eyes which crave the sight of Her (J. Galsworthy); Ср., Не живой стал и красоту потерял (П.П.Бажов); Beauty passes like a breath (DSW).

РАДОСТИ и СЧАСТЬЯ: Ведь это такое счастье чувствовать в себе такую красоту, чувствовать ту радость, которую доставляешь всем! (М.Арцыбашев). В английском языке красота, являясь источником радости, может жить ВЕЧНО: A thing of beauty is a joy forever (J.Keats). В английском языке красота влияет на эмоциональное развитие человека, которое способно обеспечить жизненный УСПЕХ, понимаемый как СЧАСТЬЕ: Outstanding beauty <…> tends to get in the way of normal emotional development, and thus of that particular success in life which we call happiness (SDS); в русском языке источником СЧАСТЬЯ выступает бескорыстное созерцание красоты: Красота красит и тех, кто созерцает ее; все ее оттенки и светы вызовут похожие на них чувства, а все вместе взволнует и осчастливит (А.Грин).

– СВЕТА и ТЕПЛА: There was something revolting in having to plead like this; plead that she should warm his eyes with her beauty (J. Galsworthy); Beauty, like a lantern's light, will shine outward from within him (SDS).

В русском языке красота как немеркнущий СВЕТ ВЕЧНА: Этот бокал я выпью за вечную немеркнущую красоту мира! (А.Аверченко). В английском КРАСОТА мыслится как ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ ВОДЫ: Beauty is like the surf that never ceases. В русском КРАСОТА уподобляется ЖИДКОСТИ, способной разливаться и заполнять собою различные формы: Я впервые понял, как много простой красоты разлито в мире (А.И. Куприн). Красота утекает (быстротечна) или испаряется: Beauty vanishes like vapour (SDS).

ВЛАСТИ. Наслаждение красотой не предполагает прагматической заинтересованности созерцателя, однако над ним красивый объект приобретает власть. В русском языке она проявляется в праве требовать или пренебрегать чем-либо: Она была убеждена, что ее молодость и красота дают ей право ни с чем и ни с кем не считаться (М.Арцыбашев), в английском красота освобождает от вины: Her beauty, her pink cheeks and golden curls, seemed <…> to purchase indemnity for every fault (Ch. Bronte).

КРАСОТА – СИЛА, она притягивает: Beauty draws more than ten oxen (Prov.); There was beauty, and it drew him irresistibly (J. London); Яркая красота выдающейся вперед княжны тотчас с первого взгляда останавливала на себе глаза зрителя, и тихая прелесть другого лица тогда оставалась как бы незаметною; но <…> оно как из ручья на вас глядело, и вы в него всматривались и не могли от него оторваться (Н.С. Лесков). Особенностью русского языка является восприятие красоты как силы, которая предъявляет требования к ее носителю: Мне говорят, что я красива и что красота обязывает (В.Брюсов). В английском языке красота нередко предстает в виде разрушительной силы: Beauty, like wit, is generally fatal to the owners (SDS); Beauty is the devil (J. Galsworthy). В русском языке красота – сила, способная спасти мир: Мир спасет красота (Ф.М.Достоевский). По представлению русских людей она располагает к благу: …эта красота мира божия, данная для блага всех существ, – красота, располагающая к миру, согласию и любви (Л.Н. Толстой). Этому способствует особый характер русской красоты – она тихая, соседствует со страданием и стыдом: Русский пейзаж с его мягкостью, застенчивыми веснами, с его невзрачностью, которая через короткое время оборачивается тихой печальной красотой (К.Паустовский), требует чистоты, душевной и телесной: Надо было сохранить свою гордость и красоту, уйти от грязи (М.Арцыбашев). Именно такая красота, сочетающаяся с духовным совершенством, способна спасти мир, а не земная красивость, бросающаяся в глаза, пленяющая взор и поражающая своим блеском: На этом бале, в числе многих красивых женщин, появилась молодая девушка классически строгой и поразительной красоты. <…> Красота ее бросилась всем в глаза и сразу Фебуфиса пленила (Н.С. Лесков). В противопоставлении простой красоты броской красивости проявляется склонность русской культуры к оценкам окружающего мира с точки зрения нравственности. Суровость, строгость красоты часто оценивается выше ее внешней эффектности. Теплота и трогательность, склонность к сочувствию, болезненность вида оцениваются выше холодной внешней привлекательности: я загляделся на ее детское личико, полное и во сне как-то не детски грустного выражения и какой-то странной, болезненной красоты (Ф.М.Достоевский). В английском языке истинная красота ассоциируется с природной естественностью, свежестью: Beauty is like the morning dew (SDS) и легкостью восприятия объекта: Garda is a charming old village that is very easy on the eye (BNC).

