WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Одноденотатные сложные существительные в татарском, немецком и английском языках

На правах рукописи

ГУМЕРОВА ДИЛЯРА ФАЙЗЕЛХАКОВНА

ОДНОДЕНОТАТНЫЕ СЛОЖНЫЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ

В ТАТАРСКОМ, НЕМЕЦКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Специальность 10.02.20 сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Казань 2007

Работа выполнена на кафедре контрастивной лингвистики и переводоведения государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет»
Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор
Садыкова Аида Гумеровна
Официальные доктор филологических наук, профессор
оппоненты: Закамулина Миляуша Нурулловна
кандидат филологических наук, доцент
Полькина Гульнур Маннуровна
Ведущая организация: государственное образовательное
учреждение высшего профессионального образования «Казанский государственный университет»
Защита состоится 7 ноября 2007 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.078.03 по присуждению ученой степени доктора филологических наук при государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» по адресу: 420021, г. Казань, ул. Татарстан, 2.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» 5 октября 2007 г. Режим доступа: http://www.tggpu.ru
Автореферат разослан 6 октября 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук,

доцент Р.Г.Мухаметдинова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В современном языкознании наблюдается усиление интереса исследователей к сопоставительному изучению языковых процессов. При сопоставлении вскрываются существенные особенности языков и культур, особенно наглядными становятся все тонкости и глубина межъязыковой и межкультурной коммуникации.

Самого пристального изучения в этой связи требует простая на первый взгляд проблема межъязыковых лексических соответствий, затрагивающая словарный состав любого языка. В то время как разграничение особенностей фонетического и грамматического оформления слов различных языков не представляет особой трудности, содержательная сторона слова, его смысловое наполнение не лежит на поверхности и может варьироваться от языка к языку. Разница в значениях слов, обозначающих одно и то же понятие в разных языках, не столь очевидна. Тем не менее, именно эти различия смысловой структуры – в силу их способности указывать на характер связи единиц языка с окружающей его действительностью – и представляют особый интерес для лингвистики.

Актуальность исследования. Несмотря на то, что межъязыковые денотативные корреляты и выявление характера соответствий между их значениями в разных языках были в центре внимания работ ряда авторов (Барнет Вл., Будагов Р.А., Гак В.Г., Лейчик В.М, Силин В.Л., Супрун А.Е. и др.), этот вопрос по сей день не может считаться решенным по причине объективных трудностей, возникающих в связи с изучением различий в семантике лексических единиц, относящихся даже к родственным языкам, не говоря уже о языках разносистемных. Ни в одном из известных автору исследований до сих пор специально не ставился вопрос об особенностях отражения единого денотативного значения в сложных существительных разносистемных языков. Посредством сложных слов мы имеем представление о том, с какими другими объектами сравнивали или ассоциировали обозначаемые ими объекты окружающего мира. В то же время процесс классификации сознанием тождественных понятий внеязыковой действительности в негомогенных языковых культурах может демонстрировать как сходный, так и различный характер. Указывая с каких позиций представители отдельного языкового сообщества рассматривают фрагмент действительности, получаемый наименование, сложные существительные с тождественным предметным значением наглядно отражают особенности мировидения различных народов при организации единого знания.



Таким образом, актуальность данной работы состоит в изучении

специфики национально-языкового мышления представителей негомогенных лингвокультур при ословливании тождественных понятий, выраженных сложными существительными, на основе выявления их общих и специфических черт на различных уровнях языковой системы.

Объектом исследования выступают сложные существительные с единым предметным значением – одноденотатные сложные существительные (в дальнейшем ОСС) в татарском, немецком и английском языках.

Предметом исследования являются структурно-грамматические, семантико-когнитивные и лингвокультурологические особенности ОСС в татарском, немецком и английском языках.

Материалом для исследования послужили сложные существительные, отобранные методом сплошной выборки из работ в области словосложения в рассматриваемых языках, сравнительной типологии, языкознания, а также из компетентных одноязычных, двуязычных, толковых, энциклопедических, лингвистических словарей татарского, немецкого и английского языков и сопоставительного словаря субстантивных композитов в тюркских и германских языках А.Г.Садыковой. В ходе исследования привлекались данные этимологических словарей. В общей сложности было отобрано более двух тысяч ОСС в сопоставляемых языках.

Цель диссертационной работы заключается в выявлении национально-языковой специфики отражения единого денотативного значения в сложных существительных в татарском, немецком и английском языках на основе сопоставления структурно-грамматических, семантико-когнитивных и лингвокультурологических особенностей ОСС в рассматриваемых языках.

Достижение поставленной цели предопределяет постановку и решение следующих исследовательских задач:

– выявить корпус одноденотатных сложных существительных в татарском, немецком и английском языках;

– сравнить структурно-грамматические модели ОСС в рассматриваемых языках;

– изучить особенности смысловых связей и отношений между компонентами разноязычных денотативных коррелятов;

– установить характер взаимодействия когнитивных категорий в ОСС с прямым значением компонентов;

– описать наиболее репрезентантные области, лексикализуемые посредством ОСС в сопоставляемых языках;

– изучить отнесенность компонентного состава ОСС к понятийным сферам и установить характер их соответствия в коррелятах татарского, немецкого и английского языков;

– осуществить классификацию процессов концептуального моделирования метафорических ОСС в рассматриваемых языках;

– установить основные направления метафорического переноса ОСС в татарском, немецком и английском языках;

– выявить характер семантических признаков, лежащих в основе метафорического переосмысления компонентов ОСС в рассматриваемых языках;

– сопоставить образные основания, заложенные в одноденотатных сложных существительных в татарском, немецком и английском языках;

– составить коррелятивный татарско-немецко-английский словник межъязыковых соответствий сложных существительных.

Научная новизна диссертационного исследования определяется выбором сопоставляемого материала и многоаспектным подходом к исследуемому материалу. Одноденотатные сложные существительные в татарском, немецком и английском языках впервые освещаются в структурно-грамматическом, семантико-когнитивном и лингвокультуро-логическом аспектах, что наиболее ярко отражает особенности восприятия мира разными народами при назывании одних и тех же объектов внеязыковой действительности.

Теоретическая значимость работы определяется вкладом в развитие проблемы универсального и идиоэтнического в языках. Данное диссертационное исследование выявляет общие и специфические особенности одноденотатных сложных существительных в татарском, немецком и английском языках как в плане выражения, так и в плане содержания. В работе используется системный подход к изучению особенностей ОСС с точки зрения взаимодействия языка, мышления и культуры. Выполненное исследование может представлять интерес для общего и сопоставительного словообразования, семантики, лингвокультурологии, поскольку включает комплексный анализ особенностей ОСС в различных языках.