КРАСОТА – ЗАГАДКА. В английском языке загадочность красоты повышает к ней интерес: A beauty masked, like the sun in eclipse, gathers together more gazers than if it shined out (DSW). В русском языке таинственность красоты нередко пугает: Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь (Ф.М. Достоевский). Но красота выступает и в качестве создателя ЧУДА, которое положительно оценивается русским языком: Красота производит совершенные чудеса (Н.В.Гоголь).

В двух языках красота мыслится в образе инструмента для ловли добычи: в русском языке КРАСОТА – СЕТЬ: прекрасная телом дева сетью красоты влекла юношей и мужей александрийских на ложе свое (Е.Замятин), в английском КРАСОТА – КРЮЧОК (HOOK): Beauty without grace is the hook without the bait (SDS). КРАСОТА – ОСТРЫЙ ПРЕДМЕТ, красота пронзает сердце, поражает как меч: Beauty is like fine cutlery, Beauty in a modest woman is like a distant fire or a sharp-edged sword (SDS); The beauty tore at his heart (J. Galsworthy); Голая красота, разящая, как меч (М.Цветаева); как будто в первый раз такая страшная красота пронзила сердце его (Ф.М.Достоевский). Право на обладание красотой нужно заслужить: There is in true beauty, as in courage, something which narrow souls cannot dare to admire (SDS); даром носить красоту – значит, унижать ее, а значение красоты велико (А.А.Фет). В английском языке КРАСОТА часто выступает как ЦЕННОСТЬ, БОГАТСТВО, которое принадлежит смелым: Faint heart never won fair lady, None but the brave deserve the fair (Proverbs). В русском языке КРАСОТА мыслится как СОКРОВИЩЕ, которое нужно уметь найти и разглядеть: Где вы такую красоту выкопали? (В.Осеева). В русском языке нередко наблюдается отношение к КРАСОТЕ как к ВЕЩИ: Сами вы девицей к кавалерам за деньгами в сумерки хаживали, свою красоту продавать приносили (Ф.М. Достоевский). В английском языке КРАСОТА уподобляется ОДЕЖДЕ: Donned beauty like a robe, Wore their beauty and affability like expensive clothes (SDS), поэтому о ней могут высказываться разные мнения: Beauty, like supreme dominion, is best supported by opinion (SDS).

Суждение о красоте субъективно, существует только в сознании людей, на оценки которых влияют различные факторы, например, чувство ЛЮБВИ. Влюбленный не различает недостатков любимого человека: In the eyes of the lover, pork marks are dimples, Jack is no judge of Jill’s beauty (Proverbs). В русском языке любовь за внешнюю красоту человека осуждается: Да разве, Федор Иванович, за красоту любят? Фигушки! (В.Липатов); но любовь к красоте как высшей ценности оценивается положительно: – Вы давеча сами сказали, что любите красоту, поклоняетесь ей (И.А.Гончаров).

В русском языке в человеке ценится ДОБРОТА как красота духовная: Не ищи красоты, а ищи доброты (Посл.), в английском красоте противопоставляется ДОБРОДЕТЕЛЬ: Virtue lives when beauty dies (Proverb).

БЕЗОБРАЗИЕ в обоих языках выступает в качестве СИЛЫ, способной отталкивать (repulsive) и внушать СТРАХ: как страшно она переменилась и где вся ее красота делась? (Н.С. Лесков); «A shockingly ugly old creature, miss; almost as black as a crock» (Ch. Bronte). Красота – многогранна, ее проявления расходятся лучами в разные стороны, тогда как безобразие имеет только одно направление, конечным пунктом которого является смерть.