Практическая значимость связана с тем, что материал работы и полученные результаты исследования могут служить базой для дальнейших исследований в этой области, а также могут быть использованы в практике преподавания татарского, немецкого и английского языков в иноязычной аудитории, могут найти применение в курсах и спецкурсах по лексикологии, сравнительной типологии татарского, немецкого и английского языков, когнитивной семантике. Данные словаря-приложения могут быть использованы в лексико-графической практике при составлении специальных словарей, отражающих особенности слов, варьирующих общую денотативную семантику в разносистемных языках.

Методы исследования. Специфика исследуемого материала, поставленные цель и задачи исследования предопределили выбор ряда методов, позволяющих в результате взаимодополнения получить наиболее объективные результаты. Основными методами, используемыми в диссертационном исследовании, являются описательно-аналитический, сопоставительный. При изучении смысловых особенностей ОСС применялся метод семантической идентификации на основе интеграции компонентного анализа и прототипического подхода при анализе языковых единиц. По мере необходимости использовался количественный метод обработки материала.

Системный подход к изучению ОСС требует непременного постулирования метаязыка, которым в работе выступает русский язык.

Исходя из результатов исследования, на защиту выносятся следующие положения:

1. Одноденотатные сложные существительные, будучи удачным средством компрессии информации, наглядно демонстрируют особенности отражения единого денотативного значения в различных языковых культурах.

2. Особенности отражения единого денотативного значения в сложных существительных в татарском, немецком и английском языках многоплановы и разнообразны. Для познания сущности этих особенностей следует учитывать как совокупность системных отношений компонентов ОСС, так и идиоэтнические особенности восприятия и мышления представителей различных лингвокультур.

3. При отражении единого денотативного значения в сложных существительных принципы структурной организации знания проявляют в сопоставляемых языках в основном общий характер.

4. Общность когнитивных механизмов ОСС в татарском, немецком и английском языках определяется типами концептуальных преобразований слотов метафорических компонентов, которые вскрывают особенности процесса концептуализации действительности татаро-, немецко- и англоязычным социумами.

5. Через призму фонда сложных существительных, варьирующих общую денотативную семантику, обнаруживается как общность, так и различие лингвокультурных стереотипов, отражающихся при восприятии единой внеязыковой действительности в сознании представителей негомогенных языковых культур.

6. При всем различии и многообразии образных оснований одноденотатных сложных существительных механизмы ассоциаций, лежащих в основе их образования в сопоставляемых языках, оказываются весьма схожими.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования были представлены в виде докладов и обсуждались на Всероссийской научно-практической конференции «Языки, культуры, этносы: контакты и взаимодействия» в Йошкар-Оле, III Международных Бодуэновских чтениях в КГУ, V Спиридоновских чтениях в КГТУ, втором Международном форуме молодых ученых «Актуальные проблемы современной науки» в г.Самара, межвузовской научно-практической конференции «Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии» в г.Тамбов, международной научно-практической конференции «Сохранение и развитие родных языков в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы» в г. Казань (2006-2007). По теме диссертации имеется восемь публикаций.

Структура диссертации обусловлена поставленной целью, кругом решаемых задач и спецификой материала исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения: татарско-немецко-английского коррелятивного словника одноденотатных сложных существительных. В работе представлены 14 диаграмм и 11 таблиц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется объект и называется предмет изучения, определяются цели и задачи диссертации, указывается ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, а также формулируются положения, выносимые на защиту, и указываются сведения об апробации полученных результатов исследования.

В первой главе «Теоретические основы сопоставительного изучения одноденотатных сложных существительных в татарском, немецком и английском языках» освещаются теоретические аспекты сопоставительного исследования ОСС в татарском, немецком и английском языках. Когнитивная направленность семантических исследований последних лет предопределяет отражение в работе основных моментов и положений когнитивной лингвистики, семантики прототипов и прототипического представления значения. Одновременно данная глава имеет целью рассмотреть такие основополагающие категории семантики как значение и смысл.

Слово – одно из уникальных и удивительных вещей на свете, которое хранит в себе интересы, нравы, обычаи и способы мышления людей. Будучи составленным из единиц более простого уровня, сложное слово наглядно представляет, какие смыслы были и остаются предметом особого внимания человека, демонстрируя проявление общезначимого смысла и участвуя в передаче из поколения в поколение обыденного знания. Для решения вопроса, как этот смысл, единый для всего человечества, преломляется в сложных существительных в различных языках, в первую очередь необходимо разграничить понятия «значение» и «смысл». Различие между данными понятиями вводится Готтлобом Фреге (1848 – 1925). Смысл не совпадает со значением и соответствует тому, что усваивается носителем языка, когда он понимает некоторое понятие. Смысл детерминирует значение, он «представляет определенную информацию об обозначаемом объекте» (Тондл, 1975). Слова с тождественным значением в различных языках наглядно отражают особенности преобразования итогов мыслительной деятельности представителями различных языковых культур. Наиболее полное сопоставительное изучение данных особенностей представляется возможным осуществить с помощью когнитивного подхода.





В когнитивной лингвистике исследуется, какие компоненты концепта как глобальной мыслительной единицы вошли в семантику единиц. Предмет когнитивной лингвистики – семантика единиц, репрезентирующих в языке тот или иной концепт (Попова, 2001). Целью лингвокогнитивного исследования является упорядоченное, структурированное описание содержания концепта как глобальной, ментальной единицы в ее национальном своеобразии (Попова, 2003).

Центральным для когнитивного направления считается прототипическое представление значения (Рахилина, 2000). Теория прототипической семантики концентрирует свои усилия на аспекте категоризации воспринимаемых явлений и аспектах референции и предикации языковых знаков. Прототипы являются важной интегрирующей силой категории, обеспечивающие единство этой категории. Категория, как правило, имеет несколько прототипов, однако при языковом представлении некоторой ситуации активизируется лишь тот или иной один прототип. Прототипические, повторяющиеся свойства потенциальных единиц референции функционируют не как элементарные конституенты значения, а как фокусируемые и соотносимые с дискурсом изолированные аспекты представленного в виде схемы образа, который подвергается еще и специфическому контекстному варьированию (Колпакова, 2004).

Прототипическая семантика сделала свой важнейший вывод, выдвинув тезис о единой природе значения, его модели и источников для всех языков мира. Межъязыковые различия могут наблюдаться лишь в наборах прототипических характеристик, которые составляют значение единиц языка. Тем не менее, в основе семантической эквивалентности единиц разных языков лежит общность ядерных характеристик прототипов, которая и обусловливает возможность взаимопереводимости языков (Харитончик, 1992). Из анализа характера прототипов как образца следует, что в репрезентацию входят также признаки, не являющиеся необходимыми. Если результаты этих исследований перенести на репрезентацию значений слов, то и в семантике ОСС следует признать наличие упорядоченности по сходству и наличие прототипов.