В третьем разделе третьей главы на основе разработанной программы и методики работы с ней рассматривается динамика развития концепта «красота». К концу XX в. в русском языке и британском английском зафиксирована тенденция к спаду внимания к красоте. В наши дни в русском языке наблюдается постепенное возобновление интереса к эстетической стороне жизни, в британском английском зафиксирован спад. Плавное увеличение лексики положительной эстетической оценки к концу XX в. демонстрирует американский английский, в котором общий количественный показатель возрастает почти в два раза по сравнению с данными начала XIX в., при этом положительная тенденция роста сохраняется.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и формулируются основные выводы:

1. Словообразовательные средства русского языка дают возможность противопоставлять истинную красоту внешней красивости, выражать широкий диапазон субъективных оценок: от передачи интенсивности качества (раскрасавица, красотища) до иронии (красавчик) и пренебрежения (красотка). В английском языке такие оценки выражаются лексическими средствами. На словообразовательном уровне в разговорном английском языке возможно объединение красоты с некоторыми отрицательными качествами личности (beautidul, beautevil), несвойственное русскому языку.

2. У женщин и детей ценятся естественные признаки красоты: молодость, свежесть, белизна кожи. Признаками красоты в русском языке, с одной стороны, выступают здоровый румянец и аппетитность форм, с другой стороны, миниатюрность и хрупкость фигуры, легкость и грациозность. В английском языке на красоту указывает плавность линий и гладкость поверхности, признаком которой нередко выступает ее блеск. У мужчин красота носит искусственный и социально обусловленный характер, при этом русский язык подчеркивает крепость и молодцеватость вида, английский – величавость, активность и пристальное внимание к наряду (посл. The tailor makes the man).

3. Особенностью русского языкового сознания является неразрывность чувства и осознания красоты, в семантике лексем часто присутствует элемент нравственной оценки, из-за чего суровость и строгость красоты часто оценивается выше ее внешней эффектности. В русской красоте ценится спокойное величие и кротость ее обладателя, в английской – загадочность и легкость восприятия вида.

4. При сопоставлении русского и английского языков обнаружен ряд лакун. В русском языке невозможно выразить одним словом следующие цепочки смыслов: «красивый + модный + аккуратный» (англ. smart); «красивый (-ая) + воспитанный(-ая) + обладающий(-ая) хорошими манерами» (англ. gentlemanlike, ladylike); отсутствует возможность связи красоты с отрицательными качествами личности: «красота + жестокость» (англ. beautality); «красота + глупость» (англ. beautidul); «красота + порочность» (англ. beautevil); «красота + нелепость» (англ. beautifly) и др. В английском языке обнаружено отсутствие лексем, выражающих следующие цепочки смыслов: «красивый + броский» (рус. экстравагантный, эффектный); «красивый + удалой» (рус. молодецкий); «красивый(-ая) + полный(-ая) + величественный(-ая)» (рус. дородный(-ая), царственный(-ая), величавый(-ая)) и др.

5. В способах передачи красоты окружающего мира нами зафиксирована следующая закономерность. Природа считается красивой, если она обнаруживает ту же гармонию, которая наблюдается в произведениях искусства. Произведение искусства красиво, если оно, в свою очередь, обнаруживает сходство с природой. Творение человека красиво, если сходно с идеальным представлением о нем, как правило, изображенном на картине.

6. В английском языке прилагательные, употребляющиеся для характеристики женской красоты, как правило, используются и для описания природы. Лексика, употребляющаяся по отношению к мужчинам, применима к произведениям искусства и творениям человека. В русском языке подобное деление лексики не столь явно, но замечено, что эмоционально окрашенные прилагательные (милый, прелестный и др.) чаще употребляются для описания природы и объектов небольших размеров. Величественность вида отмечается и в природе, и у творений человека. В описаниях природы в русском языке нередко присутствует указание на свет, сияние, озаряющее мир.