Описание семантики ОСС базируется на положении о том, что сложное слово – это мотивированная единица языковой системы, для объяснения значения которой требуется знание значений мотивировавших ее единиц. Посредством сложного слова мы имеем представление о процессе познания, то есть осмысления, обозначаемого им объекта действительности, о том, с какими другими реальными объектами его сравнивали или ассоциировали.

При решении вопроса о границах сложного слова видится необходимым руководствоваться двумя существующими в лингвистической литературе основными тенденциями: формально-грамматической и логико-семантической (Садыкова, 2002). Обобщенная картина критериев выделения сложного слова, рассмотренных как с позиции формально-структурного, так и с позиций семантико-ономасиологического подходов, наиболее полно отражает статус рассматриваемых единиц. Важным критерием отграничения сложного слова от словосочетания видится критерий прагматической компетенции. Сложное наименование, возникшее на базе предметно-логических ассоциаций в акте номинации, рассматривается как один из способов отражения окружающей действительности, как синтез понятий о реальности. Признавая приоритетность семантического, ономасиологического и прагматического критериев отграничения сложного слова от словосочетания, мы не отрицаем важности и формально-структурных критериев при определении статуса сложного слова в сопоставляемых языках.

В ходе исследования устанавливаются особенности структурно-грамматической организации ОСС в татарском, немецком и английском языках. Сопоставительный анализ позволяет выявить основные структурные модели отражения единого денотативного значения в сложных существительных, характерные для языкового сознания представителей рассматриваемых лингвокультур: «существительное + существительное» (N+N), «прилагательное + существительное» (A+N) и «существительное + глагол» (N+V). ОСС, образованные по модели N+N, проявляя различные вариации базисной модели, демонстрируют свойственные языковой системе рассматриваемых языков характерные особенности.

Специфика плана выражения ОСС в татарском, немецком и английском языках, обусловленная принадлежностью рассматриваемых языков к различным (тюркской и германской) группам языков, требует рассмотрения структурных моделей в рамках трех групп соответствий: полные, частичные и моноязыковые. В ходе исследования обнаруживается наличие большого количества ОСС с полным соответствием частеречной структуры. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что сопоставляемые языки при отражении единого денотативного значения в сложных существительных демонстрируют в основном общие принципы структурной организации знания.

Сходные структурные модели характерны для большого числа денотативных коррелятов в немецком и английском языках. Сопоставление коррелятов в немецком и английском языках с денотативными коррелятами в татарском языке обнаруживает преобладание сходных частеречных структурных типов ОСС в языковой паре «татарский язык – английский язык» над языковой парой «татарский язык – немецкий язык», которое объясняется типологической близостью словообразовательных систем татарского и английского языков.

Вторая глава «Семантико-когнитивные основания одноденотатных сложных существительных в татарском, немецком и английском языках» отражает сопоставительное исследование семантико-когнитивных механизмов ОСС в неродственных и генетически отдаленных языках. В целях установления универсальных и культурно обусловленных семантико-когнитивных оснований ОСС в татарском, немецком и английском языках в работе проводится: 1) сопоставительное изучение особенностей смысловых связей и отношений между компонентами разноязычных денотативных коррелятов; 2) описание семантических отношений между когнитивными категориями компонентов, формирующих системное значение ОСС с прямым значением компонентов.

Сопоставительное изучение компонентного состава ОСС вскрывает системный характер смысловых связей и отношений между опорными компонентами и между компонентами-определителями разноязычных коррелятов. Выделение семантических отношений основано на наличии внутреннего единства между членами данных категорий компонентов, которые могут быть связаны между собой различными отношениями в зависимости от характера выражаемых ими семантических признаков. Особенности смысловой организации компонентного состава рассматриваемых языковых единиц, будучи обусловленными когнитивными механизмами, в определенной мере могут указывать и на характер мышления представителей татарской, немецкой и английской этнокультур.

С учетом существующих в логике отношений между понятиями на основе равнозначности, пересечения, подчинения, исключения и контрадикторности (Потапова, 2004), смысловые связи между опорными компонентами и между компонентами-определителями ОСС в татарском, немецком и английском языках рассматриваются в исследовании на основе следующих отношений:

  1. Равнозначность. Отношению равнозначности соответствует лексико-семантическая синонимия, при которой между соответствующими компонентами ОСС в сопоставляемых языках устанавливаются отношения смысловой тождественности или подобия. В ОСС с данным типом межкомпонентного соотношения находит отражение семантическая равнозначность при различии плана выражения: «богач» – тат. акча капчыгы, нем. der Geldsack, англ. moneybags (досл. деньги + мешок).

2. Преемственность. При отношениях преемственности смысловые признаки компонентов характеризуются ассоциативной связью. Данный вид семантических отношений устанавливается на основе ассоциативного сходства смысловых признаков самого разного характера:

а) сходство по форме: «радуга» – тат. салават кпере (досл. хвалебная песня + мост), нем. der Regenbogen (досл. дождь + дуга), англ. rainbow (досл. дождь + лук, дуга) – признак «изогнутый» в опорных компонентах кпер (мост) – Bogen (дуга) – bow(лук, дуга);

б) сходство по внешнему виду: «выползок, вылинявшая кожа» – тат. елан кабыгы (досл. змея + скорлупа), нем. das Natterhemd (досл. змея + рубашка), англ. snakeskin (досл. змея + кожа) – признак «внешняя оболочка чего-л.» в опорных компонентах кабык (скорлупа) – Hemd (рубашка) – skin (кожа);

в) сходство по роду деятельности, образу действия:«зерновая моль; дармоед» – тат. икмк кясе (досл. хлеб + моль), нем. der Brotdieb (досл. хлеб + вор), англ. breadthief (досл. хлеб + вор) – признак «вредительство» в опорных компонентах кя (моль) – Dieb (вор) – thief (вор).

3. Включение. Данный тип отношений объединяет в своем составе два противоположно направленных процесса между членами одной и той же лексико-семантической парадигмы: расширение и сужение значений. 3.1. При отношениях расширения семантический объем компонентов ОСС одного из рассматриваемых языков характеризуется более узким содержанием по сравнению с коррелятами двух других языков. В семантическом плане данный тип отношений означает переход от видового понятия к родовому. В ОСС «клюква»: тат. саз чиясе (досл. болото + вишня), нем. die Moosbeere (досл. мох + ягоды), англ. cranberry (досл. журавль + ягоды) опорные компоненты чия (вишня) – Beere (ягоды) – berry (ягоды) находятся между собой в отношении расширения. Схематически это можно изобразить следующим образом: вишня ягоды. 3.2. Сужение значения на семантическом уровне определяется как переход от понятия родового к понятию видового характера: род вид. Например, ОСС «медвежонок» – тат. аю баласы (досл. медведь + ребенок), нем. der Brenjunge (досл. медведь + мальчик), англ. bearcub (досл. медведь + детеныш): ребенок мальчик.

  1. Характерным признаком семантических отношений пересечения является частичное совпадение смысловых объемов компонентов ОСС в рассматриваемых языках. В ОСС «изголовье» – тат. баш очы (досл. голова + вершина), нем. die Kopfende (досл. голова + конец), англ. bedhead (досл. кровать + голова) общей семой, которая представляет собой точку пересечения семантических объемов компонентов оч (вершина) – Ende (конец) – head (голова), является сема «верхняя точка чего-л.», предопределяющая пересечение смысловых объемов опорных компонентов разноязычных ОСС.

5. В основе семантического смещения лежат отношения внеположенности. «На семантическом уровне отношения внеположенности обусловливают смену дифференциальных (видовых) сем в пределах одной семантической категории (семантемы). На лексическом уровне такие изменения сопровождаются переносом наименования одного видового понятия на другое» (Потапова, 2004). Данный тип семантических отношений рассматривается в применении к ОСС, между соответствующими компонентами которых устанавливается связь типа “вид вид”. В ОСС «водомерка» (зоол.): тат. сулчр (досл. вода + мерить), нем. der Wasserschneider (досл. вода + резать), анг. waterstrider (досл. вода + шагать) связь “вид вид” устанавливается между разноязычными компонентами мерить – резать – шагать.

6. Особый тип семантических отношений представляют собой в сопоставляемых языках отношения контрадикторности. На семантическом уровне они интерпретируются как «наличие в семном составе лексических единиц некоторых общих сем, способных в условиях иного контекста трансформироваться во взаимоисключающие семы». Отношения контрадикторности в ОСС выделяются не с точки зрения взаимоисключения, а своеобразного «взаимодополнения». Если в смысловой структуре ОСС в различных языках актуализованы разные признаки обозначаемого предмета, то соотношение опорных компонентов или компонентов-определителей, которые являются средством выражения этих признаков, рассматривается как отношение контрадикторности. Данным типом отношений соотносятся между собой опорные компоненты гл (цветок) – Blatt (лист) – ear (ухо) в ОСС «бегония» (бот.): тат. карабодай гле (досл. гречиха + цветок), нем. das Schiefblatt (досл. косой + лист), анг. elephant’s-ear (досл. слон + ухо).

7. Уточнение. В ходе исследования выявлены ОСС, семантическая структура которых в рассматриваемых языках на первый взгляд является тождественной. Наряду с внешним тождеством их компонентная структура демонстрирует различия, которые проявляются в добавлении семантических элементов в коррелятах того или иного языка. Например, ОСС «лисохвост» (бот.) – тат. тлкекойрык (досл. лиса + хвост), нем. das Fuchsenschwanzgras (досл. лиса + хвост + трава), анг. foxtailgrass (досл. лиса + хвост + трава). Компонентный состав данного ОСС в рассматриваемых языках включает компоненты лиса (тлке, Fuchs, fox) и хвост (койрык, Schwanz, tail). Корреляты немецкого и английского языков включают также компонент трава (Gras, grass), который уточняет и конкретизирует значение слова.

Количественное соотношение данных типов смыслового соотношения между опорными компонентами и между компонентами-определителями представлено в диаграмме.

Данные диаграммы свидетельствуют, что опорные компоненты и компоненты-определители ОСС в татарском, немецком и английском языках проявляют определенные закономерности смыслового соотношения. Установленные закономерности смыслового соотношения между опорными компонентами и между компонентами-определителями ОСС отражают особенности когнитивного осмысления окружающей действительности в негомогенных языковых культурах.

Между опорными компонентами денотативных коррелятов в татарском, немецком и английском языках в большинстве случаев (25%) устанавливаются отношения смещения. Для компонентов-определителей данный тип отношений не характерен (5%). В сопоставляемых языках получают выражение многочисленные и разнообразные признаки обозначаемых понятий, о чем наглядно свидетельствуют 24 % ОСС с отношениями контрадикторности компонентов-определителей. В то же время отношения контрадикторности между компонентами разноязычных композитов-коррелятов, определяемые на основе своеобразного взаимодополнения признаков обозначаемых сложным словом понятия, для опорных компонентов рассматриваемых ОСС являются нехарактерными (всего 5%). Отношения на основе преемственности и пересечения довольно распространены между компонентами-определителями ОСС рассматриваемых языков (около 20%). Отношения расширения и сужения смысловых объемов, выделяемые в рамках отношений включения, находят свое выражение в опорных компонентах и компонентах-определителях 11 % и 3 % ОСС соответственно. Единичными примерами представлен тип смысловых отношений, выделяемый между опорными компонентами и компонентами-определителями, на основе уточнения. Как между опорными компонентами, так и между компонентами-определителями довольно распространены семантические отношения на основе равнозначности (24% и 26% соответственно), что указывает на сходный характер процессов классификации сознанием тождественных понятий и явлений внеязыковой действительности, выраженных сложными существительными, представителями татарской, немецкой и английской лингвокультур.

Семантика ОСС наиболее полно может быть раскрыта путем описания смысловых отношений, которые существуют между его составляющими частями и отражают реальные связи, обнаруживающиеся между явлениями и предметами окружающего мира. Смысловые межкомпонентные отношения ОСС в татарском, немецком и английском языках отражают особенности взаимодействия когнитивных категорий компонентов, формирующих системное значение сложного существительного.

Сопоставление особенностей взаимодействия когнитивных категорий компонентов, формирующих целостное значение одноденотатных сложных существительных, проводится на материале ОСС с прямым значением компонентов. Систематизация смысловых межкомпонентных отношений осуществляется на основе шести типов отношений. В ОСС они типизировано могут отражать основные типы связей между когнитивными категориями составляющих компонентов, отражая тем самым глубинную семантическую структуру рассматриваемых сложных слов.

Типологическая классификация семантических межкомпонентных отношений ОСС в татарском, немецком и английском языках строится на следующих категориях:

  1. Содержание (отношения материальности). В ОСС с подобным типом отношений компонентов первый компонент указывает из чего сделано или на содержимое того, что обозначено вторым компонентом. Например: ОСС «шелковинка»: тат. ефк ебе (шелк + нить), нем. der Seidenfaden (шелк + нить), англ. silk thread (шелк + нить) – досл. «нитка из шелка, шелковая нить».

2) Обладание (отношения посессивности). В рамках этой категории выделяются две группы: а) целое в части: то, что выражено признаком, является чем-то, в котором то, что выражено базисом, является частью (ОСС «луковица волоса»: тат. ччтамыр, нем. die Haarwurzel, англ. hair root – досл. «корень волоса»); б) часть в целом: то, что выражено определителем, есть часть того целого, которое выражено опорным компонентом (ОСС «яблоня»: тат. алмагач, нем. der Apfelbaum, англ. apple tree – досл. «дерево с яблоком»).