7. Красота звучания в обоих языках передается сравнениями с пением птиц, журчанием воды, звоном колокольчика, красивой музыкой. Но английский язык стремится глубже и более детально передать впечатление, производимое красивым голосом, используя для этого образы различного рода напитков (бренди, вино, шоколад, мед и др.) или напоминая о чувствах, испытываемых человеком в разную погоду, время года, дня и т.п.

8. Красота носит двойственный характер, с одной стороны, она мимолетна и быстротечна, такая красота обычно принадлежит живым существам и человеку, с другой стороны, она вечна, такая красота встречается в природе и произведениях искусства. Существуют качества человека, которые могут оцениваться выше красоты. Русский язык отдает предпочтение уму, счастью, доброте; английский – удаче, счастью, нравственной добродетели, тогда как глупость нередко сопровождает красивую внешность. Оба языка указывают на то, что поступки человека и личностное расположение к нему окружающих людей нередко определяют степень эстетической оценки его внешности.

Проанализированный материал дает возможность наметить перспективы дальнейших исследований, которые нам видятся в поиске инвариантных представлений о красоте, сходных у носителей разных языков индоевропейской группы и систематизации основных различий. Исследования могут носить более частный характер и состоять в изучении концепта «красота» в диахроническом аспекте или в качестве одной из составляющих идиолектов и идиостилей писателей. Исследования могут отражать более широкий взгляд на описанный концепт, а именно, рассмотрение концепта «красота» на стыке лингвистики и других сторон жизни носителей русского и английского языков, а именно, этики, эстетики, философии, теории музыки и т.д.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях.

1. «Красивый» и «модный» в русском и английском языках (статья) // Вестник Московского университета. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. М.: Изд-во Московского университета, 2008, № 4, С.153-165 (0,7 п.л.).

2. Когнитивные модели концепта «красота» в русском и английском языках (статья) // Международный научный журнал «Мир науки, культуры, образования» ISSN 1991-5497, Горно-Алтайск: Изд-во Горно-Алтайского государственного университета, 2008, № 3 (10), С.61-64 (0,5 п.л.).

3. Фразеологический и паремиологический фонд концепта «красота» в русском и английском языках (тезисы) // Материалы XII Международной конфер. студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов», 12-15 апреля 2005, Изд-во Московского университета, 2005, Том IV, С.44-45 (0,15 п.л.).

4. Концепт «красота» через призму устойчивых сравнений русского и английского языков (тезисы) // Тезисы докладов III Международной научной конференции «Язык и культура» / Научный редактор Э.Ф.Володарская, 23-25 сентября 2005, М., 2005, С.147 (0,1 п.л.).

5. Синтагматические особенности концепта «красота» в русском и английском языках (тезисы) // Современные теории и методы обучения иностранным языкам, М.: Изд-во «Экзамен», 2006, С.233-235 (0,2 п.л.).

6. Теория поля применительно к построению семантических и ассоциативных полей концепта «красота» в русском и английском языках (статья) // Сборник статей 11-й международной конференции «Россия и Запад: диалог культур», 28-30 ноября 2005, М., 2006, Выпуск 13, часть II, С. 88-96 (0,6 п.л.).

7. Лексико-семантическое поле концепта «красота» в русском и английском языках (статья) // Материалы V междунар. конфер. «Языки в современном мире» / Отв.ред.М.К.Гуманова, М.: КДУ, 2006, С.522-527 (0,4 п.л.).

8. Концепт «красота» в русском и английском языках с точки зрения рецептивной и продуктивной деятельности (статья) // Альманах современной науки и образования ISSN 1993-5552. № 2 (9) 2008, Тамбов: Грамота, 2008, Ч.2. С.126-133 (0,8 п.л.).

9. Метафорическое поле «красота» в русском и английском языках (статья) // Сборник статей 12-й международной конференции «Россия и Запад: диалог культур», 28-30 ноября 2007, Вып. 14, Ч. III, С.134-144 (0,6 п.л.).


[1] Электронная версия программы выполнена Д.А. Садовниковым.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.