  1. Размещение (отношения локативности). В ОСС с данным типом межкомпонентных отношений то, что выражено компонентом-определителем, является предметом расположения того, что выражено опорным компонентом, как во времени, так и в пространстве: ОСС «пик, вершина горы»: тат. тау тбсе, нем. die Bergspitze, англ. mountain top – досл. «крыша, вершина горы».
  2. Причина (отношения каузативности). Компонент-модификатор в ОСС с подобным типом отношений уточняет цель, выражаемую опорным компонентом: ОСС «скатерть»: тат. ашъяулык, нем. die Тischdecke, англ. tablecloth – досл. «платок для стола».
  3. Деятельность деятель (отношения агентивности). Компонент-модификатор данных ОСС указывает на деятельность или интерес того, что выражено опорным компонентом: ОСС «лесоруб»: тат. урман кисче, нем. der Holzfller, англ. woodcutter – досл. «рубить, валить лес».
  4. Темпоральность (временные отношения). В ОСС с подобным типом отношений то, что выражено модификатором, указывает на время происхождения того, что выражено опорным компонентом: ОСС «буревестник»: тат. давыл кошы, нем. der Sturmvogel, англ. storm petrel – досл. «буря, шторм + птица».

Наиболее характерными типами семантических отношений между компонентами ОСС в татарском, немецком и английском языках являются отношения материальности, посессивности, локативности и агентивности; менее характерными являются отношения темпоральности и каузативности.

В третьей главе «Одноденотатные сложные существительные как средство языковой категоризации мира» проводится изучение ОСС по следующим направлениям: 1) определение областей, осмысляемых и лексикализуемых посредством ОСС в татарском, немецком и английском языках; 2) установление понятийных сфер, которые вовлечены в процесс образования субстантивных композитов-коррелятов в сопоставляемых языках; 3) классификация процессов концептуального моделирования метафорических ОСС в татарском, немецком и английском языках; 4) выявление направлений, а также 5) оснований метафорического переноса ОСС в рассматриваемых языках.

Подробному описанию в работе подвергается тематический класс наименований лиц, который является наиболее репрезентантной областью, осмысляемой посредством ОСС в татарском, немецком и английском языках. В ходе детального сопоставительного исследования данного класса слов выявляются константы “общечеловеческого смысла”, заложенные в основу сложных наименований лиц в татарском, немецком и английском языках и устанавливаются вариации этих констант в сопоставляемых языках, поскольку возможности обозначения лиц детерминируются национально-культурной спецификой каждого языка.

Денотативные корреляты в татарском, немецком и английском языках, используемые для обозначения лиц, характеризуют последних по: свойствам натуры, чертам характера; отсутствию и наличию ума/способностей; профессии, роду занятий; родственным отношениям; социальному статусу; физическим способностям; внешней характеристике; нравственным склонностям, а также служат для обозначения мифологических существ. Несмотря на единый характер содержания и универсальное значение, процесс номинации в сопоставляемых языках происходит по-разному, отражая специфику национального мышления и указывая, с каких позиций представители отдельного языкового сообщества рассматривают получаемый наименование фрагмент действительности. В то же время, при всем различии и многообразии ассоциаций, лежащие в основе образования ОСС механизмы в татарском, немецком и английском языках оказываются весьма схожими.

В главе проводится изучение отнесенности компонентного состава ОСС к понятийным сферам, вовлеченным в процесс их образования в сопоставляемых языках. Анализ понятийной отнесенности компонентного состава ОСС позволил выделить область, послужившую источником многочисленных и разнообразных аналогий в процессе ословливания явлений и предметов окружающей действительности. Данную область образуют компоненты, обозначающие части тела. Одноденотатные сложные существительные, компоненты которых обозначают части тела человека или животных, являются в рассматриваемых языках довольно многочисленными. Антропонимические компоненты при формировании сложных слов-коррелятов в сопоставляемых языках обладают большой частотностью и вариативностью. Наиболее продуктивными компонентами-антропонимами ОСС в татарском, немецком и английском языках являются компоненты “голова” (баш / Корf / hеаd), “глаз” (кз / Аugе / еуе), “нога” (аяк / Fu / fооt), “язык” (тел / Zungе / tоnguе). На основе установления характера корреляции антропонимических компонентов ОСС в сопоставляемых языках определяются особенности формирования смысловой структуры сложных слов с данными компонентами.

В ОСС с полным соответствием в антропонимическом компоненте самым продуктивным компонентом-антропонимом в татарском, немецком и английском языках является компонент «голова» (баш / Корf / hеаd). Несмотря на то, что в ОСС данной группы при расчленении единого семантического пространства в сопоставляемых языках употребляются антропонимические компоненты, характер данных компонентов может быть различным от языка к языку.

Результаты исследования особенностей ОСС в татарском, немецком и английском языках, совпадающих полностью, частично или вовсе не совпадающих в антропонимическом компоненте, демонстрируют, что антропонимические компоненты наиболее продуктивны в коррелятах татарского языка. Наибольшей вариативностью и разнообразием антропонимического компонента в ОСС исследуемых языков также характеризуется татарский язык. В группе частичных соответствий в антропонимическом компоненте самой продуктивной является языковая пара «татарский язык – немецкий язык», на втором месте стоит языковая пара «немецкий язык – английский язык», наименее продуктивна пара «татарский язык – английский язык».

В ходе изучения особенностей процесса метафоризации ОСС в рассматриваемых языках мы имеем возможность проследить движение мысли в процессе номинации: каким образом два (или более) понятия взаимодействуют между собой и объединяются, чтобы выразить новые смыслы (не сумму смыслов!). Для этого необходимо установить, какая часть семантики исходных понятий актуализируется в результативной сложной единице и продолжает ощущаться в ее смысловой структуре.

На основе предложенной в (Баранов, Добровольский 1991) типологии основных концептуальных преобразований слотов и их содержания при описании значения русских и немецких идиом, в работе выделены и рассматриваются следующие типы концептуальных преобразований слотов компонентов ОСС татарского, немецкого и английского языков.

1) Замена содержания подслота на нехарактерный и сведение фрейма к слоту с нехарактерным подслотом. Во фрейме «человек» слот «голова» содержит подслот «содержание, структура», характерным заполнением которого является содержание «мозги». Замена содержания данного подслота на нехарактерное: тат. йрн (кислое молоко), нем. dumm (тупой), англ. block (чурбан, колода) с последующим сведением фрейма «человек» к слоту «голова» приводит к семантическому результату наименования человека по умственным способностям. Данное значение получает последующую спецификацию в актуальном значении метафоры – «тупица, безмозглый человек»: тат. йрнбаш нем. der Dummkopf англ. blockhead.

2) Введение нехарактерного (со свойственным ему содержанием) слота в источниковый фрейм и сведение результирующего фрейма к данному источниковому фрейму: Во фреймы тат. «мельница (тегермн)», нем. «Base (кума, соседка)», англ. «box (коробка)» вводятся нехарактерные слоты со свойственным им содержанием – «тел (язык)», «klatschen (судачить)», «chatter (трещать)». Введение нехарактерных слотов приводит к дисфункции и метафорическим переосмыслениям языковых единиц: данными источниковыми фреймами в татарском, немецком и английском языках обозначается «сплетник, болтун»: тат. тел тегермне – нем. die Klatschbase – англ. chatterbox.

3) Введение нехарактерного концептуального содержания в слот результирующего фрейма. ОСС «ленточный червь, цепень»: тат. тасма суалчан (досл. лента + червь) – нем. der Bandwurm (досл. лента + червь) – англ. tapeworm (досл. лента + червь) образовано в результате заполнения во фрейме «червь» нехарактерным содержанием лента, тесьма слота «внешняя форма, вид».

4) Замена содержания слота на нехарактерный и элиминация (части) слотов. Особенности данного типа концептуальных преобразований заключаются во введении в источниковые фреймы нетипичных слотов. При этом в результирующем фрейме актуализируется лишь определенная часть содержания слота, а все другие части данного слота элиминируются. В качестве примера может служить ОСС «ротозей, растяпа, зевака»: тат. ачыгавыз (досл. открытый + рот) – нем. die Schlafmtze (досл. спать + шапка) – англ. scatterbrain (досл. разбрасывать + мозг). В корреляте татарского языка преобразования основаны на ассоциативном сходстве: растяпа, зевака ассоциируется с лицом, имеющим «открытый рот». Преобразования в корреляте немецкого языка (“спящая шапка”) основаны на ассоциации по заторможенности поведения такого человека, все остальные части нехарактерного слота в результирующем фрейме элиминированы. В корреляте английского языка во фрейм мозг (“разбрасывать”) вводится нехарактерное содержание, также основанное на ассоциативном сходстве сравниваемых понятий.

5) Сведение результирующего фрейма к слоту источникового фрейма (с одновременной элиминацией (части) слотов исходного фрейма). Данный тип концептуальных преобразований наблюдается в довольно большом количестве ОСС в татарском, немецком и английском языках, которые образуются путем отождествления результирующего фрейма со слотом фрейма-источника. Например, ОСС «листовик» (бот.): тат. болан теле (досл. олень + язык) – нем. die Hirschzunge (досл. олень + язык) – англ. hart’s-tongue (досл. олень + язык), который отождествляется в рассматриваемых языках со слотом язык источникового фрейма олень.

6) Перенесение концептуального содержания исходного фрейма в соответствующий слот результирующего фрейма. В данной группе представлены единицы, образованные в результате перенесения определенного содержания исходного фрейма в слот результирующего фрейма. Например, ОСС «клюква»: тат. мк илге (досл. мох + ягода) – нем. die Moosbeere (досл. мох + ягоды) – англ. cranеberry (досл. журавль + ягоды). Концептуальное содержание исходных фреймов «мох (тат. мк, нем. Moos)» и «журавль (англ. crane)» переносится в слот результирующего фрейма «ягода (клюква)», указывая на место произрастания (болото) данного вида растения.

Данные диаграммы наглядно демонстрируют количественные особенности распределения выделенных типов концептуальных преобразований слотов метафорических компонентов денотативных коррелятов в татарском, немецком и английском языках. В то же время представление метафорического значения в виде набора когнитивных процедур над знаниями не может в полной мере раскрыть неисчерпаемый потенциал метафоры для передачи экспрессивных смыслов.

В процесс метафоризации вовлечены как материальные, так и нематериальные явления внеязыковой действительности. Метафорический перенос в ОСС осуществляется в определенных направлениях, на основании которых в работе выделяются типы переносов в татарском, немецком и английском языках.

При образовании метафорических ОСС, выражающих наименования лиц, довольно продуктивны семантические сферы растительного мира и мира человека. Характеристике человека в рассматриваемых языках также служат обозначения из мира предметов:

Мир человека человек («воришка»: тат. озын куллы – нем. der Langfinger – англ. longfingers); Животный мир человек («трус»: тат. тавыкйрк – нем. der Hasenfu – англ. chickenhearted); Предмет человек («богач»: тат. акча капчыгы – нем. der Geldsack – англ. moneybags; «пустозвон»: тат. коры куык – нем. der Windbeutel – англ. windbag).

При метафорическом обозначении растения сравниваются с понятиями из мира животных, предметного мира и растений:

Растительный мир растение («гречиха»: тат. карабодай – нем. der Buchweizen – англ. buckwheat); Животный мир растение («листовик»: тат. болан теле – нем. die Hirschzunge – англ. hart’s-tongue); Предмет растение («мухоловка»: тат. чебентоткыч – нем. der Fliegenfnger – англ. flytrap).

Для обозначения предметов используются понятия предметного и физического мира:

Предмет предмет («нефть»: тат. кара алтын – нем. das Erdl – англ. blackgold); Физический мир предмет («глазница»: тат. кз чокыры – нем. die Augenhhle – англ. eyesocket).

При обозначении понятий и явлений физического мира участвуют семантические сферы предмета и мира человека, что подтверждает антропоцентричность метафоры:

Мир человека физический мир («устье реки»: тат. елга тамагы – нем. die Flumndung – англ. rivermouth); Предмет физический мир («радуга»: тат. салават кпере – нем. der Regenbogen – англ. rainbow).

При метафорической характеристике животных используется сфера животных. Животный мир животное («красноперка»: тат. кызылканат – нем. das Rotfeder – англ. redeye).

В ходе дальнейшего анализа установлены уникальные модели метафорических преобразований ОСС. Так, только для денотативных коррелятов татарского языка характерны модели переноса «растительный мир человек» (“мямля”: пешкн шалкан), «физический мир человек» (“болтун”: тел бистсе), не наблюдаемые в коррелятах немецкого и английского языков. В то же время модели «мир человека растение» (“одуванчик”: йонлыбаш, “горец”: monkshood) являются типичными для денотативных коррелятов татарского и английского языков и не находят отражение в коррелятах немецкого языка. В качестве уникальной модели переноса для коррелятов языковой пары «татарский язык – немецкий язык» выступает модель «мир человека животное» (“стрекоза”: эн карагы – die Wasserjungfrau), которой в английском языке соответствует модель «животный мир животное» (dragonfly).

Несмотря на универсальные модели, характерные для большинства рассматриваемых ОСС, признаки получаемых наименование объектов внеязыковой действительности обусловливают различный характер метафорических преобразований.

Компонент семантики, который связывает исходное и метафорическое значение, мы, вслед за Г.Н. Скляревской, называем символом метафоры и понимаем под ним «элемент семантики, состоящий либо из одной семы, либо из совокупности сем, который <…> служит основанием смысловых преобразований в процессе метафоризации» (Скляревская, 2004). Символ метафоры может обладать разной степенью сложности. Такой элемент семантики ОСС в татарском, немецком и английском языках представляет собой:

1) легко вычленяемый конкретный признак, эксплицитно связывая метафорическое значение с исходным. Например: признак круглый в компонентах луна (татарского, немецкого) и голова (английского) коррелятов ОСС «луна-рыба»: тат. айбалык (досл. луна + рыба), нем. der Mondfisch (досл. луна + рыба), англ. headfish (досл. голова + рыба). Признак длинный в компонентах волос (татарского), плеть (немецкого, английского) коррелятов ОСС «волосатик»: тат. ччбаш (досл. волос + голова), нем. der Peitschenwurm (досл. плеть + червь), англ. whipworm (досл. плеть + червь).

2) конкретный признак, вычленяемый в результате умозаключений: признак зоркий, ловкий лежит в основе метафорических преобразований компонентов вор, ночь, ястреб ОСС «бражник» (зоол.): тат. бал карагы (досл. мед + вор), нем. der Nachtfalter (досл. ночь + бабочка), англ. hawk moth (досл. ястреб + моль). В компонентах огонь, дикий, сумасшедший денотативных коррелятов татарского, немецкого и английского языков ОСС «шалун, непоседа»: тат. ут борчасы (досл. огонь + блоха), нем. der Wildfang (досл. дикий + улов, добыча), англ. madcap (досл. сумасшедший + шапка) легко вычленяется признак непредсказуемый.

3) В ходе исследования выявлены ОСС, метафорический перенос в которых основан на ассоциациях, возникающих в результате производимых сопоставляемыми предметами сходных впечатлений. В основу метафорического переосмысления компонентов слепой (тат.), глухой (нем.), мать (англ.) в ОСС «глухая крапива» (бот.): тат. сукыр кычыткан (досл. слепая + крапива), нем. die Taubnessel (досл. глухой + крапива), англ. motherwort (досл. мать + трава) положены материнские чувства: не причиняющая вреда. Следующие ассоциации возникают при рассмотрении смысловой структуры межъязыковых эквивалентов в немецком и английском языках ОСС «пустырник»: нем. der Beifu (досл. рядом + нога), англ. motherwort (досл. мать + трава), тат. арыслан койрыгы (досл. лев + хвост): «нужный, всегда готовый помочь, рядом в случае необходимости».

Смысловая структура подобных ОСС отражает признаки обозначаемых денотатов, которые образуют совокупность знаний и представлений о них, различных от языка к языку. Различный характер семантики метафорических компонентов единиц рассматриваемого типа может свидетельствовать о так называемой произвольной избирательности лежащих в основе ОСС признаков и образов в разных языковых культурах. Представители разных языковых культур имеют различное видение предмета, вычленяя в процессе номинации его наиболее значимые с их точки зрения признаки.

Четвертая глава «Лингвокультурологические особенности одноденотатных сложных существительных в татарском, немецком и английском языках» посвящена исследованию ОСС в татарском, немецком и английском языках в аспекте лингвокультурологии. С этой целью в главе проводится сопоставление образных оснований ОСС в рассматриваемых языках.

Значения сложных единиц языка, как известно, формируются на основе коллективного опыта народа, закодированного в соответствующих знаках “первичной номинации”. Своеобразным посредником между значениями составляющих компонентов и значением ОСС как результативной единицы является внутренняя форма, содержание которой обусловлено смысловыми элементами послуживших источником языковых знаков. Внутренняя форма в нашем понимании отражает «тот денотативный признак, по которому был наименован соответствующий фрагмент реальной действительности» (Алефиренко 2005). Поэтому внутренняя форма ОСС с переосмысленным значением компонентов в рассматриваемых языках является своеобразным средством познания наименованных фрагментов внеязыковой действительности.

Результаты анализа, проведенного на данном этапе исследования, показывают, что внутренняя форма ОСС с переосмысленными значениями компонентов в информативном плане более объемна по сравнению с внутренней формой ОСС с прямым значением компонентов. Особенности смысловой структуры ОСС в сопоставляемых языках обусловливают распределение исследуемого материала по трем группам соответствий: полные, частичные и моноязыковые смысловые соответствия. Принадлежность ОСС к той или иной группе соответствий определяется характером образных оснований денотативных коррелятов в татарском, немецком и английском языках.

На основе тождественных либо сходных образных оснований ОСС в сопоставляемых языках становится возможным выделение группы полных смысловых соответствий.

Образные основания ОСС, характеризующиеся в сопоставляемых языках отношениями смыслового тождества и подобия, могут находить отражение в денотативных коррелятах только двух языков. Изучение данных ОСС осуществляется на основе их выделения в группу частичных смысловых соответствий. Специфика смысловой организации данной группы ОСС в сопоставляемых языках обусловливает распределение материала по трем подгруппам и рассмотрение его в рамках языковых пар соответствий: «татарский – немецкий», «немецкий – английский», «татарский – английский». Сходный характер образных оснований в большом количестве денотативных коррелятов языковой пары «немецкий – английский» объясняется принадлежностью данных языков к одной (германской) группе языков. Корреляты в татарском языке обнаруживают больше сходств в образных основаниях с денотативными коррелятами в немецком языке, нежели с денотативными коррелятами в английском языке. Если в плане структурно-грамматической организации единого знания в ОСС татарский язык проявляет больше сходств с английским языком, что подтверждается результатами проведенного исследования во второй главе, то смысловые особенности отражения данного знания определяются сходством и подобием денотативных коррелятов татарского и немецкого языков.

ОСС, смысловая структура которых демонстрирует полное различие образов, положенных в основу наименования объектов внеязыковой действительности в сопоставляемых языках, выделяются в группу ОСС моноязыковых смысловых соответствий. Данная группа является довольно разнообразной по составу и представляет особый интерес для дальнейших исследований.

Результаты данного этапа исследования нашли отражение в словнике, с которым можно ознакомиться в приложении к диссертации.

Сопоставительное изучение образных оснований ОСС в татарском, немецком и английском языках раскрывает особенности мировидения народов, говорящих на этих языках. Это, в свою очередь, дает уникальную возможность увидеть мир “другими глазами”, взглянуть на тот же самый мир глазами представителей других языковых сообществ. Поскольку представители разных языковых культур могут фиксировать разные признаки обозначаемого, чт кажется им наиболее важным, существенным, в результате подобного сопоставления мы получаем более полное, целостное представление о понятиях. Один и тот же предмет как бы поворачивается к нам разными гранями, переливается различными оттенками, которые зачастую могут быть отнюдь не тривиальными, порой даже неожиданными и уникальными.

Изучение механизмов формирования обыденного знания «предполагает решение отнюдь не тривиальных задач» (Брагина, 2003), в частности, исследование системы ценностей человека и особенностей его мировидения и мировосприятия, которые находят свое эксплицитное выражение в единицах языка.

Детальный анализ внутренней формы ОСС, варьирующих общую денотативную семантику “болтовни, сплетни” и детальная разработанность этого смысла в сопоставляемых языках вплоть до мельчайших оттенков свидетельствуют о его общей значимости в культурном отношении. При отражении данного общезначимого смысла наблюдается различная градация номинаций, в условиях которой в татарском языке проявляется более высокая степень его детализации.

Проведенное в главе исследование ОСС в татарском, немецком и английском языках в аспекте лингвокультурологии наиболее ярко отражает восприятие мира разными народами при назывании одних и тех же предметов внеязыковой действительности. Выявленные национально-культурные особенности семантики ОСС в сопоставляемых языках наилучшим образом могут быть представлены в словнике субстантивных денотативных коррелятов татарского, немецкого и английского языков.

В заключении излагаются основные выводы диссертационного исследования.

Осуществленное комплексное исследование ОСС в татарском, немецком и английском языках на основе сопоставления их структурно-грамматических, семантико-когнитивных и лингвокультурологических особенностей позволило выявить национально-языковую специфику отражения единого денотативного значения в сложных существительных в рассматриваемых языках.

Исследование плана структурно-грамматической организации ОСС дает основание утверждать, что сопоставляемые языки при отражении единого денотативного значения в сложных существительных демонстрируют в основном общие принципы структурной организации знания.

Особенности когнитивного осмысления единого семантического пространства в негомогенных языковых культурах определяются отношениями равнозначности, преемственности, включения (расширение и сужение), пересечения, смещения, уточнения и контрадикторности, устанавливаемые между опорными компонентами и между компонентами-определителями ОСС в рассматриваемых языках.

Характер взаимодействия когнитивных категорий компонентов, формирующих системное значение сложного существительного с прямым значением компонентов в татарском, немецком и английском языках, обусловливается спецификой шести типов смысловых межкомпонентных связей и отношений: содержание, обладание, размещение, причина, деятельность – деятель, темпоральность.

Изучение понятийных сфер, вовлеченных в процесс образования ОСС в рассматриваемых языках, позволяет установить высокую степень продуктивности антропонимических компонентов в денотативных коррелятах татарского языка.

Выявленные типы концептуальных преобразований слотов метафорических компонентов отражают яркую картину общности когнитивных механизмов ОСС в татарском, немецком и английском языках.

Сравнение общих моделей метафорического переноса, характерных для большинства денотативных коррелятов в сопоставляемых языках, демонстрирует его как общие, так и национально-специфические основания. Различные семантические компоненты, связывающие метафорическое и исходное значения и обладающие разной степенью сложности в ОСС татарского, немецкого и английского языков, обусловлены отражением в смысловой структуре данных межъязыковых эквивалентов признаков обозначаемых денотатов, которые образуют совокупность знаний и представлений о них, различных от языка к языку.

Исследование обширного эмпирического материала подтвердило, что национально-культурное мировидение представителей татарской, немецкой и английской языковых культур воплощено в образных основаниях денотативных коррелятов, специфика которых в сопоставляемых языках определяется различным характером соответствий.

Несмотря на единый характер содержания и общее для сопоставляемых языков значение, процесс номинации в разных языках происходит по-разному, отражая специфику национального мышления и указывая, с каких позиций представители отдельного языкового сообщества рассматривают фрагмент действительности, получаемый наименование. В то же время, полученные в ходе исследования результаты показывают, что при всем различии и многообразии семантических компонентов ОСС механизмы ассоциаций, лежащих в основе их образования, в татарском, немецком и английском языках оказываются весьма схожими.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

1. Садыкова А.Г., Гумерова Д.Ф. Лингвокультурологический аспект одноденотатных композитов (на материале татарского, немецкого и английского языков) / А.Г.Садыкова, Д.Ф.Гумерова // Языки, культуры, этносы: контакты и взаимодействия: Всероссийская научно-практическая конференция. – Йошкар-Ола: МГПИ, 2006. – С. 112-118.

2. Гумерова Д.Ф. Метафора в формировании межъязыковых лексических эквивалентов (на материале одноденотатных сложных существительных татарского, немецкого и английского языков) / Д.Ф.Гумерова // III Международные Бодуэновские чтения: И.А.Бодуэн де Куртенэ и современные проблемы теоретического и прикладного языкознания: труды и материалы: в 2 т. – Казань: КГУ, 2006. – Т. 2. – С. 167-169.

3. Гумерова Д.Ф. К вопросу о межъязыковой лексической эквивалентности / Д.Ф.Гумерова // Сохранение и развитие родных языков в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы: Международная научно-практическая конференция: труды и материалы. – Казань: Изд-во Алма-Лит, 2006. – С. 132-135.

4. Гумерова Д.Ф. Одноденотатные сложные существительные, выражающие наименования лиц, в татарском, немецком и английском языках / Д.Ф.Гумерова // Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии: Межвуз. сб. научн. статей. Вып. I. – Тамбов: ТОГУП «Тамбовполиграфиздат», 2006. – С. 131-133.

5. Гумерова Д.Ф. Общезначимый смысл и его преломление в различных языках / Д.Ф.Гумерова // Актуальные проблемы современной науки: Тр. 2-го Международного форума (7-й Международной конференции) молодых ученых. Гуманитарные науки. Ч.36-39. Литературоведение, Языкознание, Музыкальное искусство, История. – Самара: СГТУ, 2006. – С. 52-56.

6. Гумерова Д.Ф. Лингвокогнитивные аспекты процесса метафоризации (на материале межъязыковых композитов-коррелятов татарского, немецкого и английского языков) / Д.Ф.Гумерова // Социально-гуманитарные науки и образование в аграрном вузе: Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины. – Т.187. – Казань, 2006. – С. 348-355.

7. Гумерова Д.Ф. Когнитивный подход к исследованию одноденотатных сложных существительных / Д.Ф.Гумерова // Актуальные проблемы современной экономики России. Международная научно-практическая конференция. 2 февраля 2007 г. Сборник материалов. – Казань: Изд-во НПК «РОСТ», 2007. – С. 632-633.

8. Гумерова Д.Ф. Татар, алман м инглиз теллренд берденотатлы кушма сзлрне семантик-когнитив зенчлеклрене систематик чагылышы /Д.Ф.Гумерова // Международный академический журнал «Мирас». – Казань, 2007 (в печати).



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.